Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о классификации преступлений экстремистской направленности
Научные статьи
12.08.10 09:43

вернуться

  
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Уголовное право и криминология
Леньшин Д.И.
К вопросу о классификации преступлений экстремистской направленности
В статье рассматриваются проблемы квалификации преступлений экстремистской направленности, выявляются их признаки, определяются критерии классификации преступлений этого вида. На основании проведенного исследования формулируются предложения по совершенствованию мер уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности.

В последнее десятилетие проявления ксенофобии, ненависти и вражды, нацио-нальной, религиозной, социальной нетерпимости стали одними из самых острых про-блем, угрожающих основам российского государства и безопасности общества. Вместе с тем, за прошедшие годы отечественный уголовный закон прошел значительный эволю-ционный путь от формального подхода к криминализации деяний экстремистского ха-рактера до весьма подробного закрепления преступлений, отражающих многообразие форм экстремизма. Были криминализированы не только индивидуальные, но групповые проявления такой деятельности, сформирована новая система наказаний.
Всё это обуславливает важность раскрытия классификации преступлений экстре-мистской направленности, которые в российском уголовном законодательстве опреде-ляются как деяния, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
В отечественной литературе предложено несколько путей решения данного вопро-са.  Учитывая сложность в соотнесении юридических конструкций, закрепленных в ба-зовом Федеральном законе от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской дея-тельности», и конструкций составов преступлений, отраженных в особенной части УК РФ, предлагаемые классификации весьма многообразны.
Криминологический подход к классификации чаще всего предполагает использо-вание конкретных действий как критерия разграничения отдельных преступлений. К примеру, О.Н.Коршунова отмечает, что экстремизм (экстремистская деятельность) по своему содержанию может быть представлен тремя относительно самостоятельными группами действий. Первая из них объединяет собственно физические действия, такие как осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной нена-висти или вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы. При этом понятием экстремистской деятельности охватывается не только сама деятельность, но и подготовка к ней. Вторая группа включает действия, на-правленные на распространение в обществе экстремистских идей и мыслей. К этой груп-пе могут быть отнесены возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их от-ношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности и др. Третью группу образуют действия, направленные на финансиро-вание экстремистской деятельности либо представляющие собой иное содействие ее осуществлению или совершению действий, объединенных в ранее рассмотренные груп-пы.
Однако уголовно-правовой подход к классификации, который имеет практическое значение для правоприменительной практики в части квалификации преступлений, как правило, предусматривает в качестве оснований разграничения самостоятельность или зависимость экстремистских деяний от других преступлений, а также объект посягатель-ства.
Так, С.Н.Фридинский, предлагая собственную классификацию преступлений, свя-занных с экстремистской деятельностью, выделяет:
1) преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности, конст-руктивным признаком которых является наличие в деянии признаков именно экстре-мизма, а не его составляющих и сопутствующих ему явлений;
2) преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности, в ко-торых экстремизм не является конструктивным признаком состава преступления, но каждое из которых является проявлением экстремизма по определению Федерального закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности»;
3) преступления экстремистской направленности.
В рамках такой классификации охватывается весь спектр преступлений, которые так или иначе связаны с экстремизмом. Вместе с тем, не оспаривая разграничения, сде-ланного С.Н.Фридинским, заметим, что такая классификация является наиболее общей, основанной на анализе как Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», так и Уголовного кодекса РФ. Однако уголовно-правовые составы, при-сутствующие в рамках последнего из указанных видов преступлений – экстремистской направленности, – неоднородны и также требуют собственной классификации.
По нашему мнению, в основу классификации преступлений экстремистской на-правленности может быть положен критерий самостоятельности деяний, составляющих объективную сторону преступления. Речь идет о том, используется ли признак полити-ческой, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или враж-ды как мотив совершения другого преступления, или как отдельное деяние, не связан-ное мотивом с другими деяниями. В этом смысле все составы преступлений экстремист-ской направленности можно разделить на:
1) составы, где экстремистские действия выступают как квалифицированная фор-ма совершения другого общественно опасного деяния (экстремистские действия – мо-тив);
2) составы, предусматривающие ответственность за конкретные деяния, призна-ваемые экстремизмом.
В первом случае деяния экстремистского характера выступают как деяния, отяг-чающие ответственность за иные виды преступлений (пункт «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Смысл такой законодательной конструкции состоит в том, чтобы усилить наказание за отдельные преступления, если они совершаются по мотивам политической, идеологиче-ской, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Вторую группу преступлений экстремистского характера составляют деяния, ко-торые сами по себе составляют экстремистскую деятельность без «привязки» к другим составам.
Проанализируем каждую из выделенных групп преступлений экстремистской на-правленности более подробно.
Перечень составов преступлений экстремистской направленности, относящихся к первой группе, весьма широк. Экстремистские деяния выступают квалифицированной формой совершения таких преступлений, как убийство (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ); умышленное причинение тяжкого (п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ), средней тяжести (п. «е» ч. 2 ст. 112 УК РФ) и легкого (п. «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ) вреда здоровью; побои (п. «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ); истязание (п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2. ст. 119 УК РФ); нарушение равенства прав и свобод чело-века (ст. 136 УК РФ); хулиганство (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ); вандализм (ч. 2 ст. 214 УК РФ), а также надругательство над телами умерших и местами их захоронения (п. «б» ст. 244 УК РФ).
Большинство из указанных составов закреплены в главе 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья», что подтверждает тезисы многих ученых-криминологов о том, что преступления экстремистской направленности имеют своим объектом, прежде всего, физическое благополучие конкретного лица, его жизнь и здоровье.  Остальные из рассмотренных видов преступлений посягают на общественный порядок, общественную безопасность и общественную нравственность.
В связи с этим считаем правильным с теоретической и методической точек зрения также подразделить указанные выше составы по родовому объекту посягательства. В ча-стности, преступлениями экстремистской направленности, посягающими на личность, являются убийство; умышленное причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью; побои; истязание; угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоро-вью. Преступлениями экстремистской направленности, посягающими на общественную безопасность и общественный порядок, следует признать хулиганство, вандализм и над-ругательство над телами умерших и местами их захоронения. С практической точки зре-ния данный элемент классификации может быть полезен при квалификации отдельных пограничных деяний, например квалифицированного хулиганства (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ) и квалифицированной формы угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2. ст. 119 УК РФ).
С точки зрения юридической техники представляет особый интерес конструкция одного из рассмотренных выше составов – квалифицированного вандализма (ч. 2 ст. 214 УК РФ). В отличие от других составов преступлений, относимых к первой группе, дан-ный состав объединяет два квалифицирующих признака и уравнивает их. В частности, в ч. 2 ст. 214 указывается: «Те же деяния (вандализм), совершенные группой лиц, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы…». В других составах преступлений аналогичного уравнивания экстремистского мотива и фактического обстоятельства совершения преступления (в со-ставе группы) нет. Так, к примеру, в ч. 2 ст. 105 УК РФ совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды и совершение его группой лиц – это отдельные пункты, предусматривающие от-дельную квалификацию деяний.
В случае с вандализмом, по смыслу ч. 2. ст. 214 УК РФ, деяния должны квалифи-цироваться одинаково и в случае их совершения группой лиц, и в случае их совершения одним лицом, но по экстремистским мотивам. В этой связи возникает вопрос о том, по-чему законодатель в иных составах преступлений квалифицирует совершение действий в группе отдельно, а в других – вместе с экстремистскими мотивами? При рассмотрении классификации преступлений экстремистской направленности тот или иной ответ на данный вопрос может определить возможность выделения отдельного вида. Не затраги-вая проблем квалификации, укажем лишь на то, что, по нашему мнению, отнесение ква-лифицированного вандализма к какой-либо новой группе преступлений экстремистско-го характера не представляется логичным.
Вторая группа преступлений представлена самостоятельными составами, преду-сматривающими ответственность за отдельные деяния экстремистского характера. К ним, в частности, можно отнести: публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ); возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ); организацию экстремистского сообщества (ст. 282/1 УК РФ); организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282/2 УК РФ).
В отличие от первой группы преступлений экстремистского характера у данных противоправных деяний один общий объект посягательства – государственная власть, а конкретнее – основы конституционного строя и безопасности государства, о чем свиде-тельствует их закрепление в одной и той же главе – Главе 29 УК РФ.
Вместе с тем, по своему содержанию данные преступления неоднородны. Преступ-ления, предусмотренные ст. 280 и 282 УК РФ, не связаны с целенаправленной организа-торской деятельностью, тогда как преступления, ответственность за которые предусмот-рена ст. 282/1 и 282/2 УК РФ, такую деятельность предусматривают в качестве основного квалифицирующего признака.
Поэтому в рамках проводимой классификации преступлений экстремистского ха-рактера следует подразделить вторую группу на две подгруппы: преступления, связан-ные с деятельностью организаций, и преступления, не связанные с такой деятельностью.
Кроме того, в одном из составов преступлений, относимых нами ко второй группе (организация экстремистского сообщества – ст. 282/1 УК РФ), законодателем закреплен дополнительный квалифицирующий признак: совершение деяния лицом с использова-нием своего служебного положения. В рамках других составов рассматриваемой нами группы такого признака нет. Смысл данной законодательной конструкции состоит в том, чтобы усилить наказание за организацию экстремистского сообщества в отношении лиц, которые, будучи связанными служебными обязанностями и полномочиями, используют их для совершения преступления.
Поскольку в рамках других составов второй группы квалифицирующий признак, связанный с использованием лицом служебного положения, нигде не используется, а также в связи с тем, что в конструкции состава появляется специальный субъект, пола-гаем необходимым отметить еще один вид преступлений экстремистской направленно-сти. Таким образом, наряду с преступлениями, связанными с деятельностью организа-ций, и преступлениями, не связанными с такой деятельностью, следует выделить пре-ступления, совершаемые с использованием служебного положения.
Проведенный анализ видов преступлений экстремистской направленности позво-ляет сформулировать следующие выводы:
1. Понятия «экстремистская деятельность (экстремизм)» и «преступления экстре-мистского характера» в юридическом смысле неравнозначны. Понятие «экстремизм» шире по своему содержанию, поскольку охватывает деяния, которые могут совершаться как по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиоз-ной ненависти или вражды, так и без таковых.
2. В уголовном законодательстве зарубежных стран понятия «экстремизм» или «экстремистские действия» используются редко. Ответственность, как правило, уста-навливается за конкретные противоправные действия, мотивом для которых становится расовая, национальная ненависть или вражда.
3. Все преступления экстремистской направленности можно классифицировать по нескольким основаниям.
Во-первых, по объекту преступного посягательства они подразделяются на пре-ступления против личности, преступления против общественной безопасности и обще-ственного порядка, преступления против государственной власти.
Во-вторых, по особенностям использования квалифицирующих признаков в по-строении составов преступлений их можно подразделить на:
– преступления, где экстремистские действия выступают как мотив совершения дру-гого общественно опасного деяния;
– преступления, заключающиеся только в осуществлении деяний, признаваемых экс-тремизмом.
Они также подразделяются на преступления, связанные с деятельностью организа-ций, и преступления, не связанные с деятельностью организаций.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика