Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер



вернуться


 
ЕврАзЮж № 8 (27) 2010
Право стран СНГ
Иржанов А.С.
О законодательстве Республики Казахстан в сфере борьбы с международным терроризмом
Статья посвящена рассмотрению и анализу некоторых аспектов казахстанского законодательства по противодействию международному терроризму.

Терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опаснейших по масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которой человечество вошло в XXI век . Международным сообществом были выработаны международно-правовые основы борьбы с  терроризмом, созданы механизмы противодействия международному терроризму, осуществляется их постоянное развитие и совершенствование. Однако следует признать, что как бы хорошо не были бы разработаны соответствующие международно-правовые стандарты, какими бы детальными и тщательно продуманными они не были, если их осуществление не будет подкреплено действиями государств на национальном уровне, то они навсегда останутся рекомендациями . Поэтому присоединение к этим международно-правовым документам требует от государств, прежде всего, внедрения их норм во внутреннее законодательство, призванного обеспечить правовое регулирование деятельности государственных органов по борьбе с международным терроризмом.
В большинстве государств мира сегодня принято специальное антитеррористическое законодательство, формирование которого осуществлялось на протяжении нескольких десятилетий и которое при удачном сочетании с уголовно-правовыми квалификациями позволяет государствам осуществлять не только борьбу с терроризмом, но и реализовывать комплекс предупредительно-профилактических мер . В этом вопросе не стал исключением и Казахстан, который, учитывая постоянное распространение терроризма и наличие угрозы своей безопасности, осуществляет меры по развитию и совершенствованию своего национального законодательства, как основной составляющей антитеррористической системы и, прежде всего, делает акцент на согласованность его с международными нормами, регулирующими борьбу государств с международным терроризмом.
Основными национальными нормативно-правовыми актами Казахстана в области борьбы с международным терроризмом являются: Конституция РК, Уголовный кодекс, Закон РК «О противодействии терроризму», Закон РК «О национальной безопасности», Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма» и другие.
Основой борьбы с международным терроризмом является Конституция Республики Казахстан, которая учитывая серьезность террористических  преступлений в п. 2 статьи 15 предусматривает смертную казнь как исключительную меру наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей . В тоже время следует отметить, что в законодательстве Республики Казахстан отсутствуют не только определение понятия «террористические преступления», но и критерии этих преступлений, что, несомненно, является серьезным пробелом в правовом регулировании при противодействии терроризму.
В Казахстане террористическая деятельность признана на законодательном уровне одной из угроз национальной безопасности, такой подход можно увидеть в Законе Республики Казахстан «О национальной безопасности Республики Казахстан» 1998 года, где в статье 5 устанавливается  перечень угроз национальной безопасности. Согласно Закону, «угрозами национальной безопасности Республики Казахстан являются:…4) разведывательная, террористическая, диверсионная и иная направленная на нанесение ущерба национальной безопасности Казахстана деятельность специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц» . Следует подчеркнуть, что закрепление терроризма в качестве угрозы национальной безопасности, бесспорно, является положительным аспектом, однако в контексте определения данной угрозы следует отметить, что субъектами совершения данной угрозы могут быть  специальные службы и организации иностранных государств, а также отдельные лица. В связи с этим понятие террористическая деятельность выглядит усеченным, поскольку из правового поля выпадают другие субъекты могущие заниматься террористической деятельностью.
Основным  актом законодательства в сфере борьбы с терроризмом стал Закон Республики Казахстан «О противодействии терроризму» 1999 года, определившем, как следует из преамбулы, «основные принципы, цели, правовые и организационные основы противодействия терроризму, профилактики терроризма, минимизации и (или) ликвидации последствий терроризма, а также обязанности и права человека и гражданина, гарантии их соблюдения в связи с осуществлением деятельности в сфере противодействия терроризму» .
До сих пор проблема разработки единого подхода к терроризму является одной из актуальнейших проблем в международном и национальном праве. В казахстанском законодательстве данный вопрос связан с различным пониманием терроризма в различных законодательных актах. Так в п. 3) статьи 1 закона «О противодействии терроризму» терроризм определяется  как «противоправное уголовно наказуемое деяние или угроза его совершения в отношении физических лиц или организаций в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие государственными органами Республики Казахстан, иностранными государствами и международными организациями решений либо с целью прекращения деятельности государственных либо общественных деятелей или из мести за такую деятельность» . То есть, в казахстанском законодательстве понятие «международный терроризм» не выделяется в отдельную правовую категорию, а  объединяется с общим понятием «терроризм». Такой подход можно объяснить тем, что террористические акты внутригосударственного характера приобретают международное значение всего лишь при наличии одного или нескольких дополнительных признаков (при этом основные признаки состава терроризма  не меняются) .  Исследователи отмечают, что данный подход к определению не учитывает концепцию понятия «терроризма» как социального многопланового явления, а также, не указывает на путь, который, по мнению исследователей, в плане юридических оценок, является достаточно эффективным, а именно идентификации терроризма как совокупности преступлений террористического характера . В связи с этим  законодателем квалификация терроризма именно как совокупности преступлений предлагается в Уголовном кодексе Республики Казахстан.  
В законе «О противодействии терроризму» 1999 года определяется понятие террористическая деятельность – это деятельность, направленная на совершение террористических преступлений и включающая в себя любое из нижеуказанных деяний:
•    организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию акта терроризма;
•    подстрекательство к акту терроризма;
•    организацию незаконного военизированного формирования,  преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации акта терроризма, а равно участие в такой структуре;
•    вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;
•    информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации акта терроризма;
•    пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.
Понятие «международная террористическая деятельность»  определяется данным законом как «террористическая деятельность, осуществляемая:
•    террористом или террористической организацией на территории более чем одного государства или наносящая ущерб интересам более чем одного государства;
•    гражданами одного государства в отношении граждан другого государства или на территории другого государства;
•    в случае, когда как террорист, так и жертва терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами территорий этих государств.
    По мнению законодателя, международная террористическая деятельность имеет свои особенности и  он, при определении этого понятия, указывает на наличие такого признака как иностранный элемент. При анализе данных определений можно выделить иностранный элемент, который должен присутствовать как в субъекте, так и в объекте, однако, среди субъектов, могущих совершать террористическую деятельность, отсутствует указание на специальные службы и организации иностранных государств, которые указываются в Законе «О национальной безопасности Республики Казахстан». В связи с этим естественно возникает вопрос о правильной квалификации данных понятий, так как, по одному закону субъектами терроризма являются граждане и организации (Закон «О противодействии терроризму»), а по другому признается, что субъектами террористической деятельности могут быть специальные службы и организации иностранных государств (Закон «О национальной безопасности Республики Казахстан»).
    Большинство исследователей признают, что международному терроризму свойственны все признаки терроризма, и в тоже время он обладает и специфическими признаками – признаками международности, на основе которых разграничиваются международный и внутригосударственный  терроризм, а это является важным в научном и практическом плане . Международные соглашения в области борьбы с международным терроризмом не распространяются на акты внутригосударственного терроризма, они распространяются исключительно на акты международного терроризма. Здесь необходимо отметить, что в УК отсутствует ответственность за акты международного терроризма или, как это представлено в казахстанском законодательстве, акты международной террористической деятельности.
Выделение международной террористической деятельности и признание в качестве субъекта иностранного государства в лице специальных служб, должно накладывать особенности при квалификации терроризма в связи, с чем было бы целесообразным ввести понятие «международный терроризм» в казахстанское законодательство и четко определить признаки, а также субъектный состав, как это предусмотрено в законодательстве различных государств. Так, например, в законодательстве США понятие «международный терроризм» означает деятельность, которая
(A)     включает акты насилия или акты, представляющие угрозу человеческой жизни, которые являются нарушением уголовных законов Соединенных Шта¬тов или какого-либо штата, либо которые являлись бы уголовно наказуемым деянием, если были бы совершены в пределах юрисдикции Соединенных Штатов или какого-либо штата;
(B)     выглядит направленной
(i) на запугивание или принуждение гражданского населения;
(ii) на оказание влияния на политику какого-либо правительства посредст¬вом запугивания или принуждения; либо
(iii) на оказание воздействия на действия какого-либо правительства по¬средством массового поражения, убийства государственного деятеля или его похищения; и
(С) имеет место преимущественно вне территориальной юрисдикции Соединенных Штатов или осуществляется с пересечением государственных гра¬ниц в смысле используемых для ее осуществления средств, лиц, избранных объектами запугивания или принуждения, либо места, в котором действуют или ищут себе убежище нарушители .
В Законе Республики Казахстан  «О противодействии терроризму» основное внимание уделяется компетенции специальных органов, осуществляющих  борьбу с терроризмом и  их взаимодействие с другими государственными органами. Статья 6 данного закона указывает, что государственные органы Республики Казахстан, осуществляющие непосредственную борьбу с терроризмом, сотрудничают в области борьбы с терроризмом с органами иностранных государств, международными правоохранительными организациями. Правовой основой такого сотрудничества являются национальное законодательство и международные договора.
Одним из направлений международного сотрудничества государств по борьбе с терроризмом является преследование на своей территории по просьбе компетентных органов других государств лиц, причастных к террористической деятельности, независимо от места совершения ими террористической акции. Данное положение предусмотрено в ст. 6 Закона о борьбе с терроризмом.
Одним из важных составляющих системы противодействия международному терроризму - введение уголовной ответственности, что является не только юридическим обязательством государств–участников различных документов о противодействии терроризму, но и непременным условие эффективного сотрудничества . Таким актом в казахстанском законодательстве признается Уголовный кодекс Республики Казахстан создающий основу действенного механизма предупреждения и пресечения терроризма (ст. 167, 233, 242 УК РК и ряд других) как преступления, угрожающего национальной безопасности государства . В нем  предусматриваются конкретные виды санкций за совершение актов терроризма.
Несколько иная отличная от Закона «О противодействии терроризму» интерпретация понятия терроризма представлена в пп.1 и 4 статье 233 УК РК, где устанавливается, перечень деяний которые могут быть квалифицированы терроризмом. Так п. 1 этой статьи предусматривает среди деяний такие, как совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранным государством или международной организацией, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. В п. 4 данной статьи также предусматривается, что к терроризму относится посягательство на жизнь человека, совершенное в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранным государством или международной организацией, а равно посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в тех же целях, а также в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность, либо посягательство на жизнь человека, сопряженное с нападением на лиц или организации, пользующихся международной защитой, захватом заложника, зданий, сооружений, средств сообщения и связи, угоном, а равно с захватом воздушного или водного судна либо железнодорожного подвижного состава . Следует отметить, что хотя данная статья и называется «Терроризм», она не содержит определения термина «терроризм», а тем более его признаков. Более того, эти деяния необходимо относить к категории «акты терроризма», как это указано в Законе «О противодействии терроризму» то есть налицо смешение понятий. В результате можно констатировать, что на законодательном уровне отсутствует единое понимание понятий терроризма, акта терроризма, террористических преступлений, террористической деятельности, международного терроризма и др.
Непосредственно проблему законодательного регулирования противодействия терроризму, в том числе международному, можно было бы разбить на два больших блока. Первый - это формирование самого правового массива, т.е. принятие законодательных актов, необходимых тем же спецслужбам и правоохранительным органам для повышения эффективности борьбы с терроризмом. Второй - это создание условий для повышения качества международного сотрудничества спецслужб по противодействию этому злу. При этом, приоритетные усилия законодателей должны быть направлены на выработку правовых мер ликвидации материальной базы терроризма .  
В этой связи в Казахстане, как и во многих других государствах, активно проводится работа по совершенствованию законодательства в сфере борьбы с финансированием терроризма. Одним из последних шагов в этом направлении является принятие в 2009 года Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма». При разработке данного проекта был учтен опыт зарубежных государств в части установления правовых основ в борьбе с финансированием  терроризма.  
Закон закладывает правовые основы и принципы, направленные на противодействие незаконных финансовых операций. В нем дается определение понятия «финансирование терроризма (террористической деятельности)», под которым понимается предоставление или сбор денег и (или) иного имущества либо оказание финансовых услуг террористам и (или) террористическим организациям для осуществления террористической деятельности.
Законом также вводится новый институт «финансовый мониторинг», который определяется, как «совокупность мер по сбору и анализу информации об операциях с деньгами и (или) иным имуществом, поступающей от субъектов финансового мониторинга».  Четко определен круг субъектов финансового мониторинга, устанавливаются их права и обязанности, поскольку полноценное функционирование механизма противодействия  финансированию терроризма будет зависеть именно от надлежащего исполнения субъектами финансового мониторинга требований данного Закона.
Кроме того, в нем предусматривается применение специальной процедуры, заключающейся в том, что субъекты финансового мониторинга обязаны незамедлительно сообщать в уполномоченный орган о подозрительных операциях до ее совершения. Сообщения о подозрительных операциях, которые не могут быть приостановлены, предоставляются субъектами финансового мониторинга в уполномоченный орган не позднее трех часов после их совершения либо в течение двадцати четырех часов с момента выявления таких операций. Уполномоченный орган, получив сообщение о подозрительной операции, в течение двадцати четырех часов с момента получения сообщения о подозрительной операции вправе принять решение о приостановлении проведения подозрительной операции на срок до трех календарных дней. При наличии оснований, полагать, что операция с деньгами и (или) иным имуществом связана с финансированием терроризма, уполномоченный орган не позднее пяти часов с момента получения сообщения о подозрительной операции направляет информацию в правоохранительные органы в соответствии с их компетенцией для принятия решения. Далее, правоохранительные органы с момента получения информации обязаны в течение сорока восьми часов принять соответствующее решение и сообщить о нем уполномоченному органу .
Кроме того, были приняты  Правила социальной реабилитации лиц, потерпевших от террористических акций, где установлен общий порядок предоставления правовой помощи, медицинской и психологической реабилитации. В данном акте пункт 6 предусматривает, что лица потерпевшие от террористических акций в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, получают следующую бесплатную необходимую правовую помощь:
- разъяснение положений законодательства Республики Казахстан;
- консультации по практической реализации потерпевшими своих прав .
В настоящее время подготовлен проект постановления Правительства Республики Казахстан «О возмещении ущерба, связанного с использованием при проведении антитеррористической операции транспортных средств, принадлежащих организациям или физическим лицам», которые определяют порядок возмещения ущерба, связанного с использованием при проведении антитеррористической операции транспортных средств. Можно надеяться, что принятие подобного нормативного акта устранит пробелы в правовом регулировании.
Практика применения норм антитеррористического законодательства показывает, что недостаточно совершенствовать и развивать исключительно нормы материального характера, следует также обратить отдельное внимание на разработку специальных процессуальных норм. С указанной проблемой столкнулись Северная Ирландия, Великобритания, Франция и др. Например, судебное разбирательство по делам о терроризме во Франции осуществляется судом присяжных Парижа, состоящим из профессиональных судей. Причиной его создания послужили несколько случаев срыва судебных процессов из-за отказа участвовать в них присяжных заседателей обычных судов, запуганных террористами, профессиональные же судьи, как правило, менее подвержены таким угрозами . К сожалению, следует констатировать, что Казахстан пока еще не занимается вопросами совершенствования своего процессуального законодательства в области борьбы с терроризмом. Кроме того, по мнению исследователей важно на внутригосударственном уровне систематически про¬водить объективную (с привлечением независимых экспертов, пред¬ставителей всех ветвей власти, компетентных ведомств, общественных правозащитных, организаций) и полную оценку собственных действий и необходимых в будущем дополнительных мер обеспечения, как над¬лежащего уровня безопасности, так и должной степени защиты прав и свобод граждан. Причем необходимо, чтобы результаты такого анали¬за доводились до сведения собственного населения - для достижения общественного согласия относительно целесообразности и адекватно¬сти предпринимаемых государством шагов .
Таким образом, создание эффективного механизма противодействия международному терроризму в нашей стране должно, прежде всего, осуществляться в рамках постоянного совершенствования национального законодательства, что в свою очередь  предусматривает  углубленное изучение международно-правовых аспектов данной проблемы.  Поэтому поиски  эффективных мер по правовому регулированию борьбы с любыми проявлениями терроризма не должны прекращаться, а это требует укрепления возможностей  и потенциала для борьбы с терроризмом на национальном и международном уровне.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика