Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Обзоры
Актуальные проблемы сферы уголовной юстиции:
обзор материалов второй международной
научно-практической конференции «Актуальные проблемы
уголовного права, процесса и криминалистики»
(Украина, г. Одесса, октябрь 2010 г.)


                                                     Гурджи Ю. А. – доктор юридических наук, доцент,
заведующая кафедрой уголовного права, процесса и криминалистики
Института национального и международного права Международного
гуманитарного университета


По прогнозам экспертов увеличится и минимальная розничная цена на водку. Водка цена, вся подробная информация на сайте http://vodka-baikal.com

В статье рассматриваются основные тезисы докладов участников конференции «Актуальные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики» и содержащиеся в них предложения, ориентированные на совершенствование нормотворчества и правоприменительной практики в странах постсоветского пространства.
  


    8 октября 2010 года в Международном гуманитарном университете на базе кафедры уголовного права, процесса и криминалистики прошла международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики», которая стала представительной площадкой для обсуждения важнейших научных теоретических и практических вопросов нормотворчества и правоприменения в сфере уголовной юстиции.
    В рамках основных направлений конференции работали: секция уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии, а также секция уголовного процесса, криминалистики, судебной экспертизы и оперативно-розыскной деятельности.
    Пленарное заседание конференции было открыто приветственным словом Президента Международного гуманитарного университета, академика Национальной академии правовых наук Украины, председателя Комитета Верховного Совета Украины по вопросам правосудия, доктора юридических наук, профессора С.В.Кивалова, который отметил актуальность и научную значимость состоявшегося правового форума в условиях нарастающей криминализации общества. Особо была подчеркнута насущная потребность объединить усилия научной общественности стран СНГ в определении основных магистральных направлений борьбы с преступностью, в оперативном реагировании отраслевой науки на запросы правоприменителя в сфере уголовной юстиции. Важность состоявшегося научного события бесспорна, поскольку сопровождающие социально-экономическое и политическое развитие стран СНГ процессы криминализации – это вызов и серьезная угроза динамичному развитию общества, стабильности и безопасности стран в целом.
    С приветственным словом выступил Президент Национальной академии правовых наук Украины, ректор Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого, доктор юридических наук, профессор В.Я.Таций, который подчеркнул важность вопросов, ставших предметом обсуждения на конференции, – актуальных проблем уголовной ответственности и усовершенствования уголовно-правовых способов борьбы с преступностью, реформирования судебных и правоохранительных органов, формирования эффективной системы исполнения наказания. Акцентуация и популяризация научных идей в среде широкой общественности должна способствовать укреплению интеллектуального потенциала страны и усилению ее позиций среди европейского и мирового научного сообщества.
    Доклад доктора юридических наук, академика Национальной академии правовых наук Украины, профессора В.Т.Нора (Львовский национальный университет им. И.Франко) был посвящен концептуальным подходам к проблеме истины в уголовном судопроизводстве, которая вновь обрела актуальное звучание в науке уголовно-процессуального права на всем постсоветском пространстве. Отмечалось, что последние 10–15 лет вопрос о правовой природе истины (в частности: является ли установление истины в уголовном деле принципом состязательного уголовного судопроизводства; каково соотношение принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела и феномена истины, являются ли они автономными и действующими параллельно, не поглощая взаимно друг друга) приобрел острый дискуссионный характер. Особое внимание В.Т.Нор уделил гносеологическим проблемам истины, возможностям ее познания и критериям достижения в уголовном судопроизводстве. Было отмечено, что в современной науке уголовно-процессуального права существует широкий спектр концептуальных взглядов на проблему истины в уголовном судопроизводстве, представленных в таких общих философских подходах, как классический (корреспондентский), когерентный и прагматический. Ученый подчеркнул, что принцип истины – неизменный и незаменимый фундамент, основа правосудия в уголовных делах. Без принципа истины правосудие утрачивает свой конститутивный признак – справедливость. Отказ от принципа установления истины по уголовному делу является по сути отказом от самого правосудия.
    Доктор юридических наук, академик Национальной академии правовых наук Украины, профессор Ю.М.Грошевой (Национальная юридическая академия Украины им. Я.Мудрого) рассмотрел в своем докладе проблематику концептуальных основ формирования нового уголовно-процессуального законодательства в Украине. Подчеркнута необходимость ориентации процесса реформирования уголовно-процессуального законодательства на общечеловеческие ценности: гуманизм, справедливость и законность. Однако обновление отраслевых норм права не должно превращаться в копирование законодательства, регламентирующего судоустройство и правоприменительную практику в сфере уголовной юстиции европейских стран, поскольку система органов уголовной юстиции тесно связана с другими институтами украинского общества, национальными традициями и менталитетом. По мнению Ю.М.Грошевого, система принципов уголовного судопроизводства должна структурироваться на общеправовые, общепроцессуальные и собственно уголовно-процессуальные принципы. При этом систему принципов уголовного судопроизводства следует ориентировать на унификацию с гражданским и административным судопроизводством с учетом особенностей, обусловленных предметом и задачами уголовного судопроизводства. К принципам уголовного судопроизводства в проекте нового Уголовно-процессуального кодекса Украины следует отнести: верховенство права; законность; справедливость; право на судебную защиту; гарантированность государством прав и свобод человека и гражданина; равенство перед законом и судом; право на свободу и личную неприкосновенность; осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только закону; право на правовую помощь; диспозитивность; состязательность сторон; обязательность судебных решений; обоснованность процессуальных решений; государственный язык судопроизводства и др. Особое внимание обращено на усовершенствование системы мер процессуального принуждения. Позитивная оценка дана таким новациям в системе мер пресечения, предусмотренных в проекте УПК Украины, как отстранение от должности; передача под надзор милиции; домашний арест. Целесообразно также дополнить предусмотренные законом виды мер обеспечения уголовного производства такой мерой, как временное ограничение пользования специальным правом, решение о принятии которого следует отнести к компетенции следственного судьи. Как отметил Ю.М.Грошевой, в новом УПК Украины следует учесть мировые тенденции, существующие в сфере противодействия преступности, а именно: при производстве по отдельным видам преступлений (например, коррупционных) с учетом вида преступления и специального субъекта возлагать обязанность доказывания отдельных обстоятельств предмета доказывания (в частности, законность получения денег, ценностей, имущества) на этих специальных субъектов. Кроме того, новое уголовно-процессуальное законодательство должно быть дополнено институтом процессуальной ответственности за злоупотребление процессуальными правами. Также было предложено дополнить новый УПК Украины отдельной главой, которая предусматривала бы особенности производства в уголовных делах по особым категориям лиц: президент страны и глава парламента, народные депутаты и др.
    В докладе доктора юридических наук, члена-корреспондента Национальной академии правовых наук Украины, профессора В.А.Тулякова (Национальный университет «Одесская юридическая академия») были затронуты вопросы виктимологии уголовного закона. Как отметил докладчик, просматривается попытка сделать фигуру потерпевшего центральной в системе криминально-правовых норм современности. Виктимология криминального закона пытается описать, как и каким образом характеристики жертв преступлений влияют на возникновение, изменение и прекращение уголовно-правовых отношений. В этом плане представляет теоретический интерес последовательная отработка действующего законодательства с точки зрения максимального соблюдения фундаментальных прав жертв преступлений. В таком контексте последовательный анализ разделов Первого и Второго Общей части Уголовного кодекса Украины приводит, по мнению В.А.Тулякова, к следующим выводам: 1) в Преамбуле Уголовного Закона должны содержаться ссылки на конституционную обусловленность уголовно-правового запрета, связанность его нормами Конституции государства и международно признанными основными принципами и фундаментальными свободами человека и гражданина. Среди участников уголовно-правовых отношений центральное место, по мнению докладчика, должен занимать потерпевший. Сущностью и содержанием ответственности должна выступать только кара, а компенсация и восстановление в правах потерпевшего должны быть отнесены к иным обязательным мерам реагирования на преступное деяние; 2) основной, а может быть и единственной целью Уголовного кодекса должно стать правовое обеспечение охраны прав и свобод потерпевшего от преступления. Иные деяния должны быть декриминализированы, переведены в разряд уголовных проступков либо возбуждаться по жалобе потерпевших (в том числе государства и иных социальных общностей); 3) расширение системы частного обвинения должно привести к расширению альтернативных способов реагирования на преступление; 4) принципы действия уголовного закона по кругу лиц должны быть дополнены патронажным принципом и указанием на обязательность компенсационных выплат вне зависимости от реализации ответственности в ином государстве. Для этого нужно время, иная философия, наработки в юридической лингвистике. В.А.Туляков отметил, что особый цинизм ситуации в доктрине современности состоит в том, что она адресуется правоприменителям, а не тем, кто защищается.
    Доклад доктора юридических наук, члена-корреспондента Национальной академии правовых наук Украины, профессора В.В.Тищенко (Национальный университет «Одесская юридическая академия») был посвящен проблемам структуры частных криминалистических методик расследования отдельных видов преступлений. Как отметил докладчик, этот вопрос остается дискуссионным в современной криминалистической литературе. Отмечалось, что методика расследования отдельных категорий преступлений является системным образованием, имеющим общую структуру для всех ее видовых и подвидовых разновидностей, поскольку она должна отражать закономерности поисково-познавательной деятельности. Различно лишь содержание составляющих ее элементов, поскольку оно отражает специфику такой деятельности в зависимости от характера, вида и других свойств преступлений. По мнению В.В.Тищенко, структура частных методик расследования должна соответствовать принципам построения последних, причем такую структуру целесообразно формировать по следующим блокам: 1) криминалистический анализ соответствующей категории преступлений (их криминалистическая классификация и характеристика); 2) обстоятельства, подлежащие выяснению и установлению; 3) следственные ситуации, задачи и средства их решения на проверочном и начальном этапах расследования; 4) следственные ситуации, задачи и средства их решения на последующем и заключительном этапах расследования; 5) тактические и организационные особенности проведения следственных действий и тактических операций.
    Доклад доктора юридических наук, академика Национальной академии правовых наук Украины, профессора Национальной юридической академии им. Я.Мудрого В.Ю.Шепитько был посвящен проблемным вопросам взаимосвязи функции расследования преступлений и научных средств криминалистики. Отмечалось, что процессы реформирования уголовно-процессуального законодательства сопровождаются негативными тенденциями, направленными на изменение статуса следователя, его полномочий, функциональной направленности, предназначения этой процессуальной фигуры. Особо отмечено назревшее в правоприменительной практике противоречие между «судебным контролем» и процессуальной самостоятельностью следователя. По мнению В.Ю.Шепитько, динамика уголовно-процессуального законодательства должна сопровождаться и изменениями в используемых средствах криминалистики, поскольку процессуальные предписания и криминалистические рекомендации взаимообусловлены. В этих условиях трансформация функций следователя, перенесение его полномочий на иных процессуальных субъектов отразится на степени эффективности реализуемых криминалистических средств, поскольку современный криминалистический инструментарий рассчитан на «полноценного следователя», обладающего процессуальной самостоятельностью и независимостью при принятии решений. Также было подчеркнуто, что экстремальные условия современного уголовного процесса, вызванные мощным противодействием заинтересованных лиц, ставят новые задачи в разработке и предложении современных приемов, методов и способов нейтрализации противодействия, защиты доказательственной информации от искажений и фальсификации.
    В докладе доктора юридических наук, профессора О.Я.Баева (Воронежский государственный университет) были затронуты проблемы разумности сроков досудебного уголовного преследования. Как было отмечено, потребности поступательного формирования правового государства в Российской Федерации, присоединение ее к международным правовым стандартам с логической неизбежностью повлекли важнейшую коррекцию действующего уголовно-процессуального законодательства. Речь идет о дополнении отраслевых норм новым принципом, декларирующим необходимость осуществления уголовного судопроизводства в разумные сроки (ФЗ от 30 апреля 2010 г.). По мнению О.Я.Баева, формулируя рассматриваемый принцип, законодатель имел в виду не уголовное судопроизводство в целом, а разумные сроки уголовного преследования лица, привлеченного по уголовному делу в качестве обвиняемого либо наделенного до того процессуальным статусом подозреваемого в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела. Именно по этой причине было предложено именовать названный принцип несколько по-иному – «разумные сроки уголовного преследования и назначения наказания».
    Доклад доктора юридических наук, профессора И.М.Комарова (Белгородский государственный университет) был посвящен проблематике понятия версии следственного действия. Докладчик обозначил научный «вакуум» в вопросе о категории версии следственного действия и предпринял попытку обосновать правомерность существования такой категории в криминалистической науке. Для того что определить содержание понятия ситуации следственного действия (процессуальный и криминалистический аспекты), следует экстраполировать на его понятие группы компонентов (условий) следственной ситуации, определенных в свое время Р.С.Белкиным, в их видовом приложении к следственному действию. В докладе были сформулированы основные компоненты ситуации производства следственного действия. Первое – компоненты психологического характера. По мнению И.М.Комарова, для вербальных и невербальных следственных действий они отличны, так как включают оценку результата возможного конфликта между следователем и противостоящим ему лицом, собственную оценку следователем своих психологических свойств и другие факторы. Второй компонент – это факторы информационного характера, в частности речь идет об осведомленности следователя об обстоятельствах преступления, возможных доказательствах и возможностях их обнаружения, местах сокрытия искомого, осведомленности противостоящих следователю и иных проходящих по делу лиц и др. Третий компонент – факторы процессуального и тактического характера, к которым относится состояние производства по уголовному делу, возможность избрания меры пресечения, изоляции друг от друга проходящих по делу лиц и др. Наконец, четвертым компонентом являются материальные и организационно-технические условия производства следственного действия (возможность мобильного маневрирования наличными силами и средствами, наличие средств передачи информации из учетных аппаратов органов внутренних дел и др.). Докладчик подчеркнул, что на основе аналитической оценки данных условий-компонентов ситуацией проведения следственного действия можно называть обстановку, в которой осуществляется следственное действие, где доминирующей является информационная компонента. Искомое понятие – версия следственного действия – содержит следующие существенные признаки: 1) теоретическое построение; 2) ситуацию следственного действия; 3) рефлексию следователя. Таким образом, версия следственного действия определяется как основанное на рефлексии следователя ситуационное тактическое построение, линия его поведения с целью установления криминалистически значимой информации в расследовании преступлений.
    В докладе доктора юридических наук, доцента Л.А.Букалеровой (Российский университет Дружбы народов) рассматривались вопросы, связанные с информационными преступлениями в сфере рейдерства. Как отметила автор, внесенные в российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство новации (ФЗ РФ № 147–ФЗ), хотя и направлены на противодействие рейдерству, однако прогноз неблагоприятен, поскольку эти меры недостаточно эффективны. Докладчик подчеркнула, что, несмотря на то, что в 2009 году в производстве следственных подразделений находилось около 400 уголовных дел о рейдерских захватах, итоги года оказались следующими: всего около 50 дел были направлены в суд, а к реальным срокам лишения свободы приговорены только 37 обвиняемых в совершении рейдерских захватов. Автор обратила внимание на то, что различного рода информационные преступления способствуют совершению рейдерства, причем почти во всех случаях помощь рейдерам оказывают чиновники органов государственной власти и местного самоуправления. По многим уголовным делам выявляются неправосудные судебные решения, в которых право собственности на захваченное имущество признается за рейдерами. Кроме этого, важным криминогенным фактором является «помощь» сотрудников правоохранительных органов, которые изымают носители информации с реестрами акционеров, а в них потом вносят изменения. Задействованы в рейдерских захватах и представители выборных органов, которые инициируют депутатские запросы, искажают освещение событий в средствах массовой информации, выполняют другие заказы рейдеров. Как подчеркнула Л.А.Букалерова, хотя официальная статистика не свидетельствует о массовом совершении служебных подлогов и иных информационных преступлений, изученные уголовные дела позволяют сделать вывод о наличии разновидностей незаконного оборота охраняемой государством официальной информации практически в каждом должностном преступлении.
    Доклад доктора юридических наук, профессора Т.Ф.Минязевой (Российский университет Дружбы народов) был посвящен проблемам отсрочки отбывания наказания мужчине. Как было отмечено, в соответствии с направлением политики государства на охрану детства законодатель счел возможным предоставлять отсрочку отбывания наказания мужчинам при наличии к тому основания и определенных критериев. Основанием предоставления отсрочки отбывания наказания осужденному мужчине является убеждение суда в возможности становления его на путь исправления без изоляции от общества в атмосфере занятости воспитанием детей путем установления контроля за его поведением, минимально ограничивающего личную свободу, и в то же время требования от него максимальной мобилизации собственных усилий. К такому убеждению, по мнению докладчика, суд приходит на основе учета категории совершенного преступления, срока назначенного наказания в виде лишения, условий жизни осужденного на свободе, анализа данных о виновном в преступлении лице, его поведении после содеянного, в период отбывания наказания, степени выраженности его желания заниматься воспитанием ребенка и др. Определены в законе и критерии предоставления отсрочки отбывания наказания мужчине. Особо было подчеркнуто, что с отцовством, как и с материнством, законодатель связывает коренные перемены в сознании и поведении осужденных, их возрастающее стремление измениться. Понятно, что негативные установки не сразу заменяются  положительными в силу одного лишь факта отцовства. Подобна замена, или достижение цели частной превенции, будет происходить эффективно при осуществлении исправительного воздействия на осужденных, свойственного отсрочке, при устройстве их быта, оказании помощи в трудоустройстве, поддержке со стороны близких, окружения, привлечении социальных работников и др. Как отметила Т.Ф.Минязева, перспектива утраты свободы и ограничения в общении с ребенком являются мощным психологическим фактором, способным, по мнению законодателя, сдерживать осужденного мужчину от совершения им противоправных поступков.
    В докладе доктора юридических наук, академика Национальной академии правовых наук Украины, профессора В.С.Зеленецкого были затронуты вопросы процессуальных особенностей возбуждения уголовного дела при добровольном отказе от совершения преступления. Подчеркивалось, что именно в доследственном уголовном процессе возникает прежде всего вопрос о наличии или об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела или об отказе в этом по тем действиям, которые были совершены конкретным лицом. Адекватная уголовно-правовая квалификация содеянного в этом случае является условием правильного процессуального решения. И именно на этом этапе процесса возникает вопрос о возможности в доследственном уголовном процессе решить вопрос о наличии или отсутствии добровольного отказа от преступления и на основании полученных данных принять законное и обоснованное решение, освобождающее лицо от уголовной ответственности. Суть проблемы, по мнению В.С.Зеленецкого, – в самой возможности принятия истинных решений, в том числе и о квалификации преступления, опираясь на доказательства, полученные в доследственном уголовном процессе. Было подчеркнуто, что вопрос о возможности установления в доследственном уголовном процессе истины при уголовно-правовой квалификации совершенных деяний в настоящее время решается и теорией, и юридической практикой удовлетворительно.
    Доклад доктора юридических наук, доцента О.В.Каплиной (Национальная юридическая академия Украины им. Я.Мудрого) был посвящен проблеме терминологии уголовно-процессуального закона. Докладчик сделала акцент на факторах, способствующих динамике отраслевой терминологии: процессы государственного строительства, обновление профильного законодательства, проведение судебно-правовой реформы, изменение теоретических концепций, евроинтеграционные процессы, расширение международных связей, ратификационная деятельность парламента Украины, сотрудничество государств в сфере борьбы с преступностью и др. Все эти процессы не только обновляют уголовно-процессуальную терминологию (экстрадиция, экспатриация, имплементация, иммунитет, омбудсмен, легитимность и др.), но и «активируют» термины, ставшие наследием судопроизводства прошлого (суд присяжных, присяжный, апелляция, реабилитация, залог и др.). Кроме того, особая проблема здесь – установление точного семантического значения процессуальных терминов, появившихся в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и функционированием Европейского суда по правам человека. Также было отмечено, что в последнее время ключевым недостатком применения иностранных слов-заимствований является смысловая неадекватность перевода либо сложность нахождения соответствующего эквивалента конкретного термина. Особое внимание в динамике терминологии принадлежит отрасли уголовно-процессуального права, которая отличается сильным нормативистским началом. По мнению О.В.Каплиной, при использовании иностранных понятий в первую очередь должен ставиться вопрос об официальном юридическом тексте, содержащем определение понятия либо соответствующую описательную конструкцию, поясняющую его значение. При отсутствии такого официального перевода правоприменитель может использовать наиболее авторитетный перевод. Особо была отмечена проблема употребления термина в различных актах, связанных иерархической подчиненностью. Определение термина целесообразно давать в акте наибольшей юридической силы в уголовном процессе, что обеспечит единство правового регулирования и ликвидирует несогласованность и коллизии.
    В докладе доктора юридических наук, профессора Н.И.Клименко (Киевский национальный университет им. Т.Г.Шевченко) рассматривались концептуальные вопросы судебной экспертизы. Было отмечено, что в современный период судебная экспертиза преодолела рамки уголовного процесса и представляет сложную и многоаспектную деятельность, осуществляемую в экспертных государственных и негосударственных учреждениях высококвалифицированными специалистами. Настало время формирования нового направления научной деятельности – судебной экспертологии, о которой еще в 50-х годах вели речь отечественные криминалисты. Понятие науки судебной экспертологии раскрывалось докладчиком как учение о закономерностях формирования и развития судебных экспертиз. Рассматривались система и структура, а также отдельные учения (об объектах, субъектах, методах общей теории судебной экспертизы, о судебно-экспертной деятельности, процессах и отношениях коммуникации в судебной экспертизе, ретроспекции и методах прогнозирования). Особо было отмечено, что дальнейшим заданием науки судебной экспертологии является разработка концептуальной модели структуры общей теории судебной экспертизы, уточнение и ее дополнение новыми элементами, а также дальнейшее развитие частных учений общей теории судебной экспертологии. Подчеркивалось, что реформирование системы судопроизводства и уголовной юстиции невозможно без усовершенствования нормативно-правового обеспечения судебно-экспертной деятельности. Становящийся реальностью в современном судопроизводстве принцип состязательности предполагает возможность проведения экспертных исследований в негосударственных учреждениях независимыми экспертами по образцу отдельных зарубежных государств (США, Германия, Франция). И здесь возникают проблемы, связанные с особенностями назначения, производства и использования результатов независимых (альтернативных) экспертиз, в частности проблемы лицензирования, качества подготовки кадров, технического оснащения и наличия стандартизированных методик проведения экспертных исследований. Особое значение было уделено необходимости разработки методов исследования вещественных доказательств, аргументации критериев их допустимости, а также их интерконкурентности – необходимой с процессуально-правовой точки зрения пригодности метода влиять на состояние исследуемого объекта. Отмечалось также, что необходимо создать перечень экспертных специальностей и программ подготовки экспертов по этим специальностям в высших учебных заведениях со специальными базами, которыми выступали бы научные судебно-экспертные учреждения. Целесообразно создать отдельные группы подготовки экспертов определенной специальности на юридических факультетах университетов, возможно Институт подготовки экспертов (по образцу Москвы и Белгорода) либо Академию экспертизы. На территории СНГ было предложено создать единую профессиональную общественную организацию судебной экспертизы по аналогии с другими международными организациями. Была подчеркнута необходимость интеграции с международными экспертными учреждениями, целью которой должны выступить воссоединение экспертных ресурсов, обмен передовым опытом экспертной работы, учет современных достижений науки и техники, преодоление дублирования при разработке научно-методического обеспечения и др.
    Доклад доктора юридических наук, доцента В.П.Корж (Харьковский региональный институт государственного управления Национальной академии государственного управления при Президенте Украины) был посвящен технологии ситуационных экспертиз в методике расследования экономических преступлений. Докладчик отметила, что наиболее эффективным направлением деятельности в раскрытии и расследовании экономических преступлений является технологический аспект производства ситуационных экспертиз, проводимых непосредственно при осмотре документированной и компьютерной информации, машинных носителей, компьютерной информации. Технология ситуационной экспертизы предполагает последовательное изучение отдельных следов преступной деятельности как в документированной информации, так и компьютерной, а также их сопоставление друг с другом, с обстановкой до, во время и после совершения экономического преступления. Кроме того, на основе комплексного использования криминалистических, других специальных знаний ситуационная экспертиза позволяет экспертам формировать выводы о последовательности действий субъектов преступной экономической деятельности. В.П.Корж предложила выделить следующие этапы технологического процесса экспертного исследования. Первый – экспертный осмотр документированной и компьютерной информации, выявление следов преступной деятельности; определение видимых изменений, которые произошли с исследуемыми объектами; выдвижение экспертных версий о происхождении определенных следов или изменений. Второй этап включает аналитическое исследование документальных источников информации об экономическом преступлении и его признаках, а также сопоставительный анализ; оценку изученных источников информации об экономическом преступлении, формирование выводов. Было подчеркнуто, что характерной особенностью ситуационных экспертиз является комплексный квалифицированный осмотр, исследование документированной и компьютерной информации, системы ЭВМ, машинных носителей компьютерной информации в банковских и иных финансовых учреждениях, коммерческих структурах соответствующими специалистами.
    В докладе доктора юридических наук, профессора А.Р.Михайленко (Киевский национальный университет им. Т.Г.Шевченко) поднимались проблемы времени и его параметров в уголовном процессе Украины. По мнению докладчика, фундаментальные, сущностные философские положения темпорального характера имеют определенное значение для уголовно-процессуальной деятельности. Однако не все философские свойства времени непосредственно можно применять к временным уголовно-процессуальным параметрам, поскольку уголовно-процессуальное законодательство предполагает приостановление, прерывание, возобновление сроков, что неприемлемо для философского понимания времени. Особо было отмечено, что процессуальное время как его параметр – сроки – занимает важное место в организации оперативного, эффективного расследования преступления и судебного рассмотрения уголовных дел. Уголовно-процессуальные сроки – это преграда для волокиты и промедления. Продолжительность времени может быть критерием оценки человеческого труда. Но неоправданная поспешность часто влечет задержку ожидаемого окончательного решения по делу. Кроме того, подчеркивалось, что неисполнение установленных процессуальных сроков, их несоблюдение может расцениваться как существенные нарушения уголовно-процессуального закона, что может повлечь даже отмену приговора. А.Р.Михайленко обратил внимание на то, что научно-технический прогресс и другие обстоятельства вносят свои поправки в определение времени, возраста, которые необходимо учитывать при обеспечении законности, прав и интересов лиц. При перелете, например, от Владивостока в сторону Киева на современных реактивных самолетах время как будто пойдет вспять, поскольку скорость транспортного средства может опережать наступление новых суток в разных часовых поясах, в связи с чем могут возникать временные возрастные проблемы. Кроме того, проблемы времени возникают при ситуации в связи с пересечением условной международной линии перемены даты (о. Рахманова близ Чукотки). В этой ситуации могут возникнуть проблемы при исчислении сроков дознания, задержания, содержания под стражей. На полюсах Земли, по мнению А.Р.Михайленко, поясное время вообще утрачивает смысл, потому что там сходятся все меридианы, и полярники пользуются временем нулевого меридиана. В Антарктиде система исчисления времени не установлена и не объявлена. Особое внимание докладчик уделил проблеме биологического возраста человека. Биологический возраст, независимо от временных характеристик, которые устанавливаются на земных территориях, может существенно отличаться от века хронологического, т. е. посмертного. Как отметил автор, юристов должен интересовать не только исключительно механический, хронологический подход к оценке возраста, а больше биологическое и психологическое состояние лица, поскольку хронологическое время для исследования глубины проблемы мало что дает.
    Доклад доктора юридических наук, профессора Н.А.Погорецкого был посвящен вопросам соотношения оперативно-розыскного обеспечения и оперативно-розыскного сопровождения уголовного судопроизводства. Как отметил докладчик, анализ уголовных дел, расследованных и рассмотренных судами Украины в последние десятилетия, свидетельствует о возрастающей роли использования возможностей оперативно-розыскной деятельности в интересах уголовного судопроизводства. Так, если в 1991–1995 гг. материалы ОРД использовались лишь в 52 % уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, то в 2005–2010 гг. – в более чем 85 %, а в уголовных делах о преступлениях, совершенных организованными преступными группами, о тяжких и особо тяжких неочевидных преступлениях – в 100 %. Далее автор подчеркнул необходимость разграничения таких категорий, как «оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства» и «оперативно-розыскное сопровождение уголовного судопроизводства», которые используются активно в последние годы в научных источниках, ведомственных правовых актах и в правоприменительной практике. Было отмечено, что и оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства, и его оперативно-розыскное сопровождение – это активная деятельность, направленная на реализацию цели и задач ОРД и уголовного судопроизводства. При оперативно-розыскном сопровождении уголовного процесса, как и во время его оперативно-розыскного обеспечения, с самого начала уголовного судопроизводства проявляются как процессуальные, так и непроцессуальные формы взаимодействия оперативно-розыскных подразделений и органов следствия. Целью оперативно-розыскного обеспечения и сопровождения досудебного расследования является: получение оперативной информации в интересах раскрытия преступлений; выявление и оперативное документирование всех эпизодов преступной деятельности лица (группы лиц), относительно которых возбуждено и расследуется уголовное дело; установление лиц, которые могут быть свидетелями по уголовному делу; легализация полученных материалов оперативно-розыскной деятельности с целью использования их в качестве доказательств по уголовному делу, а также для принятия соответствующих решений по уголовному делу; защита участников уголовного судопроизводства и др.
    В докладе доктора юридических наук, профессора Н.Е.Шумило (Национальная академия Службы безопасности Украины) были освещены научные основы реформирования досудебного следствия. По мнению докладчика, в действующем украинском уголовном судопроизводстве досудебное следствие – это наиболее уязвимая для нарушения прав человека и гражданина часть процесса, где переплетаются и не объединяются интересы лица, общества и государства. Одновременно это и наименее эффективная, нерациональная и неорганизованная деятельность, которая складывается из относительно ненадежных элементов при отсутствии научной основы функционального построения. Было подчеркнуто, что при реформировании досудебного производства методологически оправданным является четкое определение его цели, средств ее достижения и правового положения субъектов данной деятельности. По мнению Н.Е.Шумило, система досудебного следствия должна выстраиваться с учетом следующих положений: во-первых, максимальное повышение надежности субъектов, участвующих в процессуальном доказывании (их теоретическая и практическая подготовка, гарантии независимости и непредвзятости); во-вторых, повышение надежности средств доказывания; в-третьих, досудебное следствие должно строиться на принципах функциональных систем, что существенно повысит его организованность и динамичность за счет рационального распределения труда между его отдельными «компонентами», усилит их кооперацию и гармоничное взаимодействие. Прокурор в этой схеме возбуждает дело, руководит полицейским расследованием, формулирует обвинение, судебный следователь принимает юрисдикционные решения, определяющие направление движения дела, защитник осуществляет функцию защиты; в-четвертых, эффективность досудебного следствия должна обеспечиваться судебным методом, другими словами, методом игровых ситуаций, который получил название состязательной основы процесса.
    Доклад доктора юридических наук, доцента Л.Н.Лобойко (Днепропетровский государственный университет внутренних дел) был посвящен целям реформирования уголовно-процессуального законодательства Украины на современно этапе. Как было отмечено, процесс формулирования целей реформирования уголовно-процессуального законодательства должен учитывать два тесно связанных аспекта. Первое – цели реформирования законодательства определяются современностью. Это означает, что любая реформа стремится избавиться от негативных положений, закрепленных на нормативном уровне. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства, практики его применения и теоретических работ по проблемам современного уголовного процесса приводит к выводу о том, что такими негативными положениями являются: несоответствие отраслевого законодательства в части регламентации прав субъектов процесса европейским стандартам правового положения лица в уголовном судопроизводстве; высокая степень формализма в уголовно-процессуальной деятельности; неравенство возможностей сторон обвинения и защиты, особенно на досудебных стадиях процесса; разобщенность (автономность) процессуальной и оперативно-розыскной деятельности в уголовных делах; пассивная роль прокурора во время досудебного производства; право суда направлять уголовное дело для производства дополнительного следствия, что является «процессуальным архаизмом» в современном праве; отсутствие законодательной регламентации оснований для осуществления восстановительного правосудия, которое признано в Европе достаточно действенной альтернативой традиционному правосудию. Устранение названных негативных положений составляет общую цель реформирования уголовно-процессуального законодательства. Второе – реформаторы должны четко определить, что планируется достигнуть в результате реформирования.
    В докладе доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента Национальной академии правовых наук Украины Е.Л.Стрельцова (Одесский национальный университет им. И.И.Мечникова) были затронуты современные проблемы криминализации. Как отметил докладчик, традиционно считается, что уголовное право создает правовую базу для осуществления комплекса мер противодействия преступности. Именно процессы криминализации переводят определенные человеческие поступки в сферу «интересов» уголовного права со всеми возможными последствиями. Однако такая динамика требует взвешенного подхода. Часто случается, что не очень разобравшись с сущностью конкретного явления, с его признаками, порождающими его причинами, принимают закон, криминализирующий соответствующее деяние. Внешне, как подчеркивает Е.Л.Стрельцов, все выглядит достаточно пристойно, поскольку реакция государства состоялась, закон принят оперативно и создана, условно говоря, правовая база для противодействия данному деянию. Однако виртуальный характер закона – это существенный тормоз для эффективной правоприменительной практики. Существенную роль играют и финансовые проблемы, поскольку криминализация определенного вида человеческого поведения требует на последующем этапе проведения соответствующего комплекса мер по противодействию этому поведению. И здесь необходим кошторис  государственных затрат на проведение необходимых мероприятий, причем следует учитывать «субординацию» приоритетов в обществе при формировании соответствующих затрат. По мнению докладчика, каждое решение о криминализации должно иметь характер продуманного и обоснованного акта законодательной власти. Следует учитывать, что качественный научный анализ общих и локальных проблем уголовного права должен улучшать понимание сущности и социальных задач уголовного права и именно таким образом повышать его реальные возможности в социальной жизни.
    Доклад доктора юридических наук, профессора П.Л.Фриса (Прикарпатский юридический институт Львовского государственного университета внутренних дел) был посвящен понятию предпреступного состояния и его криминологическому и уголовно-правовому значению. Как отметил автор, перенос акцента на борьбу с отклонениями в поведении, способными привести личность к преступлению, требует углубленного анализа процесса десоциализации, фиксации происходящих изменений в социально-психологических и поведенческих характеристиках. Теоретическая концепция П.Л.Фриса состоит в том, что профилактика преступлений рассматривается как динамическая система, переходящая от этапа к этапу с различными содержательными характеристиками правового статуса, системы органов, интенсивности и объема, применяемых на каждом этапе мер. Данная ступенчатость выводится автором из анализа динамического процесса социально-негативного развития личности в предпреступный период, имеющий несколько этапов. Особо было подчеркнуто, что формы профилактического воздействия должны соответствовать этапам социально-негативного развития личности. Было отмечено, что именно в период, предшествующий совершению преступления, происходит аккумуляция в стереотипе личности комплекса негативных социально-ценностных характеристик, что приводит к новому виду деятельности – преступному поведению. Это определяет необходимость изучения комплекса социальных, социально-психологических и поведенческих характеристик личности в период, предшествующий совершению преступления. Докладчиком были выделены три основных этапа процесса социально-негативного развития личности большинства умышленных преступников: 1) этап начальной социально-психологической деформации; 2) этап начального (развивающегося) правонарушающего поведения; 3) этап предпреступного правонарушающего поведения (предпреступного состояния).
    В конференции также участвовали: д-р юрид. наук, профессор Ю.П.Аленин и д-р юрид. наук, профессор В.Н.Дремин (Национальный университет «Одесская юридическая академия»); д-р юрид. наук, доцент Ю.А.Гурджи, д-р юрид. наук, профессор В.Д.Берназ и д-р юрид. наук, профессор Н.А.Зелинская (Международный гуманитарный университет, г. Одесса); д-р юрид. наук, профессор Г.В.Верина (Саратовская государственная академия права); д-р юрид. наук, профессор А.Я.Вилкс (Рижский университет Страдиня); д-р юрид. наук, профессор А.А.Дудоров (Луганский государственный университет внутренних дел им. Е.О.Дидоренко); д-р юрид. наук, доцент П.В.Хряпинский (Запорожский национальный университет); д-р юрид. наук, доцент А.В.Сумачев (Тюменский юридический институт МВД России); доктор права, старший научный сотрудник Т.К.Осояну (Институт истории государства и права Академии наук Молдовы); д-р юрид. наук, доцент Л.Г.Шапиро (Саратовская государственная академия права); канд. юрид. наук, доцент В.В.Печерский (Российский государственный социальный университет, г. Минск); канд. юрид. наук, доцент Н.В.Артеменко (Южный Федеральный Университет, г. Ростов-на-Дону); канд. юрид. наук, доцент О.А.Буркина и канд. юрид. наук, доцент Е.А.Котельникова (Пермский филиал Нижегородской академии МВД России); канд. юрид. наук, доцент Н.В.Висков (Волгоградский государственный университет); канд. юрид. наук, доцент А.В.Остроушко (Российская правовая академия Министерства юстиции РФ); канд. юрид. наук, доцент И.Д.Джаламов (Бакинский государственный университет) и многие другие.
    Материалы конференции изданы в двух томах.


 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика