Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер



вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (32) 2010
Информационное право
Абдуджалилов А.
Интернет-право. Анализ явления
Статья посвящена одному из актуальных вопросов современной юриспруденции – правовому положению Интернета, виртуального пространства, месту интернет-права в общей системе права.
Отсутствие единой концептуальной парадигмы для феномена Интернет, неоправданное сужение предмета регулирования интернет-права привело к неопределенности места интернет-права в общей системе правовой науки, к отсутствию четких представлений о предмете регулирования интернет-права. Преобладающая точка зрения об интернет-праве как одной из составляющих информационного права при тщательном анализе не выдерживает критики.
На основании сравнительного анализа предмета, метода, субъектно-объектных категорий предлагается выделить интернет-право в самостоятельную отрасль права.

       Сейчас, в начале XXI века, мы можем с уверенностью сказать, что ни одна сфера человеческой деятельности не оказала столь существенного и динамичного влияния на общество, как Интернет. И в нашем мировоззрении, и в мире окружающих нас вещей мы повсеместно имеем дело с последствиями ее развития. Со многими из них мы настолько срослись, что уже не склонны их замечать или тем более видеть в них особые достижения. Письмо в конверте выглядит уже анахронизмом.

      С другой стороны, любое государство и любой человек хочет быть хозяином в своем доме. Для государств это естественное желание обеспечивается принципами международного права, принципом государственного суверенитета, заключающимся в верховенстве, самостоятельности и независимости государственной власти, и принципом невмешательства во внутренние дела других государств. Для личности - международным и национальным законодательством, гарантирующим всем известные права человека и гражданина. Однако, последние двадцать лет эти, казалось бы, незыблемые каноны государственной и личностной безопасности и неприкосновенности начинают разрушаться.  Последнее двадцать лет глобальное информационное пространство, существующее, в первую очередь, в виде сети Интернет и возникшее в результате интернационализации общественных отношений и научно-технического прогресса, заставляет пересматривать границы дома и объем прав и обязанностей хозяина. Кроме того, часть пользователей, проповедуя «экстерриториальность» сети Интернет, декларирует свою независимость от государств и закона и борется за свою «суверенную Сеть».

       Сказанного уже достаточно, чтобы понять, что Интернет - это вполне достойный объект научного изучения. В наше время она оказалась под перекрестным вниманием сразу нескольких дисциплин, включая экономику, социологию, психологию и юриспруденцию. Но если в познавательном и публицистическом плане Интернет является предметом ожесточенных споров и неоднозначных оценок, в академическом плане Интернет не так популярен.

       Начнем с того, что в правовой науке единая концептуальная парадигма для такого, казалось бы, крайне важного в правовом аспекте феномена, как Интернет, отсутствует. Общенаучной картины феномена Интернет на сегодня нет, хотя термин «интернет-право», обозначающее правовые аспекты виртуального пространства, создаваемого при помощи Интернет, уже упоминается многими исследователями. Предложенная И.М.Рассоловым концепция интернет-права как «комплексного межотраслевого института права, сочетающего в себе нормы международного частного права, информационного права и других отраслей права»  слишком общая, и не отражает специфику правовых концептов виртуального пространства.

      Преобладающей в научной и правовой оценке Интернет на сегодня является его информационная составляющая, и до сегодняшнего дня интернет-право рассматривается либо как одна из составляющих информационного права, либо идентифицируется с ним. А.Тедеев, например, назвал информационное право «правом интернета».  М.С.Дашян, не углубляясь в специфические детали виртуального пространства и его правового осмысления, определил интернет-право как «право информационных магистралей»  - односторонний акцент на информационной составляющей Интернет. На информационную составляющую Интернет как основополагающую правовую составляющую указывает и И.М.Рассолов: «Интернет-право в настоящее время наиболее плодотворно взаимодействует именно с информационным правом и умело оперирует его научным категориальным аппаратом и практическими разработками» . В своих последних работах И.М.Рассолов ещё более категоричен, утверждая, что «интернет-право в настоящее время необходимо рассматривать в рамках информационного права» . Таким образом, поставщик информации, или же информационный ресурс (Интернет) идентифицируется с самой информацией, а проблема юрисдикции сети Интернет – одна из ключевых проблем современной юриспруденции – необоснованно отводится для разрешения правовой дисциплине «информационное право».

        Тому, что информационное право стало преобладающим научным инструментом в научном и правовом осмыслении феномена Интернет, есть достаточно простое объяснение. Интернет зародился как информационный ресурс, информационная система, способная хранить и обрабатывать достаточно большое количество информации. И сегодня к интернет-правоотношениям по инерции применяются нормы информационного права, а сам Интернет идентифицируется с информационной системой. Г.Л.Акопов, например, дал такое определение Интернет: «Интернет – самая большая компьютерная сеть в мире, объединяющая многочисленные компьютерные сети по всему земному шару для обмена информации между ними».  А.А.Тедеев рассматривает в рамках научной дисциплины «информационное право» такие далекие от информации понятия, как проблемы налогообложения субъектов электронной экономической деятельности, или же электронные деньги – инструменты осуществления электронной экономической деятельности.  Г.Л.Акопов в своем учебном пособии «Информационное право» выделил целый раздел, посвященный компьютерным преступлениям – кибертерроризму и хакерству, которые, по сути, являются объектами изучения уголовного права.  И.М.Рассолов, анализируя теоретические проблемы Интернет в рамках информационного права, отвел значительное место анализу уголовного законодательства об ответственности в сфере борьбы с преступностью в виртуальном пространстве,  хотя предмет информационного права существенно далек от уголовного.

        Наиболее удачная дефиниция информационного права, на наш взгляд дана И.Л.Бачило: «Информационное право – совокупность доктринальных положений юридической науки, правовых норм, в области информационной деятельности и отношений, связанных с информационными ресурсами, функционированием информационных систем и сетей в условиях применения современных информационных технологий, направленных на удовлетворение информационных потребностей граждан, организаций, государства и общества».

        Нужно признать, что последние научные разработки в области информационного права уже достаточно сдержанны в определениях. О.А.Городов определил предметом информационного права «отношения по поиску, получению, передаче, производству и распространению информации, а также смежные с ним отношения, которым действующим законодательством придано значение информационных».

       Информационное право объединяет круг проблем по информации, информационным ресурсам, вопросам программ и программного обеспечения, развития информационных технологий и всего комплекса информационной деятельности. Научные разработки в области информационного права привели к тому, что с 01 октября 2000 года изменена Номенклатура специальностей научных работников, и специальность 12.00.14 наряду с административным и финансовым правом дополнена и информационным правом. Как видим, информационному праву, наряду с административным и финансовым правом, присущи черты публичного права. Это очень важно при определении правовой природы интернет-права.

       Законодательный массив (во всяком случае, в пространстве СНГ), регулирующий правоотношения в Интернет, по той же причине ориентирован в основном на правовое регулирование информационных отношений в  Интернете - информации, информационных процессов, частных аспектов функционирования сети. Назовем лишь несколько из них: "Об информации, информатизации и защите информации" (Россия, Армения, Таджикистан),  "Об информатизации" (Кыргызстан, Узбекистан), "Об информации" (Украина) и т.д.

       Итак, нормативную базу Интернет на сегодня составляет информационное право, относящееся скорее к области административных и финансовых правоотношений. Отражает ли такое положение вещей реальную действительность в области интернет-отношений? С уверенностью можно сказать, что не отражает.

      Интернет многоаспектен и многогранен, и прежде всего он представляет собой колоссальный информационный мегаресурс. В то же время  Интернет - это определенная человеческая деятельность, обособленная в процессе разделения труда и направленная на получение прибыли. Соответственно, эта деятельность имеет правовую природу, и нуждается в правовом осмыслении. Поэтому, прежде всего, нужно определиться с Интернетом не в его техническом аспекте, как «огромная компьютерная сеть для обмена информацией», а в правовом как нематериальном, или как принято сейчас говорить, «виртуальном» технологическом пространстве человеческой деятельности. Такого рода деятельность в абсолютном большинстве носит имущественный, либо личный неимущественный характер. Появляется объективная потребность в правовом регулировании общественных отношений, возникающих внутри виртуального пространства, без какой-либо связи с внешним, материальным пространством, где все виды правоотношений нормативно отрегулированы. Соответственно возникает новая юридическая специализация - интернет-право, в рамках которого юриспруденция пытается придать Интернету правовое содержание.

        Рассматривая доктрину интернет-права, наряду с исследованием законодательства, субъектно-объектных категорий, мы должны иметь в виду, что в основе интернет-права, (либо права виртуального пространства), лежат отношения, возникающие в виртуальном пространстве по поводу как имущественных, так и личных неимущественных благ. Иными словами, Интернет в сущности, есть виртуальная технологическая среда, где люди вступают между собой в гражданские правовые отношения, и правовое его положение определяется через призму анализа отношений людей в сети. Из этого тезиса вытекает, что Интернет является отдельным правовым пространством, и отношения, возникающие в нем, требуют  дополнительного правового регулирования.

        Рассмотрим примеры правоотношений по поводу работы в Интернете с целью выяснения предметного основания.

       Подключение компьютера клиента к локальной сети поставщика осуществляется путем совершения нескольких юридически значимых действий, природа которых хорошо известна – продажа программного (программа входа в Интернет) и аппаратного обеспечения (модем); аренда канала связи. Иначе говоря, используются договоры купли – продажи и аренды, а также в определенной степени нормы об охране исключительных прав на представленное программное обеспечение (его нельзя переустановить ещё на один компьютер без регистрации нового пользователя). В случае покупки какого-либо товара через Интернет опять-таки применяются достаточно теоретически проработанные понятия - договор купли-продажи, право собственности на продаваемый товар и т.д. Даже в случае не только сетевой купли-продажи, но и сетевой оплаты (например, с применением условных электронных денег) предмет и специфика расчетных отношений хорошо знакомы хотя бы специалисту в области безналичных расчетов с кредитными карточками.

       Другими словами, правовые отношения порождает не Интернет как компьютерная сеть, а сами объекты, которые тем или иным образом связаны с такой сетью. Эти объекты либо уже хорошо известны (товары, выставленные на продажу по каталогу), либо менее исследованы с точки зрения юриспруденции, но не представляют из себя что-то необычное (например, информация в том или ином виде или услуги по размещению рекламных страниц на серверах). Это легко объяснимо: Интернет как компьютерная сеть, не создает каких-либо новых объектов и товаров, а лишь представляет возможности для их создания, размещения и реализации между пользователями сети. Необычное заключается в том, что все эти действия в Интернете совершаются во внепространственном режиме. Виртуальность – основная качественная составляющая Интернет, которая и порождает массу правовых и неправовых проблем, рассматриваемых в рамках интернет-права. Но в начале мы определим отличия между информационным и интернет-правом.

    Какие же существенные отличия имеются между информационным правом и интернет-правом?

      Принципиальное отличие между этими двумя отраслями права – это отличие в предмете правового регулирования. По мнению абсолютного большинства исследователей информационного права, предметом регулирования информационного права являются отношения по поиску, получению, передаче, производству и распространению информации.  Эти отношения регулируются публично-правовыми средствами, тогда, как отношения в виртуальной среде в основной своей массе являются частно-правовыми. Информационное право, как было уже отмечено, нельзя отнести к области частного права.

        Предметом же регулирования интернет-права являются общественные отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ, которые возникают, эволюционируют и прекращаются исключительно внутри виртуального пространства, созданного сетью Интернет.

       Проиллюстрируем это на примере. Посредством Интернет ежедневно заключаются сотни тысяч сделок, имеющие гражданско-правовую природу. Даже само вхождение в виртуальное пространство Интернет – уже реализация нескольких гражданско-правовых сделок (по аренде канала, домена, доступа к определенным сайтам и пр). Эти сделки заключаются в виртуальном (нематериальном) пространстве, и здесь нужно дать правовую характеристику этого пространства, и определить, легитимна ли сделка, совершенная вне материального пространства. Интернет лишь создает это пространство. А вопрос о легитимности виртуальной сделки законодатель пока не решает. И здесь мы подошли к одному из самых основных правовых проблем Интернет – проблеме виртуального пространства, которая в рамках информационного права своего решения не имеет. Для информации не имеет значения, в каком виде она хранится и передается потребителю – материальном (на листе газеты), или виртуальном (через монитор компьютера). Но сделка, совершенная вне пространственно-временного континуума, вызывает цепь правовых проблем, начиная от увязки применимого права для любого вида сделок с правом страны пребывания субъекта, и кончая существованием дополнительной императивной нормы об обязательной письменной форме сделок. Все же теоретические изыскания по поводу равнозначности электронной формы документа его эквиваленту на материальном носителе рассыпаются при первом же обращении, скажем, в районную налоговую службу.

       Интернет-право отличается от информационного также и методом правового регулирования как комплексом правовых средств и способов воздействия на общественные отношения. Одним из методов правового регулирования информационного права исследователи называют императивный метод, когда положение субъектов характеризуется отношениями подчиненности.

       В виртуальном пространстве Интернет само понятие «подчиненность» теряет смысл, поскольку в некоторых случаях при совершении сделок используются программы - роботы, то есть программные средства, позволяющие вступать в правоотношения автоматически. Основным методом правового регулирования в виртуальном пространстве является совокупность национального и международного регулирования интернет-отношений.

        Отличие рассматриваемых правовых дисциплин наблюдается и в субъекте правоотношений. Теория права признает под субъектом права лицо, или организацию, которые способны быть носителями субъективных прав и юридических обязанностей.  В информационном праве субъект всегда персонифицирован, он имеет все классические правовые характеристики – это участник правового отношения, обладающий взаимными правами и обязанностями, то есть обладающий правосубъектностью, - способностью быть субъектом права, выражающееся в правовых элементах -  правоспособности, дееспособности и деликтоспособности.

       Осуществление же любых значимых в правовом отношении действий в Интернете обусловлено его специфическими особенностями. Это – наличие нетрадиционной предпосылки (субъектами могут быть только пользователи Интернет, обладающие необходимым доступом к сети). Поэтому, в отличие от субъекта информационного права, субъектом интернет-отношений может стать только то физическое или юридическое лицо, которое обладает следующими специфическими особенностями:
- иметь компьютер или иное техническое устройство (мобильный телефон, смартфон, другое техническое средство, имеющий специальное устройство для выхода в Интернет с соответствующим программным обеспечением, например, Windows);
- иметь аппаратное обеспечение (модем);
- заключить с провайдером договор аренды канала выхода в Интернет, поскольку участие информационного провайдера является необходимым условием для доступа к сети;
- зарегистрироваться в доменной зоне;
- иметь персональный логин и пароль.

        Как видим, набор технических (наличие сложных технических средств и определенных навыков работы с ними) и юридических (аренда канала) требований к субъекту интернет-права достаточно высок.

      Во-вторых, в интернет-праве, в отличие от информационного, существует неопределенность правового положения субъектов сделки.

       Виртуальное пространство Интернета не только не дает сторонам удостовериться в нормальной правосубъектности друг друга; в определенных случаях стороной сделки выступает так называемый «клон» - вымышленное имя, псевдоним, аноним или аббревиатура, а в некоторых случаях – компьютерная программа.

       В то же время Гражданский кодекс устанавливает право, а фактически – обязанность использования гражданином в гражданском обороте собственного имени; в случаях и в порядке, установленных законом, он может использовать псевдоним; использование чужого имени не допускается. Наличие собственного имени и связанное с этим право приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права является одним из главных составляющих существования юридического лица. В случае совершения сделки в сети Интернет зачастую невозможно не только определить право - и дееспособность контрагента, но и классифицировать его как физическое или юридическое лицо.

       В сети Интернет понятия «имя» не существует. Идентификация субъекта в сети осуществляется через его сайт, сервер, домен. Под доменом понимается условное обозначение, служащее для индивидуализации информационных ресурсов, принадлежащих физическим или юридическим  лицам в доменной зоне международной компьютерной сети Интернет. Домен не дает никакого представления о субъекте, его  правовых качествах – дееспособности и правоспособности. Субъект, называя (обозначая на дисплее компьютера) сайт с доменом и логином стороны сделки, не может знать ни о его правосубъектности и стране регистрации домена,  ни о том, кем является обладатель домена и логина – физическим или юридическим лицом, поскольку, как мы отметили, логин может обозначаться как некая аббревиатура.

       Однако, нельзя однозначно утверждать, субъект, работающий в Интернете, абсолютно неопознаваем, и его никак нельзя идентифицировать. Пользователь Интернета имеет компьютер, имеющий свой уникальный номер, и современными техническими средствами определить его место нахождения возможно; есть провайдер интернет-услуг, который поддерживает лог-файлы, где содержится информация по каждому запросу web-страницы, или графического объекта сервера. В лог-файлах содержится информация о домене, откуда пришел посетитель, дата и время посещения, команда, файл запроса, по какой ссылке он попал на сервер, какой вид браузера он использует, и на какой платформе. Но для того, чтобы заключить сделку, как продавец, так и покупатель не в состоянии каждый раз проводить такую дорогостоящую процедуру идентификации, чтобы удостовериться в дееспособности своего партнера. И поэтому в Интернете есть добровольное взаимное согласие сторон сделки о презумпции дееспособности партнера. Это положение, при всей своей «удобности» для сторон, противоречит институту субъекта права.

        Другое требование Гражданского кодекса – это требование об обязательной пространственной локализации субъекта правоотношений. Если для информационного права не важно, каким образом на информационную систему поступила та или иная информация (за исключением режимной), то отсутствие сведений о месте совершения сделки влечет за собой проблему неопределенности юрисдикции этой сделки.

        Виртуальное пространство радикально подрывает связь между юридически значимыми явлениями и их физическим местом нахождения. Виртуальность разрушает связь между географической локализацией и властью местных органов государственной власти, пытающихся установить контроль над интерактивным поведением. Усилия же законодателей определить, нормы какой же правовой системы применять при виртуальных сделках, как правило, ни к чему не приводят. Виртуальное пространство не имеет территориально определенных границ. Электронный обмен данными не зависит от географического местонахождения субъектов. Интернет позволяют взаимодействовать субъектам электронных гражданских правоотношений, которые не знают, и во многих случаях не могут знать о месте нахождения другого субъекта.

        Таким образом, другой специфической чертой виртуальных гражданских правоотношений является их наднациональность. Виртуальное пространство позволило не только сделать территориальные границы более прозрачными, а превратилось в новое юридическое поле, которое стало наднациональным частноправовым пространством.

       И, наконец, одно из принципиальных отличий информационного права от интернет-права мы видим в объекте правового регулирования.

      Наиболее распространенной концепцией объекта информационных правоотношений является плюралистическая концепция, предполагающая множественность объектов, их разнообразие. В рамках этой концепции в качестве объекта рассматриваются материальные и нематериальные блага, продукты духовного творчества и другие. Объектами информационного права являются, в частности, библиотеки, фонды, архивы, банки данных.

       Объектом интернет-права являются отношения, возникающие в нематериальном технологическом пространстве, созданном Интернет, и правая характеристика этих отношений правовой наукой ещё достаточно точно не определена. Поэтому, если в области информационного права мы наблюдаем достаточный законодательный массив, то в области интернет-права такого не наблюдается. Феномен Интернета опровергает классически сложившиеся представления о правовой иерархии объективно сложившихся закономерностей, которые очень быстро трансформируются в законы. В основном это опирается на вопрос о разграничении виртуального и материального миров, поскольку законы пишутся для материального мира. Интернет во многом неудобен для применения к нему стандартных правил законодательной техники. Многие его позиции выходят за рамки классических правовых представлений о нормативном регулировании общественных отношений. Поскольку Интернет по своей природе не вписывается в традиционный понятийный аппарат, которым обычно законодатель пользуется для регулирования общественных отношений, и представляет собой так называемый «полярный концепт» к существующей правовой системе, независимо от её типологии, законодатель либо отвергает проблему интернет-права, либо крайне осторожен в её правовом регулировании. 

        Расширяя зоны своего влияния, Интернет ставит перед правовой наукой иные проблемы, которые в рамках информационного права уже решать невозможно. Сегодняшняя действительность Интернета ярко свидетельствует: информационная концепция сети начинает отходить на второй план, а на первое место выходит использование интернета в качестве интегрирующего инструментария человеческой деятельности.

       Сегодня Интернет открывает никому ранее неведомые возможности ведения бизнеса, только тот, кто может наиболее полно и качественно использовать потенциал сети, имеет шанс значительно улучшить свои конкурентные позиции. Возникла сетевая модель экономической системы, которая ставит перед юриспруденцией абсолютно новые проблемы, аналогов которым в правовой науке и практике до сегодняшнего дня не было.

      По указанным причинам, можно констатировать: экстраполяция концептов информационного права на интернет-право, либо определение места интернет-права как одного из составляющих, сегментов информационного права в научном плане сегодня уже несостоятельна.

      В этой связи, устоявшийся в правовой науке традиционный взгляд на интернет-право как одно из составляющих информационного права, представляется достаточно проблематичным. Он не отражает весь спектр правовых проблем, возникающих как при правовом анализе виртуального пространства, так и при его экстраполяции для решения практических споров по определению статуса субъектов – участников интернет-отношений. Информационное право в силу специфичности своего предмета регулирования не может дать ответы на эти вопросы. Причина в другом. Причина - в неоправданном сужении предмета регулирования интернет-права. Представляется, что это происходит из-за неопределенности места интернет-права в общей системе правовой науки, отсутствии четких представлений о предмете регулирования интернет-права.

       Итак, если иметь в виду суть отношений в интернет-пространстве, самое главное и основное их различие от отношений в реальном мире заключается в том, что эти отношения возникают, эволюционируют и прекращаются в виртуальном пространстве, созданном при помощи Интернет. По этой причине, можно определить понятие виртуальных гражданских правовых отношений как взаимную правовую связь двух и более лиц по поводу имущественных или неимущественных благ, которая возникает, эволюционирует и прекращается только в виртуальном пространстве, и которая опосредуется электронным обменом информацией. Эти отношения в большинстве своем можно отнести к гражданским правоотношениям.

      Таким образом, и интернет-право можно определить как совокупность норм регулирования общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих исключительно в виртуальном пространстве Интернета.

       Классическая правовая система оперирует различием законное/незаконное и не учитывает и рационально не осмысливает действительные причины и следствия деликтов.  Но сегодня к правовой системе предъявляются иные, качественно новые требования. Она должна обладать рациональностью в том смысле, что должна уметь учитывать внеправовые, внесистемные обстоятельства. Она должна обладать системной рациональностью, то есть способностью ввести общественные отношения в систему после того, как они были вынесены за скобки системных правовых операций. Поэтому настало время, когда юридическая наука должна отделить собственно информационное право от интернет-права как совокупности общественных отношений, формирующихся в интернет-пространстве, и имеющих в абсолютном большинстве случаев гражданско-правовую природу.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика