Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Обеспечительные черты договора страхования
Научные статьи
18.08.10 11:15

вернуться

 
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Гражданское право
Бормотов А.В.
Обеспечительные черты договора страхования
Статья посвящена исследованию договора страхования как способа обеспечения исполнения обязательства. Анализируются признаки способа обеспечения применительно к договору страхования. Автор приходит к выводу о том, что договор страхования обладает обеспечительной функцией.

В современной юридической литературе проблема обеспечительной природы договора стра-хования не получила четкого освещения и однозначного решения; договор страхования именует-ся «институтом с неопределенной обеспечительной перспективой».  По нашему мнению, договор страхования может выполнять функции способа обеспечения исполнения обязательства (далее также – способ обеспечения). В связи с этим необходимо рассмотреть существующие в доктрине обязательные, конституирующие черты способа обеспечения исполнения обязательства как кри-терия отнесения договора страхования к способу обеспечения. При этом стоит заметить, в литера-туре признаки, цели, функции способа обеспечения не разграничиваются; предлагаемая каким-либо автором функция является определяющей того или иного правового обеспечительного сред-ства в качестве способа обеспечения исполнения обязательства; будем исходить из того, что все это его возможные черты.
Во-первых, способ обеспечения исполнения обязательства является обязательством. По справедливому замечанию Е.Г.Комиссаровой и Д.А.Торкина, данная точка зрения занимает дос-таточно прочную позицию в отечественной цивилистике.  Так, пожалуй, красной линией во всей работе Б.М.Гонгало проходит идея обязательственной природы способа обеспечения исполнения обязательства; и выражается это, в частности, в отрицании удержания как способа обеспечения.  Из данного признака исходят К.П.Победоносцев,  В.В.Витрянский,  Н.Ю.Рассказова,  В.С.Ем,  А.В.Латынцев,  Е.Г.Комиссарова и Д.А.Торкин  и некоторые другие. Думается, способ обеспече-ния исполнения обязательства не должен выступать исключительно обязательством. Это может быть комплекс правоотношений, как, например, в банковской гарантии. Главное значение спосо-ба обеспечения состоит в создании механизма удовлетворения имущественных требований кре-дитора при нарушении должником обязательства. Видится, любое обеспечительное средство мо-жет признаваться способом обеспечения исполнения обязательства в силу указания закона на ос-нове сложившейся практики. В связи с изложенным необходимо согласиться с В.А.Беловым, на-шедшим «общий знаменатель» для способов обеспечения исполнения обязательств – граждан-ское правоотношение. 
Субъекты обеспечивающего правоотношения могут не совпадать с субъектами обеспеченно-го обязательства. Запрета на это в законе нет. Более того, некоторые способы обеспечения в силу своей природы требуют введения в обеспечительное правоотношение третьего лица, например, бенефициар в банковской гарантии, поручитель в договоре поручительства.
Выдвигаемое нами в качестве способа обеспечения страхование соответствует раскрытому признаку. Договор страхования является относительным правоотношением – обязательством. Обязательственная конструкция страхования закреплена в ст. 929, 934 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ).  В рамках обеспечиваемых договором страхования правоотношений участвуют кредитор по основному обязательству, который может выступать в качестве страхователя и (или) выгодоприобретателя по договору страхования, должник по основному обязательству, также мо-гущий обладать статусом страхователя (или выгодоприобретателя), и страховщик как должник по обеспечительному обязательству.
В-вторых, способ обеспечения исполнения обязательства традиционно понимается как пра-вовое средство, стимулирующее должника к исполнению основного обязательства. К.П.Победо-носцев писал, что дополнительный договор, усиливающий необходимость исполнения для обя-занной стороны (обеспечительное обязательство. – А.Б.), может «возбудить в стороне, повинной к исполнению, особого рода страх за неисправность».  В.А.Белова считает, для того чтобы то или иное правовое средство приобрело характер способа обеспечения исполнения обязательства, ему достаточно выполнять функцию стимулирования должника к надлежащему исполнению. В то же время Е.Г.Комиссарова и Д.А.Торкин не считают стимулирующую функцию способов обеспечения главнейшим признаком, поскольку стимулирование является значимым в ответственности, в ча-стности гражданско-правовой.  Действительно, вряд ли банковская гарантия имеет серьезное стимулирующее влияние на принципала. Поэтому полагаем, стимулирование, конечно, присуще ряду способов обеспечения, но не может выступать однозначным критерием отнесения того или иного правового обеспечительного средства к способам обеспечения исполнения обязательств.
Договор страхования не обладает в полной мере свойством стимулирования.
В-третьих, способ обеспечения исполнения обязательства должен нести гарантирующую функцию. Г.Ф.Шершеневич видел обеспечение обязательств в «обеспечении верителю того иму-щественного интереса, который для него связывается с обязательством».  По мнению Б.М.Гонгало, способ обеспечения исполнения обязательства призван гарантировать интересы кредитора.  Об обеспечении имущественных интересов кредитора говорят Е.С.Ем,  Н.Ю.Расска-зова,  В.А.Белов.  Последний из указанных ученых видит данную характеристику способов обес-печения (наряду со стимулирующей функцией либо самостоятельно) единственным критерием отнесения того или иного средства обеспечения прав к способам обеспечения исполнения обяза-тельств.  Действительно, способ обеспечения исполнения обязательства создавался практикой с одной единственной целью – усилить защиту имущественного положения кредитора в слабом от-носительном правоотношении. Как бы странно это ни звучало, но кредитор является слабой сто-роной в обязательстве, поскольку обязательство дает право требования, но не принуждения к ис-полнению действия, и обязательство будет исполнено надлежащим образом лишь в случае добро-совестного поведения должника. Способы обеспечения даже в случае полной беспомощности должника гарантируют кредитору его имущественный интерес.  Однако, на наш взгляд, понима-ние данной гарантирующей функции только в плоскости защиты имущественных интересов кре-дитора не совсем верно. Само название института «Обеспечение исполнения обязательств»  предполагает обеспечение интересов не только кредитора, обладающего непосредственным иму-щественным интересом в этом, но и должника, на котором лежит обязанность совершить дейст-вия, составляющие объект обязательства, под угрозой применения к нему мер гражданско-правовой ответственности, в том числе взыскание убытков, вызванных неисполнением или не-надлежащим исполнением обязательства. В таком ключе способы обеспечения исполнения обя-зательств должны гарантировать исполнение основного обязательства и должнику тоже.
Договор страхования в полной мере обладает рассмотренным признаком способа обеспече-ния. Страхование призвано защитить имущественные интересы страхователя, которые ущемля-ются при наступлении страхового случая. Экстраполируя эту идею страхования на отношения по обеспечению (основное обязательство и способ обеспечения), можно говорить, что договор стра-хования способен создать защиту имущественных интересов сторон обязательства, кредитора и должника. Гарантия создается путем формирования, резервирования страховой суммы, которая выплачивается при наступлении страхового случая. Наиболее явно обеспечение имущественных интересов должника проявляется в обязательствах, обеспечение которых закон предусматривает посредством страхования договорной ответственности должника.
В-четвертых, способам обеспечения придается характер самостоятельных имущественных последствий.  Восстановить имущественную сферу кредитора при нарушении обеспеченного ос-новного обязательства возможно путем возложения имущественного бремени в рамках способа обеспечения. Такие имущественные последствия нарушения основного обязательства примени-тельно к правам и обязанностям в отношении по обеспечению отличны от собственно имущест-венных последствий нарушений основного обязательства. Следствия нарушения будут иными как для должника, так и для кредитора. Дифференциация проявляется также в том, что кредитор вправе и не воспользоваться способами обеспечения. Эти имущественные последствия должны быть сопряжены с моментом нарушения обеспечиваемого обязательства.  Отсчетной точкой воз-никновения и применения прав кредитора в рамках способа обеспечения выступает нарушение основного обязательства. В такой ситуации способ обеспечения призван устранять нарушение обязательства путем совершения иных действий должником или иным лицом, обязавшимся в обеспечении, а не изменить порядок исполнения нарушенного обязательства.  Поддержим мысль о том, что ненаступление конкретных имущественных последствий не позволяет относить обеспечительное средство к способам обеспечения исполнения обязательства.  Согласимся, обя-зательство обеспечивается именно с тем умыслом, что при его нарушении имущественное поло-жение кредитора будет восстановлено, а средством как раз выступают имущественные последст-вия.
Наступление страхового случая сопряжено с нарушением обязательства. При наступлении страхового случая страховщик обязан произвести страховую выплату страхователю или выгодо-приобретателю. Исполнение договора страхования будет самостоятельным правовым последстви-ем нарушения основного обязательства. Это не есть изменение порядка его исполнения, не есть новация (ст. 414 ГК РФ). Выгодоприобретатель заявляет требования страховщику, последний, ру-ководствуясь законодательством о страховании, договором страхования, правилами страхования, исполняет обязанность по уплате страхового возмещения (страховой суммы).
В-пятых, способ обеспечения исполнения обязательства характеризуется акцессорностью (дополнительностью). При этом, по замечанию Б.М.Гонгало, данное положение является господ-ствующим; не могут признаваться способами обеспечения исполнения обязательств обеспечи-тельные меры, использование которых не предполагает существование дополнительных (акцес-сорных) обязательств.  Акцессорность традиционно понимается как зависимость от основного обязательства, рождающая соответствующие последствия.
Однако рядом ученых высказывается иное мнение о сущностной черте данного признака. Е.Г.Комиссарова и Д.А.Торкин верно замечают, что не всегда акцессорное обязательство относит-ся к обеспечительному. Действительно, придаточным, дополнительным обязательством выступа-ют также регрессные и субсидиарные обязательства. «Регрессное обязательство всегда возникает в силу другого, основного обязательства».  Оно всегда имеет производный характер.  Субсиди-арное обязательство (ответственность) по своей природе также возникает в силу существования основного обязательства.  Полагаем, регрессное, субсидиарное и обеспечительное обязательства являются акцессорными (дополнительными). Акцессорное обязательство заключается, прежде всего, в том, что оно экономически и юридически связано с основным, смысл существования за-висимого обязательства есть только при наличии основного обязательства.  По справедливому замечанию Б.И.Пугинского, средства (способы. – А.Б.) обеспечения обязательств зависимы от до-говора, носят служебный, вспомогательный характер.  Согласимся с Е.Г.Комиссаровой и Д.А.Торкиным в мысли о том, что идея акцессорности обеспечения исполнения обязательств яв-ляется правильной лишь с позиции логики (логики осуществления прав и обязанностей в основ-ном и обеспечительном обязательстве. – А.Б.), но при этом она не вытекает из потребностей гра-жданского оборота. Зависимость способов обеспечения исполнения обязательств авторы видят в функциональной нагрузке, что приближает их скорее к идее альтернативности, чем акцессорно-сти.  Таким образом, на наш взгляд, акцессорность способа обеспечения исполнения обязатель-ства не является определяющим его признаком. Тем не менее, зависимость от основных обяза-тельств в изложенном нами понимании свойственна всем способам обеспечения, включая бан-ковскую гарантию и поручительство.
Являясь способом обеспечения исполнения обязательств, договор страхования приобретает свойство акцессорности (зависимости, дополнительности). Он заключается в силу того, что долж-ник и кредитор вступили или собираются вступить в обязательство. Последнее становится перво-причиной страхового правоотношения, которое будет следовать за основным обязательством. То есть, по общему правилу, договор страхования должен признаваться недействительным в случае признания недействительным основного договора; аналогичные по смыслу последствия должны наступать при прекращении основного договора, при истечении сроков исковой давности по ос-новному договору, а также возникают иные правовые последствия.
На наш взгляд, сущностным критерием выделения способа обеспечения исполнения обяза-тельства выступает надлежащее исполнение обязательства по всем условиям исполнения, и во-прос о гарантировании или стимулировании исполнения вторичен. Следовательно, юридическое средство будет способом обеспечения, когда реализация прав и исполнение обязанностей в рам-ках такого способа будет приводить к исполнению обязательства, а следовательно, к его прекра-щению.
Так, сегодня распространена практика заключения договора страхования жизни и здоровья заемщика банка в пользу банка. Как правило, такой договор страхования преследует единствен-ную цель – при причинении вреда здоровью, жизни заемщика, что повлечет невозможность ис-полнения основного кредитного обязательства, банк получит удовлетворение своих требований за счет страховой суммы (выплаты). Функция такого договора страхования состоит в обеспечении надлежащего исполнения основного обязательства.
Таким образом, договор страхования, думается, в полной мере обладает признаками, черта-ми способа обеспечения исполнения обязательства.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика