Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Несоответствие принципам терпимости некоторых отечественных концепций будущего государства
Научные статьи
01.02.11 13:54

вернуться


 

ЕврАзЮж № 1 (32) 2011

Евразийская толерантность
Касимов Т.С.
Несоответствие принципам терпимости некоторых отечественных концепций будущего государства
Статья посвящена русским националистическим и отечественной исламистской концепциям будущего государства. Обращено внимание на элементы этих концепций, противоречащие принципам терпимости.


 Работа Омск, вся подробная информация на сайте http://omsktut.ru     
   ОмскТУТ - сайт про Омск и для Омичей. На сайте всегда можно найти свежие новости Омска и мира, новости можно удобно обсуждать и комментировать. Если Вас интересует, куда пойти в Омске, то вы найдете тут ответ на это: на сайте постоянно добавляются предприятия и организации Омска? размещают информацию об акциях и скидках и новости, данная услуга абсолютно бесплатна и любое предприятие может заявить о себе. 


      В современной России через различные средства информации распространяется различные концепции будущего нашего государства. К сожалению, некоторые из них содержат положения, которые не соответствуют принципам терпимости (толерантности). При такой ситуации, опубликованной на страницах Евразийского юридического журнала интервью  первого Президента Республики Татарстан, государственного советника указанной республики М.Ш. Шаймиева вызвал у широкой общественности большой резонанс и является весьма консолидирующей и глубоко осмысленной аналитической статьей.

      Основным юридическим документом, определяющим понятие терпимости является Декларация принципов терпимости  от 16 ноября 1995 года. Определение терпимости содержится в статье 1 «Понятие терпимости» названной Декларации, в которой сказано: «1.1. Терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Терпимость –это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Терпимость – это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. 1.2. Терпимость – это не уступка, снисхождение или потворство. Терпимость – это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Ни при каких обстоятельствах терпимость не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности, терпимость должны проявлять отдельные люди, группы и государства. 1.3. Терпимость – это обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка. Терпимость - это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека. 1.4. Проявление терпимости, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означает, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим». В этом смысле я разделяю  суждение, высказанного  в научной литературе, что «Во все времена и теперь надменность, расизм, национализм, шовинизм, нетерпимость к культуре, религии и языку другого народа, отсутствие сострадания к ближнему стали причиной разложения, деградации и гибели отдельных цивилизаций».

    Если сделать этимологический анализ то, ключевыми для понимания терпимости являются положения п. 1.1. «Терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». Антиподом, противоположностью терпимости является нетерпимость. Крайнее проявление нетерпимости – экстремизм. Это следует, например, из Федеральной целевой программе «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 - 2005 годы)», утвержденной  Постановлением Правительства РФ от 25 августа 2001 г. № 629. Среди основных направлений реализации Программы была выделена «разработка законодательства, обеспечивающего условия для формирования толерантного поведения, борьба с проявлениями экстремизма, национальной и религиозной нетерпимости» (п. 4 главы 3). Исходя из статьи 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» экстремизм выражается в следующем: насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; ... публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения; ...финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг и в ряде других действий.

       В преамбуле Декларации принципов терпимости выделяются национальный и религиозный аспекты терпимости: «испытывая чувство тревоги в связи с участившимися в последнее время актами нетерпимости, насилия, терроризма, ксенофобии, агрессивного национализма, расизма, антисемитизма, отчуждения, маргинализации и дискриминации по отношению к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам». Когда идет речь о нетерпимости и экстремизме, в числе основных форм нетерпимости описывают прежде всего нетерпимость национального и религиозного характера. Такое же понимание выражено в официальном определении РАН: «политический экстремизм предполагает пропаганду и использование насилия и других радикальных средств для достижения любых политических целей, не обязательно националистического характера. Политический экстремизм может иметь разную идеологическую направленность (фашистскую, коммунистическую, сепаратистскую и др.) и проявляться в сферах национальных отношений, религиозных вероучений, межпартийной или внутрипартийной борьбы, внешней и внутренней политики». 

        Аналогичных воззрений придерживаются А.Ф. Истомин и Д.А. Лопаткин. «Экстремизм является основным содержанием, характеристикой радикально настроенных партий, групп, движений, течений, организаций, независимо от их политической ориентации. …К ним следует отнести также партии, идеология и политика которых основана на принципах национальной или расовой исключительности и превосходства, на признании за господствующей нацией или расой особой исторической миссии и права на создание нового мирового порядка, на отрицании значения и ценности других народов и народностей, на разжигании национальной вражды и ненависти (национализм). Часто национализм принимает крайние формы (шовинизм), сближается с расизмом, что ведет к острым межнациональным, межличностным конфликтам как внутри государства, так и за его пределами. Сюда же, несомненно, нужно отнести и общественные, идеологические, религиозные движения, провозглашающие приверженность «исходным» идеям, принципам, учениям и призывающие к неприятию религиозной политики государства, возвращению к первоначальным истокам любыми способами, в том числе насильственными».

        В современной наиболее влиятельные из концепций, содержащими элементами нетерпимости, это концепции русских националистов и исламистов. Первые имеют сторонников прежде всего среди представителей русской нации, вторые – среди последователей второй по численности религиозной группы россиян. Влиятельность русского национализма и исламизма как двух основных экстремистских идеологий в современной России, помимо умозрительных заключений, основанных на демографической статистике, подтверждается официальными данными Министерства юстиции РФ, основанными на решениях судов. Федеральный список экстремистских материалов, опубликованный на официальном сайте (www.minjust.ru/ru/activity/nko/fedspisok) Минюста РФ  по Республике Башкортостан, по состоянию на 1 октября 2010 года, включает почти 700 наименований и значительной большинство из них относятся либо к материалам либо русских националистов, либо исламистов. Характерные примеры:  брошюра «Кто боится Русского национал-социализма»; газеты "Я русский. Нижнее Поволжье" № 1 и № 2, 2005 г.; журнал «Вихрь. Национал-социалистическое издание Вятка № 1»; газета русского государства «Весть»; брошюра «Русское Государство»; видеоролик под названием «Казнь таджика и дага. 2007 НСПР»; брошюра «Русская национальная инициатива. Что делать сейчас (программа минимум русского народа) Санкт-Петербург, 2006»; книга «Сквозь призму ислама»; книги из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур»; брошюры и листовки партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»; журнал «Создание Аль-Ваъй» и другие.

      Кроме того, решением Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 года удовлетворено заявление Генерального прокурора Российской Федерации о признании террористическими 15 организаций: «Высший военный Маджлисуль Шура объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн») – и запрещена их деятельность на территории Российской Федерации.

      Вместе с тем, следует учитывать тот факт, что в современной России получают распространение материалы русские националистические и исламистские, в том числе издаваемые большими тиражами книги, которые не запрещены, поскольку не содержат, например, призывы к насилию, но противоречат принципам терпимости. Именно в силу отсутствия в них крайних форм нетерпимости, эти издания, наверное, не вошли в список экстремистских материалов Минюста РФ.

      Можно констатировать тот факт, что взгляды некоторых приверженцев русских националистических концепций, также во многом противоречат идеям терпимости к правам других народов и религиозной терпимости (признания религиозного плюрализма и равенства религий).

      Концепцию государства Егора Холмогорова во много можно считать соответствующей главным идеям русских националистов. Далее излагаются основные элементы этой концепции. «Россия – это территория, народ и государство. Сочетание и сосуществование этих трех и создает Россию…Чтобы Россия существовала достаточно, чтобы территорию России населял русский народ, объединенный в русское государство».  Формой будущего государства  названный автор видит империю, назвав одну из глав своей книги «Русский проект: Реставрация будущего» вопросом «Какая империя нужна русским?». При этом рассматривается не столько форма правления предлагаемого государства, хотя в книге упоминается, что это должна быть православная монархия (а монархическая форма правления – это первый признак империи), сколько его территориальное устройство, включающее множество тем или иным или путем присоединенных территорий (второй признак империи). Оговаривается возможность расширение русской империи и за пределы постсоветского пространства – главным является укрепления до начала имперской экспансии русской нации.  Холмогоров не мыслит русское государство без православной церкви. Подлинное осуществление «политического православия» возможно …на основе восстановления симфонии, – традиционного эсхатологического союза между Церковью и государством. «Политическое православие ставит своей целью приобретение государственной власти…через согласование долгосрочных стратегий ортодоксальной Церкви и сильного государства». 

       Представления Владимира Ларионова соответствуют концепции-нации государства. «Любое государственное образование – исключительное творчество одного народа. Никаких многонациональных государств в строгом смысле слова не существует…Государство – это прежде всего народ руководитель, народ-начальник, который обращается с работниками таким образом, чтобы они исполняли свои обязанности честно и имели за это справедливое вознаграждение. И никакой лирики по на тему дружной и большой семьи народов! Не бывает такой семьи. Семья может разрастись только до определенных пределов, и история положила таким пределом национальность».  «Если речь идет о России и ее будущем, то ни о каком секулярном государстве не может быть и речи…Россия при любой власти, вольно или невольно обращается к ценностям Православия, в которых, собственно, и содержится «ДНК» нашего национального бытия».
 
       Несоответствие принципам терпимости свойственно националистической концепции государства Александра Севастьянова, автора книги «Россия – для русских» Основной тезис таков: «нация первична, а государство – вторично». А. Севастьянов предлагает установить в законодательстве и конкретные правовые нормы, которые должны способствовать созданию русского национального государства. В их числе следующее. Обязательное требование к кандидатам на выборах в органы власти декларировать свое истинное национальное происхождение (вплоть до третьего колена) и сексуальную ориентацию. Восстановление графы «национальность» в паспорте и обязательности ее заполнения. Признание вне закона масонства и тоталитарных сект, а также иудаизма и сионизма как учений, пропагандирующих национальную исключительность, национальное превосходство евреев и неполноценность людей других наций. 

       Концепции будущего государства авторы «Русской доктрины» посвятили главу 1 «Преобразование правовой системы», вошедшую в часть VI «Пути преобразований». В ней названы основные принципы правового раздела Доктрины. 1. Признание России учрежденной Богом. 2. Признание правопреемства нынешней России в отношении Русского государства, суверенитет которого восходит по крайней мере к 1480 году. При этом правопреемство включает и Российскую империю, и СССР, все их права и обязательства. «3. Россия является союзом народов, ядро которого составляют русские. При этом каждый народ России обладает учредительным статусом на всей территории России, а не в пределах национальных республик». Тем самым отвергается принцип самоопределения народов. …  Русская Православная Церковь является неустранимым элементом оформления правовой идентичности России, задающим религиозную картину мира, в которой находит свое обоснование цивилизационный суверенитет Русского государства. Авторы Русской доктрины считают, что Русской Православной Церкви нужно предоставить возможность влиять на образование и массмедиа, активно пропагандировать достижения православия в указанных сферах…10. Государство выступает как опекун общего национального наследства и исключительный собственник огромной его части (земля, недра, воздух, запасы пресной воды, популяции диких животных, стратегические инфраструктурные объекты и т.д.).В его обязанности перед обществом в целом входит соблюдение принципов русского права и исполнение законов. Кроме охраны прав и свобод граждан, государство обеспечивает исполнение их обязанностей и связанность их принципами долга и верности своему государству. 11. Наряду с правами индивидов в государстве существуют (и стоят иерархически выше их) права профессиональных и конфессиональных групп, гильдий, корпораций, профсоюзов, культурных сообществ и т. д. 12. Высшими ценностями государства должны стать постулаты, сформированные на основе традиционных религий народов России, а также: процветание России как державы, патриотизм, справедливость, милосердие, обеспечение главенствующего положения русской культуры в мире.

        Один из наиболее распространенных видов нетерпимости в России – антисемитизм. Антиеврейские идеи содержатся в вышеупомянутых трудах А. Севастьянова, который пишет, что «необходимо признание вне закона масонства и тоталитарных сект, а также иудаизма и сионизма как учений, пропагандирующих национальную исключительность, национальное превосходство евреев и неполноценность людей других наций».  Более явные и грубые антисемитские высказывания используются в книге Б. Миронова «Русские. Последний рубеж».  В Интернет ресурсе М. Беляева «Концепция Национального Государства» (сайт www.milogiya2007.ru/rusnaz1.htm) сказано: «Статья 282 УК РФ и ФЗ «Об экстремизме» позволяет использовать силу удара противника, направленного против народов России, ее Конституции, православной и мусульманской веры, против него самого. Иудаизм в России должен быть объявлен вне закона. Это сатанинская религия. Поэтому важное слово здесь должна играть и православная церковь, которая беспрекословно чтит Ветхий Завет, истоки которого ведут на Восток и который основательно «загажен» человеконенавистническими измышлениями иудеев».

        Таким образом, приведенные выше воззрения В. Ларионова, Е. Холмогорова, А. Севастьянова, М. Беляева явно противоречат нормам международного права и Конституции РФ о терпимости и плюрализме. В преамбуле Декларации принципов терпимости осуждаются агрессивный национализм, антисемитизм, дискриминация по отношению к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам. В преамбуле и ст. 3 Конституции РФ носителем суверенитета России назван ее многонациональный народ, а не русская нация. Идея Приоритета Русской Православной Церкви не соответствует ст. 14 Конституции: «1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»; статье 28 «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними», частям 1 и 2 статьи 29 «1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. 2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства».

        Сложной проблемой для России является исламизм, реже именуемый политическим исламом. В рамках исламизма в России получил распространение исламский экстремизм, который С.Н. Фридинский признает одновременно и религиозным, и политическим, точнее религиозно-политическим ориентированным экстремизмом. Современный исламский экстремизм является направлением в рамках исламизма. Исламизм мы понимаем как одно из основных идейных течений в современном исламе. Его синонимами являются такие слова, как «фундаментализм», «возрожденчество», «реваствализм» и т.д. Исламизм является идеологией так называемого исламского движения - массового (в некоторых странах) политического движения, стремящегося поставить процесс общественного развития в соответствии с нормами и догмами первоначального ислама (как его понимают исламисты). 

        Под предлогом действительно законной и политически необходимой борьбы с этим радикальным, экстремистским течением ислама не должно быть ограничений традиционного для России ислама отличающегося терпимостью, в частности, ислама ханифитского толка, исповедуемого большинством подавляющим российских мусульман. Даже в арабском мире умеренные теологи придерживаются, общераспространенной среди мусульман России идеи следующего рода «ошибочным мнением и является деление мира на Дар-уль-Салям и Дар-уль-Харб, признание войны как основы отношений мусульман с немусульманами, признание наступательного Джихада коллективной обязанностью уммы (фард кифайя) и т.п. В контексте современных реалий жизни эти идеи невостребованы и потеряли всякую свою актуальность. Однозначные положения Корана и Сунны их не подтверждают, более того, они опровергают их».  

      Однако, пожалуй, наиболее известный российский приверженец исламизма Гейдар Джемаль пропагандирует концепцию, отличающегося от вышеназванного воззрения. «Существует три мира: мир неверия (дар уль куфр), мир войны (дар уль харб) и мир ислама (дар уль ислам). Россия относится не к дар уль куфр, но к дар уль харб. Во-первых, потому, что мусульмане испокон веков живут на этой земле как на своей собственной, а во-вторых, потому, что в данном регионе у мусульман существуют свои цели и задачи, которые они могут и должны достигать своими усилиями …С точки зрения классического исламского права компактно живущий мусульманский народ не может и не должен подчиняться неверию и руководителям неверия. И подпадание под власть немусульман является историческим наказанием за отклонение от прямого пути. Священный Коран так прямо и говорит об этом: «А если отклонитесь с прямого пути, то Я вручу власть над вами неверным». Но реалии истории таковы, что различные компактные группы мусульман вынуждены входить в состав империи, управляемой немусульманами. А значит, эти группы должны и обязаны ставить перед собой задачи лоббирования интересов ислама».

     Г. Джемаль призывает о неповиновении мусульман неисламской власти. Он пишет о задаче влияния на внутреннюю и внешнюю политику того государства, гражданами которого они являются. Более того, в работах Г. Джемаля содержится тезис о грядущей  исламской революции. «Возвращаясь к вопросам сегодняшнего дня, нужно отметить, что революция и сейчас не ушла из России... Кризис системы колониального контроля в России делает новую русскую революцию неизбежной. И не случайно, что эстафета революции, декларируемой как явно и открыто религиозная, была подхвачена в Иране, южном  соседе  России.  Сегодня  она апеллирует к России как факиру, который предопределит мировой размах революционного процесса в двадцать первом столетии».  Джемаль считает, что исламская революция должна не ограничиваться границами одного государства, а приобрести всемирный характер, стать «мировой революцией», в результате которой  к власти придет исламское «мировое правительство»,  которое он называет Интернационал. Этот автор пишет, что, формулируя цели нового Интернационала, надо исходить из возможностей типа минимум, медиум и максимум. Реализация минимального уровня предполагает, что Интернационал нового типа добивается уровня влиятельности, сравнимой с влиятельностью Коминтерна середины 20-х годов. Если этот минимум достигнут, открывается перспектива на достижение медиум-цели: Интернационал нового типа становится альтернативным мировым правительством. Новый Интернационал берет власть в мировом масштабе, оказываясь впервые в истории человечества штабом управления миром со стороны униженных и обездоленных, без этнических и почвенных различий и не используя больше бюрократические государства как инструмент планетарной политики.

        Известный исламовед Г.М. Керимов обоснованно полагает, что роль исламских фактора и исламизма (в том числе в его нетолерантных формах) в России будет возрастать. Он пишет, что современные мусульманские идеологи выдвигают различные концепции создания нового типа исламского государства, разрабатывают экономические и социальные программы по формам правления, обязанностям мусульманского правительства. Можно предположить, что в недалеком будущем влияние Ислама на мусульман России будет исходить во многом из бывших «мусульманских» республик Советского Союза, и воздействие исламских идей, идущих в Россию из Центральной Азии и Азербайджана, будет очень весомым. В республиках России, где население традиционно исповедует Ислам (Татарстан, Башкортостан, республики Северного Кавказа), в крупных городах России, где компактно живут мусульманские общи¬ны, активно происходит исламизация общественной жизни. В силу исторических причин Ислам предстает не только как религия. Для мусульман он является еще и фундаментом образа жизни, мышления, государственного строя, права, цивилизации десятков народов. В глазах верующих исламский монотеизм. Исламская революция в Иране в 1979 г. развеяла иллюзию, что на пороге XXI в. мусульманское духовенство едва ли может сыграть важную политическую роль в государствах Востока. Под руководством аятоллы Хомейни Исламская революция в Иране ликвидировала «2500-летний» монархический режим. Вся полнота политической, социальной, правовой, культурной жизни иранского народа подпала под власть мусульманского духовенства. Именно это — политическая власть Ислама — воодушевляет радикальное исламское движение в мире, в том числе и в России. В основе исламской доктрины лежит идея единства духовной и светской власти, религии и государства, поэтому в мусульманских странах (в том числе в «мусульманских» республиках России) всегда обнаруживалось стремление мусульман жить в исламском государстве. Светское государство всегда будет находиться под огнем критики Ислама. Законодательные и исполнительные органы «мусульманских» республик — субъектов Российской Федерации — могут использовать некоторые положения мусульманской юриспруденции, Шариата, в борьбе против коррупции, воровства, других правонарушений, эффективно защищать национальные традиции и обычаи граждан. Важно развивать национальную культуру народов России мусульманского исповедания, внедрять преподавание национальной истории народов, традиционно исповедующих.  Кстати, именно государственный строй  Исламской Республики Иран в качестве позитивного примера неоднократно называл Г. Джемаль. Распространение исламизма в России подтверждается рядом фактом. В 1990-е годы в период правления дудаевского режима в Чечне получил распространение ваххабизм. В Грозном был открыт центр ваххабитов, который распространял религиозную литературу, организовывал коллективные моления, проповедовал идеи своего учения через средства массовой информации. Строя исламское государство, экстремисты нуждались в единой идеологии. В качестве таковой должен был выступить, по замыслам дудаевских идеологов (З.Яндарбиева, М.Удугова и других), ваххабизм более и более усиливающееся проникновение «идеального» ислама, иностранных религиозных организаций и миссионеров в республики Северного Кавказа, Татарстана, Башкортостана, Самарскую область (в Самаре и некоторых иных городах Поволжья в 2006 г. неоднократно задерживались эмиссары «Хизб ут-Тахрир» из Центральной Азии). В октябре 2008 года Национальный антитеррористический комитет сообщил, что за год был привлечён к ответственности 31 член группировки в Татарстане, Башкортостане, Курганской и Челябинской областях. Следует согласиться, с мнением Ю.В. Крамаренко, что все это создает известное напряжение, стимулирует высокий уровень конфликтогенности в этих российских регионах, а следовательно, не может быть ограничено никаким иным способом, кроме правового, политического, административного. В частности, в плане реализации положений Концепции национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) обращается внимание и на возникшие различия в «лагере исламистов», а именно их дифференциация на умеренных и радикалов, что, к сожалению, не всегда учитывается местными и региональными органами государственной власти и управления. Это же следует иметь в виду при обращении к «молодежному исламу», т.к. большая часть его представителей ассоциирует себя с этническим (региональным) исламом, отрицает транслируемые по миру ваххабистские институты и ориентируется на общероссийские политико-правовые и социально-экономические ценности, т.е., по сути, является субъектом исламского политико-правового модернизационного проекта, а не исламизма. Государственная правовая политика в исламской сфере должна легитимизировать и стимулировать деятельность этой группы российских мусульман. 

        Исламизм, представленный в концепции Гейдара Джемаля, противоречит п. 1.3. статьи 1 Декларация принципов терпимости  от 16 ноября 1995 года, в котором сказано следующее. «Терпимость – это обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка. Терпимость – это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека».   К тому же очевидно несоответствие нормам Конституции РФ: ч. 4 статьи 3: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону», а также ч. 5 статьи 13: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».
Опыт стран, населенных значительным числом мусульман, показывает увеличение в них религиозного фактора. Подобным образом, опыт стран Западной и Восточной Европы демонстрирует рост популярности националистических (шовинистических) учений среди представителей «титульных» наций. Русские националистических и исламистских концепций, включают учения о будущем государства. Они непосредственно влияют на правовую культуру и поведение их приверженцев. Поэтому важно выявлять в них все, что противоречит принципам терпимости (входящим в число принципов правового и демократического государства) и пресекать их соответствующими способами. Запрещая как незаконные экстремистские учения и содержащие их материалы, и ведя пропаганду против тех из них, которые законны, но не толерантны.    



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика