Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Цивилизованный лоббизм как способ узаконения коррупции
Научные статьи
18.08.10 11:30


вернуться




ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Государственная служба и управление
Миндагулов А.Х
Цивилизованный лоббизм как способ узаконения коррупции
Слова лоббирование, лоббизм, лоббист употребляются для обозначения какой-либо нечестной сделки. С самого зарождения лоббистской деятельности ее стали связывать с попытками заполучить голоса законодателей путем их подкупа. Изначально лоббистская деятельность предполагает достижение целей способами, которые преследуются по закону. Цивилизованный, легализованный, узаконенный лоббизм означает признание, узаконение, легализацию коррупции и в целом так называемой респектабельной преступности. Вся коррупционная деятельность строится на отношениях «ты мне – я тебе» через лоббистов-посредников. Лоббизм основан на коррупции, коррупция процветает там, где орудуют лоббисты.


    Лоббизм – это особый вид деятельности, связанный с оказанием давления на органы власти с целью принятия тех или иных решений. Способы оказания давления на государственных чиновников чрезвычайно разнообразны. Наиболее эффективные из них – это подкуп, шантаж, мошенничество, угрозы. Не случайно слово «лоббирование» стало нарицательным для обозначения любых нечестных политических и торгово-экономических сделок во властных структурах. Нелишне напомнить, что политический оттенок слову лоббизм придали в Америке еще в середине XIX века, когда терминами «лобби», «лоббирование» начали обозначать покупку голосов за деньги в коридорах Конгресса.  В других же государствах (включая Англию – страну, которую все же следует признать провозвестницей современного толкования этого слова) такая политика изначально признавалась предосудительной. Именно по этой причине лоббизм прижился в большинстве стран мира в отрицательном значении. Лоббистов ругают, лоббизм клеймят, лобби признается источником многих коррупционных скандалов.

    Однако достаточно много и приверженцев легализации лоббистской деятельности.  Вот, например, что пишет один из сторонников узаконения лоббизма А.Ю.Вуйма, предваряя книгу, посвященную методам и технологии лоббирования: «Механизм лоббирования несет в себе большие возможности для развития компаний. Лоббирование полезно не только для развития, но и для защиты от опасных тенденций на рынке и во власти. Лоббирование не просто может пригодиться компании – оно жизненно необходимо».

   Другой специалист в области теории и практики лоббистской деятельности – П.А.Толстых – в заключение своего фундаментального исследования, посвященного парламентскому лоббизму, отмечает: «Наличие работающего законодательства, регулирующего лоббистские отношения, является одним из самых важных показателей развитого демократического общества, так как подобный нормативно-правовой акт – это фактически договор между государством (правящими политическими элитами) и негосударственными структурами (обществом, бизнесом)». 

    Один из активных сторонников легального, цивилизованного лоббизма – доктор юридических наук, профессор А.П.Любимов – на научном семинаре Евгения Ясина 20 ноября 2005 заявил: «Коррупция будет процветать там, где нет действенных, открытых и правовых механизмов взаимодействия бизнеса и власти, а равно и легитимного института лоббирования». Однако в процессе обсуждения, когда у него спросили, может ли он как юрист показать, в чем отличие лоббизма от коррупции, он не смог дать вразумительного ответа.  И это не случайно, поскольку вряд ли эти два явления можно будет развести. Лоббизм основан на коррупции, коррупция процветает там, где орудуют лоббисты.

    Как видим, налицо два совершенно противоположных взгляда на природу лоббизма. Поскольку изначально суть лоббистской деятельности заключается в оказании давления на государственных чиновников, от которых зависит принятие решений (этот постулат всеми принимается безоговорочно), зададимся простым вопросом: существуют ли цивилизованные, морально оправданные, гуманные способы оказания давления на государственных чиновников? Если да, то действия лоббистов можно признать справедливыми и оправданными. Если нет, то лоббизм подлежит осуждению.

    В принципе оказывать на кого-то давление аморально и противозаконно. Если чиновник не выполняет своих прямых обязанностей либо намекает, а порой даже требует за свои действия определенного вознаграждения, то единственный способ оказания в таких случаях на него давления – это санкции закона, это угроза привлечения его к служебной, административной, уголовной или иной другой ответственности. Вот это и будет цивилизованный подход к обузданию чиновничьего произвола.

   Что касается лоббизма как такового, возникает вопрос: можно ли в рамках правового поля говорить о лоббизме, не увязывая его с подкупом государственных чиновников? Если это возможно, если отношения «просящего и дающего», т. е. гражданина и государства, строятся на основе действующих правовых норм, то подобные отношения не имеют ничего общего с лоббизмом. Когда говорят, что легализация лоббистской деятельности позволяет сделать прозрачными взаимоотношения власти и бизнеса, и простые люди смогут увидеть, чьи интересы отстаивает тот или иной чиновник, политик, подобные рассуждения – попытка выдать желаемое за действительное.

    Что значит легализовать лоббистскую деятельность? Можно ли придать цивилизованный характер любому способу оказания давления, влияния на органы власти с целью принятия тех или иных решений? Прозрачными взаимоотношения власти и бизнеса может сделать только закон. Чтобы избиратели видели, чьи интересы отстаивает тот или иной политик, последний должен быть открыт и доступен для публики. Лоббизм же по сути своей представляет собой тайные операции.

     Часто для обоснования лоббистской деятельности ссылаются на опыт США. Чуть ли не образцовой считается существующая там модель легализованного лоббизма. Еще в 1946 году был разработан так называемый специальный закон – Federal Regulation of Lobbying Act. Официальная версия необходимости принятия такого закона заключалась якобы в том, чтобы на основе принятой еще в 1789 году Первой поправки к Конституции США каким-то образом обеспечить гарантии реализации прав граждан на обращение в компетентные органы с жалобами. Но что мы видим на деле? В соответствии с этим законом каждый лоббист обязан зарегистрироваться в Сенате и в Палате Представителей. С этой целью он подает заявление, в котором обязан подробно рассказать о себе и об учреждении, которое он собирается представлять в Конгрессе. В частности, он должен сообщить круг своих интересов, предполагаемые расходы на лоббистскую деятельность, размер вознаграждения за свою работу, сроки контракта, адрес и имя нанимателя и учреждения и т. д. Хотя закон не ограничивает размер средств, которые будут затрачены на лоббирование, при этом он запрещает использовать федеральные средства. Ежеквартально лоббист должен представлять соответствующим органам свой финансовый отчет. За нарушение установленных правил лоббисты могут быть оштрафованы на сумму до 50 тысяч долларов.  Словом, за ним устанавливается жесткий контроль. Почему? Видимо, их деятельность изначально не вызывает доверия.

    Действительно, принятый закон признал лоббизм как особый вид профессиональной деятельности, ограниченный, правда, пределами только Конгресса США. Стало очевидно, что в соответствии с этим законом лоббисты обеспечивают защиту в Палате Представителей и Сенате Конгресса США интересов, прежде всего, крупных корпораций. Первоначальный посыл необходимости этого закона – обеспечение гарантий реализации прав граждан на обращение с жалобами в официальные органы – благополучно забыт.

    В законе отмечается, что тех, кто тратит на эту деятельность не менее 20 % процентов своего рабочего времени, следует признать профессиональными лоббистами. Однако представителей крупного капитала в законодательных органах США профессиональными лоббистами можно считать весьма условно. Во-первых, в действительности под вывеской лоббистов на самом деле работают профессиональные политики, адвокаты, юристы, бывшие и действующие чиновники, министры и т. д. Во-вторых, что же это за профессия, если на нее тратится всего 20 % рабочего времени? Поэтому правильнее будет сказать, что лоббист не профессия, а призвание, это использование своих знаний, опыта и связей в не вполне законном давлении на правительство, парламент, любое государственное учреждение с целью принятия важного решения, сулящего большие прибыли.

     Способствовал ли принятый закон искоренению противозаконной деятельности лоббистов? Думается, что нет. В противном случае, чем объяснить, что в тех же США время от времени как на федеральном уровне, так и на уровне отдельных штатов вновь и вновь предпринимаются попытки ограничить деятельность лоббистов по подкупу чиновников. Так, по закону 1995 года (тогда президентом был Б.Клинтон) о раскрытии лоббистской деятельности (Lobbying Disclosure Act) чиновникам предоставляется право получать в год от посторонних лиц подарки на сумму не более 100 долларов, при этом цена одного предмета не должна превышать 50 долларов. Гонорар же за публичное выступление не может превышать 2000 долларов. Изощренность и бессилие подобных мер заключается в определении не только стоимости подарка, но и цены отдельного предмета и публичного выступления. Совершенно очевидно, что они носят характер паллиативов, то есть беспомощных попыток ограничить коррупционные поползновения чиновников. Поэтому этот закон, в сущности, представляет собой набор способов борьбы с коррупцией среди лоббистов.

     Выполнима ли задача в принципиальном плане, если ее сформулировать в виде политического лозунга: «Лоббизм – да! Коррупция – нет!»? Думается, подобная задача относится к числу тупиковых, т. е. бессмысленных, не решаемых. Вот почему лоббизм и коррупцию надо рассматривать в единстве как форму и содержание, поскольку первое зло есть форма проявления второго.

     Не случайно поэтому в большинстве стран Запада нет специальных законов о лоббизме. Нормы, регулирующие деятельность специалистов по продвижению экономических и иных интересов различных корпораций и крупных компаний в законодательных органах, скорее всего, можно назвать мерами противодействия лоббизму, нежели узаконения такового. В ФРГ, например, с 1972 года действует так называемый Кодекс поведения члена Бундестага и Положение о регистрации союзов и их представителей при Бундестаге. Можно ли такую деятельность назвать лоббистской? Вряд ли. Она более напоминает обычную юридическую практику. Правда, в соответствии с этим Кодексом депутаты тоже могут заниматься за вознаграждение проблемами, выносимыми на обсуждение комитетов парламента, но тогда они обязаны заранее заявить, чьи интересы они представляют в парламенте, чтобы избежать коррупционных злоупотреблений. Сокрытие этого может повлечь определенные санкции. Поэтому эти нормы в большей степени свидетельствуют об ограничении лоббизма, нежели его поощрении.

     Таким образом, совершенно очевидна связь между коррупцией и лоббизмом. Но что можно противопоставить коррупции в гражданском обществе? Как это ни странно, немало сторонников точки зрения, что на ее пути надежным заслоном может служить так называемый цивилизованный лоббизм. Считается, что бизнес-сообщества как основа гражданского общества более других заинтересованы в том, чтобы существующие сегодня коррупционные отношение сменила система цивилизованного лоббизма. Цивилизованный лоббизм якобы есть во всех странах. Утверждается, что лоббизм в органах власти необходим и неизбежен, но его надо ввести в цивилизованные формы. Предполагается, что принятием соответствующего законодательного акта можно обеспечить контроль за правильностью и законностью действий лоббистов. Вот что пишет украинский социолог Е.Б.Тихомирова: «Для того чтобы лоббизм стал формой цивилизованного согласования интересов и установления связей между их носителями и властью, необходимы определенные политические условия. Значение некоторых из них подтверждает практика стран, которые прошли период нелегального лоббизма и где сегодня он уже превратился в респектабельную и уважаемую профессию».  Но вот что настораживает, сторонники узаконения лоббистской деятельности не могут привести примеров лоббизма как «респектабельной и уважаемой профессии».

    Когда говорится о законных средствах и способах продвижения или защиты чьих-то интересов, не может быть и речи о привлечении к этому лоббиста. Лоббист появляется там, где закон препятствует удовлетворению завышенных требований какого-либо бизнесмена, например, в получении лицензии на сверхприбыльную деятельность. И тогда начинается интенсивный поиск людей в государственных структурах, от которых зависит принятие того или иного решения в обход закона, выискиваются способы оказания на него давления. Способы и средства воздействия могут оказаться эффективными только при условии, если у чиновника, от которого зависит принятие нужного решения, будет полная уверенность, что его труды, связанные с нарушением закона: а) не будут разоблачены и б) будут соответствующим образом вознаграждены. Все это является чистой воды коррупционной деятельностью. Если обеспечивается гарантия сохранения в тайне достигнутых договоренностей, если есть возможность беспрепятственно обойти закон, лоббизм торжествует и расширяет границы своего влияния. Именно поэтому лоббирование оказывается наиболее удачным способом и эффективной формой решения экономических и политических задач для лиц, которым действующий закон является преградой для обогащения. Иначе говоря, лоббизм позволяет с помощью правительственных чиновников путем подкупа, уговоров и обещаний добиться того, что не позволяет открытый и законный способ продвижения своих интересов.

     Чем вообще можно объяснить появление понятия «цивилизованный лоббизм»? Дело, видимо, в том, что категорически отрицать коррупционность лоббистской деятельности никто не решается. Но, может быть, в нем (лоббизме) есть какие-то привлекательные черты, которые можно назвать цивилизованными, то есть справедливыми, законными, гуманными. К тому же, как уже отмечалось, существует американская практика узаконения, легализации лоббизма. Почему бы этот опыт не внедрить в своей стране? По известным причинам все американское априори признается лучшим, достойным подражания. Этими соображениями, видимо, и объясняется появление таких понятий, как легализованный, цивилизованный лоббизм, который противопоставляется теневому, незаконному, коррупционному. Появились и такие понятия, как «черное» и «белое» лоббирование.  Все это делается для того, чтобы как-то теоретически обосновать необходимость принятия закона о лоббизме. Отсюда и попытки противопоставлять теневой лоббизм так называемому цивилизованному лоббизму. Оказывается, есть лоббизм в хорошем смысле этого слова, и его надо легализовать, разрешить, узаконить. Но есть плохой, негативный, порочный лоббизм, который надо осудить. Получается, что одно и то же явление имеет две ипостаси, два лица, обладает двумя сущностями. В необходимых случаях одну маску можно поменять на другую.

    Придание лоббизму черт, которые ему не свойственны, – открытости, прозрачности, цивилизованности – глубокое заблуждение. Лоббирование, как его ни назови, – теневое, легализованное, цивилизованное – не меняет своей сущности и не может ее изменить по той простой причине, что она (ее сущность), если угодно, генетически в ней заложена, а потому лоббист будет всегда стремиться скрыть от общества свои подлинные интересы и способы достижения своих целей. Лоббистская деятельность не имеет ничего общего с открытостью и прозрачностью своих намерений при принятии решений. Узаконение лоббистской деятельности как раз на руку лоббистам. Это придаст им уверенность в реализации своих противоправных действий. Закон будет служить прикрытием для различного рода мошеннических операций.

     На чем основано утверждение, что для противодействия теневому лоббизму и коррупции, которые идут рука об руку, считается крайне необходимой разработка закона о лоббистской деятельности? На чем строятся предположения, что такой закон обеспечит полную легализацию влияния по интересам в структурах бизнеса и власти, создаст условия для успешной реализации административных реформ? К сожалению, обоснований, которые рассеяли бы эти сомнения, нет. Даже напротив, неоднократные попытки принять такой закон заканчивались ничем. И не потому, что этому противились какие-то мифические силы. Когда говорят, что принятие подобного закона может стать действенным механизмом противодействия теневому лоббизму, его сторонники находятся в плену ложных представлений о сущности лоббизма. Это означает то же самое, как если бы мы говорили о придании цивилизованности некоторым видам и формам мошенничества, коррупции, воровства. Неудачи с принятием Закона о лоббизме вовсе не связаны с противодействием этому некоторых заинтересованных кругов бизнеса и власти, как это утверждается сторонниками узаконения лоббистской деятельности. Все с точностью до наоборот, они обусловлены невозможностью узаконения противозаконной деятельности. Но если гипотетически представить, что этому оказывается колоссальное противодействие со стороны различных корпораций, финансовых структур и олигархов разных уровней и купленных ими представителей законодательной и исполнительной власти, значит, можно признать, что лоббизм и здесь торжествует, оказывая успешное противодействие любым попыткам продвижения проектов закона о лоббистской деятельности.

     В чем причины неудач легализации лоббизма, придания ему цивилизованного характера? Не только в США, но и в других странах, строящих демократически открытое общество, эти усилия пока не увенчались успехом. Уже более десяти лет делаются попытки принять закон о лоббистской деятельности в России, Казахстане, да и в других странах, однако безуспешно. И дело не только и не столько в том, что этому якобы противятся законодатели и бизнесмены, которые при посредничестве лоббистов путем закулисных переговоров обеспечивают принятие выгодных для них законопроектов и правительственных решений. Все же большинство лоббистов и те, на кого они работают, прекрасно осознают, что их деятельность преимущественно носит нечестный характер и со временем будет разоблачена и наказана. По своей природе лоббизм не в состоянии работать в открытом режиме, при ярком свете, в присутствии большого скопления людей. Выражаясь фигурально, если высветить его лицо, он перестает быть самим собой, обретает иные черты и свойства. Легализовать лоббизм, придать ему цивилизованный характер означает изменить его облик, но тогда он характеризуется такими признаками, которые не имеют ничего общего с лоббизмом в том понимании, которое сегодня в него заложено.

    Не выдерживает критики утверждение о том, что под лоббизмом подразумевается способствование принятию органами власти тех или иных решений, не связанных с подкупом государственных чиновников. Деятельность, не связанная с подкупом государственных чиновников, не имеет никакого отношения к лоббизму. Это нечто иное. Когда говорят, что легализация лоббистской деятельности позволит сделать прозрачными взаимоотношения власти и бизнеса, чтобы избиратели видели, чьи интересы отстаивает тот или иной политик, происходит подмена понятий. Прозрачные взаимоотношения власти и бизнеса – это обычная юридическая практика. Подобную деятельность можно только приветствовать. Лоббистская же деятельность изначально предполагает достижение намеченных целей способами, которые преследуются по закону. Теневое лоббирование – это масло масляное. Лоббизм – явление, которое пребывает только в тени.

     Вновь обратимся к опыту правового регулирования лоббизма в США. Там, как уже было сказано, пытались, но, кажется, безуспешно, легализовать лоббизм. Даже если этот опыт в некоторых его аспектах признать вполне успешным, то этот успех обусловлен следующими обстоятельствами. «Легализованный», или «цивилизованный», лоббизм (мы вынуждены эти определения взять в кавычки, ибо цивилизованный или легализованный лоббизм – нонсенс) обретает характер адвокатской практики с элементами консультационной, посреднической деятельности. Но и в этом случае чувство беспокойства, видимо, остается. Иначе чем объяснить, что при регистрации лоббиста надо представлять огромное число бумаг. Помимо данных о себе и прошлой своей деятельности нужны отчеты и список вопросов, по которым он собирается или уже проводил лоббирование. Настораживает и такой момент: законодательство США рассматривает лоббирование в тесной связи с коррупционным законодательством, в том числе жесткий контроль за подношением подарков высокопоставленным лицам, поездки за рубеж, финансирование компаний и т. д.

     Беда даже не в этих перечисленных бюрократических издержках, а в том, что все равно скрытый лоббизм остается. В самом деле, можно ли как-то запретить кулуарные встречи и договоренности, которые почему-то называются деловыми контактами? Они основываются на доверительных началах, взаимных услугах, часто в обход закона.

    То, что принято называть легализованным лоббизмом, на самом деле представляет собой обычную практику адвокатской деятельности. Возьмем опыт Канады. Там законом о регистрации лоббистов выделили три категории лоббистов: 1) лоббист-консультант; 2) внутренний лоббист корпорации; 3) внутренний лоббист организации. Что изменится, если мы в этой классификации слово «лоббист» заменим словами «адвокат», «юрист»? Ничего! Суть та же: поддержание интересов своих клиентов, фирм, корпораций и т. д., но уже на законных основаниях, не имеющих ничего общего с подлинным лоббизмом.

    Не случайно в таких странах, как Франция, Италия, Германия, вообще нет законодательства о лоббизме. А в Индии лоббизм преследуется по закону как одна из разновидностей коррупции.

    Нет конкретных нормативных актов, регламентирующих лоббистскую деятельность, и в Европейском Союзе. Там поступили разумно, приняв так называемый «Кодекс поведения консультантов», который определяет этические правила взаимоотношений учреждений Европейского Союза с заинтересованными организациями, фирмами, корпорациями и их представителями, прежде всего через их юридические службы.

  Какие выводы следуют из всего сказанного?

     Современный лоббизм – сугубо американское изобретение, порожденное самой политической системой Соединенных Штатов. Там лоббирование считается вполне законной профессией, которая стара настолько, сколько существует американская демократия. С самого начала к лоббистской деятельности стали относить попытки заполучить голоса законодателей путем их подкупа. В дальнейшем лоббисты весьма успешно внедрились в сферу теневой экономики. Сегодня в США лоббирование представляет собой весьма доходный бизнес для всех штатов без исключения. Решения на многомиллионные сделки принимаются практически каждый день по самым животрепещущим вопросам, например: получение лицензии на какой-либо вид деятельности, дающий большие дивиденды; заключение выгодных контрактов на дорожные и строительные работы; сервисное обслуживания различных служб; установление соответствующих цен на лекарственные препараты и т. д.

     Коррупционная деятельность лоббистов очевидна для всех. Очевидно и то, что запретить этот вид деятельности практически невозможно. Время от времени предпринимаются попытки ограничить сферу деятельности лоббистов. Еще в XIX веке в некоторых штатах постановили считать лоббизм на своей территории преступлением. С начала XX века стали вноситься законопроекты об ограничении лоббистской деятельности. Именно так следует расценивать Федеральные законы 1946 и 1995 годов о регулировании лоббизма. Но и они оказались неэффективны, поскольку скандалы, связанные с разоблачениями незаконных сделок с участием лоббистов, не прекращаются и по сей день.

     Лоббизм – явление тщательно скрываемое, трудно узнаваемое, но в то же время всегда сопутствующее некоторым процессам, где сталкиваются экономические, политические интересы различных групп, партий, движений, фирм, корпораций. Всегда находятся люди, обладающие профессиональными навыками, хорошо налаженными связями, готовые за вознаграждение добиться принятия какого-либо решения в обход закона. В этом и заключается суть лоббистской деятельности. Узаконение такой деятельности – самообман. Как только лоббизм укладывается в рамки закона, он перестает быть таковым и превращается в обычную юридическую службу по оказанию различных услуг. Но если легальная деятельность не приносит успеха, что нередко случается, а интересы какой-либо корпорации, фирмы, бизнес-объединений настоятельно требуют принятия искомого закона, на авансцене появляется фигура лоббиста, предлагающего свои услуги за большое вознаграждение. Скрытость, латентность дает возможность выживать этому негативному явлению. Лоббизм постоянно мимикрирует под различные формы и виды легальной деятельности. Если лоббисты под видом защиты законных интересов своих клиентов организовали поток публикаций в средствах массовой информации с разоблачительными и клеветническими измышлениями в адрес своих оппонентов, письменных обращений, массовых петиций с призывами принятия какого-либо закона либо отмены уже принятого и этими акциями достигли своих целей, доказать незаконность подобных акций очень трудно.

      Однако незаконность, даже преступность подобных действий выражается в получении несоразмерно высоких вознаграждений за оказанные услуги. В результате закон может быть принят, противник оклеветан, высокие прибыли реальны и ожидаемы. Таким образом, опасность лоббирования заключается в последствиях, в нанесении ущерба государственным и общественным интересам.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика