Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости






РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.



Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».


Баннер


     PERSONA GRATA №6 (13) 2009

     «ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО В АСПЕКТЕ РОССИЙСКО-ИРАНСКОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА»: ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ПОДКОМИТЕТА ПО РАЗВИТИЮ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА КОМИТЕТА ГОСДУМЫ РФ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВУ Х.М. САЛИХОВЫМ
 
      9–10 апреля с. г. в рамках Международного форума «ТЭК XXI века» в Москве прошла Международная конференция по российско-иранскому энергетическому сотрудничеству. Работа конференции проходила на площадке одного из ее организаторов – Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ). Иранскую сторону представляли ученые, депутаты, представители ряда министерств и ведомств этой страны, а также работники посольства ИРИ в России. Рассказать о некоторых аспектах российско-иранского сотрудничества редакция попросила одного из участников конференции – Хафиза Миргазямовича Салихова, координатора депутатской группы Государственной Думы РФ по связям с парламентом (меджлисом) Исламской Республики Иран, председателя подкомитета по развитию государственно-частного партнерства Комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательств.

      – Хафиз Миргазямович, начиная нашу беседу на такую непростую и многоплановую тему, как отношения между Россией и Ираном, наверно есть смысл совершить небольшой исторический экскурс, чтобы были более понятны сегодняшние реалии и перипетии международных связей между нашими двумя странами.

     – Согласен с Вами. Как известно, дипломатические контакты России с Персией, как тогда называлась эта страна, берут начало еще в XVI в. 20 мая 1920 г. правительства РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республики) и Персии обменялись нотами о взаимном признании. Словно отдавая дань политической преемственности отношений, 25 декабря 1991 г. Иран выразил готовность продолжать отношения с Россией, в свою очередь преемником СССР. Важным вкладом в укрепление договорно-правовой базы российско-иранских отношений стало подписание 12 марта 2001 г. президентами двух стран Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, который вступил в силу 5 апреля 2002 г.

     Несколько слов о развитии межпарламентских связей. В апреле 1997 г состоялся официальный визит в Россию делегации Собрания Исламского Совета ИРИ во главе с председателем А.Натег-Нури, а в сентябре 1998 г. – ответный визит в Иран делегации Государственной Думы РФ во главе со спикером Геннадием Селезневым. Глава российской делегации был принят главой государства – согласно Конституции Ирана – духовным руководителем ИРИ аятоллой С.А.Хаменеи. В последующем подобные визиты на соответствующих уровнях имели место с достаточной стабильностью, хотя, отмечу, и не отличались определенной регулярностью. К примеру, если 2002 г. можно назвать весьма активным в этом отношении – российские парламентские делегации посетили Иран три раза, то в 2000 г. вообще никаких взаимных визитов не состоялось. В 2005 г., наоборот, иранская сторона два раза «гостила» у российских парламентариев. Имел место один визит российской делегации в 2006 г.

      Последний визит депутатской группы Государственной Думы по связям с меджлисом ИРИ, которую я возглавлял как координатор этой группы, прошел в декабре 2008 г, и хотя официальным он не был, встреча на высоком парламентском уровне имела место, и я очень рад представившейся тогда возможностью побеседовать с председателем иранского меджлиса г-ном Лараджани по целому ряду актуальных вопросов… Что касается торгово-экономического сотрудничества, то его начало было положено в декабре 1994 г, когда на основании Постановления правительства РФ (от 14.12.94.) была создана Постоянная российско-иранская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. Председателем российской части Комиссии в настоящее время является Сергей Шматко, министр энергетики; с иранской стороны – министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки.

     За период, прошедший со времени основания Комиссии, было проведено 7 заседаний. В рамках этой комиссии также работают ее постоянные совместные рабочие органы: рабочая группа по содействию развитию взаимной торговли, рабочая группа по энергетике, группа по транспорту и подкомиссия по научно-техническому сотрудничеству.

    – Давайте теперь вернемся к основной теме нашей беседы – российско-иранским отношениям в области энергетики. Какие основные моменты Вы могли бы здесь обозначить?

      – Для начала хотел бы напомнить уважаемым читателям журнала об одном важном мероприятии, прошедшем в декабре прошлого года, а именно 7-й министерской встрече Форума стран – экспортеров газа. В рамках этого мероприятия главы делегаций стран-участниц были приняты Президентом России Дмитрием Медведевым и председателем правительства Владимиром Путиным. Российские руководители особо тогда подчеркивали, что от согласованной позиции стран-экспортеров по наиболее важным вопросам текущего состояния и перспектив развития энергетического рынка, в том числе и газового, зависит глобальная стабильность, энергетическая безопасность, сбалансированность интересов стран-производителей, транзитеров и конечных потребителей. От этого в немалой степени зависит также предсказуемость рынка энергии и заметное снижение уровня существующих на нем рисков.

     Напоминанием об этом декабрьском мероприятии я бы хотел подчеркнуть важность гуманитарного состояния в международном энергетическом сотрудничестве, в котором немаловажную роль играют и отношения между Россией и Исламской Республикой Иран. Сотрудничество России с Ираном в нефтегазовой области, в том числе в формировании коридоров для транспортировки углеводородного сырья, экономически выгодно обеим странам и в политическом смысле способствует стабилизации обстановки в таких регионах, как Центральная и Южная Азия, на Ближнем и Среднем Востоке.

     К примеру, компания «Газпром» передала предложение иранской стороне создать с Национальной иранской компанией по экспорту газа совместную акционерную компанию (с равными долями) с целью добычи, транспортировки газа и реализации взаимовыгодных торговых и маркетинговых операций как на территории Ирана и России, так и в третьих странах, а также на международном рынке газа.

     Как известно, в марте этого года состоялся визит в Иран министра энергетики России Сергея Шматко. В ходе визита российский министр провел переговоры с руководством топливно-энергетического комплекса Ирана по самому широкому спектру сотрудничества. Не могу не остановиться на сотрудничестве с Ираном в нефтегазовой отрасли компании из Республики Татарстан «Татнефть», которое началось еще в 1996 г. В настоящее время «Татнефть» продолжает реализацию контрактов по очистке от серы нефти, а также социально и экологического для иранской стороны проекта по поиску пресных вод методом ядерно-магнитного резонанса и по освоению месторождения «Загех».

      В области энергетики могу отметить экономически и социально весьма значимый проект по реализации Меморандума о сотрудничестве в объединении на параллельную работу энергосистем и стран СНГ и Балтии, с иранской стороны подписанный министром энергетики г-ном Фаттахом, а также Меморандум о сотрудничестве ОАО «ИнтерРАО» и иранской компании.

     Еще одной немаловажной составляющей международного энергетического сотрудничества является реализация процесса Энергетической хартии и Договора к ней.

      История создания Энергетической Хартии уходит корнями в политическую инициативу, возникшую в начале 1990-х годов в Европе, в то время, когда конец холодной войны предоставил беспрецедентную возможность преодолеть прежнее экономическое разделение европейского континента. В мире растущей глобализации и взаимозависимости между экспортерами и импортерами энергии общепризнано, что многосторонние правила могут обеспечить более сбалансированные и эффективные рамки для международного сотрудничества, чем те, которые предусмотрены лишь в двусторонних соглашениях или документах, не имеющих законодательной силы. Поэтому Договор к Энергетической Хартии играет важную роль в контексте усилий по созданию правового поля для глобальной энергетической безопасности на основе открытых, конкурентных рынков и принципов устойчивого развития.

    Ключевые даты в истории Энергетической Хартии

      Июнь 1991 г. – премьер-министр Нидерландов Рюд Любберс на совещании Европейского совета в Дублине предложил создать Европейское энергетическое сообщество. Декабрь 1991 г. – в Гааге подписана Европейская Энергетическая Хартия. Декабрь 1994 г. – в Лиссабоне подписаны Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) и Протокол по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам (ПЭЭСЭА). Апрель 1998 г. – Договор к Энергетической хартии и ПЭЭСЭА вступили в силу после завершения ратификации первыми тридцатью странами. Принята Торговая поправка к торговым положениям Договора, приводящая их в соответствие с правилами ВТО.

       Пятьдесят одна страна подписала Договор. Все государства ЕС подписали его по отдельности, помимо этого Договор был также коллективно подписан Европейским Сообществом и Евратомом, так что общее число сторон Договора составляет пятьдесят три.

      Из этих пятидесяти трёх сторон все за исключением пяти ратифицировали Договор. Этими пятью странами являются Австралия, Беларусь, Исландия, Норвегия и Российская Федерация. Беларусь и Российская Федерация согласились применять Договор на временной основе. Это означает, что до завершения ратификации они согласны применять Договор в той степени, в которой он не противоречит их конституции, законам и подзаконным актам.

      Ввиду своего нынешнего охвата Энергетическая Хартия естественным образом сосредоточена на развивающемся евразийском энергетическом рынке, включая средиземноморский регион, Ближний Восток и северную Африку. Хотя Договор начинался как европейская инициатива с упором на сотрудничество между «Востоком и Западом», охват Энергетической Хартии сегодня значительно шире. За последние несколько лет Пакистан, Китай, Корея, Иран и Ассоциация стран юго-восточной Азии получили статус наблюдателей, и азиатское измерение процесса Энергетической Хартии становится всё более важным.

      Данный Договор является своего рода плодом коллективного разума и коллективной воли всех участников и подчеркивает эту суверенность в отношении энергетических вопросов. Он рекомендует открытые рыночные механизмы как наиболее эффективные для всех звеньев энергетической цепочки, но признает, что мы живем в реальном мире, и не диктует те или иные модели. В то же время он предоставляет своего рода переговорную площадку, которая позволяет развивать партнерство путем диалога и укрепления доверия. Напомню, что в этом году пройдет юбилейная, 20-я Конференция Энергетической хартии, и практически весь год в рамках рабочих групп и затем на самой конференции представители государств будут обсуждать, в каком направлении должна развиваться деятельность Хартии. При этом безусловно важно, чтобы при обсуждении рабочих документов были максимально учтены реалии сегодняшнего дня. Конечно, прежде всего я имею в виду кризисное состояние многих экономик мира.

     Страны – участники Хартии имеют суверенные права на собственные запасы нефти, газа, ядерной энергетики, а также возможность самостоятельно планировать и обеспечивать экологическую устойчивую, бережную и эффективную разработку и использование всех видов энергетики в первую очередь в интересах своих народов.

     – Но, как показали события января этого года, связанные с транзитом российского газа через Украину, положения Энергетической хартии не служат в должной мере механизмом разрешения подобных спорных ситуаций на международном энергетической рынке. Так, 1 января 2009 г. Газпром прекратил поставки газа потребителям Украины в связи с отсутствием контракта. В результате Украина начала осуществлять несанкционированный отбор газа, из-за чего европейские потребители с начала 2009 г., по данным Газпрома, недополучили более 86 млн. куб. м газа. По инициативе Дмитрия Медведева 17 января 2009 г. в Москве прошел международный «газовый саммит» на уровне глав правительств. 19 января 2009 г. главы Газпрома и «Нафта-газа» Украины А.Миллер и О.Дубина подписали контракты по поставке и транзиту газа на 2009–2019 гг.

      – К сожалению, это так. Именно поэтому наша страна, хотя и подписала хартию, но до сих пор не ратифицировала ее. Россия в том числе опасается, что после ратификации хартии Евросоюз может потребовать, в частности, демонополизации трубопроводов. С другой стороны, внутренний энергетический рынок Европы остается для России закрытым без ратификации этого документа… А ситуация с российским транзитом через Украину только лишний раз обострила проблему, связанную с несовершенством международно-правовой базы в этом вопросе. Ведь комплексный характер международного энергетического сотрудничества предполагает увязку самых разных, порой даже разнонаправленных экономических интересов его участников. Энергетические кризисы начала этого века, которые коснулись и нашего российского ТЭКа, показали, что действующие международные правовые инструменты не обеспечивают должного баланса интересов государств – участников этого процесса. Ведь есть не только страны-производители, потребители и транзитеры, но и страны, которые, подобно России, несут на себе все три упомянутые функции одновременно. И именно нынешняя правовая база не имеет действенных мер запрета странам реализовывать свои политические цели ценой попрания интересов третьих стран, что, собственно, совершенно определенно и показала ситуация с Украиной. С целью разблокировки ситуации вокруг Энергетической хартии Россия взяла на себя инициативу, предложив к рассмотрению проект нового базового документа по международному сотрудничеству в сфере энергетики, включая предложения и по транзитному соглашению. Как известно, российский документ содержит три раздела. Первый – принципы международного энергетического сотрудничества. Второй – лементы соглашения о транзите, неотъемлемой частью которого будет являться договор о разрешении конфликтных ситуаций в этой сфере. И, наконец, третий – перечень энергетических материалов и продуктов, на которые мы предполагаем распространить эти правовые акты. По мнению российского президента Дмитрия Медведева, которое он озвучил по итогам российско-финляндских переговоров в апреле этого года, эффективным механизмом предотвращения в будущем подобных «газовых конфликтов» может стать либо изменение редакции Энергетической хартии, либо создание нового международного соглашения.

     – И какова была реакция европейских государств – членов хартии на эту российскую инициативу?

     – Как заявил глава представительства Еврокомиссии в России Марк Франко, Евросоюз рассматривает российские предложения по новому документу о сотрудничестве в сфере энергетики, но при этом исходит из того, что Энергетическая хартия является действующим документом, и это не значит, что ее нужно заменять совершенно новым документом. Практически той же позиции придерживается и еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс, который признает, что российские предложения более глобальны, чем хартия, что позволит участвовать в энергосотрудничестве большему количеству игроков, но делает акцент на то, что хартия была ратифицирована целым рядом государств и потому отменить ее невозможно. Дискуссии по дальнейшему совершенствованию механизма энергетического сотрудничества продолжатся, они, безусловно, необходимы, и каков будет результат, думаю, мы увидим уже в ближайшем будущем.

      – Как показывают события последних лет, совсем не простая ситуация складывается также вокруг международного сотрудничества в области атомной энергетики, особенно по отношению к так называемой ядерной программе Ирана…

     – Совершенно верно, и об этом весьма болезненном для наших иранских партнеров вопросе не раз заходила беседа в ходе поездки нашей парламентской делегации в Иран, о которой я уже упоминал. По моему мнению, и я всегда стараюсь это отмечать в своих выступлениях, если несколько лет назад к Ирану и могли предъявляться какие-либо технические претензии в части развития его ядерной энергетики, то начиная с 2007 г. акцент явно сместился в политическую область. Конечно, надо признать, что строительство Бушерской АЭС сопровождалось немалыми трудностями как технического, так и политического характера. Но хочу напомнить, что Франция, Германия и Англия в свое время не выполнили своих обязательств по завершению строительства АЭС. Россия же заключила с Ираном контракт по завершению строительства при обстоятельствах, когда ни одна страна не соглашалась даже обсуждать этот вопрос с иранской стороной. Но и здесь не обошлось без накладок, причем они носили вовсе не политический характер, а скорее экономический и управленческий. Достаточно отметить, что за то время, пока велось строительство станции, управление с российской стороны за годы нашей перестройки несколько раз переходило из государственных рук в частные. Это явилось одной из основных причин затягивания сроков строительства и, естественно, привело к многочисленным критическим заявлениям со стороны европейских государств… Но при этом хочу отметить, и это признают наши иранские партнеры, что если бы российская сторона вела строительство «с нуля», без вынужденной привязки к уже смонтированным европейским технологиям, то ввод в эксплуатацию состоялся бы раньше.

      Приведу еще один факт. США, как член МАГАТЭ, с марта 2007 г. инициировала 17 внеплановых инспекций на опытном заводе по обогащению ядерного топлива в г. Натанзе. С другой стороны, в сентябрьском докладе 2008 г. Генерального директора МАГАТЭ г-на Эль-Барадеи говорилось о том, что вся ситуация на этом заводе находится под полным контролем этой международной организации. Здесь имеются в виду все ядерные объекты и материалы, отбор проб окружающей среды, а также мониторинг завода тяжелой воды путем спутниковой съемки.

     Тем не менее, несмотря на официальные заявления МАГАТЭ о том, что организация не располагает информацией о фактах разработки иранской стороной материалов для ядерного оружия или каких-либо ключевых элементов такого оружия, американская администрация через свое членство в МАГАТЭ предъявила Ирану целый ряд серьезных претензий, обвиняя его в нарушении условий выполнения ядерной программы. В мае 2008 г. иранская сторона в большой пояснительной записке фактически опровергла все эти обвинения, показав их беспочвенность, но США все равно остались недовольны и сместили акцент теперь уже на ряд пунктов рабочей программы под названием «претензии по исследовательским работам». И здесь иранская сторона пошла навстречу – провела переговоры на многочисленных заседаниях с командированной в Иран делегацией МАГАТЭ и представила письменные ответы по предъявленным претензиям по исследованиям. Не буду вдаваться в довольно сложные технические нюансы этого процесса, только скажу, что, к сожалению, на этом история еще не закончилась…

      – Одной из актуальных тем в международном энергетическом содружестве явилось создание международного газового картеля. Со стороны ряда европейских стран на эту инициативу последовала явно негативная реакция, что, собственно, и следовало ожидать, в немалой степени и из-за того, что одним из инициаторов создания новой энергетической структуры является Иран. Можно предположить, что в концепции создания подобной организации европейские страны видят политическую составляющую, наподобие нефтяного ОПЕК, инициатором которого, кстати, также был Иран, совместно с Венесуэлой. И в данном случае идею «газового ОПЕК» также поддерживает эта страна. Более того, президент Чавес уже создал в октябре 2008 г. своего рода газовый региональный картель, в который вошли, помимо Венесуэлы, Боливия и Аргентина. Насколько оправданными Вы считаете «политические опасения» европейских стран по поводу этого процесса?

     – Если проанализировать эту ситуацию, получается, что создание газового картеля для одних означает возможность опять влиять на поведение держав в мировой политике, как в случае с нефтью, а для других – строить разумную межрегиональную инфраструктурную инвестиционную политику в газодобывающей отрасли – здесь я, конечно, имею в виду Россию. Именно с этих позиций идея создания данной организации была поддержана и рядом депутатов Государственной Думы, и главой российского правительства Владимиром Путиным. Для Газпрома, который представит Россию в этом проекте, конечно, выгодным моментом будет повышение рентабельности газовых поставок за счет уменьшения количества европейских трейдеров, то есть оптимизации ценовой политики газовых контрактов. Известно, что в формате клуба площадка для общения газодобывающих стран существует с 2001 г. и называется Форумом стран – экспортеров газа. Это действительно не более чем дискуссионный клуб, без устава и каких-либо взаимных обязательств его членов. С другой стороны, уже восемь лет существует Российское газовое сообщество – некоммерческая организация, которая стала реальной объединяющей общественной силой, способной инициировать принятие соответствующих законов и оказание поддержки своим членам, а также создание так называемых «рабочих площадок», как общероссийских, так и международных, для обсуждения актуальных вопросов развития газовой промышленности в международном масштабе, равно как и нахождения консенсуса между производителями и потребителями «голубого топлива».

      Хочу напомнить, что в меморандуме Международного форума «Газ России–2008» сказано, что российская газовая промышленность занимает особое место в глобальной энергетической системе, являясь эффективным инструментом интеграции России в глобальную экономику. И, по мнению участников данного форума, инициатива России, Ирана и Катара по налаживанию взаимодействия стран – производителей газа с целью совместного обсуждения текущих проблем и разработки стратегии развития инфраструктуры будет содействовать оптимизации и повышению надежности газоснабжения в мировом масштабе, укреплению глобальной энергетической безопасности. Я также полагаю, что достижению этой цели будет способствовать реализация инициативы Российского газового общества по созданию неправительственной организации «Международный евразийский энергетический форум».

     Российское газовое общество (РГО) было учреждено «Газпромом» и его 56 дочерними организациями 18 мая 2001 г. с целью создания «переговорной площадки» для согласования интересов газового бизнес-сообщества и государства, защиты интересов участников РГО при формировании и проведении внутренней и внешней политики государства в сфере энергоснабжения. В настоящее время РГО объединяет 143 участника, в том числе 135 российских организаций ТЭКа, 4 иностранные газовые компании, 3 муниципальных образования и одно агропромышленное объединение.

      Со своей стороны мы, парламентарии России и Ирана, должны приложить все возможные усилия для нормализации и повышения эффективности результатов межгосударственного энергетического сотрудничества. Парламентарии – это законодательная ветвь власти, и от нашего подхода к решению проблемных вопросов энергетического сотрудничества существенно зависит дальнейшее развитие и совершенствование так называемых «правил поведения» на этом сложном, многоуровневом и комплексном рынке.

     Об этом мы также долго и предметно говорили с председателем иранского парламента г-ном Лариджани в декабре прошлого года.

    В рамках нашего визита в Иран состоялась также рабочая встреча с г-ном Санаи, профессором Тегеранского Университета, руководителем российско-иранской группы Исламской Консультативной Ассамблеи. Скажу, что наша встреча была уже не первой. Мы договорились о подписании парламентами наших стран в мае–июне этого года трехлетнего плана российско-иранского межпарламентского взаимодействия. Так что наша работа продолжается по многим направлениям, начиная от межпарламентского взаимодействия и заканчивая торгово-экономическим и энергетическим сотрудничеством.

   -Спасибо, Хафиз Миргазямович, за Ваши содержательные и конкретные ответы на наши вопросы.
 
    Беседовал доктор юридических наук И.З. Фархутдинов


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика