Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости





РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.



Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Баннер



   Интервью с профессором Ф.М. Раяновым

     О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИИ. ИНТЕРВЬЮ С ГЛАВНЫМ РЕДАКТОРОМ ЖУРНАЛА «ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА» ДОКТОРОМ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРОМ ФАНИСОМ МАНСУРОВИЧЕМ РАЯНОВЫМ

    -Уважаемый Фанис Мансурович, Вы являетесь главным редактором журнала с оригинальным названием, не имеющего аналогов среди современных юридических изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобразования России. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития правового государства в России и насколько укладывается идея правового государства в рамки исторического развития России?

    Во-первых, эту проблему, по нашему мнению, следует рассматривать в русле поиска наиболее оптимального вектора развития России в постсоветский период. Россия в начале XXI в., как и в отдельные прежние исторические времена, опять оказалась на таком перепутье, когда общественно-политическую мысль довольно остро волнует проблема выбора между двумя направлениями развития. Великий спор, начатый еще славянофилами и западниками, продолжается до сих пор. Хотя сегодня себя никто славянофилами или западниками не называет, явно выделяются сторонники традиционализма и модернизации российского общества.

      Сторонники традиционализма выдвинули цивилизационный код России, который расшифровывается ими как духовно-нравственное наследие русского народа, и он якобы должен определять основу общественно-политического строя современной России. Ко всему этому традиционалисты добавляют, что если Россия отойдет от духовно-нравственного наследия русского народа, примет ценности западной демократии, прав и свобод человека, то она разрушится, потеряет свою целостность и единство. При этом во главе современного традиционализма находится Русская Православная церковь. К ней тесно примыкают некоторые общественно-политические движения, отдельные ученые и представители действующей власти.

      Сторонники модернизации общественно-политического строя России также считают, что в основе организации и деятельности любого государства должно лежать духовно-нравственное начало. Но духовно-нравственное начало и духовно-нравственное наследие русского народа, по их мнению, это не одно и тоже. Духовно-нравственное наследие русского народа, как известно, сводиться к православности, соборности, державности, а духовно-нравственное начало в русле модернизации современного российского общественно-политического строя – к общечеловеческим ценностям, то есть к правовому и гражданскому обществу, уважительному отношению к естественным правам и свободам человека, к верховенству права в обществе, законности и правопорядку.

      При этом необходимость модернизации общественно-политического строя России на основе общечеловеческих ценностей диктуется не только тем, что в мире происходят процессы глобализации, международной интеграции, но и тем, что духовно-нравственное наследие русского народа, за которое Россия «цепляется» уже несколько столетий, не уберегло россиян ни от антихристской революции 1917 года, сломавшей немало церквей и мечетей в России, ни от веками продолжавшихся преступных поступков россиян: воровства, пьянства, коррупции и др. И сегодня россияне болеют теми же социальными болезнями, что и население западных стран: проституцией, наркоманией и др.

     В то же время сторонники модернизации общественно-политического строя считают, что отживающее духовно-нравственное наследие русского народа становится сильнейшим тормозом на пути развития России к свободной экономике, рыночным отношениям, восприятию институтов современной демократии. В результате капитал зачастую «бежит» за рубеж, состоятельные люди уезжют на Запад, богатой на природные и энергетические ресурсы России отведена роль сырьевого придатка технологически развитых стран, а многие россияне нищенствуют. Неужели недостаточно доказательств того, что вечное отставание России от передовых стран, нищета россиян связаны с сугубо традиционным, так называемым духовно-нравственным, наследием русского народа? Не переосмыслив веками сложившуюся основу организации общественной жизни России, просто невозможно выйти из исторически затянувшегося кризиса, встать вровень с самодостаточными, продвинутыми странами.

      -Скажите, пожалуйста, насколько Россию можно представить как исторически целостное общество и правовое государство и какие тенденции обуславливают формирование образа российской демократической среды в современном общественно-политическом устройстве?

      Что касается целостности и единства России, то в условиях развития глобализации и международной интеграции вряд ли эти факторы можно сохранить и обеспечивать, опираясь лишь на собственную силу и традиции. Сегодня целостность любого государства охраняется прежде всего нормами международного права. Более того, если Россия не воспримет общечеловеческие ценности, а будет опираться только на свои традиционные ценности, то эти ее устремления могут лишь ускорить разрушение страны изнутри. Ведь сегодня от самих же россиян все труднее и труднее скрывать преимущества тех или иных общечеловеческих ценностей. Поэтому модернизацию общественно-политического облика России, восприятие общечеловеческих ценностей, а следовательно, и идей правового государства следует рассматривать как объективную потребность.

     Современная Россия, как и многие другие государства, должна полностью переосмыслить ценности, которые следует положить в основу организации общественной жизни. Во главе угла должны быть общечеловеческие ценности, а традиционные учитываться как вторичные. Только тогда Россия сможет вписаться в развивающийся глобальный мир, интегрироваться с цивилизованным человечеством.

      -Как, на Ваш взгляд, необходимо поставить вопрос о развитии ценностных ориентаций в условиях формирования правового государства в России?

      Нам кажется, что ценности правового государства для постсоветской Российской Федерации являются идеальной находкой, соответствующей выбранному в 90-е годы прошлого столетия вектору развития, а всевозможные попытки деактуализировать общечеловеческие ценности, наблюдаемые в последние годы в нашей стране, следует признать ошибочными. Правовое государство – судьбоносный выбор России на рубеже XX – XXI веков, во всей ее истории. Если произойдет отход от него, то последствия, по нашему мнению, будут более плачевными, чем те, которые мы наблюдали в конце прошлого столетия.

      Россиянам уже давно пора задуматься над довольно простым вопросом: почему в такой богатой на природные и энергетические ресурсы стране мы живем бедно, намного беднее, чем в тех странах, где таких богатств нет? Или еще: почему Россия веками оказывается в числе стран – сырьевых придатков, не может организовать у себя нормальное производство товаров и услуг, необходимых для населения? Мы все завозим из-за рубежа: машины, станки, сельхозтехнику, телевизоры, шубы, ботинки, галстуки и т. д. Даже в продуктовых магазинах собственного уже становится меньше привозного. В то же время летаем в космос, продаем военную технику. Если кто-то не связывает такое наше нищенское отставание от должного уровня с историей нашего развития, с деятельностью нашего государства, то я с ним не соглашусь. Ведь именно в нашей стране придумана фраза: «Государство в России всегда больше чем государство». Действительно, каких только государств-левиафанов в России за всю ее историю мы не видели, а качество жизни здесь всегда было ниже, чем во многих западных странах.

    -Фанис Мансурович, насколько идея правового государства вписывается в отечественную постсоветскую государствоведческую науку, и особенно в правоприменительную практику на разных уровнях власти?

      Реализация идей правового государства в России очень важна и в плане ее интегрирования в сообщество правовых государств, заботящихся о благополучном продолжении жизни на Земле. Сегодня как никогда раньше возможность устранения экологической и некоторых других опасностей (терроризма, например) зависят от согласованной, а зачастую совместной деятельности многих или всех государств мира.

       В то же время невозможно остановить прогресс науки и рост потребности в обмене научными достижениями, препятствовать культурному сближению, распространению уважительного отношения к правам и свободам человека, демократическим принципам организации общественной жизни. Только за одно негативное отношение к этим явлениям власть предержащие в любой стране могут потерять доверие не только со стороны представителей цивилизованных стран, но и собственного незомбированного населения. Но, к сожалению, даже оптимальная глобализация, возможность интеграции с обществом правовых государств еще мало влияет на менталитет России, на поворот ее политики в русло поиска путей формирования условий для международного мира.

     -Фанис Мансурович, каково, на Ваш взгляд, влияние зарубежных государств на условия развития правового и демократического государства в России в контексте меняющейся политической ситуации в мире, на фоне мирового финансового кризиса?

     Россия, как и раньше, считает себя великой и единственной державой, способной сопротивляться Западу, иметь собственную (особую) духовную и нравственную жизнь. Власть здесь традиционно располагается над обществом, веками эксплуатирует собственный народ (традиционно самая низкая оплата труда) и выборочно оказывает всякую материальную помощь приглянувшимся странам (вспомните многомиллиардные невозвращенные кредиты СССР). При этом Россия не собирается отказываться от идеи быть мировым гегемоном (вспомните периоды, когда Россию называли «жандармом Европы» или же лидером лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»). Нацеленность на роль мировой державы отвлекает много сил и средств на вооружение, развитие военных технологий и космической науки. Как говорится, есть сила, а отсюда появляется соблазн ее использования.

     Такое состояние России вкупе с некоторыми другими подобными государствами усиливает напряжение в мире, заставляет другие страны, отдельно или объединившись, принимать соответствующие меры. На основании симпатии и антипатии к отдельным странам формируются различные военно-политические блоки. В этих условиях роль и значение ООН и других международных организаций, созданных для достижения оптимального мирового правопорядка, снижаются. Да и Россия с продолжением как бы воинствующей политики, теряет истинных друзей за рубежом, от нее несколько отходят даже государства со славянскими корнями.

       Короче говоря, мир за последние годы очень серьезно изменился, и это обстоятельство требует от каждого государства планеты существенного пересмотра собственной концепции развития соответственно современным потребностям мирового масштаба. Идеи правового государства как раз и соответствуют этим новым веяниям.

      -Позвольте задать Вам сразу несколько вопросов. Какие ценности необходимо формировать, чтобы удержать современную Россию в русле правового и демократического государства? Насколько приемлем традиционализм и консервативное отношение к органам власти? В возможно ли соблюсти все параметры идеи правового государства для настоящего обновляющегося образа в российской конституционной среде?

     В современных условиях в Российской Федерации объективно возрастают социокультурные основания формирования правового государства. Причиной тому не столько деактуализация марксистско-ленинских основ организации общественной жизни, сколько актуализация процесса формирования здесь гражданского общества, обострение потребности развития демократических институтов, рыночной экономики, повышения роли прав и свобод человека, то есть появления всего того, что не относится к немарксистским традициям. Содержательная сторона приемлемой и для Российской Федерации формы организации общественной жизни выводит нас (как и во многих других странах) к ценностям именно правового государства. Проблема даже возникает в такой плоскости: если мы отказываемся от марксистско-ленинской идеологии организации общественной жизни, то какую принимаем?

      При ответственном и глубоко содержательном подходе к поиску ответа на такой вопрос трудно не выйти на параметры правового государства. Думать же ответственно при поиске основ организации общественной жизни приходится еще и потому, что сегодня значительно возрос и продолжает возрастать культурно-образовательный уровень населения Российской Федерации, повышается его информированность о нюансах организации общественной жизни в передовых зарубежных странах. Россияне все больше приобщаются к общечеловеческим социально-культурным ценностям. В этих условиях необходимо не сопротивляться идеям и положениям правового государства, а всесторонне и повсеместно их воспринимать.

     Хотелось бы отметить, что восприятие идей и положений правового государства не требует каких-то особых мобилизационных усилий, скажем, таких, какие пришлось бы потратить при формировании могущественного в военном отношении государства. Правовое государство – это принятие в повседневной практике разумных правил, подсказанных самим социальным естеством человека. Во многих западных правовых государствах не прикладывают никаких специальных усилий по поддержанию правового государства: его идеи и требования соблюдаются по привычке, входят в рамки привычного образа жизни.

      В отличие от других государств, функционировавших ранее и функционирующих в настоящее время, но возвышающихся над обществом, правовое государство является государством, учреждаемым гражданским обществом для обслуживания интересов прежде всего граждан. Его важнейшим признаком является учреждаемость, рукотворность государствообразующим обществом.

     -Уважаемый Фанис Мансурович, сегодня ни для кого не секрет, что население отторгнуто от органов государственной власти и местного самоуправления, в российской среде преобладают недовольства, а порой и волнения, прежде всего в связи со сложившейся социальной ситуацией, усугубленной мировым финансовым кризисом, уже затронувшим экономическую сферу нашего государства. Как Вы прогнозируете реализацию принципа верховенства закона в идее правового государства и способны ли в настоящее время государственные служащие сформировать такую модель поведения, которая будет отвечать признакам правового государства, не ломая при этом традиционный уклад в сформировавшейся социальной ткани нашего сообщества?

     Требования правового государства прежде всего, конечно, адресовываются государственным чиновникам, деятельность которых, на основе законов, должна контролироваться институтами гражданского общества.

    В то же время при отлаживании жизнедеятельности общества на основе требований правового государства не наблюдается никакого ажиотажа ни со стороны государственных мужей, ни со стороны граждан. Здесь не требуется ни особых словесных или лозунговых кампаний, аврально не выдвигается никакая сфера общественной жизни (кроме, например, случаев по ликвидации чрезвычайных ситуаций).

     Правовое государство не наделяет никого какими-то особыми обязанностями: в качестве основной обязанности для всех (хотелось бы подчеркнуть слова «для всех») становится строгое следование требованиям принятых справедливых законов.

    Мы понимаем, что такая жизнь (исключительно на основе требований справедливых законов) – это, по существу, новая историческая парадигма для многих россиян, и особенно для государственных чиновников. Конечно, отказаться от привилегий, жить по законам – это очень трудно для россиянина, исторически наделенного несколько иным менталитетом. Но, как говорится, историю надо знать и использовать, чтобы извлечь уроки. Думается, что такая пора наступила и для нас, россиян.

      -Скажите, пожалуйста, как определить ориентиры при построении модели правового государства в России, ведь наша страна обладает большим набором правовых и организационных инструментов дополняющихся особенностями организации власти в конкретном регионе?

    В России, если мы признаем ее действующую Конституцию, не только объявившую Россию демократическим правовым государством, но и закрепившую многочисленные общечеловеческие ценности, соответствующие мировым требованиям, мы должны в значительной мере переосмысливать так называемые базовые ценности, обусловленные историей страны. Как невозможно одновременно сидеть на двух стульях, так и невозможно идти к сообществу демократических правовых государств, основываясь на исторических особенностях России. Тут, как говорится, чем больше прошлого, тем меньше будущего: нельзя нормально идти вперед, постоянно оглядываясь назад.

     -Как Вы считаете, насколько идеологизированным является исторический подход в исследовании проблем, связанных с формированием конституционной модели правового государства в России? Оправдан ли такой подход с точки зрения науки и практики развития институтов правового государства и гражданского общества?

    И в современных условиях деидеологизации общественной жизни есть резон более объективно посмотреть на прошлое России для оценки того, что может быть оттуда взято. Мир нуждался и нуждается в совершенствовании. Иначе трудно говорить о его развитии. Мы исходим из того, что в прошлом, когда в основу организации общественной жизни людей были положены интересы отдельных народов, государств, постоянно возникали международные конфликты, войны. Нам необходимо освободиться от представлений о неизбежности такого разрушительного пути развития народов и государств. Поэтому нужно говорить о конце истории не в плане победы либерализма над социализмом, как это пытается доказать Ф.Фукуяма, а в плане необходимости положить конец истории противоборства между народами.

     Действительно, мы наблюдаем кризис в осмыслении истории, той истории, которая была ориентирована на доказательства превосходства, престижности той нации, представителем которой являлся историк. Как и любая наука, историческая также должна служить в конечном счете общечеловеческим ценностям.
 
     Сегодня напрашивается начало новой истории, которая, вопреки представлениям Ф.Факуямы, должна быть основана не столько на либерализме как таковом, сколько на разумном международном развитии в духе требований Концепции устойчивого развития, одобренной в рамках ООН в 1992 г. представителями 178 государств мира. Отсюда, настоящее значение идей правового государства заключается в том, что именно они являются самыми оптимальными проводниками достижения достойного современного человечества мирового правопорядка. Торжество идеи правового государства в большинстве или даже во всех странах может привести к оптимальному развитию всего человечества.

   -Расскажите, пожалуйста, в двух словах о самой идее правового государства, ведь она не является однополярной и впитала в себя элементы различных субцивилизаций и государственных образований.

    Идея правового государства возникла в XIX в. в Германии и в целом остается преимущественно европейской идеей. Во многих других частях планеты непосредственно о правовом государстве не говорят. Так, в США придерживаются собственной идеи сильного конституционного демократического государства, способного не только защищать себя, но и влиять на мировое устройство под видом распространения демократии и прав человека. Однако европейская идея правового государства и американская идея сильного демократического государства в принципиальном отношении мало чем отличаются, но нуждаются в определенном формальном сближении. Сутью такого сближения могло бы стать принятие представления о том, что сильное государство нельзя противопоставить правовому, а тем более предлагать его взамен правового. Да и само желание иметь сильное государство не противоречит идеям правового государства: правовое государство также должно быть сильным, чтобы суметь защитить права своих граждан и обеспечить справедливый порядок в обществе. Важно и то, что сфера влияния государства и его мощь в способности реализовать принятые справедливые решения должны находиться в рамках концепции правовой (справедливой) государственности. Поэтому нас не должны пугать сами по себе разговоры о сильном государстве, нас должна настораживать неувязка сильного государства с правовым его характером.

      Долгое время в историческом прошлом государство возвышалось над обществом. Были времена, когда государство и общество отождествлялись. Лишь в новейшее время появились представления о народе как источнике государственной власти и носителе суверенитета. В этих условиях появилось представление о государствообразующем обществе. С появлением идей правового государства и их развитием во взаимосвязи с представлениями о народе как единственном источнике государственной власти, в научной сфере окончательно утвердилось представление о приоритетности общества перед государством, более того появилось представление о государстве как институте общества.

     -Фанис Мансурович, в сентябре 2007 г. вышла в свет Ваша монография «Правовое государство – судьба России», выполненная при поддержке гранта инновационных проектов «ИННО – 2007». С чем связана такая формулировка темы и расскажите, пожалуйста, о самой монографии?

     Название монографии может показаться излишне амбициозным. Подумаешь, скажет кто-то, автору понравилась идея правового государства, и он поднял ее до неадекватной реальности высоты: судьба России зависит от более серьезных вещей, чем правовое государство?!

     Действительно, тому, кому мало что известно о правовом государстве, кто давно уже зомбирован идеологией железобетонной самости, особости России, идеалы правового государства мало чем помогут. Поэтому хочу сказать сразу: эта книга рассчитана на представителей того поколения, которое вовсе не подвергалось или уберегало себя от программированного промывания мозгов в духе построения могущественной державы, способной силой (прежде всего военной) преодолеть любое противостояние. Конечно, правовое государство и силовое развитие межгосударственных отношений – вещи несовместимые.

      Выпячивание особости своего государства, опора лишь на собственные интересы, направление самых состоятельных людей на обслуживание противостояния, преимущественное развитие военных технологий, отвлечение самых здоровых и способных людей от мирного труда на военно-оборонительные нужды – все это объективно ведет к конфронтации между народом, усилению силового развития как внутригосударственных, так и международных отношений. Поэтому необходимость поворота к миролюбивой политике стоит перед всеми странами, и особенно перед современной Россией. Это и многое другое предопределило выбор темы монографического исследования. В то же время это исследование удачно вписалось в тему научного исследования, которую я выполнял по линии АН Республики Башкортостан Членом-корреспондентом которой я являюсь и веду проблемную тематику.

    -На Ваш взгляд, какую научно обоснованную доктрину возможно рассматривать как близкую к идее правового государства с учетом исторического опыта эволюционирования институтов гражданского общества и государства?

    Как мы уже пытались показать, в основу описания истории можно положить общественно-экономическую формацию, как это делали представители марксистко-ленинской идеологии, можно отталкиваться от политических доктрин, сводящихся к возвеличиванию своей страны, отечественных государственных деятелей, как это делают многие историки и в настоящие время. Но наука должна анализировать историю с позиций положения человека в обществе в разные периоды. Это и правильно, ведь перспективы развития цивилизованного общества могут быть определены только с помощью права. Там, где права и обязанности людей (граждан, лиц без гражданства, иностранцев) не определены, там не может быть ни равенства, ни свободы, ни справедливости.

      -Скажите, пожалуйста, какова на сегодня динамика развития прав и свобод человека и гражданина в России и насколько она позитивна или негативна?

     Современное движение за права и свободы человека в мире активизировалось после Второй мировой войны. Признание, уважение и реальная защита прав и свобод человека стали основным показателем цивилизованности государства. В мире, и особенно в России, до сих пор не хватает понимания института прав человека в качестве нового, поворотного уровня в развитии человечества. Если взять по большому счету, то первоначальное появление института прав человека явилось сутью всей эпохи Просвещения. Права человека – это общечеловеческий ответ на идеологию крестоносцев, борьбу католиков и протестантов, на Варфоломеевскую ночь, средневековую инквизицию.

    -Какие основные цели преследует институт прав человека в современном правовом и демократическом государстве?

    Сегодня институт прав человека должен противостоять и в значительной мере противостоит национализму и другим проявлениям исключительности, терроризму. Он должен проникать и в сферу государственности, государствоведения. Ни одно государство не может игнорировать институт прав человека. Более того, государство, строящее свою политику от военной мощи, а не от прав человека и его свобод, обречено на общечеловеческое презрение.

   К уважительному отношению к правам и свободам человека нужно стремиться не только в будущем, но и в настоящем, не откладывая его приход на тот период, когда у нас будет нормальная экономика, высокая культура и т. д.

   -Насколько, на Ваш взгляд, общественные и политические взгляды и интересы государственных деятелей обуславливают реализацию института прав человека и как они отображаются в реальном воплощении институтов гражданского общества в России?

     У нас в России до сих пор многие, в том числе и государственные деятели, мыслят и пытаются организовывать общественную жизнь с налаживания социально-экономических отношений, считая, что благосостояние всего народа лежит в основе развития личных прав граждан. Здесь отдают первенство общественным интересам, а не индивидуальным, социально-экономические права явно верховенствуют над гражданскими и политическими. Это, по существу, марксистско-ленинская теория, и она появилась в свое время в качестве альтернативны известной в мире либеральной теории.

     Действительно, марксистско-ленинская теория внешне довольно привлекательна, поскольку сразу обещает достаточно хлеба, жилья, электрификацию, газификацию, пенсии и много других, казалось бы, осязаемых благ. Поэтому она имеет определенную притягательность, причем в первую очередь для тех, кто ничего не строил, не нажил, а потому ничего ни имеет, то есть тем, кому нечего терять. Отсюда и практические успехи марксистско-ленинской теории в начале XX в. пока Советский Союз не показал всему миру, какое чудовище может вырасти на практике от этой теории.

     -Как Вы можете прокомментировать конституционную конструкцию о правах и свободах человека, закрепленную в Основном законе нашего государства?

     Несмотря на то, что Конституция 1993 г. зафиксировала, что мы являемся правовым государством, где права и свободы человека выступают высшей ценностью, мы, не сумев организовать общественную жизнь на основе этих ценностей, сегодня все еще ищем какие-то новые другие идеи и ценности, чтобы на их основе выйти на консолидированное развитие общества. В определенной мере продолжает действовать стереотип мышления, укрепившийся в советское время, о неразрывности прав и обязанностей гражданина, который сегодня переносится и на сферу прав человека. Так, например, вторая глава действующей Конституции Республики Башкортостан так и называется: «Права, свободы и обязанности человека и гражданина».

    Не только название главы, но и анализ ее показывает, что у нас права человека смешиваются с институтом прав и обязанностей гражданина. Ведь в соответствии с теоретическими положениями институт прав человека не сопровождается никакими обязанностями. Когда говорят о правах человека в плане международных стандартов, то речь идет о таких благах и достоинствах человека, которые ему даны самой природой, создателем, творцом, но не государством. Государство обязано уважать, защищать и охранять все эти неотъемлемые, прирожденные права человека.

     В правах человека обязанной стороной выступает само государство его органы, должностные лица. Короче говоря, вряд ли корректно употребление в Конституции и в законах выражения «обязанности человека». Обязанностями могут быть наделены лишь граждане государства. Международное сообщество, прежде всего в лице ООН, как раз и «изобрело» институт прав человека, чтобы контролировать, как национальные государства уважают и обеспечивают права и достоинство человека, данные ему самой природой, без вмешательства государства. В правах человека речь идет именно о правах, а не об обязанностях. Когда государство уважает прирожденные права человека, то оно их не путает с какими бы то ни было обязанностями. Отсюда в Конституции и в законах должны быть четко прописаны положения о правах человека и положения о правах и обязанностях гражданина. Причем признание прав человека не должно зависеть от выполнения каких-либо обязанностей. Понимание естественно-природного характера прав человека и рукотворного характера прав гражданина имеет большое значение в определении деятельности государства. Это теоретическое положение должно быть усвоено и в России.

    -В чем, на Ваш взгляд, заключаются изъяны в конституционном оформлении основных прав человека, гарантированных государством, и насколько они соотносятся с естественными правами?

   Я, например, не согласен с такой трактовкой понятия «основные права», когда они сводятся к прирожденным естественным правам. Конечно, отдельные естественные права должны входить в состав основных прав, но основные права не могут ограничиваться только естественными правами. Права на пенсию, на отдых, на хорошую зарплату и т. д. вряд ли являются естественными, но они имеют существенное значение для жизни людей и поэтому входят в число основных.

      Правильное закрепление основных прав, естественных прав и прав, зависящих от государства, имеет большое значение, особенно при организации общественной жизни. Поэтому когда в России говорят о том, что Ельцин дал какие-то права, то здесь следует различать права человека, дарованные природой, и права гражданина, полученные в результате деятельности государства. Без такого разграничения мы вряд ли сумеем достаточно правильно понять и обеспечить права человека через предписываемую нормами международного права обязанность государства и права гражданина как результат эффективной самостоятельной деятельности самого национального государства.

     В Российской Федерации все еще принято отдавать предпочтение социально-экономическим, а не личным правам. Хотя гражданские, политические права человека сегодня в России не отвергаются, как это бывало в годы господства в стране марксистско-ленинской идеологии, но остатки прежнего мышления еще довольно сильны.

    -Уважаемый Фанис Мансурович, в заключение нашего интервью мы хотели бы поинтересоваться, какие лично Вы сделали выводы, исследуя современное состояние развития прав и свобод человека и гражданина в нашей стране в условиях становления правового государства в России?

     Постсоветская Россия очень остро нуждается в консолидирующей все общество идее, в ясной и четкой формулировке вектора своего развития соответственно вызовам и потребностям современного мира.

     Необходимо, чтобы законы государства соответствовали подлинным интересам граждан, а задача людей, общества в целом – не дать возможности государству «восседать» над ними, а сделать его институтом обслуживания интересов общества, защиты прав и свобод человека. Отсюда основное внимание обществоведческой науки и содержание государствоведческих работ должны быть подвергнуты исследованию в сторону поиска путей либерализации деятельности государства и его органов.

      Необходимо отметить, что правовое государство – это теоретическая конструкция, обществоведческая категория, поэтому в реальной жизни точной копии правового государства может и не быть. Главное, чтобы идеи правового государства обосновались в сознании политических деятелей, нашей интеллигенции, да и большинства граждан. Идеи и положения правового государства полностью вписываются в рамки рационального мышления. Другими словами, правовое государство – это вполне естественная и разумная конструкция, изобретенная человечеством для оптимизации государственной власти в ее взаимоотношениях с обществом и личностью.

     Правое государство выигрышно и в международном плане. Оно последовательно ведет к порядку и стабильности в мире. Если исходить из того, что цивилизованное развитие человечества не прекратится, то шансы формирования гражданского общества и правового государства во всех странах мира будут очень высокими. Это объясняется, во-первых, тем, что организация общественной жизни людей во всем мире будет основана на научных рекомендациях, а государствоведческая наука при выборе типов государства объективно выходит на правовое государство и правовое общество; во-вторых, правовое, или гражданское, общество и соответствующее ему правовое государство отвечает интересам большинства людей на всей Земле.

Беседовал к.ю.н., доцент Шайхуллин М.С.


Следующие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика