Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовые аспекты борьбы с негативными экологическими последствиями космической деятельности
Научные статьи
18.08.10 11:38

вернуться

 
ЕврАзЮж № 7 (26) 2010
Экологическое право
Мохаммад С.А.
Международно-правовые аспекты борьбы с негативными экологическими последствиями космической деятельности
В статье анализируются основные виды негативного воздействия космической деятельности на окружающую среду, особый акцент делается на борьбу с загрязнением космического пространства «космическим мусором». Раскрываются основные положения принятых в 2007 г. Руководящих принципов по предупреждению образования космического мусора. Предлагается концепция международной ответственности за ущерб, причиненный космическим мусором.

  Европейское гражданство, вся подробная информация на сайте http://www.ppcz.cz
     Как справедливо отмечалось в докладе Генерального секретаря ООН «Воздействие космической деятельности на окружающую среду» от 10 декабря 1993 г., проблема засорения космического пространства имеет международный глобальный характер: нет засорения национального околоземного космического пространства (ОКП), есть засорение космического пространства Земли, одинаково негативно влияющее на все страны, прямо или косвенно участвующие в его освоении.

   Отечественные и зарубежные исследователи обычно выделяют следующие виды воз-действия космической деятельности на окружающую среду:
– привнесение инородных веществ в природную среду Земли из космоса;
– засорение ОКП продуктами деятельности человека – техногенными космическими тела-ми;
– локальное (0,5–1 км по высоте, 100–200 км2 по площади) токсичное загрязнение облаков, выпадение кислотных дождей, изменение погодных условий и увеличение содержания в воздухе взвешенных частиц в районе старта ракет-носителей в результате выбросов хлористого водорода и окислов алюминия, содержащихся в продуктах сгорания некоторых носителей;
– разрушение озонового слоя в результате воздействия водяных паров, содержащихся в значительных количествах в продуктах сгорания ракетных двигателей, окислов азота, образующихся из азота и кислорода воздуха под воздействием высоких температур в факелах ракетных двигателей, а также хлористого водорода, содержащегося в реактивных струях в продуктах сгорания твердотопливных ракетных двигателей и являющегося общепризнанным активным озоноразрушающим веществом;
– возникновение искусственных облаков на высоте 70–90 км над уровнем моря в результате кристаллизации воды, выбрасываемой наряду с другими продуктами сгорания ракетных двигателей;
– возникновение различного рода аномалий в виде свечения ионосферы, изменения распространения радиоволн, возбуждения волновых явлений различного рода в связи с образованием ионосферных «дыр», являющихся областями с пониженной плотностью электронов, возникающих от взаимодействия молекул H2, H2O и CO2 с компонентами ионосферной плазмы;
– радиоактивное загрязнение окружающей среды в результате аварийных ситуаций с космическими летательными аппаратами (КЛА), оборудованными радиоизотопными и ядерными энергетическими установками.

      Первый вид воздействия раньше других вызвал озабоченность мирового сообщества, вследствие чего уже в 1967 г. в Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, была включена ст. IX, в соответствии с которой «государства – участники Договора осуществляют изучение и исследование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, таким образом, чтобы избегать их вредного загрязнения, а также неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества…». Договор оставил без ответа вопрос о том, какие соответствующие меры должны предприниматься государствами в случае свершившегося факта привнесения внеземного вещества. Такая неопределенность сохранилась и после заключения в 1979 г. Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах, которое в п. 1 ст. 7 закрепило, что «осуществляя исследование и использование Луны, государства-участники принимают меры для предотвращения на-рушения сформировавшегося равновесия ее среды вследствие внесения неблагоприятных изменений в эту среду, ее вредоносного загрязнения вследствие доставки посторонних для этой среды веществ или каким-либо иным путем. Государства-участники принимают также меры во избежание внесения неблагоприятных изменений в окружающую среду Земли вследствие доставки внеземного вещества или каким-либо иным путем».

     Более того, запрос международных консультаций по ст. IX Договора по космосу во избежание потенциально вредных помех от космической деятельности государств-участников не является обязательством.

     В отношении последних пяти видов воздействия космической деятельности на окружающую среду оценка «вклада» практической космонавтики в проявление и обострение экологических проблем далеко не однозначна. Суждения на этот счет порой прямо противоположны. Одни авторы приписывают чуть ли не ведущую роль космической деятельности в деле разрушения озонового слоя и изменения погодно-климатических условий на планете. Другие, напротив, полагают, что негативные эффекты, возникающие в районе старта КЛА в виде токсичного загрязнения облаков, выпадения кислотных дождей и изменения погодных условий, являются кратковременными, «поскольку сильные турбулентные движения в при-земной атмосфере приводят к быстрому перемешиванию выброшенных химических компонентов и снижают их концентрацию до уровней, ниже допустимых по безопасности для человека и животных»,  и что суммарное воздействие на атмосферу, связанное с космической деятельностью человека, значительно меньше влияния, обусловленного его хозяйственной деятельностью на Земле.

    Поэтому здесь лишь укажем на инцидент с советским спутником «Космос–954», который имел место в январе 1978 г. После его падения на канадскую территорию Канада вы-двинула претензию относительно компенсации расходов на поиски, обнаружение, удаление, проверку радиоактивных остатков и очистку зараженных районов. Канада утверждала, что она применяет «соответствующие критерии, установленные общими принципами международного права, согласно которым справедливая компенсация рассчитывается на основе включения в претензию лишь тех расходов, которые носят разумный характер, непосредственно обусловлены вторжением спутника и его остатков и которые могут быть рассчитаны с разумной степенью точности». Вопрос был урегулирован в 1981 г. в результате соглашения о выплате Канаде ex gratio 3 млн. канадских долларов, что составило примерно половину первоначально запрошенной суммы.

     Сегодня внимание ученых всего мира сосредоточено на решении проблемы техногенного засорения ОКП. Хотя с начала освоения космоса прошло чуть более полувека, человечество за столь короткий срок не только успело произвести более 4 тыс. запусков ракет-носителей, но и умудрилось изрядно засорить космическое пространство. Ближние и дальние окрестности нашей планеты постепенно превратились в «помойку».

      Конечно, если сравнивать с земными свалками, то космического мусора ничтожно мало – его масса на низких околоземных орбитах составляет всего около 5000 т, – но и он представляет нешуточную угрозу для человечества. И угроза эта с каждым годом растет, а эффективных решений проблемы пока не предложено.

      Что же такое космический мусор? В категорию так называемого космического мусора в настоящее время принято включать отработавшие верхние ступени ракет-носителей и разгонные блоки, отслужившие свой срок КЛА, в том числе отделившиеся от них в космосе эле-менты конструкции типа переходников, крышек, пружинных толкателей, пироболтов. Сюда же относятся потерянные космонавтами при выходе в открытый космос перчатки, отвертки,  кинокамеры, а также многочисленные фрагменты, образовавшиеся в результате само-произвольных взрывов или столкновений объектов.

     По оценке специалистов, сегодня в ОКП находится свыше 200 тыс. объектов размером более 1 см и свыше 330 млн. объектов размером более 1 мм. Космические аппараты выходят из строя с завидной регулярностью, в результате плотность космического мусора на орбите ежегодно увеличивается на 4 %. Из-за них любая космическая миссия связана с немалым риском. Особая опасность космического мусора связана с тем, что он перемещается в пространстве с огромной скоростью. В космосе мы имеем дело со скоростями столкновений до 15 км/сек, это почти 50 тыс. км/ч. Поэтому даже частица, линейные размеры которой составляют лишь 1 см, может серьезно повредить КЛА.

     Так, на американском спутнике-платформе LDEF, который был возвращен на Землю после почти 6-летнего пребывания на орбите, было обнаружено около 500 выбоин от частиц искусственного происхождения размером от 0,01 см и более. За время эксплуатации американских «шаттлов» зарегистрированы тысячи столкновений с частицами размером в 1 мм и меньше. Обшивка возвратившихся из космоса «челноков» каждый раз оказывалась бук-вально усеяна выбоинами до 1 см глубиной. 80 раз на «шаттлах» приходилось менять иллюминаторы. В июле 1996 г. на высоте примерно 660 км французский спутник CERISE столкнулся с фрагментом третьей ступени французской же ракеты Arian, запущенной много раньше, в результате чего работоспособность спутника была частично нарушена. Относи-тельная скорость во время столкновения составляла около 15 км/сек, или около 50000 км/ч.

     В ходе полетов многоразового транспортного космического корабля «шаттл» орбитальные ступени выполняли маневры уклонения с тем, чтобы исключить катастрофические столкновения с крупными объектами космического мусора. Уклоняющие маневры во избежание столкновения с крупными фрагментами мусора выполняли также два непилотируемых спутника: ERS–1 в июне 1997 г. и SPOT–2 в июле 1997 г.

     23 марта 2009 г. МКС пришлось провести небольшую корректировку курса за счет включения двигателей пристыкованного к ней шаттла «Дискавери» с тем, чтобы орбитальный комплекс не столкнулся с фрагментом космического мусора. О возможности столкновения экипажи МКС и «Дискавери» предупредили из Центра управления полетами в Хьюстоне (США, штат Техас). На измененном курсе «связка» МКС и шаттл провели около трех часов, пока не исчезла угроза столкновения с обломком китайской ракеты-носителя, диаметр которого составлял около 10 см.

    Наконец, 10 февраля 2009 г. произошло столкновение уже нефункционирующего российского спутника «Космос-2251» (запущен в 1993 г.) с американским спутником «Иридиум-33» над территорией Сибири на высоте около 800 км.  В результате этого инцидента образовалось облако космического мусора из почти 700 обломков. По словам начальника штаба Космических войск РФ генерал-майора Александра Якушина, обломки двух спутников разлетелись на высоты от 500 до 1300 км.

    По словам исследователей NASA, самая сложная ситуация сложилась в диапазоне высот от 900 до 1000 км, где находятся спутники связи и навигации. Именно на этой высоте про-исходит 60 % всех столкновений, и «проблемная область» быстро пополняется новыми ос-колками, увеличивающими плотность мусора на этих орбитах.

    Даже если мы перестанем посылать в космос ракеты, количество средних и крупных объектов на околоземной орбите в ближайшие 200 лет увеличится с 9 до 11 тыс.

      Наряду с общим ростом числа орбитальных обломков характерным является и расширение сферы их распространения в околоземном пространстве. Это, прежде всего, относится к геостационарной орбите (ГСО) и солнечно-синхронной орбите (ССО).

    Обычно спутник, например спутник связи,  используется от пяти до десяти лет. Потом он технологически устаревает, и ему на смену запускают новый. Сегодня 95 % спутников – попросту металлолом, и этот хлам будет засорять Вселенную веками, поскольку время баллистического существования объектов в космическом пространстве очень велико.

     По расчетам специалистов, при такой тесноте на ГСО высока вероятность возникновения так называемого каскадного эффекта, т. е. цепи последовательных столкновений, способных привести не только к разрушению действующих космических аппаратов, но и к об-разованию огромного количества мелкого мусора. Чтобы предотвратить перенасыщение ГСО, ООН объявила ее «ограниченным природным ресурсом», и теперь места там «выдаются» строго по заявкам.

      Космический мусор представляет опасность и для далеких от космоса землян, падая на их головы в прямом смысле этого слова. По оценкам специалистов, крупные объекты вроде орбитальных станций «Союз 6 – Салют», «SkyLab» и «Мир» сгорели лишь на 60–90 %. Остальное развалилось на множество фрагментов, которые рассеялись на площади в несколько тысяч км.

        Всем памятна ситуация со станцией «Мир», затопленной в Тихом океане. Тогда у десятков тысяч жителей островных государств случился форменный массовый психоз. Люди па-нически боялись, что «русская громадина» свалится им прямо на голову. А вот для жителей Алтайского края этот кошмар стал реальностью. Именно над этим регионом России пролегают траектории полета ракет, запускаемых с Байконура, и именно сюда падают обломки первых ступеней с остатками высокотоксичного топлива.

   Какие же способы борьбы за чистоту космической среды предлагают современная наука международного права и техника?

   ВАРИАНТЫ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ КОСМИЧЕСКОГО МУСОРА

     1. Установка на КЛА специальных конструкций, защищающих их жизненно важные элементы. Такой экран установлен на Международной космической станции. Разновидностью та-кого технического решения проблемы является передвижной экран, который реагирует на сигнал, подаваемый системой автоматического обнаружения. В любом случае решение проблемы с помощью защитного экрана должно, как минимум, удовлетворять двум условиям: во-первых, стоимость его доставки в космос не должна выходить за разумные рамки, во-вторых, экран не должен быть слишком тяжелым, иначе запустить весь модуль на орбиту будет невозможно технически.

   2. Транспортировка отработавших космических объектов на так называемую орбиту захоронения, расположенную на 300 км выше рабочей орбиты. Здесь основная проблема заключается в том, что для транспортировки спутника на «орбиту захоронения» нужно горючее, а доставка каждого лишнего килограмма груза в космос обходится в десятки тысяч долларов. Никто не хочет нести эти дополнительные расходы. Поэтому сегодня лишь треть отслуживших свой срок спутников уводится на «орбиту захоронения».

    3. Экологический мониторинг ОКП, включая область ГСО: наблюдение за «космическим мусором» и ведение каталога объектов «космического мусора».

   4. Математическое моделирование «космического мусора» и создание международных информационных систем для прогноза засоренности ОКП и ее опасности для космических полетов, а также информационного сопровождения событий опасного сближения космических объектов и их неконтролируемого входа в плотные слои атмосферы.

    5. Разработка иных способов и средств защиты КЛА от воздействия высокоскоростных частиц «космического мусора».

     6. Разработка и внедрение мероприятий, направленных на снижение засоренности ОКП.

  Как мы видим, техническое решение проблемы космического мусора сегодня упирается в дороговизну предлагаемых и обсуждаемых проектов.

    СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО О КОСМИЧЕСКОМ МУСОРЕ

   Сразу оговоримся, что основные документы международного космического права принимались до возникновения проблемы техногенного засорения ОКП и, следовательно, требуют определенных допусков при их толковании. Ни доктрина международного права, ни практика не дают нам примера определения понятия «космический мусор».
 
    Более того, среди юристов в настоящее время выявились две точки зрения по данному вопросу. Ряд юристов полагает, что такой мусор не должен рассматриваться в качестве космических объектов или их частей. Это означает, что вышедший из строя или из-под контроля космический объект, а также распавшиеся в результате взрыва осколки не должны рассматриваться в качестве космических объектов или их частей. Тем самым любой ущерб, причиненный таким космическим мусором, окажется вне сферы действия Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г. Другие считают, что «космический мусор» должен охватываться понятием космических объектов и их частей (С.Горов, Б.Ченг, И.Дидерикс-Фершоор, Э.Г.Жукова и др.).

     Также туманными выглядят перспективы позитивного решения данного вопроса в рамках Комитета ООН по космосу, являющегося главным органом ООН, который осуществляет кодификацию и прогрессивное развитие международного космического права. Большинство космических держав, принимая самое активное участие в подготовке доклада Научно-технического подкомитета по космическому мусору Комитета ООН по космосу, тем не менее, весьма осторожно относились к идее переноса обсуждения данного вопроса в Юридический подкомитет.

    В этих условиях, как нам представляется, определенный интерес для правотворчества по рассматриваемому вопросу может иметь проект международного документа по защите окружающей среды от ущерба, вызванного космическим мусором, подготовленный в рамках Ассоциации международного права в 1994 г. В соответствии с этим документом «космический мусор» включает в себя «искусственные объекты в космическом пространстве, отличные от активных или другим способом полезных спутников, когда не ожидается какого-либо разумного изменения в этих условиях в предвидимом будущем». При этом сфера действия документа должна распространяться на космический мусор, который вызывает или может вызвать прямой или косвенный, немедленный или разнесенный по времени ущерб окружающей среде, лицам или объектам.

     Таким образом, действующее международное право не содержит ответа на следующие, на наш взгляд, принципиально важные вопросы:
– можно ли настолько расширительно толковать содержащееся в ст. I Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г., определение космического мусора,  чтобы включать в него любые техногенные частицы лишь только на том основании, что своим происхождением они обязаны космическим объектам, средствам их доставки или их составным частям;
– можно ли квалифицировать в качестве составных частей космических объектов или частей средств их доставки малейшие фрагменты или даже частицы краски, отслаивающиеся от таких объектов;
– насколько реальным является определение происхождения таких маленьких частиц, без чего невозможно вменить в вину любую ответственность за вызванный ими ущерб по действующему международному космическому праву?

     Попытки доктрины международного права ответить на эти вопросы путем расширительного толкования положений действующего международного космического права,  на наш взгляд, являются малопродуктивными и еще более запутывают и без того сложную ситуацию. Мы солидарны с М.Н.Копыловым в том, что ключи от ответов на все эти вопросы лежат в плоскости разработки и принятия поддерживаемого большинством заинтересованных государств юридически корректного четкого определения космического мусора, отвечающего возможностям современного уровня развития науки и техники.

     Крупным событием в деле разработки подходов к решению проблемы космического мусора явилось создание Межагентского координационного комитета по космическому мусору (МККМ), который в своей нынешней форме существует с 1993 г. В его работе участвуют Великобритания, Германия, Индия, Италия, Китай, Россия, США, Украина, Франция и Япония, а также Европейское космическое агентство. МККМ выполняет функции одного из международных форумов по вопросам сотрудничества по всем аспектам проблемы космического мусора. Его усилия направлены на достижение согласия в отношении практики уменьшения засорения космического пространства.

        В феврале 2003 г. МККМ подготовил и представил в Научно-технический подкомитет Комитета ООН по космосу документ «Руководящие принципы по предупреждению образования космического мусора» (далее – Руководящие принципы), который устанавливает конкретные и достаточно жесткие правила конструирования ракет-носителей и космических аппаратов, управления процессами их создания и самими объектами на орбите. Эти принципы отражают основополагающие элементы существующей совокупности практики, стандартов, кодексов и руководств по этому вопросу, разработанных рядом национальных и международных организаций. Далее Руководящие принципы были переданы в Научно-технический подкомитет Комитета ООН по космосу. В рамках подкомитета была создана Рабочая группа по космическому мусору (Председатель Клаудио Портелли, Италия) для разработки свода рекомендуемых руководящих принципов на основе технического содержания и базовых определений руководящих принципов МККМ по предупреждению образо-вания космического мусора и с учетом договоров и принципов ООН, касающихся космического пространства.

      В 2007 г. Руководящие принципы предупреждения образования космического мусора были разработаны Комитетом по космосу и одобрены Резолюцией ГА ООН.  В пункте  27 Резолюции указывалось, что принятые добровольные Руководящие принципы отражают существующую практику, выработанную рядом национальных и международных организаций. Также Генеральная Ассамблея ООН призвала государства-члены применять эти Руководящие принципы с помощью соответствующих национальных механизмов.

     Руководящие принципы не охватывают все аспекты проблемы космического мусора, они не затрагивают вопросы удаления существующего космического мусора, вопросы столкновения с космическим мусором космических объектов с ядерными источниками энергии на борту.

     Следующим этапом должна стать разработка юридически обязательного документа по космическому мусору. В целях реализации этой идеи в 2009 г. в повестке дня Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу появился новый пункт «Общий обмен информацией о национальных механизмах, имеющих отношение к принятию мер по предупреждению образования космического мусора».

     На наш взгляд, это позволило бы существенно продвинуться вперед в дальнейшей раз-работке института международной ответственности за загрязнение окружающей (в том числе космической) среды. Актуальность постановки вопроса о совершенствовании механизмов ответственности государств за загрязнение окружающей среды и развитии этого института в целом связана с определенными причинами. Дело в том, что принцип такой ответственности существует в основном на уровне прецедентов и обычного международного права, он не закреплен полностью на уровне договорных норм, имеющих обязательную силу, что существенно ослабляет эффективность его применения.

     Развитие института международной ответственности привело к необходимости установления такого режима, когда государство как субъект международного права будет нести международную ответственность как за ущерб при противоправной деятельности, так и за ущерб при правомерной деятельности. Назрела необходимость становления института абсолютной ответственности, и не только по отношению к государству, но и к физическим и юридическим лицам, чья деятельность может причинить подобный ущерб. И тем более должна быть установлена абсолютная компенсационная ответственность за ущерб от деятельности, хотя и не запрещенной, но связанной с риском, с веществами повышенной опасности и т. д.

     Кроме того, должна быть установлена ответственность государства как за ущерб от своих деяний (собственная и полная), так и за деяния своего населения (покровительственная и субсидиарная).

     Исходя из этого, материальную (компенсационную) международно-правовую ответственность можно определить как юридическую обязанность субъекта-правонарушителя международного права ликвидировать последствия вреда, причиненного им другому субъекту международного права (государству, которое будет представлять интересы своего населения) в результате совершенного нарушения международно-правовой нормы, или обязанность возместить материальный ущерб, причиненный в результате действий, не составляющих нарушения международно-правовой нормы, если такое возмещение предусматривается специальным международным договором. В нашем случае таким международным договором мог бы стать принятый государствами дополнительный протокол к Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика