Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы использования специальных юридических знаний при расследовании легализации преступных доходов, полученных при совершении мошенничества
Научные статьи
12.11.10 11:57

вернуться


Исеев Д.Р.

Ядыкин В.С.
 
ЕврАзЮж № 10 (29) 2010
Криминалистика
Исеев Д.Р., Ядыкин В.С.
Проблемы использования специальных юридических знаний при расследовании легализации преступных доходов, полученных при совершении мошенничества
В статье рассмотрены вопросы доказательственного значения использования специальных юридических знаний при расследовании мошенничества, связанного с легализацией преступных доходов.
                                                                                                                                                                           
В результате изучения материалов 40 архивных уголовных дел, возбужденных по ст. 159 и 174, 174.1 УК РФ, по которым вынесены обвинительные приговоры, вступившие в законную силу в период с 2005 по 2009 год,  мы сделали вывод, что основным поводом для возбуждения уголовных дел по исследуемым преступлениям являются результаты оперативно-розыскной деятельности только по факту наличия признаков мошенничества и лишь частично признаков легализации преступных доходов. Вместе с тем, само по себе наличие таких результатов еще не предоставляет следователю возможности возбуждать уголовные дела, поскольку для этого требуется, чтобы на момент разрешения этого вопроса были установлены две группы обстоятельств: 1) обстоятельства, свидетельствующие о том, что доходы были приобретены при совершении мошенничества; 2) обстоятельства, подтверждающие наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ. Этот вывод подтверждается результатами анкетирования. На вопрос «Считаете ли Вы, что уже на момент возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ, в распоряжении следователя должны находиться доказательства, подтверждающие факт совершения мошенничества, в результате которого были получены доходы?» положительно ответили 78,5 % опрошенных следователей и 88,9 % руководителей следственных органов. Результатом данной следственной практики в 80 % случаев является возбуждение сначала уголовного дела по ст. 159 УК РФ, и лишь когда собраны достаточные доказательства для предъявления обвинения по данному составу, дополнительно вменяется ст. 174 или 174.1 УК РФ. В данном случае доказательствами, подтверждающими виновность лица по ст. 174 и 174.1 УК РФ, являются доказательства, собранные при расследовании мошенничества, а не доказательства, целенаправленно собираемые для доказывания фактов легализации преступных доходов.
Однако собрать достаточно доказательств для предъявления обвинения по ст. 159 УК РФ также представляется затруднительным в связи с тем, при наличии ущерба свыше 6 млн. рублей мошенническими действиями являются различные способы неисполнения обязательств по договору. Отметим, что при неисполнении обязательств по договору гражданско-правовой характер правоотношений преобразуется в уголовно-правовой лишь в случае истечения срока исполнения договорных обязательств. В течение срока исполнения договорных обязательств происходит легализация преступных доходов, полученных в результате совершения мошенничества. На момент истечения сроков исполнения договорных обязательств доказательственная база по фактам легализации преступных доходов, которую можно собрать в рамках уголовного дела в процессе производства следственных действий, как правило, уничтожается. Как следствие, значительно увеличиваются сроки расследования, снижается качество доказательственной базы и ее объем. Возмещение материального ущерба, причиненного мошенничеством, не происходит, так как не удается доказать пути легализации доходов от мошеннических действий и их местонахождение.
Однако правоприменительная практика не стоит на месте, и с целью решения данной проблемы следователи привлекают юристов для дачи заключения по результатам изучения договоров и приложенной документации. Основной целью привлечения юриста к даче заключения является фиксация факта наличия в договоре признаков ничтожности сделки и перехода на этом основании гражданско-правовых правоотношений в уголовно-правовую сферу. Данное заключение оформляется как заключение эксперта или заключение специалиста. С момента получения данного заключения до истечения сроков расследования следователи получают возможность применить максимально возможный спектр уголовно-процессуальных и криминалистических мер для доказывания фактов легализации преступных доходов.
Вопрос о том, вправе ли эксперт при производстве судебной экспертизы решать правовые вопросы, на протяжении десятков лет является одним из самых дискуссионных в теории и практике судебной экспертизы, уголовного процесса и криминалистики. Высказанные по данному поводу позиции ученых можно сгруппировать следующим образом:
1. Абсолютное большинство процессуалистов и криминалистов (в большинстве представители советской школы уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы) безоговорочно исключают правовые вопросы из понятия специальных знаний в уголовном судопроизводстве.
2. Некоторые авторы, как, например, Ю.Корухов, отрицая правовую экспертизу, по существу допускают ее путем правильного формулирования вопросов экспертам («Как должно было действовать лицо (физическое, юридическое) в данной ситуации?»).  Либо допускали правовую экспертизу применительно к праву иностранных государств. М.С.Строгович полагал, что «возможна юридическая экспертиза по вопросам иностранного права в случаях, когда суду при решении дела необходимо выяснить те или иные положения права иностранного государства».  Эту точку зрения высказывали в свое время и некоторые другие процессуалисты.
3. Допущение правовой экспертизы. Представители школы постсоветской криминалистики все более склоняются к признанию правовой экспертизы по уголовным делам. К примеру, А.А.Эксархопуло считает, что «...для оценки правовых знаний как знаний специальных следует исходить не из фиксированного их перечня, а из субъективного отношения следователя, суда к определенным отраслям знаний как таковым. Для любого человека, в том числе и следователя, для суда, таким образом, специальными будут только те знания, которыми он профессионально не владеет»,  то есть все, кроме уголовно-правовых и уголовно-процессуальных.
В соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по специальности «юриспруденция»  каждый юрист должен уметь решать задачи, соответствующие его квалификации и квалификационным требованиям. В свою очередь в каждом юридическом вузе существует разделение на специализации, углубленно изучая которые, будущий юрист осознанно приносит в жертву юридические знания по непрофильной специализации. Также важным является то, что на должность следователя принимаются лица, окончившие юридический вуз по уголовно-правовой специализации, поэтому знания из области, регулируемой гражданским правом, для данной категории следователей являются специальными уже на стадии получения образования.
Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день часть криминалистов пришла к выводам о том, что для целей расследования преступлений специальными являются любые юридические знания, кроме уголовно-правовых и уголовно-процессуальных. Однако относительно формы привлечения юриста для дачи заключения существуют разногласия.
Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию. То есть заключение эксперта-юриста является недопустимым доказательством только на основании вышеуказанного  Постановления Пленума Верховного Суда. На сегодняшний день данное положение Постановления мы считаем устаревшим, так как право развивается очень быстро и следователь должен быть компетентным в первую очередь по вопросам уголовно-правового и уголовно-процессуального характера, а специальные юридические знания в области других отраслей права находятся вне плоскости компетентности и компетенции следователя.
Однако в упомянутом Постановлении ничего не сказано о заключении специалиста-юриста. Согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ «специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Таким образом, в случае необходимости привлечения специальных юридических знаний при расследовании преступлений следует оформлять результаты исследования юриста как заключение специалиста.
В заключение статьи необходимо сделать ряд выводов:
1. Значение использования заключения специалиста-юриста при расследовании мошенничества, совершаемого способом неисполнения договорных обязательств, связанного с легализацией преступных доходов, заключается в скорейшей правильной квалификации преступного деяния и, как следствие, получении дополнительных оснований и времени для применения максимально возможного спектра уголовно-процессуальных и криминалистических мер по созданию доказательственной базы по фактам легализации преступных доходов.
2. Для следователя и для суда по уголовным делам специальными будут только те знания, которые он профессионально не использует, то есть все, кроме уголовно-правовых и уголовно-процессуальных.
3. Необходимо либо пересмотреть Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам», либо внести в него изменения в части отличия правовых вопросов от правовой экспертизы.
4. Для повышения эффективности привлечения специалистов-юристов к даче заключения считаем необходимым: 1) заключать договоры о намерениях между следственными подразделениями правоохранительных органов и юридическими вузами об участии в даче заключения компетентного специалиста-юриста; 2) привлекать к даче заключения специалиста-юриста лиц, сдавших экзамен на право замещения вакантной должности судьи, так как в компетентности данных лиц возникнет значительно меньше сомнений, в связи с тем, что данные лица имеют 5 лет юридического стажа и документ, подтверждающий сдачу экзамена на право замещения вакантной должности судьи; 3) разработать межведомственный приказ МВД, ФСНК, СК при Прокуратуре, ФСБ, Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ о требованиях к лицам, дающим заключение в качестве специалиста-юриста.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика