Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Способы и пределы восполнения пробелов в законодательстве о государственной гражданской службе
Научные статьи
18.08.10 11:33

вернуться


 
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Государственная служба и управление
Миннигулова Д. Б.
Способы и пределы восполнения пробелов в законодательстве о государственной гражданской службе
Данная статья посвящена сравнительно-правовому анализу законодательства о государственной гражданской службе и трудового законодательства, регулирующего труд наемных рабочих. Поскольку правовое регулирование труда государственных гражданских служащих аналогично регулированию труда наемных работников, автор предлагает осуществлять восполнение пробелов в законодательстве о государственной гражданской службе по аналогии с трудовым законодательством.

ВЕНТС – мировой лидер вентиляционного производства. Компания ВЕНТС – крупнейшее в мире предприятие по производству вентиляционного оборудования. Вентс вся подробная информация на сайте http://www.aeromag.com.ua


В законодательстве любой отрасли права, и законодательство о гражданской службе не со-ставляет исключения из этого правила, возникает необходимость восполнения (преодоления) пробелов, основным направлением которого является использование норм конституционного, административного, трудового, гражданского, финансового и иных отраслей права.
В связи с тем, что правовой статус государственных гражданских служащих по общим на-правлениям во многом аналогичен правовому положению работников наемного труда, восполне-ние (преодоление) пробелов в государственной гражданской службе в основном осуществляется на основе применения норм трудового законодательства.
Возможность применения норм трудового законодательства в регулировании правового статуса государственных гражданских служащих непосредственно предусмотрена федеральным и региональным законодательством о государственной гражданской службе. Согласно ст. 73 Феде-рального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»  (далее – Фе-деральный закон о гражданской службе) законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, со-держащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской служ-бой, в части, не урегулированной Федеральным законом.
Понятие пробелов в праве и причины их возникновения достаточно полно освещены в ли-тературе общей теории права. Некоторые, на наш взгляд несущественные, различия связаны в основном с терминологией. В одних случаях говорится о пробелах в законодательстве,   в других – о пробелах в праве.  Терминологические расхождения обусловлены различными подходами к оп-ределению понятия законодательства и понятия права. Однако в основном во всех случаях речь идет об отсутствии в законодательстве необходимых для правоприменительной практики норма-тивных правовых положений.
Более аргументированным, по нашему мнению, является применение термина «пробелы в законодательстве». В данном случае, во-первых, речь идет об отсутствии самодостаточности и полноты именно законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих определенную сферу общественных отношений; во-вторых, не требуется уточнения самого понятия права, кото-рое в общей теории права трактуется различным образом; в-третьих, утверждение о пробелах в праве ориентирует, предполагает и дает возможность выхода за пределы нормативно-правового регулирования, позволяет беспредельно расширить само понятие права и сферу его применения.
Определенные различия имеют место также в установлении причин возникновения про-белов в законодательстве. Так, А.С.Шабуров считает, что пробелы в законодательстве возникают в основном вследствие двух причин, «во-первых, в результате появления новых общественных от-ношений, которые в момент принятия закона не существовали и не могли быть учтены законода-телем; во-вторых, из-за упущений при разработке закона».
По мнению А.Б.Венгерова, пробелы в праве возникают по объективным и субъективным причинам. При этом объективные причины, по его мнению, состоят в неготовности законодателя принять полноценный закон, способный урегулировать круг определенных общественных отно-шений в силу столкновения интересов различных социальных групп, политических партий, от-сутствия четкой позиции по целям и направленности правового регулирования определенного вида общественных отношений. К субъективным причинам указанный автор относит «ускорен-ное» принятие закона, несовершенство и отсутствие надлежащей законодательной техники, не-достаточную «проработку» того или иного закона.
Пробелы в законодательстве преодолеваются двумя способами: путем применения анало-гии права и путем применения аналогии закона. За некоторыми незначительными различиями под аналогией права понимается применение права исходя из общего смысла и общих начал права. Наряду с общими положениями национального права источником могут быть общепри-знанные принципы и нормы международного права, общие нормы Конституции. Аналогия зако-на – это применение в «пробельной» ситуации сходной конкретной нормы права.
Несколько иное утверждение сводится к тому, что пробел в законодательстве – это отсутст-вие конкретной нормы, необходимой для регламентации отношения, входящего в сферу правово-го регулирования. При этом считается, что аналогия закона – это применение к неурегулирован-ному конкретной нормой спорному отношению нормы права, регулирующей сходные отношения, а аналогия права – это применение к неурегулированному конкретной нормой спорному отноше-нию при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законода-тельства. Применение аналогии права обосновано при наличии двух условий: при обнаружении пробелов в законодательстве и при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, что не дает возможности использовать аналогию закона.
Особенности восполнения пробелов в служебном праве обусловлены пределами примене-ния аналогии закона и аналогии права в регулировании государственной гражданской службы. Общетеоретический подход и признание общей возможности применения аналогии закона для восполнения (преодоления) пробелов в отраслевом законодательстве оставляет открытым ряд практических вопросов при восполнении (преодолении) пробелов в законодательстве о государ-ственной гражданской службе, в правоприменении и уточнении норм, регулирующих правовой статус государственных гражданских служащих. Основными из них являются: обоснованность применения норм определенной, а не иной отрасли права (например, трудового, а не админист-ративного права); установление пределов использования норм соответствующей отрасли законо-дательства. Особенно актуальными эти вопросы становятся, когда применение аналогии закона или аналогии права опирается на нормы отраслей права, имеющие различные, порой «несовмес-тимые» и взаимоисключающие методы правового регулирования (например, административное, гражданское, финансовое право).
Возможность применения норм трудового права в регулировании государственной граж-данской службы и, следовательно, применения права по аналогии непосредственно предусмотре-на Федеральным законом о государственной гражданской службе (ст. 73). В то же время остается нерешенной проблема о пределах и способах восполнения (преодоления) пробелов, связанных с необходимостью конкретизации правовых возможностей государственных гражданских служа-щих, что обусловлено особенностями законодательства о государственной гражданской службе. С одной стороны, Федеральный закон о гражданской службе является «трудовым кодексом» рос-сийских чиновников, а с другой – его относят к сфере административного права (называют адми-нистративно-правовым нормативным актом).
При решении вопроса о возможности применения норм трудового права в регулировании государственной гражданской службы возникают следующие проблемные моменты:
– во-первых, установление сферы правовых отношений государственных гражданских слу-жащих, которая носит межотраслевой характер и регулируется несколькими отраслями права. На государственной гражданской службе возникают конституционные, административные, служеб-ные, трудовые и иные правоотношения, именуемые нередко интегрированными понятиями «го-сударственно-служебные отношения», «служебные отношения»;
– во-вторых, пределы применения трудового права в регулировании государственной гражданской службы обусловлены спецификой правового положения (статуса) государственных гражданских служащих, как лиц, наделенных, с одной стороны, властно-управленческими функ-циями, а с другой – являющихся лицами наемного труда;
– в-третьих, установление объема и действительных пробелов в законодательстве о госу-дарственной гражданской службе ограничено и связано с отсылочными нормами служебного права, которыми предусматривается принятие специальных подзаконных нормативных правовых актов (указов Президента и постановлений Правительства Российской Федерации), а также ло-кальных актов, принимаемых федеральными и региональными органами исполнительной власти (в частности положений, инструкций, правил внутреннего служебного распорядка, должностных регламентов и др.).
Сложность восполнения (преодоления) пробелов в правовом статусе государственных гра-жданских служащих состоит также в том, что термин «не урегулированный», применяемый в ст. 73 Федерального закона о гражданской службе, можно понимать в широком и узком смысле сло-ва. В широком смысле отсутствие соответствующих норм означает возможность применения лю-бых положений трудового законодательства при выявлении пробелов в служебном праве. При уз-ком понимании названного термина следует учитывать специфику правового положения государ-ственных гражданских служащих, определяемого федеральными и региональными законами.
Совершенно оправданным, по нашему мнению, будет являться применение нормативных положений трудового права при регулировании, например, служебного времени и времени отды-ха государственных гражданских служащих, в частности, при исчислении среднего денежного со-держания для компенсации государственному гражданскому служащему ежегодного оплачивае-мого отпуска, оплаты листка нетрудоспособности (больничного), установления размера удержа-ний из денежного содержания; правил привлечения к сверхурочной службе или службе в выход-ные и нерабочие праздничные дни, порядка их оплаты. В то же время вызывает сомнение воз-можность использования на государственной гражданской службе норм трудового права, регули-рующих работу по совместительству (особенно внутреннее совместительство), правил рассмотре-ния коллективных служебных споров, правил проведения забастовки и некоторых других.
Сложность реализации норм трудового права в регулировании государственной граждан-ской службы связана также с тем, что многие нормы Федерального закона о гражданской службе предусматривают принятие указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, которые должны конкретизировать и восполнять пробелы в правовом регулировании государственной гражданской службы. Вместе с тем, отсылочные нормы не всегда находят свое подтверждение в своевременном принятии соответствующих нормативных правовых актов, призванных воспол-нять (преодолевать) пробелы в служебном законодательстве. Нередко устанавливается только сфера действия служебного законодательства, очерчивается круг правоотношений, которые под-лежат регулированию на основе правовых норм о государственной гражданской службе, но сами нормы длительное время не принимаются.
Программные нормы, на которые делаются отсылки в федеральном законодательстве о го-сударственной гражданской службе, т. е. нормы, принятие которых только «планируется», обу-словливают необходимость применения соответствующих норм иных отраслей права, восполне-ния (преодоления) пробелов на основе аналогии закона, в частности, применения нормы трудо-вого права. Нормы трудового права по связи с нормами законодательства о государственной гра-жданской службе, а также возможности применения в регулировании правоотношений государ-ственных гражданских служащих можно дифференцировать на три группы:
– первую составляют нормы трудового права, которые в бесспорном порядке могут и долж-ны применяться в регулировании условий несения государственной гражданской службы (на-пример, порядок расчета среднего денежного содержания при уходе в отпуск или больничного);
– вторую образуют нормы трудового права, применение которых в регулировании государ-ственной гражданской службы вызывает определенные сложности и, как следствие, требует опре-деленной «корректировки» и привязки к государственной гражданской службе (например, регу-лирование социального партнерства, принятие коллективных договоров, работа по совместитель-ству и др.);
– к третьей группе относятся нормы трудового права, применение которых в регулирова-нии государственной гражданской службы является либо невозможным, либо дискуссионным, либо носит узкий характер или не всегда правомерно (например, регулирование коллективных трудовых споров и возникновение аналогичного коллективного служебного спора на государст-венной гражданской службе).
Системный анализ Федерального закона о гражданской службе можно проводить с двух позиций – административного и трудового права. С одной стороны, Федеральный закон о граж-данской службе определяется как административный акт, т. е. отнесен к сфере административно-го права. Однако по своему содержанию Федеральный закон о гражданской службе направлен на регулирование условий труда государственных гражданских служащих. В законе эти условия (слу-жебная деятельность) государственных гражданских служащих получили название «правовое по-ложение (статус) государственных гражданских служащих». Очевидно, поэтому, с одной стороны, названный закон отнесен к сфере регулирования труда гражданских служащих, а с другой – к сфере административного права.
Теоретически можно согласиться, что по форме Федеральный закон о гражданской службе относится к административному праву. Это обусловлено главным образом применением специ-фической служебно-правовой терминологии, использованием понятий, терминов, определений, применяемых в административном (служебном) праве, а с другой стороны, по своему содержанию большинство анализируемых норм являются нормативными положениями, регулирующими сферу труда специфической категории работников – государственных гражданских служащих.
Особенно ярко проявляется применение норм трудового законодательства в гл. 6 «Основ-ные последствия прекращения служебного контракта». Это нашло, в частности, отражение в том, что общие основания прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должно-сти гражданского служащего и увольнения с гражданской службы (ст. 33) почти дословно вос-производят содержание ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации  (далее ТК РФ). Растор-жение служебного контракта по соглашению сторон (ст. 34) соответствует ст. 78 ТК РФ. Расторже-ние срочного служебного контракта (ст. 35) соответствует ст. 58 Трудового кодекса РФ. Расторже-ние контракта по инициативе гражданского служащего (ст. 36) соответствует ст. 80 Трудового ко-декса РФ. Расторжение служебного контракта по инициативе представителя нанимателя (ст. 37) воспроизводит содержание ст. 81 Трудового кодекса. Приостановление и прекращение служебно-го контракта по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (ст. 39), полностью соответствует ст. 83 Трудового кодекса РФ и т. д.
Особым основанием расторжения служебного контракта является выход государственного гражданского служащего из гражданства Российской Федерации (ст. 41), непредставление сведе-ний об имущественном положении. Таких и других аналогичных оснований увольнения с работы трудовое законодательство не предусматривает.
Нормы гл. 8 Федерального закона о гражданской службе «Служебное время и время отды-ха» соответствуют ст. 91–105 («Рабочее время») и ст. 106–127 («Время отдыха») ТК РФ. Глава 11 Федерального закона о гражданской службе «Государственные гарантии на гражданской службе» соответствует Разделу 7 Трудового кодекса (ст. 164–188) и т. д.
Наряду с указанным воспроизведением норм Трудового кодекса имеют место множество других нормативных положений, воспроизводящих трудовое законодательство. В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько целесообразно включать и повторять нормы трудового права (общие трудовые права и обязанности) в комплексных (межотраслевых) норма-тивных правовых актах, регулирующих специфику труда отдельных категорий работников (вра-чей, преподавателей, гражданских служащих, научных работников и т. д.). Это полностью следует отнести и к законодательству о государственной гражданской службе.
В связи с отраслевым построением российского законодательства нормы Федерального за-кона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» можно дифференцировать на три относительно самостоятельных вида: административно-правовые (служебные), служебно-трудовые и нормы трудового права. Критерием такой классификации является направленность, содержание, предмет и метод регулирования служебных отношений и особенности правового ста-туса государственных гражданских служащих.
К нормам служебного права, по нашему мнению, следует отнести: ст. 3 Федерального за-кона о гражданской службе, дающую понятие государственной гражданской службы; нормы гл. 2,  устанавливающей должности государственной гражданской службы (понятие, классификацию, реестры, классные чины, квалификационные требования к должностям гражданской службы); нормы гл. 7 «Персональные данные гражданского служащего. Кадровая служба государственного органа»; нормы гл. 13 «Формирование кадрового состава гражданской службы»; нормы гл. 14 «Финансирование и программы развития гражданской службы».
К служебно-трудовым нормам следует отнести: ст. 4 Федерального закона о граждан-ской службе, закрепившую принципы государственной гражданской службы; нормы гл. 3, уста-навливающей правовое положение (статус) гражданского служащего (основные права и обязан-ности, ограничения и запреты, связанные с гражданской службой, требования к служебному по-ведению, регулирование конфликта интересов, представление сведений о доходах); нормы гл. 4 «Поступление на гражданскую службу»; нормы гл. 9 «Прохождение гражданской службы».
К нормам трудового права, по нашему мнению, относятся: нормы гл. 5 Федерального за-кона о гражданской службе «Служебный контракт»; нормы гл. 6 «Основания и последствия пре-кращения служебного контракта»; нормы гл. 8 «Служебное время и время отдыха»; нормы гл. 10 «Оплата труда гражданских служащих», при этом в самом названии данной главы прямо гово-рится, что оплачивается труд гражданских служащих. К трудовому праву относятся также нормы гл. 11 «Государственные гарантии на гражданской службе»; нормы гл. 12 «Поощрение и награж-дения. Служебная дисциплина на гражданской службе»; нормы гл. 16 «Рассмотрение индивиду-альных служебных споров».
Предложенная дифференциация норм Федерального закона о гражданской службе, разу-меется, является условной и теоретической. Каждая из названных групп нормативных положений обладает элементами как административного (служебного) права, поскольку влияет на условия труда государственных гражданских служащих, на их правовой статус, так и норм  трудового пра-ва, закрепленных в административно-правовом нормативном акте.
Общий вывод, который можно сделать, состоит в том, что Федеральный закон о государст-венной гражданской службе в большинстве своем ориентирован на нормы трудового права с применением терминологии служебного права. В рассматриваемом Федеральном законе боль-шинство правовых норм по своему содержанию полностью и нередко почти дословно воспроиз-водят соответствующие нормы Трудового кодекса РФ. Незначительное различие состоит лишь в том, что правовое положение государственных гражданских служащих формулируется с исполь-зованием специальной «служебной» терминологии. Это, с одной стороны, значительно усложни-ло и увеличило объем Федерального закона о гражданской службе, а с другой – обособило право-вое регулирование труда (служебной деятельности) государственных гражданских служащих, ко-торое объективно выдвигает необходимость формирования комплексной отрасли (или подотрас-ли) на стыке государственного, административного и трудового права.
Другой вывод, который можно сделать на основе сравнительного анализа Федерального закона о гражданской службе и трудового законодательства, состоит в том, что не следует ото-ждествлять административные (служебные) и трудовые правоотношения государственных гражданских служащих. Если первые (административные) правоотношения призваны выпол-нять функции государственного управления и определяются правовым положением и направле-ниями деятельности государственного органа, то вторые (трудовые) являются общими для госу-дарственного гражданского служащего, независимо от занимаемой должности государственной гражданской службы и особенностей служебного контракта.
Пределы применения норм трудового права в регулировании государственной граждан-ской службы связаны с особенностями правового статуса государственных гражданских служащих и управленческими функциями, которые они призваны выполнять. При рассмотрении вопроса о способах и пределах восполнения (преодоления) пробелов в служебном законодательстве норма-ми трудового права возникает проблема соотношения служебного и трудового права и приорите-та отдельных отраслей законодательства.
В литературе имеют место различные мнения по данному поводу. Большинство авторов утверждает, что законодательство о труде может применяться к государственно-служебным от-ношениям лишь в тех случаях, когда они не урегулированы специальными административно- правовым нормами.  Вместе с тем, высказываются противоположные мнения. В частности, А.Ф.Ноздрачев утверждает, что «закон о госслужбе не устанавливает приоритет законодательства о госслужбе перед трудовым законодательством, а лишь упоминает об особенностях трудовых от-ношений в госслужбе».
Новый Федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ», как справедливо отмечается в литературе, устанавливает однозначный приоритет специального законодательства о государственной гражданской службе над нормами трудового права, определяя, что последние могут применяться и применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, лишь в части, не урегулированной Федеральным законом «О государственной гражданской службе Рос-сийской Федерации». Отсюда делается вывод, с которым следует согласиться: «…если один и тот же аспект организации труда гражданских служащих урегулирован и в трудовом, и в администра-тивном законодательстве, должны применяться нормы последнего; нормы же трудового права применяются, только если законодательство о государственной гражданской службе вообще не регулирует данный вопрос».
Новую попытку отстоять приоритет норм трудового права по отношению к отраслевым и комплексным федеральным законам, в том числе к законодательству о государственной граждан-ской службе, в настоящее время предпринимает проф. Ю.П.Орловский. Известный ученый в об-ласти трудового права обосновано утверждает, что одной из проблем дальнейшего совершенство-вания трудового законодательства является проблема единства законодательства.  При этом до-воды о приоритете норм трудового права над законодательством о государственной гражданской службе (нормами служебного права) сводятся к следующему.
По мнению указанного автора, «статья 5 ТК РФ предусматривает, что нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать Трудовому кодексу, а в случае про-тиворечий между Трудовым кодексом и иными федеральными законами, содержащими нормы трудового права, применяются положения Трудового кодекса. Если вновь принятый федераль-ный закон противоречит ТК РФ, то этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений и дополнений в Трудовой кодекс».
Сомневаясь в столь категоричном выводе, указанный автор пишет, что эти положения не бесспорны, если рассматривать особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников. В качестве примера приводится ст. 21 ФЗ от 14 ноября 2002 г. № 161 «О государст-венных и муниципальных унитарных предприятиях»,  в которой говорится, что руководитель унитарного предприятия не вправе занимать должность или заниматься другой оплачиваемой деятельностью в государственных органах, органах местного самоуправления, коммерческих и некоммерческих организациях, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельно-сти. Отсюда делается заключение, что, по существу, это запрет на совместительство.
Статья 276 ТК РФ устанавливает иное правило: руководитель организации может занимать оплачиваемые должности в других организациях, но только с разрешения уполномоченного ор-гана юридического лица, либо собственника имущества организации, либо уполномоченного соб-ственником лица (органа). Таким образом, если исходить из правила, установленного ст. 5 ТК РФ, то ст. 21 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» применяться не должна.
Аналогичный анализ дается по соотношению законодательства о государственной граж-данской службе и трудового законодательства. Ю.П.Орловский, в частности, утверждает, что «не-безупречна по тем же соображениям и юридическая сила многих правовых норм, касающихся трудового законодательства, содержащихся в Федеральном законе от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», поскольку они устанавливают иные правила по сравнению с Трудовым кодексом. Так, в соответствии со ст. 27 указанного закона в акте государственного органа о назначении на должность государственной гражданской службы и служебном контракте сторонами может быть предусмотрено испытание государственного граж-данского служащего продолжительностью от трех месяцев до одного года. Максимальный срок испытания по Трудовому кодексу РФ – шесть месяцев».
По мнению Ю.П.Орловского, если имеются не совпадающие по содержанию правовые нормы в ТК РФ и иных федеральных законах, устанавливающие особенности правового регулиро-вания труда отдельных категорий работников, то такие несовпадения нельзя считать коллизией. При решении данного вопроса следует учитывать ст. 11 ТК РФ, предусматривающую, что особен-ности правового регулирования труда отдельных категорий работников (руководителей органи-заций, лиц, работающих по совместительству, женщин, лиц с семейными обязанностями, моло-дежи, государственных служащих и других) устанавливаются федеральными законами. В связи с этим можно говорить о равнозначной юридической силе ТК РФ и иных федеральных законов, ес-ли предмет регулирования – особенности труда отдельных категорий работников. Данный вывод, по мнению ученого, целесообразно более четко отразить в Кодексе.
Нельзя не признать, что согласование отдельных федеральных законов требует более тща-тельного подхода с целью устранения противоречий и придания им объективной системности. Однако с выводом о приоритете ТК РФ над другими федеральными законами, в частности, Феде-ральным законом от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Россий-ской Федерации» согласиться трудно, так как приведенных указанным авторов доводов и обосно-ваний для этого недостаточно.
Во-первых, не учитывается, что нормы трудового права при переходе (заимствовании) в другую отрасль права, отраслевой или межотраслевой федеральный закон изменяют свое содер-жание («окраску») настолько, что становятся служебными. Во-вторых, по времени принятия дей-ствует более поздний (последний) федеральный закон, который вводится после введения в силу ТК РФ. В-третьих, имеет место такая специфика труда отдельных категорий работников, которая требует принятия специального (ориентированного на конкретную категорию работников, отра-жающего «профессионализм» этих работников) акта. В-четвертых, отраслевое деление норм пра-ва не дает преимущества какому-либо блоку (системе) законодательства. В-пятых, отсутствуют четкие процедуры внесения изменений (согласование) во вновь принимаемые нормативные пра-вовые акты, которые «наслаиваются» друг на друга, в том числе это относится и к Федеральному закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Наконец, не учитывает-ся прямое предписание ст. 74 Федерального закона о гражданской службе о порядке применения законов и иных нормативных правовых актов о государственной службе в связи с вступлением в силу Федерального закона о гражданской службе.
Указанная статья гласит: «Впредь до приведения федеральных законов, иных норматив-ных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъ-ектов Российской Федерации о государственной службе в соответствие с настоящим Федеральным законом федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации о государственной службе применяются постольку, поскольку они не противоречат настоящему Федеральному закону» (курсив наш. –Д.М.).
Объективно не урегулированных положений о государственной гражданской службе дос-таточно много. Они касаются почти всех правовых институтов государственной гражданской службы. Необходимость восполнения (преодоления) пробелов, в частности, возникает: в регули-ровании служебного времени и времени отдыха государственных гражданских служащих; норми-рования труда (службы); в регулировании гарантий и компенсаций на государственной граждан-ской службе; в правовом регулировании материальной ответственности на государственной граж-данской службе.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика