Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Социальный аудит органов внутренних дел:понятие и возможности
Научные статьи
18.08.10 11:27

вернуться



Егорышев С.В.

Егорышева Н.В.
 
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Государственная служба и управление
Егорышев С.В., Егорышева Н.В.
Социальный аудит органов внутренних дел:понятие и возможности
В статье обосновывается необходимость внедрения в практику социального аудита органов внутренних дел, раскрывается содержание понятия «социальный аудит» применительно к органам внутренних дел и показываются его возможности по повышению социальной эффективности деятельности этих органов.

В последние годы органы внутренних дел страны пребывают в состоянии реформирования. Эта реформа вызвана сложностью стоящих перед этими органами задач по стабилизации криминогенной обстановки и существенному повышению эффективности своей деятельности, усилению социальной направленности выполняемых функций.

Реформа органов внутренних дел затрагивает не только оптимизацию их структуры и численности, но касается и внедрения в практику повседневной работы новых методов и технологий оперативно-розыскной деятельности, следственных действий, профилактики и предупреждения преступности и правонарушений, совершенствования управляемости, повышения авторитета и социального престижа в обществе.

Реформирование ставит своей целью также повышение профессионального мастерства сотрудников органов внутренних дел, преодоление тех негативных явлений в их среде, которые и ранее, а особенно в последнее время, становились предметом широкого общественного внимания и активного обсуждения.

Раскрывать значение сновидений с помощью сонников люди учились очень долго, еще с древних времен, но этот вопрос все еще актуален и на современно этапе. Сонник вся подробная информация на сайте http://sovet.info

Реформа органов внутренних дел нацелена и на установление их тесного взаимодействия с формирующимися в стране институтами гражданского общества и различными категориями населения, на привлечение их к сотрудничеству в деле обеспечения правопорядка.

В связи с этим оценка эффективности работы органов внутренних дел будет определяться по значительно большему числу критериев. Наряду с такими критериями, как количество зарегистрированных преступлений на обслуживаемой территории, процент их раскрываемости, процент завершённых производством уголовных дел и переданных для решения в судебные органы, процент вынесенных обвинительных и оправдательных приговоров, состояние административной практики и состояние служебной дисциплины среди личного состава, количество созданных при органах внутренних дел добровольных общественных формирований правоохранительной направленности и результативность их функционирования и др., критериями эффективности деятельности органов внутренних дел становятся не только количественные характеристики, но и качественные. К подобным качественным характеристикам следует отнести уровень удовлетворенности населения работой органов внутренних дел в целом, отдельных подразделений и сотрудников, меру доверия к ним, степень готовности граждан оказывать поддержку и содействие им в работе и некоторые другие.

Естественно, что перечисленные как количественные, так и качественные критерии эффективности не образуют исчерпывающего перечня. Этих критериев больше, и по мере развития правоприменительной практики их число будет меняться.

Обращение к критериям эффективности деятельности органов внутренних дел связано с тем, что они всё более широко используются на практике, к тому же разрабатываются новые критерии. Особенно это касается количественных критериев, которые в существующей практике оценки всё ещё остаются преобладающими. Но наряду с ними руководители органов внутренних дел всех уровней обращают всё возрастающее внимание на качественные критерии, оценивая сквозь их призму информацию, поступающую в системе управления по каналам обратной связи и, прежде всего, по такому каналу, как социологический мониторинг общественного мнения.

Наиболее активно социологические исследования в органах внутренних дел стали проводиться с 1992 года,  и, несмотря на целый ряд недостатков,  результаты этих исследований составляли определённую информационно-аналитическую основу для принятия управленческих решений и оценки эффективности их выполнения.

Наряду с изучением общественного мнения штабы внутренних дел всех уровней, где была сосредоточена вся информация, проводили мониторинги обращений граждан в органы внутренних дел и государственные структуры, материалов средств массовой информации.

К проведению мониторинга информации, поступающей из внешней среды функционирования органов внутренних дел, впоследствии были привлечены подразделения информации, региональных и общественных связей,  ведомственные и независимые научно-исследовательские центры и лаборатории.

В последние годы социологические исследования в органах внутренних дел начали приобретать систематический характер. Прежде всего это касается изучения общественного мнения о состоянии криминогенной обстановки и эффективности работы органов внутренних дел.

Систематичность изучению общественного мнения о деятельности органов внутренних дел придало решение Министерства внутренних дел Российской Федерации об отнесении содержащихся в этом мнении оценок к одному из ведущих критериев определения результативности работы этих органов.

Следует отметить, что подобные исследования проводятся не только по инициативе и силами самих органов внутренних дел, но и заказываются независимым, сугубо гражданским исследовательским центром, органами местного самоуправления, как, например, в городе Уфе.

Таким образом, поступающая социологическая информация становится предметом не только для «внутреннего» размышления, но и информационной базой для принятия управленческих решений по оказанию помощи защитникам правопорядка и контроля за их работой на муниципальном уровне.

Учитывая то обстоятельство, что в ходе своего реформирования органы внутренних дел стремятся избавиться от имеющихся и остро проявившихся в последние годы проблем и недостатков, а также в связи с оптимизацией выполняемых ими функций и приданием им большей социальной направленности, возникает, на наш взгляд, необходимость дополнения имеющихся форм контроля за деятельностью этих органов общественным контролем.
Общеизвестно, что любая форма и разновидность контроля предполагает сбор разносторонней объективной информации и на её основе оценку состояния дел. Подобная общественная оценка эффективности работы органов внутренних дел на основе информации, получаемой в ходе независимых социологических исследований, может быть названа социальным аудитом. Эта оценка направлена на определение главным образом и прежде всего социальной эффективности деятельности органов внутренних дел.

Понятие «социальный аудит» вошло в научный оборот сравнительно недавно. Поэтому практика проведения социального аудита в различных сферах деятельности социальных институтов и организаций только ещё складывается. Это касается и органов внутренних дел, где сформировались лишь отдельные элементы подобного аудита. Одним из таких элементов является уже упоминавшийся социологический мониторинг общественного мнения. Появляются и другие.

Так, например, в МВД России поддержано предложение правозащитных организаций страны, Общественного совета при МВД о необходимости общественного контроля за работой дежурных частей ОВД и порядком содержания граждан в ИВС.

Болгарские учёные Д.С.Тонеева, Х.П.Колоферов, К.П.Тонеева отмечают, что надстройка над системой классического (финансового) аудита и его возникновение были вызваны особенностями и динамикой развития социальных отношений в конце XX – начале XXI в. А предназначение социального аудита заключается в том, что с его помощью организация имеет возможность разобраться в том, насколько её деятельность соответствует общественным целям и ценностям, в какой мере организация достигает целей своей деятельности с учётом ожиданий различных социальных групп.

Подобное понимание предназначения социального аудита исходит из определения меры соответствия трёх групп целей, которые стоят перед каждой социальной организацией: «целей-заданий», содержание которых определяется государственным и общественным интересом; «целей-ожиданий», связанных с потребностями самих членов организации; и «целей-системы», реализуемых организацией как социальной системой в процессе функционирования.

Вполне закономерно, что между этими тремя группами целей возникают противоречия, решение которых выступает стимулом развития организации, способом недопущения проявлений стагнации и дисфункции.

Применительно к органам внутренних дел обобщённой «целью-заданием», которую ставят перед ними общество и государство, являются эффективное противодействие и профилактика преступности, доведение её состояния до социально терпимого уровня. «Цели-ожидания» сотрудников органов внутренних дел могут составлять широкий диапазон от стремления честно служить народу и закону до ориентации на карьеру и личное благополучие.

«Цели-системы», определяясь содержанием «целей-заданий», в практической своей реализации также могут быть связаны не только с обеспечением высокоэффективной правоохраны, но и с решением чисто ведомственных задач, например с увеличением штатной численности подразделений органов внутренних дел, ростом денежного содержания их сотрудников, повышением «потолка» специальных  званий по занимаемым должностям и т. п.

На выявление уровня и характера противоречий между этими группами целей должен быть направлен социальный аудит органов внутренних дел.

Кроме того, органы внутренних дел как социальная организация, или же, по мнению ряда авторов, как социальный институт,  в процессе функционирования находятся под сильным влиянием различных факторов внешней среды, в числе которых немаловажную роль играет криминогенный фактор.

Влияние факторов внешней среды детерминирует цели деятельности органов внутренних дел, смягчает или же, напротив, усугубляет противоречия между этими целями. Поэтому социальный аудит должен быть направлен также на анализ условий внешней социальной среды органов внутренних дел для выявления социальных факторов этой среды, благоприятно влияющих или, наоборот, сдерживающих эффективную деятельность этих органов. В этой связи основное предназначение социального аудита некоторые специалисты справедливо видят в диагностике причин и выявлении форм возникновения и проявления социальных проблем, во всесторонней оценке их важности, в определении срочности и возможностей их разрешения и последующей профилактики.

Примером такой важнейшей социальной проблемы, с которой столкнулись не только органы внутренних дел, но и общество в целом, и в решении которой социальный аудит может сыграть заметную роль, является коррупция, распространившаяся в результате коммерциализации правоохранительной деятельности.

Так, по данным МВД РФ, количество преступлений коррупционной направленности, совершённых сотрудниками органов внутренних дел в 2007 и 2008 годах, составило соответственно 5180 и 4647 фактов.

К не менее значимым социальным проблемам, стоящим сегодня перед органами внутренних дел и требующим разрешения, относятся недостаточно высокие авторитет органов внутренних дел и социальный престиж профессии защитника правопорядка, сложившийся уровень которых не соответствует высокой значимости стоящих перед этими органами задач. Проблемно выглядят также профессиональная и нравственная подготовка личного состава, состояние служебной дисциплины сотрудников, качество выполнения ими своих должностных обязанностей и служебного долга в целом, управляемость служебными коллективами, социальная защита сотрудников.

Возможность социального аудита органов внутренних дел обуславливается, на наш взгляд, следующими обстоятельствами.

Во-первых, потребность в социальном аудите возрастает в связи с проводимой реформой системы МВД страны, направленной на обеспечение существенного роста эффективности её функционирования, включая социальную составляющую этой эффективности, проявляющуюся в уровне авторитета и доверия к этой системе со стороны населения. На сегодняшний день положительную оценку результатам работы органов внутренних дел дают в среднем только около половины опрошенных российских граждан (до 48 %).  В этой оценке, содержащейся в общественном мнении, в принципе и проявляется одна из сторон социального аудита.

Социальный аудит позволит не только фиксировать уровень авторитета органов внутренних дел, меру удовлетворённости их работой и доверия им, но и будет способствовать росту этого уровня, выявляя социальные и правовые факторы, его определяющие.

Поэтому, во-вторых, социальный аудит может стать действенным дополнением ведомственного контроля, существующего в системе МВД, ибо социальные критерии всё больше будут браться в расчёт при определении эффективности деятельности этих органов. В числе таких критериев, как отмечалось, можно назвать состояние общественного мнения.

В-третьих, в последние годы всё более заметную роль в функциональном наборе органов внутренних дел приобретает социальная функция, связанная с предоставлением социальных услуг населению. Это проявляется в усилении социальной составляющей в работе участковых уполномоченных милиции, в учреждении должностей школьных инспекторов милиции, которые занимаются разъяснительной работой среди учащихся подростков, профилактикой правонарушений в их среде. В качестве эксперимента введён институт семейных инспекторов милиции, призванных осуществлять профилактику домашнего насилия и семейного пьянства. Возросла социальная составляющая и в содержании работы дорожно-патрульной службы, последовательно формируется государственно-общественная инфраструктура по делам несовершеннолетних и защите их прав.

В-четвёртых, развивается и расширяется практика взаимодействия органов внутренних дел с институтами гражданского общества и населением, следствием чего является складывание института общественной правоохранительной деятельности. Так, например, если в 1997 году в стране функционировало 30696 общественных формирований правоохранительной направленности, объединяющих в своих рядах 304555 членов, то в 2007 году этих формирований было 36164, в них состояло 383668 человек.

Данная общественная правоохранительная деятельность является основой для проведения социального аудита.

Социальный аудит органов внутренних дел предполагает учёт принципов системности, объективности, целесообразности, оптимальности, научности, сопоставления форм и сравнимости результатов.

Социальный аудит – комплексное понятие, что отражается в наличии ряда его форм. Эти формы социального аудита подразделяются на внешние по отношению к органам внутренних дел и внутренние.

К формам внешнего аудита относится аудит, осуществляемый органами государственной власти и управления и выражающийся в их оценках органов внутренних дел. Условно эту форму социального аудита можно назвать официальным аудитом. К этой форме относятся и оценки СМИ, отражающие официальную точку зрения органов власти и управления.

Формой внешнего социального аудита является аудит или оценка органов внутренних дел со стороны гражданского общества, включая его институциональные и не институциональные составляющие (политические партии, независимые СМИ, общественные организации и т. п., а также различные социальные группы).

В числе форм внешнего социального аудита органов внутренних дел следует указать и международный аудит, представленный оценками международных властных и правоохранительных структур, гражданами зарубежных стран.

Внешний социальный аудит в самом общем виде направлен на определение меры соответствия содержания результатов работы органов внутренних дел общественным ожиданиям, существующим международным и отечественным стандартам правоохранительной деятельности, на выявление уровня авторитета доверия и поддержки со стороны различных категорий населения. Этот аудит позволяет установить факторы внешней социальной среды, так или иначе влияющие на эффективность функционирования органов внутренних дел, и учитывать действие этих факторов в управленческой деятельности.

Но эффективность деятельности и управления ею зависит также от силы и направленности влияния факторов внутренней среды. На выявление этих факторов, а также существующих проблем и противоречий, носящих в первую очередь латентный характер, направлен внутренний аудит.

К форме внутреннего социального аудита органов внутренних дел, которую условно можно назвать самоаудитом, относится также мониторинг общественного мнения сотрудников органов внутренних дел всех уровней. Сотрудники сами оценивают свою работу и работу своих коллег, функционирование всей системы органов внутренних дел, наличие имеющихся проблем и результатов их решения.

Внутренний социальный аудит, в отличие от существующих в органах внутренних дел форм контроля, направлен на выявление меры соответствия друг другу указанных выше трёх групп целей (цели-задания, цели-ожидания, цели-системы), на установление характера мотивации сотрудников, на оценку уровня их удовлетворённости своей службой, на выяснение отношения сотрудников к служебному долгу, к принципам и стандартам служебной деятельности, на определение характера вертикальных и горизонтальных отношений в служебных коллективах и т. п.

Возможности социального аудита применительно к органам внутренних дел определяются его функциями. К этим функциям, перечень которых не является исчерпывающим, относятся: информационная, аналитическая, оценочная, коммуникационная, регулятивная, прогностическая и управленческая.

По мере развития практики социального аудита органов  внутренних дел содержание и перечень функций будет конкретизироваться.

В заключение необходимо отметить, что по сравнению с другими организациями и институтами социальный аудит органов внутренних дел будет иметь свои особенности, определяемые спецификой структуры этих органов, решаемых ими задач и выполняемых функций, а также особенностями организации служебной деятельности. Кроме того, возможности социального аудита будут регламентироваться законодательством о правоохранительных органах, определяющим те стороны деятельности органов внутренних дел, которые могут и должны быть подвергнуты общественной оценке, и те стороны, судить о которых должны специалисты.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика