Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О роли правоохранительных органов Башкирии в утверждении продовольственной диктатуры 1917–1921 годов
Научные статьи
14.09.10 13:41

вернуться

  
ЕврАзЮж № 8 (27) 2010
История государства и права
Ахметшин Р.А.
О роли правоохранительных органов Башкирии в утверждении продовольственной диктатуры 1917–1921 годов
Правоохранительные органы, такие как Военно-революционный комитет (в Башкирии – Башревком), Всероссийская чрезвычайная комиссия (на территории Башкирии в это время действовали два самостоятельных органа ЧК – Уфимская губчека и БашЧК), судебные органы и органы, исполняющие наказание, прокуратура, милиция, играли решающую роль в установлении пролетарской диктатуры, как в центре, так и на местах. Диктатуре пролетариата был необходим хлеб, поэтому большевики ввели продовольственную разверстку, то есть изъятие у крестьян продукта их труда, тем самым устанавливая продовольственную диктатуру. Однако, несмотря на наличие органов власти по осуществлению политики продовольственной диктатуры большевиков, не представляется возможной ее реализация без правоохранительных органов и армии, которые должны были придать стройность и обеспечить неукоснительное выполнение требований Советской власти.
                                                                                                                                                                           
После Октября 1917 года правоохранительные органы, такие как Военно-революционный комитет, Всероссийская чрезвычайная комиссия, судебные органы и органы, исполняющие наказание, прокуратура, милиция играли решающую роль в установлении пролетарской диктатуры, как в центре, так и на местах. В. И. Ленин, как инициатор создания ВЧК, называл Всероссийскую чрезвычайную комиссию крайне необходимым органом, без которой «власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры…», «нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас» . Такие же задачи стояли и перед другими правоохранительными органами, в том числе и милицией.
В стране фактически шла гражданская война. Диктатуре пролетариата был необходим хлеб. Поэтому большевики ввели продовольственную разверстку, то есть изъятие у крестьян продукта их труда, тем самым устанавливая продовольственную диктатуру.
С установлением Советской власти все массовые организации становятся приводными ремнями, через которые большевики реализовывали пролетарскую диктатуру. Такие органы как профессиональные союзы рабочих - важнейшие органы экономической диктатуры, управляющие производством и распределением, устанавливающие условия труда, играющие основополагающую роль в центральном учреждении экономической диктатуры - Высшем совете народного хозяйства, фактически ведущие работу Комиссариата труда; фабрично-заводские комитеты - нижние ячейки государственного регулирования; комитеты деревенской бедноты - одного из важнейших органов местной власти и в то же время распределительного аппарата страны; рабочие кооперативы - точно так же ячейки распределительно-хранительного аппарата государства, были направлены на установление продовольственной диктатуры. Все они принимают участие в выработке проектов, решений, постановлений, которые потом проходят через центральный аппарат - Центральный Исполнительный Комитет или Совет Народных Комиссаров. При всем наличие органов власти по осуществлению политики продовольственной диктатуры большевиков, не представляется возможным ее реализация без правоохранительных органов и армии, которые должны были придать стройность и неукоснительное выполнение требований Советской власти.
Как известно, основная функция органов правопорядка, - это борьба с преступностью и  обеспечение общественной безопасности. При этом чем недемократичнее режим и чем слабее и неразвитее органы государственной власти, тем больше функций возлагается на правоохранительные органы в целом, и в частности на милицию .
Уфа в апреле 1917 года стала убежищем для всякого рода людей - уголовников, выпущенных на свободу революцией, анархистов, дезертиров из царской армии. В этой обстановке только большевики оказались способными организовать и наладить работу городской милиции, а вместе с тем установить продовольственную диктатуру.
Уже в первые дни после октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Советы рабочих и солдатских депутатов взяли власть в свои руки почти во всех промышленных пунктах Башкирии. Как и во многих других регионах страны в Уфимской губернии стали создаваться вооруженные формирования трудящихся. Они имели разные наименования. Например, боевые дружины, отряды Красной гвардии, они играли немаловажную роль в утверждении продовольственной диктатуры.
Уфимские Боевые организации народного вооружения (БОНВ) состояли из рабочей милиции, созданной и руководимой Уфимским Советом рабочих и солдатских депутатов. Одной из главных задач Уфимской городской боевой организации с конца октября 1917 года явилось выполнение важнейшего задания по снабжению Петрограда и Москвы продовольствием, а также охрана революционного порядка в городе и ближайших деревнях.
При утверждении продовольственной диктатуры очень действенной оказалось помощь Наркомата внутренних дел. Информация о запасах продовольствия, о кадрах продработников на местах, поступавшая из этого ведомства играла значительную роль. Через Наркомат внутренних дел на первых порах осуществлялась и связь центральных и местных звеньев продорганизации, что позволяло центру оперативно руководить созданием и налаживанием работы местных продкомиссий . В будущем совместная деятельность Наркоматов внутренних дел и продовольствия приняла постоянный характер. В последующие годы все перевозки продовольствия и товаров широкого потребления для обменных операций, производившиеся гужевым транспортом, проводились при непосредственном участии сотрудников органов внутренних дел. Достаточно много полезного сделали продотряды милиции . Участвуя в борьбе за хлеб, они способствовали выполнению нарядов Наркомпрода, спасению трудящихся промышленных центров страны от ужасов голода.
31 декабря 1917 года Наркомат внутренних дел по согласованию с Комиссариатом продовольствия, "... в целях успешного сбора и вывоза продовольственных запасов на помощь фронту и голодающим...",  создал военно-продовольственную дружину Наркомата военных дел . Дружина должна была контролировать использование транспорта, соблюдение графиков погрузки и продвижения продовольственных маршрутов. Руководство совместной деятельностью продорганов и отрядов в Башкирии возлагалось на губернского комиссара по продовольствию. Этим подчеркивалась ведущая роль местных Советских продорганов и обеспечивалось единство в проведении продовольственных мероприятий.
Вооруженные отряды дружинников оказали серьезную поддержку рождающемуся на местах советскому продаппарату, активно содействуя проведению заготовок.
В дальнейшем проблема обеспечения хлебом стала более острой. В январе 1918 года, когда положение с хлебозаготовками стало критическим, по предложению А. Д. Цюрупы, Уфимский Совет принял решение о создании на территории губернии дружины по охране народного достояния. Ее отряды осуществляли реквизицию хлеба у зажиточных слоев крестьянства, организовывали доставку заготовленного продовольствия к станциям .
Помимо вышеуказанных правоохранительных органов продовольственную диктатуру, как в центре, так и на местах, осуществляли - продармия и рабочие продотряды профсоюзов. Возникновение продармии было связано с переходом крестьян к вооруженным методам противодействия мероприятиям Советской власти и резкой активизацией армии спекулянтов. В этой связи появляются продармейские отряды, основной задачей которых было подавление деревенской буржуазии и изъятие у нее продовольственных запасов, «выкачиванием» продовольствия у населения ежедневно были заняты 700 продармейцев . Важно отметить, что на данном этапе армия выполняла и «полицейские функции», это было обусловлено тотальным контролем органов государственной власти над всеми областями жизнедеятельности населения. Населению оставлялся необходимый для полуголодного существования минимум, а излишки реквизировались. Февральский наряд 1918 года на Уфимскую губернию составил 1008 вагонов муки, 144 — крупы, 435 — овса и сотни вагонов других наименований . В ответе на анкету Московского продовольственного комитета власти Уфы писали: «Уфимская губерния является губернией вывозящей (т.е. регионом-донором)… К реквизиции и принудительному проведению закона о хлебной монополии население относится крайне отрицательно…»  . Газета «Вперед» в те дни сообщала, что в деревне Уршакбаш-Карамалы жители жестоко избили 20 солдат реквизиционного отряда. И такие случаи не были единичными. Доживавшая последние дни небольшевистская свободная пресса, констатируя факт недорода хлеба в целом по губернии, писала, что «в Бирском уезде хлебное дело обстоит наиболее благополучно… Население, зная, что в будущем у него излишки хлеба будут отобраны, спешит распродать его. Особенно трудно задержать вывоз пшеницы… Полицейские меры борьбы со свободной торговлей и вывозом хлеба породили лишь взяточничество и судебные дела…»  . Когда представители голодающих губерний, приезжавшие за хлебом в Уфу, взывали к жалости крестьян Уфимской губернии, последние заявляли, что «хлеб они повезут тогда, когда им дадут мануфактуру и прочие товары первой необходимости, в которых они крайне нуждаются» .
В условиях нарастающего хаоса Бураевский башкирский национальный Совет принимает постановление: «хлеб, заготовленный для армии в количестве 500.000 пудов и кассу наличности 300.000 рублей признать принадлежащим автономному району». Бирский продовольственный комиссар Соколов телеграфировал в Уфу: «Служащие терроризованы, бегут, часть арестованы. Местный совет народных комиссаров бессилен помочь… Дело заготовки хлебов в уезде обречено на гибель»  . Действия бураевцев вызвали огромный резонанс не только в губернии, но и в Москве. Большевистская газета «Вперед» возмущенно писала: «Это бесцеремонное покушение «автономных» бураевских башкир на государственный хлеб и деньги… грозит неисполнением со стороны губернии общегосударственного февральского наряда, так как именно Бураевская волость должна была дать наибольшее количество хлеба, и на нее в этом отношении возлагались наибольшие надежды. Губернский исполком Совдепа постановил послать в автономный район усиленный вооруженный наряд» .
Комиссар по продовольствию РСФСР Цюрупа отбивал в Уфу телеграммы: «Прошу вас употребить все меры для локализации выступлений бураевцев и мысово-челнинцев, не останавливаясь ни перед чем. Никаких соглашений с дезорганизаторами-предателями! Посылайте отряды, арестуйте руководителей, предавайте их строжайшему суду…»  .
Сохранившиеся документы свидетельствуют, что, согласно распоряжению П. И. Зенцова, бойцы отряда И. П. Мыльникова 31 октября и 13 ноября 1917 года охраняли станции от мешочников – страшного бедствия на пути продвижения хлебных эшелонов, с 4 по 22 ноября 1917 года несли охрану в имениях князей Белосельского и Кугушева, помещика Ляуданского, где находились огромные запасы хлеба .
В это время наиболее остро стояла проблема обеспечения бойцов БОНВ оружием и боеприпасами. В целях установления надежного канала поставок оружия из Ижевского и других оружейных заводов в середине ноября группа бойцов во главе с Д. Красновым в качестве подарка от уфимских рабочих отвезли в Тулу несколько вагонов хлеба . После этого приток вооружения в Уфу существенно увеличился. Уфимский Совет немедленно распределял оружие по уездам, вооружая боевые дружины и Красную гвардию. Все важные грузы сопровождались теперь отрядами боевых дружин, особенно это касалось хлебных обозов, что подчеркивает значимость милиции в обеспечении продовольственной диктатуры. Это позволило налаживать продовольственное дело и успешно противостоять расхищению продовольствия .
Таким образом, на данном этапе милиция и отряды дружины по охране народного достояния действовали консолидировано, обеспечивая охрану революционного порядка и оказывая неоценимую помощь в заготовке хлеба . Местные Советы, ссылаясь на постановление НКВД «О рабочей милиции» и указание Уфимского губернского исполкома , создавали рабочие и крестьянские дружины, которые входили в боевые организации народного вооружения . 28 февраля 1918 года волостной земельный комитет Бирского уезда постановил: «...Организовать боевую дружину в каждой деревне по мере надобности и выдать ей оружие для охраны населения» .
Следовательно, БОНВ, как и Красная Гвардия, в период установления Советской власти являлись вооруженной силой, сочетавшей в себе функции и милиции, и армии. Члены боевых дружин без отрыва от работы или крестьянского труда занимались военным обучением и несли службу по охране заводов, складов, имущества уездных, волостных и сельских Советов . О роли милиции в установлении продовольственной диктатуры, говорит и тот факт, что по предложению Комиссариата внутренних дел Башкирии в 1919 году, была организованна при Кипчако-Джитирском кантоне конная милиция в числе 46 человек и принята со всем живым и мертвым инвентарем в распоряжение Башкомпрода, и образован из них продовольственный заградительный отряд .
В советской историографии создавался и культивировался по¬ложительный образ чекистов, работников милиции и других пра¬воохранительных органов. Р. Р. Мардамшин пишет о роли органов ВЧК в подавлении восстания в Бурзян-Тангауровском кантоне Башкирии: «На наведение порядка были брошены большие силы, в том числе органы чрезвычайных комиссий. На помощь БашЧК были привлечены органы внутренней охраны РСФСР — ВОХР». Стоит отметить, что в Башкирии в это время действовали два самостоятельных органа ЧК – Уфимская губчека и БашЧК . По подсчетам С. Ф. Касимова, только в Бурзян-Тангауровском районе от рук карательных отря¬дов погибло до 3 тыс. башкир . Башкирский народ сопротивлялся политике Советского государства и оказывал ожесточенное сопротивление установлению продовольственной диктатуры.
Л. П. Рассказов пишет, что при подавлении восстания «Черный орел» в Башкирии «применялись испытанные методы красного террора: взятие заложников, задержание подозрительных лиц, расстрелы восставших» . Также Л. П. Рассказов отмечает, что большевики «усиливают карательные органы, действующие против крестьянс¬тва». По его словам, «в борьбе против крестьянских восстаний большевики выбрали испытанный метод — репрессии. Против восставших направлялись воинские части из армии, войска внут¬ренней службы (ВНУС). В борьбе с бандитами прославились час¬ти особого назначения (ЧОН)». Кроме того, он отмечает вклад в это дело органов милиции и ВЧК .
Голод 1921 — 1922 гг. обусловил появление преступлений, которых прежде на Урале не знали. Население Башкирии было вынуждено изыскивать пропитание любыми доступными средствами, «положение башкир в горах было критическим, тысячи голодных, голых башкир с 3 – 4-летнего возраста до 80 лет обоих полов странствуют по русским селениям в поисках хлеба, меняют последние остатки хозяйства, как самовары, посуду за хлеб. Настроение у башкирского населения отчаянное, народ гибнет…» . Аналогичные события происходили и в соседних губерниях, так «впервые в истории стало ре¬альностью людоедство, о чем неоднократно сообщалось в отче¬тах уездных управлений милиции» . А. М. Воробьев и В. А. Демин полагают, что «в 1920-е годы милиция принимала непосредственное участие в борьбе с голодом, с детской безнадзорностью и беспризорностью, в охране общественного порядка и предприятий» .
По подсчетам В. Л. Телицына , на протяжении всего «послеколчаковского периода» (с августа 1919 по февраль 1921 гг.) в Башкирии насчи¬тывалось около 30 серьезных случаев вооруженного сопротивле¬ния представителям власти, частям Красной Армии, продотрядам и различным карательным органам (ВЧК, ЧОН и др.), повлекших за собой многочисленные жертвы. В. С. Кобзов  и Сичинский  считают, что именно в этот период карательная функция совет¬ской милиции наиболее ярко проявилась в борьбе с крестьянски¬ми выступлениями против политики «военного коммунизма».
Говоря о прокурорской и судебной системе в Башкирии в период установления продовольственной диктатуры, следует подчеркнуть, что «отдел судоустройства и надзора осуществлял наблюдение за деятельностью судов, за производством дознания органами милиции, принимал жалобы на незаконные действия должностных лиц» . Стоит отметить, что органы государственной власти, содействуя прокуратуре республики в обеспечении законности, постоянно вмешивались в ее деятельность вопреки требованиям Положения о прокуратуре .
Таким образом, можно сделать вывод, что роль правоохранительных органов в целом была существенной, ведь при совместном содействии с продорганами центра, находясь при этом в их подчинении, организовывали сохранность продовольствия изымаемого продразверсткой. Соответственно их участие в продовольственной диктатуре была огромно, ведь милиция помимо сохранности на местах, обеспечивало и сохранность грузов к местам требования. Башкирский народ был возмущен такой ситуации и пытался оказывать вооруженное сопротивление. Вместе с тем правоохранительные органы олицетворялись с карательными органами, беспощадно расправлявшиеся с теми, кто не воспринимал продовольственную диктатуру, как таковую.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика