Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Маджидзода Джурахон Зоир:

ЖИЗНЬ НА СЛУЖБЕ РОДИНЕ


Интервью с доктором юридических наук, профессором, Председателем Комитета по правопорядку, обороне и безопасности Парламента Республики Таджикистан, генерал-майором милиции, государственным советником юстиции Республики Таджикистан 1 класса Зоировым Джурахоном Маджидовичем


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Система защиты прав детей в России: ключевые проблемы и перспективы
Научные статьи
03.03.11 15:58

вернуться


Ивлева Т.В.

Баева Р.Р.
Лобанова Ю.В.
 
ЕврАзЮж № 2 (33) 2010
Ювенальные технологии
Ивлева Т.В., Баева Р.Р., Лобанова Ю.В.
Система защиты прав детей в России: ключевые проблемы и перспективы
В статье раскрываются ключевые проблемы системы защиты прав детей в России: взаимодействия внутригосударственных органов, отсутствие эффективных мер ранней профилактики преступлений, отсутствие культуры обращения граждан в органы, осуществляющие защиту и другие. Авторы предлагают пути решения указанных проблем.
Особое внимание в статье уделяется положительному опыту Республики Башкортостан по защите прав ребенка.

 


      Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и в Декларации прав ребенка (1959 г.) провозгласила, что дети вследствие своей физической и умственной незрелости имеют право на особую заботу и помощь, включая надлежащую правовую защиту. В развитие этих положений статья 19 Конвенции ООН о правах ребенка(1989 г.) требует принимать все необходимые меры для защиты ребенка от любых форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Такие меры должны включать поддержку ребенка и лиц, которые о нем заботятся, предупреждение, выявление, информирование, передачу на рассмотрение, расследование, лечение в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, а в случае необходимости возбуждение судебной процедуры.

      Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребенка в 1990 г., чем приняла обязательства обеспечить соблюдение международных стандартов и принципов в области детства, в том числе обязалась принять все необходимые меры для защиты прав ребенка. В этих целях в нашей стране создано множество внутригосударственных институтов, занимающихся проблемами детей, их защитой: суды, прокуратура, комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), отделы опеки и попечительства, органы здравоохранения, образования и многие другие.

      В целях наиболее эффективной защиты прав детей в 2009 году при Президенте РФ создан институт Уполномоченного по правам ребенка, принят закон, ужесточающий уголовное наказание за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. В 2010 году внесены изменения в Трудовой кодекс РФ, запрещающий гражданам, судимым за насилие над детьми, работать с ними в образовательных и воспитательных учреждениях.

      В целях наилучшего обеспечения прав ребенка и его защиты в регионах России создаются структуры Уполномоченного по правам ребенка. На сегодняшний день их уже 45. Планируется, что к концу 2011 года такая структура появится в каждом субъекте Российской Федерации.

     В Республике Башкортостан институт уполномоченного по правам ребенка появился в 2010 г. За первые четыре месяца работы аппарата уполномоченного (с января по май 2010 года) к детскому омбудсмену обратилось более 300 человек. В основном это мамы (почти 95 % всех обращений). Детских обращений всего десять.

    Одним из первых ноу-хау Уполномоченного по правам ребенка в РБ явилось создание во всех детских учреждениях закрытого типа «Почты доверия». В случае возникновения какой-либо проблемы у ребенка в детском учреждении он беспрепятственно может обратиться к уполномоченному с письмом через «Почту доверия».

      По словам Уполномоченного по правам ребенка в РБ Лилии Зиминой, институт детского омбудсмена в республике работает в тесном сотрудничестве с Президентом РБ и премьер-министром РБ. Последние могут спросить главу муниципалитета за каждый проблемный случай с конкретным ребенком на его территории, за отключение газа, электроэнергии в доме многодетной семьи.4 Непосредственное участие Президента РБ и премьер-министра РБ в судьбе маленьких граждан является положительным моментом республиканской системы защиты прав ребенка.

       Еще одно ноу-хау Республики Башкортостан – Межведомственный совет при Правительстве РБ по вопросам охраны семьи, материнства, отцовства и детства, созданный в 2009 году. Такая структура есть в каждом муниципалитете республики. Она активно решает многие проблемы охраны семьи, материнства, отцовства и детства, а также осуществляет эффективные мероприятия по профилактике семейного неблагополучия, социальной защите и реабилитации семей с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуации.

       Если семья попала в поле зрения Межведомственного совета (мама пьет, ребенок ходит голодный, коммунальные услуги не оплачиваются), последний пытается всестороннее подойти к возникшей проблеме и решить ее. Например, у семьи долги за ЖКУ. В этих целях сотрудники Межведомственного совета составляют график погашения долгов, находят спонсоров, которые могут помочь внести первую плату, а потом семья сама начинает плавно оплачивать свои счета.

     За период с 1 сентября 2009 г. по 1 сентября 2010 г. Межведомственный совет оказал материальную помощь 10518 нуждающимся семьям на сумму 19,13 млн. руб., а также помощь 3806 семьям по ликвидации задолженности за ЖКУ на сумму 6,83 млн. руб.; 1495 детей устроено в детские дошкольные учреждения, 15296 лицам оказана консультативная правовая помощь.

      Эффективную консультативно-правовую помощь детям и их родителям в республике также оказывает Городской центр психолого-медико-социального сопровождения «Индиго», деятельность которого была отмечена Уполномоченным по правам ребенка РФ.

     Совсем недавно в Республике Башкортостан стартовала программа «Мой мир, моя семья», направленная на профилактику семейного неблагополучия, финансируемая за счет средств гранта Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Главный координатор программы – Республиканский социальный приют для детей и подростков. Неблагополучным семьям, попавшим под действие программы, уделено особое внимание. С ними работают специалисты комплексных центров социального обслуживания населения, созданных в каждом муниципальном образовании республики. Задача специалистов – не потерять трудную семью из виду, помочь взрослым вовремя одуматься, а детям не превратиться в сирот. Специалисты определяют сеть социальных контактов проблемных ребятишек, то есть ближайшего их окружения. Затем педагоги из приюта составляют план действий в отношении каждого из взрослых, от которых зависит судьба конкретного ребенка. С родителями детей заключаются договоры взаимодействия, в соответствии с которыми мамы и папы обязуются пройти курс лечения от алкоголизма, а затем курсы переквалификации и устроиться на работу. За время реализации проекта, который стартовал в нескольких пилотных районах Башкортостана, в наркологических диспансерах удалось пролечить десятки родителей, избавив их от алкоголизма, а также обучить их на базе местных профтехучилищ новым специальностям, востребованным на рынке труда. Сейчас в программе числится более 13,5 тысяч семей. Только за последние месяцы 2010 года четыре тысячи семей сняты с учета. В списке проблемных они больше не значатся.

      Что касается ювенальной юстиции, то в Верховном суде республики прорабатывается возможность запуска пилотного проекта осуществления правосудия в отношении детей особым составом суда. Такая практика будет применяться в Стерлитамаке и Орджоникидзевском районе г. Уфы.

      Среди перспектив защиты прав ребенка в республике – создание в ближайшем будущем детской общественной палаты, в которой дети смогут рассказать о существующих в мире детства проблемах, привлечь внимание государственных структур и общественности для их решения.

      Несмотря на уникальный опыт Республики Башкортостан в плане работы с семьей и детьми, работников подразделений по делам несовершеннолетних беспокоит увеличение семей, признанных неблагополучными. Возросло за 2009 год количество родителей, лишенных родительских прав. По итогам 2009 года установлено 350 фактов неисполнения родителями или законными представителями обязанностей по воспитанию детей, сопряженных с жестоким обращением, и 208 фактов вовлечения несовершеннолетних в совершение противозаконных действий.

     Официальные данные по России следующие. По сведениям МВД, в 2009 году от преступных посягательств пострадали более 100 тысяч детей и подростков,8 а в 2008 году эта цифра составляла 62 тысячи.

      В основном преступления против детей совершаются в семье.10 По словам Президента России,11 насилие в семье порождает встречную жестокость. Дети усваивают ту модель поведения, которую обычно демонстрируют им взрослые, а затем переносят ее в свою жизнь: школу, институт, армию и в собственную семью.

     Одним из проблемных моментов системы защиты прав ребенка в России является проблема взаимодействия внутригосударственных организаций, осуществляющих защиту прав ребенка.

      В Докладах Генеральной Прокуратуры РФ приводится множество случаев продленного (и месяц, и год, и два) с трагическими исходами насилия в отношении детей, когда ответственные органы власти были хорошо информированы о тяжелой ситуации в семье, но проявили недопустимую пассивность.

      Также в нашей стране отсутствуют эффективные меры ранней профилактики преступлений. Здесь следует обратить внимание на положительный опыт Республики Башкортостан и деятельность Межведомственного совета при Правительстве РБ по вопросам охраны семьи, материнства, отцовства и детства, который, согласно приведенным выше данным, осуществляет эффективную деятельность по профилактике преступлений.

     Еще одна проблема – отсутствие в нашей стране культуры обращения граждан и детей в органы, осуществляющие защиту прав ребенка. В большинстве случаев граждане не знают, куда и к кому обратиться с просьбой о помощи, не говоря уже о самих детях.

      В сентябре 2010 года во всех регионах России, в том числе в Республике Башкортостан, начал работу единый телефон доверия для детей, подростков и их родителей. Телефон создан в рамках Общенациональной информационной кампании по противодействию жестокому обращению с детьми, проводимой Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. На создание телефона доверия государство выделило более 10 миллионов рублей.13 Звонок на номер 8-800-2000-122 бесплатный и анонимный. Удивительно, но о созданной телефонной линии доверия мало кто знает в нашей республике. Данную проблему отметил и Павел Астахов во время своего визита в г. Уфу в октябре 2010 года. По его словам, он не увидел в городе ни одного плаката с указанным выше телефонным номером. А ведь данный номер телефона должен быть развешан везде, где только возможно, дети и взрослые должны знать его наизусть.

     Особого внимания заслуживает проблема бездействия воспитателей детских садов, школьных учителей, врачей-педиатров при обнаружении на теле ребенка синяков и ссадин, а также пропуске учениками занятий в школе без уважительных причин.

     Сейчас бытует такое мнение, что школа должна заниматься только образованием. Однако процессы воспитания и образования тесно связаны. Как говорил когда-то Уинстон Черчилль, «школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать». Сегодня эту власть надо направить на то, чтобы защитить ребенка от любого насилия в отношении него. Ведь чем ближе контакт учителя и ученика, тем больше ребенок может рассказать о том, что творится у него в душе. При обнаружении синяков у ребенка, непосещении им занятий взрослые немедленно должны информировать о случившемся соответствующие службы. Именно по такому принципу работают педагоги и врачи за рубежом.

      Следующая проблема российской системы защиты прав ребенка заключается в том, что деятельность институтов защиты прав ребенка в России почти всегда направлена на разрушение семьи.14 Как сказано в Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2007 год, «единственным способом правового реагирования государства на неблагополучную ситуацию в семье является изъятие из нее ребенка, что лишь увеличивает количество детей, оставшихся без попечения родителей».15 По мнению Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ Павла Астахова, изъятие ребенка из семьи – это уже следствие, когда начинают посещать неблагополучную семью – тоже следствие. Все эти шаги уже очень и очень поздние.

      Отобрание ребёнка у семьи среди специалистов часто называют «изъятием». Этот термин законодательством не предусмотрен, и, разумеется, его использование не совсем корректно. Однако в нём отражена действительная ситуация с ребенком при возникновении угрозы его жизни и здоровью. В большинстве случаев ребёнка органы опеки и попечительства не отбирают, а «изымают», как вещь, из семьи, которую и семьёй назвать очень сложно, из помещения, которое на жильё не похоже. Как правило, отобрание происходит из деградировавших семей, из жутких условий, грязи, от нетрезвых родителей. При этом обращение с ребёнком в такой семье назвать жестоким довольно трудно: его кормят, хотя и редко, любят, но «по-своему». А вот в семьях, где ребёнок действительно подвергается жестокому обращению, как правило, всё не так уж неблагополучно внешне. Неясность по определению угрозы жизни и здоровью ребенка вызвана отсутствием в законодательстве каких-либо чётко понятных критериев оснований для отобрания ребёнка. Нельзя же, в самом деле, считать достаточной формулировку «при непосредственной угрозе жизни или его здоровью». Если её читать буквально, то отобрать избитого ребёнка  нельзя. Он уже избит, и, если кровью не истекает, угрозы жизни и здоровью непосредственно не имеется. Не хватает понятного перечня, понятной базы критериев, пусть не закрытого, но всё же списка, на который можно было бы опираться органу опеки и попечительства.

      Отобрание ребёнка производится органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

      Несмотря на то, что отобрание производится по закону, на основании акта, как правило, в подобных случаях всё происходит «явочным порядком», по факту обнаружения угрожающей ребёнку ситуации. То есть, выяснив, что ребёнок под угрозой, сотрудник органа опеки и попечительства физически отбирает ребёнка, а лишь потом издаётся акт об отобрании. Конечно, подобные действия сотрудника незаконны. Но что остается ему делать при выявлении ребёнка в угрожающей ситуации? Бежать за стол, готовить проект постановления, подписывать, потом бежать обратно? Вызывать кого-то по телефону, а самому защищать ребёнка? При этом хорошо, если проблемная ситуация с ребенком возникла в рабочий, а не в входной или праздничный день, когда органы исполнительной власти не работают. В сложившейся ситуации получается следующее: и ребёнка отобрать нельзя, и уйти нельзя – его жизни и здоровью есть непосредственная угроза. Вот и вынуждены специалисты органа опеки и попечительства сначала «отбирать» детей, а потом все оформлять надлежащим образом. В стране, которая претендует на соблюдение международных стандартов и принципов в области детства, такой непродуманности и неотлаженности деятельности органов по защите прав детей быть не должно.

     После отобрания ребенка из семьи, издания постановления, помещения ребенка в приют, либо в дом ребенка, либо другую организацию для временного устройства детей возникают следующие проблемы в системе защиты прав ребенка.

      В соответствии с действующим законодательством, орган опеки в течение 7 дней должен обратиться в суд с иском о лишении родительских прав либо об их ограничении. Поскольку 7 дней (в которые включены два выходных дня) – срок очень маленький, орган опеки и попечительства не успевает хорошо подготовиться к подаче заявления в суд, а также отстаиванию своей позиции в суде. Последний, не обладая сжатыми сроками рассмотрения заявлений органа опеки и попечительства, может рассматриваться дело как неделю, так и месяц, причем не один. Всё это время ребёнок продолжает оставаться «временно устроенным», не может вернуться в кровную семью и устроиться в приёмную.

    Таким образом, отобрание ребёнка, направленное на защиту его прав, не выполняет свою функцию, часто «опаздывает», а иногда и, увы, всё чаще и чаще, является необоснованным, наносит детям непоправимые травмы.

     В сложившейся ситуации предлагаем следующее:
– разработать критерии, являющиеся основаниями отобрания ребёнка из семьи, и прописать их в законе;
– разработать четкий юридический механизм отобрания ребёнка, соответствующий российской действительности;
– в исключительных случаях наделить органы опеки и попечительства полномочиями по отобранию ребенка до вынесения решения суда в случае угрозы жизни или здоровья ребенка, при обстоятельствах, не терпящих отлагательства;
– орган опеки и попечительства должен иметь возможность «временного отобрания» ребенка на незначительный срок, в административном порядке, до выяснения обстоятельств. Например, до выяснения причин получения ребёнком травмы, после чего ребенок должен иметь возможность возвратиться в семью, в случае если подозрения в отношении родителей не подтверждаются;
– разработать и ввести в практику деятельности органов опеки и попечительства «Акт отобрания ребенка». Выявление ребёнка и ситуации должно быть зафиксировано, об отобрании ребёнка должен быть составлен акт, копия которого должна вручаться лицам, у которых ребёнок был отобран. Все это можно сделать на месте, не дожидаясь акта органа исполнительной власти;
– установить для суда наикратчайший срок рассмотрения искового заявления о лишении родительских прав либо об их ограничении.

    Некоторые из указанных выше проблем попытался решить Председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. В 2008 году он представил на рассмотрение в Государственную Думу РФ законопроект, содержащий поправки в ГПК РФ, а также ФЗ «О мировых судьях Российской Федерации», уточняющий порядок отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.

     В законопроекте предлагалось рассматривать указанное выше заявление органа опеки и попечительства мировым судьей по месту фактического пребывания ребенка в закрытом заседании с участием официального представителя, родителей, попечителей. При этом само рассмотрение вопроса об отобрании ребенка должно быть ускоренным – трое суток с момента поступления заявления.

     Предложения Павла Крашенинникова были поддержаны Комитетом Госдумы по делам женщин, семьи и детей, который счел, что они намного больше соответствуют принципу соблюдения прав ребенка, чем нормы действующего законодательства.

     В силу того что данный законопроект должен был быть рассмотрен Государственной думой в 2008 году и до настоящего времени предложения Павла Крашенинникова не внесены в действующее законодательство, можно сделать вывод, что законопроект был отклонен Государственной Думой РФ.
Описанные в настоящей статье состояние и ключевые проблемы системы защиты прав детей в России свидетельствуют о неэффективной, неотлаженной деятельности внутригосударственных институтов в сфере детства, а также о том, что до претворения в жизнь Конвенции ООН по правам ребенка нашей стране еще далеко.

     Защита прав ребенка – задача номер один для всех нас. Долг всего общества – сформировать атмосферу нетерпимости к проявлениям жестокого обращения с детьми, выявлять и пресекать подобные случаи. 26 миллионов детей и подростков, живущих в нашей стране, должны полноценно развиваться, расти здоровыми и счастливыми, стать ее достойными гражданами.

 


вскрытие сейфов


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика