Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о реанимации Военно-штабного комитета при Совете Безопасности ООН
Научные статьи
12.08.10 09:27

вернуться

 
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Международное право
Емельянова Н.Н.
К вопросу о реанимации Военно-штабного комитета при Совете Безопасности ООН
После окончания второй мировой войны была создана Организация объединенных наций, одной из главных целей которой было провозглашено поддержание мира и безопасности. Для реализации этой цели было решено учредить при Совете Безопасности ООН Военно-штабной комитет (ВШК), который должен был давать советы и оказывать помощь Совету Безопасности по всем вопросам, относящимся к военным потребностям Совета Безопасности в деле поддержания международного мира и безопасности, к использованию войск, предоставленных в его распоряжение, и к командованию ими, а также к регулированию вооружений и к возможному разоружению. Однако холодная война внесла свои коррективы, и деятельность ВШК была заморожена. Вопросы использования силы стали решаться в международных региональных организациях: НАТО и ОВД. С распадом СССР и роспуском ОВД оплотом обеспечения евроатлантической безопасности стала НАТО, локомотивом которой, безусловно, являются США. Россия, будучи постоянным членом Совета Безопасности, членом Большой Восьмерки и ядерной державой, не намерена была мириться с таким положением дел и предложила реанимировать ВШК, передав ему соответствующие функции, в целях обеспечения единой глобальной международной безопасности. Данная идея нашла закрепление в ряде международных документов и была поддержана со стороны другого постоянного члена Совета Безопасности – Китая.

В настоящее время региональные организации (как общего порядка, так и специализированные военные) доказали, что обладают гораздо большими возможностями, чем ООН и другие организации универсального характера, эффективно добиваться тех целей, которые ставятся в миротворческих операциях, превентивной дипломатии, постконфликтном урегулировании. Этим следует объяснить тот факт, что между указанными организациями и ООН отсутствуют налаженные отношения сотрудничества в военной области. НАТО в этом плане составляет редкое исключение (далекое от совершенства). Здесь стоит отметить набирающую силу Организацию договора коллективной безопасности (ОДКБ),  которая уже начинает оказывать позитивное воздействие на европейскую безопасность. Во время визита в Москву весной 2010 г. Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна была подписана совместная Декларация о сотрудничестве между секретариатами ООН и ОДКБ.  Подобный документ есть у НАТО, при этом Североатлантический альянс в свое время добивался этого более двух лет. В Декларации речь идет о политическом сотрудничестве, совместном антикризисном реагировании, борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, незаконной миграцией, организованной преступностью.
Опыт ООН в области применения вооруженных сил в точном соответствии с Уставом весьма незначителен, уже с 1950-х гг. начала складываться практика передачи Советом Безопасности его полномочий по проведению операций национальным или многонациональным вооруженным силам. В 1990 г. для пресечения агрессии Ирака против Кувейта Совет Безопасности принял последовательно несколько резолюций: в случае невыполнения Ираком требований Совета Безопасности многонациональным вооруженным силам (Великобритании, США, Франции) было препоручено «использовать все необходимые средства восстановления мира в этом районе». Впервые в международной практике Совет Безопасности предоставил Ираку «паузу мира» (29 ноября 1990 г. – 15 января 1991 г.) для добровольного выполнения всех принятых резолюций. Поскольку Ирак не выполнил требований Совета Безопасности, объединенные войска антииракской коалиции разгромили вооруженные силы Ирака и освободили Кувейт. Многонациональные силы не были связаны ни с Военно-штабным комитетом, ни с Генеральным секретарем ООН.
Таким образом, сегодня США либо в рамках НАТО, либо при помощи «коалиций желающих», то есть с привлечением отдельных наиболее лояльных Вашингтону членов НАТО, решает вопросы международной безопасности. Россия и Китай, будучи постоянными членами Совета Безопасности ООН, отстранены от решения этих важных вопросов. Разумным видится вопрос: как вернуть ООН лидирующую роль в деле урегулирования региональных конфликтов?
Региональное военное сотрудничество в этом плане воспринимается как более эффективное средство в достижении (или хотя бы в стремлении достигнуть) указанных целей. Объективно ООН утратила свою инициативу в данной области. На наш взгляд, дело здесь в отсутствии у ООН своих вооруженных сил, Военно-штабного комитета (ВШК), а также в том, что в принятии соответствующих решений военного характера чаще всего участвуют враждующие друг с другом стороны.
Россия в начале XXI в. значительно активизировала свои усилия по пересмотру международно-правовых основ безопасности как на глобальном, так и на региональном уровнях, и ВШК тому не исключение.
Напомним, что Устав ООН предусматривает создание стройной системы универсальной коллективной безопасности. Совет Безопасности ООН определяет существование любой угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии и принимает необходимые политические рекомендации и решения, в том числе принудительного характера, которые могут быть как связаны, так и не связаны с применением вооруженных сил; сами же военные операции осуществляются под руководством ВШК в соответствии с указаниями Совета Безопасности. Итак, ВШК — вспомогательный орган Совета Безопасности ООН, создание которого предусмотрено в ст. 47 Устава ООН. ВШК создавался для того, чтобы давать советы и оказывать помощь Совету Безопасности по всем вопросам, относящимся к военным потребностям Совета Безопасности в деле поддержания международного мира и безопасности, к использованию войск, предоставленных в его распоряжение, и к командованию ими, а также к регулированию вооружений и к возможному разоружению.
ВШК состоит из Начальников Штабов постоянных членов Совета Безопасности или их представителей. Любой член Организации, не представленный постоянно в Комитете, приглашается Комитетом сотрудничать с ним, если эффективное осуществление обязанностей Комитета требует участия этого члена Организации в работе Комитета.
ВШК, находясь в подчинении Совета Безопасности, несет ответственность за стратегическое руководство любыми вооруженными силами, предоставленными в распоряжение Совета Безопасности. ВШК может с разрешения Совета Безопасности и после консультации с надлежащими региональными органами учреждать свои региональные подкомитеты.
Для того чтобы Совет Безопасности и его ВШК могли выполнять вышеизложенные функции, Устав (ст. 43–45) обязывает членов ООН предоставлять в распоряжение Совета по его требованию и в соответствии с особыми соглашениями, заключаемыми Советом с отдельными государствами – членами ООН или с группой этих государств, необходимые контингенты вооруженных сил, помощь и соответствующие средства обслуживания, включая право прохода. Эти соглашения определяют численность и род войск, степень их готовности и район их расположения, а также характер предоставляемых средств обслуживания и помощи. С тем чтобы ООН имела возможность предпринимать военные операции в срочном порядке, члены ООН должны держать в состоянии немедленной готовности контингенты национальных ВВС. Численность и степень их готовности и планы их совместных действий определяются Советом Безопасности с помощью Военно-Штабного Комитета в пределах, указанных в упомянутых соглашениях.
Номинально ВШК продолжает существовать и поныне, но с 1945 г. он отнюдь не выполнял предписанных ему Уставом функций, превратившись в подобие клуба военных представителей, работающих в составе миссий государств – членов ООН в Нью-Йорке, без каких-либо реальных обязанностей. Предусмотренные ст. 43–45 Устава ООН соглашения о выделении военных контингентов в распоряжение Совета Безопасности так и не были заключены.
Холодная война внесла свои коррективы в идею всемирной безопасности. Как отмечает профессор В.Котляр, «вместо универсальной системы коллективной безопасности, предусмотренной Уставом, были созданы две региональные системы – под эгидой НАТО и Организации Варшавского Договора (ОВД). Хельсинкское совещание 1975 г. по безопасности и сотрудничеству в Европе и последующее создание ОБСЕ не внесли принципиальных изменений в эту картину, так как ОБСЕ не получила права предпринимать принудительные действия».  Однако в последние годы наметилась тенденция оживления закрепленной в Уставе ООН идеи учреждения ВШК, в том числе благодаря инициативам России.
Так, в июле 2001 г. было направлено Письмо представителя Российской Федерации на имя Председателя Совета Безопасности, препровождающее документ с изложением позиции Российской Федерации по вопросу активизации деятельности Военно-штабного комитета в контексте укрепления миротворческого потенциала ООН.
Министр иностранных дел России С.В.Лавров напомнил в одном из выступлений в 2005 г., что механизм принятия политических решений о проведении миротворческих операций ООН достаточно хорошо отработан, но их военная составляющая явно отстает. Сложившийся в последние годы институт Совещания военных советников миссий стран-членов ООН с представителями Секретариата ООН дает определенные возможности консультироваться с Секретариатом на стадии принятия решений и контролировать их последующее исполнение, однако возможности Военно-Штабного Комитета, который, как напомнил Министр, по Уставу ООН должен состоять из начальников Генеральных штабов пяти постоянных членов ООН, для оценки ситуации на основе данных их спецслужб и для планирования и осуществления миротворческих операций, переброски сил, их снабжения, ротации и т. п., несравненно более широкие. Нынешняя практика перекладывания Секретариатом ООН функции проведения миротворческих операций на НАТО или Африканский союз сыграла свою позитивную роль в отсутствие более системного подхода, но в политическом отношении, сказал Министр, активизация Военно-Штабного Комитета дала бы целый ряд преимуществ и возможностей более равноправного участия в миротворческой деятельности всех желающих членов ООН.
Позднее к этой теме привлек внимание членов ООН министр иностранных дел РФ С.В.Лавров в своем выступлении на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 21 сентября 2006 г. Данная инициатива направлена на использование возможностей ВШК для укрепления потенциала ООН по поддержанию международного мира и безопасности, на превращение ВШК в действенный механизм координации как между постоянными членами СБ ООН, так и другими членами Совета и ООН в целом. ВШК обеспечивал бы Совет Безопасности дополнительной военной экспертизой по таким вопросам, как раннее обнаружение, планирование и проведение операций, их материально-техническое обеспечение. Он мог бы включаться в работу в зависимости от возникновения военных потребностей СБ. Особенно полезен был бы ВШК в деле налаживания прочных оперативных контактов между инициативой по борьбе с распространением оружия массового уничтожения и Советом Безопасности ООН и использования связанных с этим дополнительных возможностей обеспечения соблюдения нормы нераспространения ОМУ.  Кстати, в итоговом документе всемирной встречи на высшем уровне, состоявшейся в штаб-квартире ООН в сентябре 2005 г., содержится положение о необходимости для Совета Безопасности вновь рассмотреть вопрос о составе, мандате и методах работы ВШК.
Однако отметим, что Группа высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам пришла к иным выводам. Группа высокого уровня  была создана Генеральным секретарем ООН с целью оценить нынешние угрозы международному миру и безопасности, проанализировать, как существующие стратегии и институты показали себя в деле оказания противодействия этим угрозам, и внести рекомендации по укреплению ООН, с тем чтобы она могла обеспечить коллективную безопасность для всех в XXI в. Так, в п. 300 окончательного документа Группы высокого уровня было отмечено следующее: «Статья 47 (Военно-штабной комитет) должна быть исключена, так же как и все ссылки на этот орган в статьях 26, 45 и 46. Сейчас уже неуместно, чтобы объединенные начальники штабов пяти постоянных членов играли ту роль, которая предусматривалась для них в 1945 году. В пункте 258 выше мы коснулись необходимости того, чтобы Совет Безопасности пользовался более качественными военными консультациями».
Эту идею поддерживает отечественный ученый М..Хабачиров. Он настаивает, что вопросы управления миротворческими операциями должны осуществляться на региональном уровне: «Должен быть определен четкий перечень организаций, привлечение которых к данному процессу возможно. Было бы эффективнее, если бы эти функции были закреплены лишь за одной организацией в каждом определенном регионе (либо по функциональному признаку), причем такая организация должна получить подтверждение от стран этого региона (либо ООН) на осуществление подобных операций. Такие уполномоченные организации должны стать основной опорой Совета Безопасности ООН и играть важную роль не только при реализации решений СБ ООН, но и на этапе их принятия. Возможно создание при СБ ООН Совета региональных организаций. СБ ООН в качестве одного из вариантов реализации положений о Военно-Штабном Комитете (а именно п. 4 ст. 47 Устава ООН) мог бы возложить функции ВШК на такие специально-уполномоченные организации. Такие организации должны получить право обращать внимание СБ ООН на определенные потенциальные риски, вызовы и угрозы в их зонах ответственности».
Можно смело констатировать, что первоначально предложенная идея упразднить Военно-Штабной Комитет (активно лоббируемая США как «локомотивом НАТО») не нашла поддержки большинства в ООН, и тезис о необходимости его возрождения был внесен в Итоговый документ Всемирного саммита ООН 2005 г. Это говорит о том, что вышеуказанная инициатива нашла бы достаточно широкую международную поддержку.
На наш взгляд, нужно поддержать идею профессора Р.А.Каламкаряна, который считает, что поступательное движение в направлении господства права на национальном уровне связано прежде всего с повышение роли ООН и таких ее главных органов, как Совет Безопасности и Военно-Штабной Комитет.  При этом он поясняет свою мысль следующим образом: «Для международных отношений, построенных на господстве права, неприемлемы не только ядерное оружие, но и любые избыточные количества вооружения, выходящие за рамки нужд обороны. Принцип достаточности (достаточности для обороны, недостаточности для нападения) выступает в качестве общего критерия построения мира без войн и насилия. Важнейший путь обеспечения указанного принципа – открытость процесса разоружения. Выработка способов ее достижения может быть поручена Военно-Штабному Комитету ООН».
Российскую идею реанимации ВШК активно поддерживает другой постоянный член Совета Безопасности ООН – Китай. Так, в «Позиционном документе КНР по вопросу о реформе ООН 2005/06/07» отмечено, что «Китай придерживается особого мнения относительно упразднения Военно-штабного комитета, исходя из того, что реформа не означает упразднение. Мы должны путем консультаций придать комитету новые функции по миротворческой миссии и безопасности».
Прогнозируя возможное дальнейшее развитие этой идеи, можно предположить позицию остальных постоянных членов Совета Безопасности. США будут против, но Великобритания и Франция как члены ЕС все-таки задумаются. Ведь Европейский Союз, устав последнее время от вмешательства США в поддержание европейской безопасности, нацелен на выстраивание собственной политики безопасности, подтверждением чему служит недавно вступивший в силу Лиссабонский договор,  реформирующий ЕС.
В завершение рассмотрения вопроса о перспективах реформы ВШК отметим следующее. На наш взгляд, с точки зрения укрепления стабильности в мире и международной безопасности возрождение Военно-Штабного Комитета является положительным фактором. ВШК ознаменовал бы собой отход от блокового мышления и односторонних силовых действий государств или военных блоков, вовлек бы ключевые страны мира в процесс принятия и реализации решений о применении силы в рамках Совета Безопасности. Осуществление этой инициативы позволило бы также задействовать механизмы региональных организаций (НАТО, ОДКБ, ШОС, Европейского и Африканского союзов) в качестве региональной опоры Военно-Штабного Комитета в универсальной системе коллективной безопасности, контролируемой Советом Безопасности ООН и его ВШК. Дополнительной функцией ВШК, как предлагает профессор В.Котляр, могло бы стать привлечение этого Комитета к ликвидации последствий катастроф.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика