Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Защита гражданами российской федерации конституционного права на благоприятную окружающую среду в европейском суде по правам человека
Научные статьи
03.02.11 13:07

вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (32) 2010
Международное право
Даваева К.К.
Защита гражданами Российской Федерации конституционного права на благоприятную окружающую среду в Европейском суде по правам человека
В статье рассмотрены некоторые проблемы международно-правовой защиты прав граждан России на благоприятную окружающую среду посредством обращения в Европейский Суд по правам человека.

       Весомый механизм защиты основополагающих прав и свобод человека создала Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Россия присоединилась к данной Конвенции, приняв Федеральный закон от 30 марта 1998 г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней».  Ратификация данной Европейской Конвенции позволяет всем лицам, находящимся под юрисдикцией Российской Федерации, обращаться в Европейский Суд по правам человека, если они считают свои права нарушенными. Это подтверждается ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, в которой говорится, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

      Решения Европейского Суда по правам человека являются обязательными в соответствии с нормами международного права. Воздействие решений Европейского Суда, устанавливающих нарушение Конвенции, состоит в наложении на государство-ответчика правового обязательства положить конец данному нарушению и возместить его последствия таким образом, чтобы восстановить, насколько возможно, ситуацию, имевшую место до нарушения. В частности, в «экологических делах» на государства-участников Конвенции могут быть возложены так называемые позитивные обязательства, то есть необходимость предпринимать меры по прекращению ситуации, влекущей за собой вред окружающей среде и, как следствие этого, нарушение конституционного права человека на благоприятную окружающую среду.

      Сами по себе решения Европейского Суда не могут устранить глубинные причины российских проблем нарушения прав и свобод, но они могут послужить серьезным импульсом для исправления ситуации. Это очевидно, особенно если число обращений значительно увеличится и примет массовый характер.

      В Конвенции отсутствует прямая норма, гарантирующая право на благоприятную окружающую среду. Этот пробел рассмотрен в особом мнении судей Ж.-П.Коста, Г.Ресса, Р.Тюрмена, Б.Цупанчича и Э.Штейнер, которые дают следующее пояснение: в настоящее время проблемы охраны окружающей среды стали международно-правовыми и подпадают под международную юрисдикцию. В 1950-х же годах общая необходимость в защите окружающей среды еще не стала очевидной. Действительно, первоначальный текст Конвенции еще не закрепляет осознание необходимости защиты экологических прав.  Кроме того, по целому ряду вопросов с течением времени, изменением общественного мнения и правовых представлений в европейских обществах правовая позиция ЕСПЧ претерпевала изменения. Так, ЕСПЧ в своем Постановлении 1978 г. по делу «Тайрер против Великобритании» указал: «Суд должен отметить, что Конвенция является живым инструментом, который... должен толковаться в свете сегодняшних условий».  Так, например, положение ст. 8 ЕКПЧ, гарантирующее каждому человеку право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции, было интерпретировано в качестве гарантирующего право на благоприятную окружающую среду и, более того, возлагающего на государство определенные позитивные обязательства. Это произошло, как считает Председатель ЕСПЧ Л.Вильдхабер, поскольку оба эти понятия (право на уважение частной и семейной жизни) сильно эволюционировали как в моральном, так и в научном / технологическом смысле со времени 1950-х годов.

      Несмотря на то, что текст Конвенции не содержит положений о праве человека на благоприятную окружающую среду, данное право в последние годы получило защиту в ряде постановлений Суда, выводящего его из иных прав, содержащихся в Конвенции, прежде всего, как было отмечено выше, из права на уважение частной и семейной жизни. Так, если человек прямо и серьезно пострадал от шума или загрязнения окружающей среды, дело может быть рассмотрено в соответствии со статьей 8 Конвенции. В частности, в деле «Пауэлл и Райнер против Соединенного Королевства» (Постановление Европейского Суда от 21 февраля 1990 г.), в котором заявители жаловались на беспокойство, причиняемое им авиационным шумом в дневное время, Европейский Суд постановил, что статья 8 Конвенции могла быть применена, так как «на качество жизни заявителей и на степень пользования удобствами их жилища отрицательно влиял шум от самолетов авиакомпаний, использующих аэропорт «Хитроу».

       Известным делом, в котором конвенционные положения использовались с целью защиты экологических прав человека, стало дело «Лопез Остра против Испании». Решение по данному делу было вынесено 9 декабря 1994 года. Заявительница утверждала, что имело место нарушение статей 8 и 3 Конвенции о защите прав человека, поскольку недалеко от ее дома находилось предприятие по переработке жидких и твердых отходов, которое длительное время являлось источником неприятных запахов, шума и вредных испарений. Деятельность данного предприятия стала приводить к загрязнению района вокруг него, к ухудшению условий жизни населения района. В связи с этим г-жа Лопез Остра направила жалобу в административную палату Провинциального суда Мурсии, в которой утверждала, что имеет место противоправное вмешательство властей в ее личную жизнь и покушение на ее здоровье.

      31 января 1989 г. местный суд отказал г-же Лопез Остра в ее иске. Заявительница подала апелляционную жалобу в Верховный Суд, который отклонил ее. 26 февраля 1990 г. Конституционный Суд постановил, что поданная г-жой Лопез Остра индивидуальная жалоба является недостаточно обоснованной.

        В данном деле госпожа Лопез Остра возложила ответственность за создавшееся положение на испанские власти, обвинив их в безответственном отношении к обозначенной проблеме. Европейский Суд констатировал в этом случае нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановив, в частности: «Действительно, серьезное загрязнение окружающей среды может повлиять на человеческую жизнедеятельность и не дать возможность людям жить в своих домах, нарушая их частную жизнь и существенным образом повреждая их здоровье». Суд поддержал свою правовую позицию о праве человека на благоприятную окружающую среду как элементе права на частную жизнь, защищаемого в соответствии со ст. 8 Конвенции.

       По делу «Герра против Италии» (Постановление Европейского Суда от 19 февраля 1998 г.), которое касалось загрязнения окружающей среды, Европейский Суд отметил, что «прямое влияние выбросов токсичных веществ на право заявителей на уважение их личной и семейной жизни предполагает применимость статьи 8 Конвенции». Решение ЕСПЧ от 19 февраля 1998 года по делу «Гуэрра и другие против Италии» идет дальше принятого по делу «Лопез Остра против Испании», констатируя, что положения статьи 8 не только требуют защиты от реального вреда здоровью, но и устанавливают обязанность выявлять потенциальные возможности причинения вреда. Заявители не получили необходимую информацию, позволяющую им оценить риск, которому они и их семьи могли подвергнуться при условии их дальнейшего проживания рядом с химическим заводом. Следовательно, проблема заключалась в том, что из-за отсутствия информации заявители были не в состоянии принять надлежащие меры.

     В целом выражение «защита окружающей среды» встречается в 57 делах, рассмотренных Европейским Судом.

       Практика Европейского Суда, приведенная выше, охватывает временной промежуток до и после присоединения России к Конвенции, так как, на наш взгляд, при применении норм Конвенции Российская Федерация должна принимать во внимание всю практику ЕСПЧ, в том числе ту, которая была сформирована по делам, рассмотренным до присоединения России к Конвенции. Только такой подход поможет избежать России новых нарушений Конвенции. Однако для реализации данного подхода необходимо обеспечить доступность постановлений и решений ЕСПЧ.

      Европейский Суд по правам человека в постановлениях руководствуется своей прецедентной практикой, причем суд не связан при применении прецедента субъектным составом прецедента, при изложении постановлений и решений по жалобам против России Европейский Суд по правам человека ссылается на свою прецедентную практику и по делам против других государств.

        Граждане Российской Федерации, написав в Европейский Суд по правам человека жалобу и отразив в ней те нарушенные в ходе национального разбирательства права человека, которые защищает Европейская Конвенция, в том числе и право на благоприятную окружающую среду, могут надеяться на вынесение решения по существу, не в пользу России, как это уже было по аналогичным делам.

      В настоящее время Европейским Судом уже рассмотрено несколько дел в отношении России, в которых затрагивается право человека на благоприятную окружающую среду. Так, Европейский Суд в 2002 году удовлетворил иск чернобыльца-ликвидатора А.Бурдова по его жалобе о необоснованных отсрочках выплат компенсации за вред, причиненный во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Жалоба о невыплате компенсации А.Бурдова явилась следствием существенного нарушения конституционных прав на благоприятную окружающую среду, на охрану здоровья и др. Признав вину России перед ее гражданином, судьи пришли к выводу о том, что российские чиновники на протяжении многих лет нарушали в отношении истца Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и теперь государство обязано выплатить ему 3 тыс. евро в качестве компенсации, не считая долга. России рекомендовано пересмотреть законы, которые не соответствуют подписанным ею международным конвенциям, и выплачивать чернобыльцам деньги, не ссылаясь на недостаток средств.

      После удовлетворения иска А.Бурдова немало россиян, пострадавших в Чернобыльской катастрофе, подало иски в Европейский Суд по правам человека. Некоторые из них успешно удовлетворены.

       Так, Европейский Суд удовлетворил направленный в 2003 году иск инвалида-чернобыльца Игоря Малиновского из Старого Оскола, обязав Россию выплатить ему 3 тысячи евро; в 2005 г. два гражданина России – Дмитрий Горохов и Ростислав Русяев – выиграли дело в Страсбургском суде по правам человека, и Суд обязал власти России выплатить каждому истцу в течение трех месяцев со дня вступления решения в силу по 900 евро.

        Для российской правоприменительной практики большое значение имеет решение по делу «Фадеева против России», вынесенное в июне 2005 года.  В данном деле Европейский Суд по правам человека признал возрастающую озабоченность общественности проблемами загрязнения окружающей среды.

      Дело было инициировано жалобой, поданной 11 декабря 1999 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданкой России Надеждой Михайловной Фадеевой в соответствии со ст. 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Н.Фадеева обратилась в Суд с заявлением о нарушении ее прав российским государством, поскольку ее не переселяли, несмотря на то, что российские законы запрещают проживание в подобных опасных зонах. Жалоба была признана приемлемой по ст. 8 Европейской Конвенции о правах человека в октябре 2003 г.

       Жительница Череповца, в частности, просила удовлетворить жалобу на причинение вреда ее здоровью и благосостоянию вследствие вредных выбросов в атмосферу расположенного в непосредственной близости от ее дома металлургического завода. Заявительница дважды (в 1995 и 1999 гг.) обращалась в Череповецкий городской суд с исками к ОАО «Северсталь» о немедленном переселении из санитарно-защитной зоны. В результате рассмотрения дел в российских судах Н.Фадеева была поставлена в общую очередь на получение жилья (под номером 6820).

       Палата Европейского Суда единогласно (в том числе и судья из России Анатолий Ковлер) установила нарушение российским государством ст. 8 Конвенции в деле Фадеевой, поскольку государство разрешило хозяйственную деятельность загрязняющего окружающую среду предприятия в центре плотно заселенного города. Так как токсичные выбросы этого предприятия превышают безопасные уровни, установленные в соответствии с российским законодательством, и подвергают опасности здоровье людей, проживающих в окрестностях предприятия, государство установило, что на некоторой территории вокруг предприятия не должно быть каких-либо жилых помещений. Тем не менее, эти законодательные акты на практике не были реализованы.

          Европейский Суд пришел к выводу, что, несмотря на имеющиеся в распоряжении государства большие полномочия, оно не сумело найти справедливый баланс между интересами общества и эффективным удовлетворением прав заявителя на уважение ее дома и ее частной жизни. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

        9 июня 2005 г. Европейский Суд, ссылаясь на решения по делам «Лопез Остра против Испании», «Хаттон и другие против Соединенного Королевства», признал права заявительницы нарушенными и обязал Россию выплатить Н.Фадеевой шесть тысяч евро нематериального возмещения и 6500 евро и 5540 фунтов стерлингов как возмещение затрат и издержек заявительницы на услуги адвокатов и консультантов.

         Один из представителей Н.Фадеевой в Суде Филип Лич, директор лондонского Европейского центра защиты прав человека, так резюмировал исход дела: «Требуется всеобъемлющая, систематическая и объективная оценка степени загрязнения окружающей среды заводом «Северсталь», а также сопутствующего влияния и риска для здоровья людей, проживающих в санитарно-защитной зоне. Потенциальным результатом такой оценки должна быть серия мер или санкций, предпринятых властями с целью уменьшить загрязнение окружающей среды или переселить таких людей, как госпожа Фадеева. Детальная информация о подобной оценке, а также потенциальных или реальных санкциях должна быть доступна обществу, которому должно быть предоставлено право принимать адекватное участие в процессе принятия решений. Тем не менее, заявительница утверждала, что правительство явно неспособно продемонстрировать, что подобные меры были приняты в данном деле».

        Решение по делу Н.Фадеевой имело серьезное политико-правовое значение. Так, по мнению юриста московского правозащитного центра «Мемориал» Кирилла Коротеева, центральным в решении Европейского Суда по данному делу является вывод об отсутствии у России четкой экологической политики.  С этим можно согласиться, так как это было первое решение ЕСПЧ, указывающее на серьезность российских экологических проблем. Безусловно, присужденный штраф не решает самой проблемы – получения жилья в районе с благоприятной окружающей средой, но позволяет повысить ответственность Российской Федерации за нарушение конституционных прав ее граждан, в том числе права на благоприятную окружающую среду.

           В 2006 году Европейский Суд по правам человека вновь подтвердил свою позицию по вопросам охраны окружающей среды в деле «Ледяева и другие против России». Жители того же города Череповец Вологодской области, в котором проживает Н.Фадеева, в 2000 г. обратились с иском в Европейский Суд. В сентябре 2004 г. их жалобы были признаны приемлемыми по ст. 8 Европейской Конвенции о правах человека.

           Заявители (Ледяева Л.К., Доброхотова Е.Г., Золоторева Х.В., Ромашина Е.В.) проживали в пределах так называемой «санитарной зоны» металлургического завода, который производит примерно 349 тонн выбросов в атмосферу, что значительно превышает допустимые нормы загрязнения. Они жаловались на нарушение их прав в связи с отсутствием защиты от производимого заводом загрязнения окружающей среды. Заявители утверждали, что из-за загрязнения окружающей среды нарушаются их конституционные права на благоприятную окружающую среду, на защиту частной жизни и неприкосновенность жилища.

         Государство-ответчик в своих возражениях ссылалось на то, что, во-первых, заявители добровольно поселились в дома в пределах санитарной зоны, во-вторых, завод ежегодно тратит на снижение вредных выбросов около 250 миллионов рублей, и эта его работа практически соответствует европейским требованиям. К тому же государство регулярно проводит работы по улучшению экологической обстановки и здоровья граждан.

        Сославшись на дело Фадеевой, Европейский Суд в данном случае пришел к аналогичным выводам, сочтя, что государство-ответчик не предприняло никаких шагов, чтобы реально защитить заявителей от загрязнения окружающей среды: не отселило их в безопасную зону; не предоставило компенсацию для возможности переселиться самостоятельно; поставленные цели по сокращению выбросов так и не были достигнуты; исследования и санкции не возымели никакого эффекта. Кроме того, власти в разумное время не реализовали эффективных программ по снижению выбросов. Суд присудил первому заявителю компенсацию в размере 7000 Евро, второму и третьему – по 8000 Евро, а четвертому – 1500 Евро.

           В деле «Ледяева и другие против России» Европейский Суд пришел к выводу, что вопросы проживания в загрязненных районах и влияния неблагоприятной экологической обстановки на здоровье заявителей подпадают под действие статьи 8 Конвенции. Установление Судом нарушения вышеупомянутой статьи в значительной степени возлагает на государство бремя предоставления ясного объяснения практических мер, применяемых им в отношении загрязнения окружающей среды частными предприятиями. Все правительства должны осуществлять эффективное регулирование частного сектора, чтобы предотвратить загрязнение окружающей среды в тех случаях, когда существует серьезный потенциальный риск здоровью.

         В практике Европейского Суда по правам человека встречаются аналогичные дела, например, дело «Ассельбург и другие против Люксембурга», которое, как и дела Фадеевой, Ледяевой, было связано с проблемой загрязнения от металлургических предприятий. Суд сформулировал тест на применимость ст. 8 Конвенции, используя понятия вероятности ущерба и предсказуемости, заключающийся в следующем: заявители должны быть в состоянии утверждать, обоснованно и в деталях, что из-за непринятия властями надлежащих мер предосторожности степень вероятности ущерба такова, что может считаться составляющей нарушение, при условии, что последствия обжалуемого деяния не являются слишком отдаленными.

          Граждане Российской Федерации все чаще подают иски в Европейский Суд по правам человека. Как сообщил судья ЕСПЧ А.Ковлер, в России не осталось ни одного субъекта Федерации, жители которого не обращались бы в Европейский Суд. Соответственно, с ростом числа обращений выросло за последние годы и количество постановлений, вынесенных Европейским Судом по жалобам российских граждан. Если в 2003 году их было пять, то в 2004 – уже 22. Большинство жалоб, направляемых в Страсбургский суд нашими соотечественниками, считает А.Ковлер, касается трех проблем: неисполнения судебных решений, отмены вступивших в законную силу решений надзорной инстанции и условий содержания под стражей.  Помимо данных категорий дел в Европейский Суд в последнее время все чаще стали подаваться иски о нарушении конституционного права на благоприятную окружающую среду. В их числе – иск о незаконности строительства Ростовской АЭС, поданный жителем Ростова С.Аведиковым, иск В.Денисенко о невыплате компенсации за вред, причиненный во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, и др.
 
           Одним из последних исков в Европейский Суд, вызвавших наибольший резонанс общественности и средств массовой информации, явилось обращение жителей Барвихи. Жители подмосковной Барвихи обратились в Европейский Суд по правам человека в 2007 году. Заявители в течение нескольких лет безуспешно выступали против строительства в Одинцовском районе элитного коттеджного поселка на заповедной территории, где помимо прочего расположено несколько памятников археологии, в том числе и древнее славянское кладбище.

        Еще в конце 2004 года фирма ООО «Пойма-проект» приобрела земельный участок в 25 га, расположенный вблизи деревень Рождественно, Подушкино и поселка Барвиха. Затем губернатор Московской области Б.В.Громов изменил целевое назначение этого земельного участка, нарушив тем самым законодательство, так как не имел полномочий переводить федеральные земли из одной категории в другую.

          С начала стройки в 2006 году рабочие вырубили не один десяток вековых сосен и дубов, перекопали всю заповедную территорию, часть коттеджей возводится прямо на месте старославянского кладбища. По утвержденному плану будет построена также ливневая очистительная канализация коттеджного поселка, выходящая в местную реку, впадающую в Москву-реку.

        Местные жители обратились за помощью в прокуратуру, «Росприроднадзор», к депутатам Государственной Думы и в суд. Как отметила адвокат С.Тихомирова, представляющая интересы жителей деревень, участок, на котором ведется строительство, находится в лесопарковом защитном поясе Москвы, в поясе зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения столицы, а также в пределах проектируемой особо охраняемой природной территории «Верхняя Москва-река». Застройка этого участка способна оказать негативное воздействие на экологическую обстановку Москвы и Московской области. Строительство ведется на территории памятника археологии федерального значения – Одинцовской курганной группы № 7, древнего кладбища славян XII–XIII веков.

         В марте 2006 года жители Барвихи, Рождественно и Подушкино подали в суд иск о признании незаконным и отмене постановления Правительства Московской области. Но все процессы – сначала в Одинцовском городском суде, а потом в Московском областном – были проиграны. Суды признали вынесенное губернатором Б.Громовым решение законным. Не найдя поддержки в российских судах, люди решили отстаивать свои права на «благоприятную окружающую среду и возможность посещения объектов культурного наследия» в Европейском Суде по правам человека.

           С.Тихомирова считает, что российские власти нарушили в отношении ее доверителей три статьи Европейской Конвенции о правах человека. В частности, право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок (ст. 6), поскольку суды, по мнению адвоката, принимали свои решения без учета всех имеющихся доказательств, не исследовали вопрос о законности перевода земельного участка из одной категории в другую в соответствии с федеральным законодательством. Это, как считает адвокат, привело к нарушению еще одной статьи конвенции – права на эффективное средство защиты в спорах с властями (ст. 13). Но самым главным нарушенным правом заявители считают право на уважение личной жизни (ст. 8). Соответствующим образом люди лишились и права на безопасные экологические условия проживания.

          Из вышеприведенной судебной практики защиты гражданами Российской Федерации конституционного права на благоприятную окружающую среду в Европейском Суде по правам человека можно сделать вывод о том, что в области исследуемого права человека, практически неизвестного в 1950-х годах, Европейский Суд по правам человека все чаще руководствуется статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, считая, что ее положения охватывают право человека на благоприятную окружающую среду и, соответственно, на защиту от загрязнения окружающей среды и вредного воздействия опасных химикатов, других веществ, способствующих развитию респираторных заболеваний, запахов, шума и т. п.

         Гражданам Российской Федерации при обращении в Европейский Суд по защите права на благоприятную окружающую среду необходимо учитывать важное положение о критериях, которым должны удовлетворять жалобы на нарушение исследуемого права, чтобы претендовать на положительный исход дела в Страсбурге. Данные критерии были отмечены в решении по делу «Фадеева против России» и состоят в следующем: Конвенция может быть задействована не в любом деле, связанном с нанесением вреда окружающей среде, – оно должно «непосредственно затрагивать» жилище, семейную или личную жизнь заявителя. Кроме того, Суд применяет минимальный порог относительно такого неблагоприятного воздействия: «обоснованная претензия по ст. 8 отсутствует, если обжалуемый ущерб был пренебрежимо малым в сравнении с экологическими рисками, присущими жизни в любом современном городе». Оценка того, был ли превышен минимальный порог, будет зависеть от конкретных факторов, возникающих в каждом деле, в том числе от «интенсивности и продолжительности» вредного воздействия и его «физического и психологического воздействия».

          Граждане Российской Федерации, общественные организации, представляющие их интересы юристы, обращаясь в Европейский Суд по правам человека с жалобами о нарушении права на благоприятную окружающую среду, должны осознать, что при вынесении решений по делам этой категории в задачу Европейского Суда не входит определение того, что конкретно должно быть сделано в данной ситуации для более эффективного сокращения уровней загрязнения окружающей среды. Однако в юрисдикции Европейского Суда находится оценка того факта, сумели ли власти подойти к решению конкретной проблемы с должным вниманием и должным ли образом они учли все противоречащие интересы. В период экономических преобразований особо важно то, что решения по аналогичным делам значительно усиливают возложенное на государства обязательство осуществлять эффективное регулирование в целях предотвращения загрязнения окружающей среды в случае существования серьезного потенциального риска для жизни и здоровья людей. В этих случаях Европейский Суд отмечает, что в обязанности государства входит на основе подробных и строгих данных разобраться с ситуацией, когда некоторые граждане за счет остального общества вынуждены нести тяжелое бремя проживания в неблагоприятных условиях.

          Излагаемая позиция Суда представляется вполне обоснованной применительно к российской действительности. Нормы действующего законодательства страны подтверждают, что собственно Российское государство несет ответственность за ухудшение состояния окружающей среды. Например, в соответствии со ст. 18 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»  именно Правительство России обеспечивает проведение единой государственной политики в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, а также принимает меры по реализации прав граждан на благоприятную окружающую среду, по обеспечению экологического благополучия; Экологическая доктрина РФ определяет обеспечение экологической безопасности как конечную цель государственной политики в области экологии при сохранении природных систем, поддержании их целостности, жизнеобеспечивающих функций и пр.

           Для всех государственных и муниципальных органов Российской Федерации обязательны Постановления Европейского Суда по правам человека. В данном случае важно использование не национальных, а именно международно-правовых стандартов при применении соответствующих норм права. Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал судам общей юрисдикции на необходимость применения Конвенции исключительно с учетом практики ЕСПЧ (постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»).  Судам необходимо внимательно изучать практику Европейского Суда по правам человека и использовать ее при разрешении конкретных дел в целях дополнительной аргументации своих решений, ее усиления.  Применение российскими судами международных норм по защите конституционного права человека на благоприятную окружающую среду позволит решить такие проблемы, как повышение эффективности защиты прав человека, и, следовательно, сократить количество жалоб граждан Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика