Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о противодействии рейдерству
Научные статьи
27.04.11 10:35

вернуться


Минязева Т.Ф.

Букалерова Л.А.
 
ЕврАзЮж № 4 (35) 2011
Уголовное право и процесс
Минязева Т.Ф., Букалерова Л.А.
К вопросу о противодействии рейдерству
На основе анализа действующих уголовно-правовых мер, направленных на противодействие рейдерству, авторы приходят к выводу, что одним из основных факторов, способствующих распространению столь опасного деяния, является недостаточное внимание законодателя к охраняемому государством информационному обороту. В этой связи авторы делают ряд предложений по регламентации обращения единых государственных реестров, иных документов, принятие которых будет эффективным фактором борьбы с рейдерством.

      
       В выступлении Председателя Следственного комитета Российской Федерации А. Бастрыкина на расширенном заседании коллегии «Об итогах работы следственных органов Следственного комитета за 2010 год и задачах на 2011 год» было отмечено, что новые антирейдерские уголовно-правовые меры, принятые в июле прошлого года по инициативе Следственного комитета, показывают свою эффективность. На начальных этапах захвата чужой собственности нами возбуждено уже свыше 20 уголовных дел, пять из которых – в городе Москве.

       Действительно, 1 июля 2010 года был принят Федеральный закон Российской Федерации № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» . Однако, как мы прогнозируем, нормы потенциально не достаточно эффективны, в этих целях требуют дальнейшего теоретического осмысления.

       Ранее, РФ А. Бастрыкин говорил, что практика расследования рейдерства показывает, что почти во всех случаях помощь рейдерам оказывают чиновники органов госвласти и местного самоуправления. По многим уголовным делам следователи видят по сути своей неправосудные судебные решения, в которых право собственности на захваченное имущество признается за рейдерами. Нередко сотрудники правоохранительных органов тоже оказывают "помощь" захватчикам - изымают носители информации с реестрами акционеров, а в них потом вносят изменения. В помощь рейдерам возбуждаются заказные уголовные дела. Не гнушаются участием в рейдерских захватах и представители выборных органов. Они инициируют депутатские запросы, искажают освещение событий в СМИ, выполняют другие заказы рейдеров.

       Приведем примеры. Следственными органами г. Москвы было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отношении двух граждан, которые, представив поддельные документы, внесли в ЕГРЮЛ изменения в сведения о некой коммерческой фирме, после этого полномочия единственного акционера указанной организации перешли к другой компании, а обязанности генерального директора были переданы одному из этих злоумышленников. В дальнейшем недвижимое имущество (здания) указанной фирмы были проданы. Ущерб, нанесенный собственникам, превышает 212, 5 млн. рублей.

       Далее, правоохранительными органами г. Москвы был пресечен рейдерский захват имущества ЗАО «Бизнес-центр». В начале, под руководством некоего Бирюкова были сфабрикованы документы от имени единственного акционера указанного ЗАО - компании «Maighty lion trading limited» (Республика Кипр) о прекращении полномочий законного генерального директора и назначении на эту должность Тимофеева. После регистрации недостоверных сведений в ЕГРЮЛ Тимофеев от имени ЗАО «Бизнес-центр» заключил сделку купли-продажи фиктивному юридическому лицу ООО «НПФ «Тиква» двух принадлежащих ЗАО зданий, расположенных по улице Садово-Самотечная и в 1-м Волконском переулке, общая стоимость которых превышает 210 млн. рублей.

       Другие лица путем подделки десятков различных документов, в том числе  доказательств по гражданским делам, пытались завладеть целым комплексом зданий и сооружений со всем дорогостоящим специальным оборудованием, принадлежащим НИИ специальных материалов. Виновные присвоили 173 тысячи 37 обыкновенных акций, составляющих контрольный пакет, в целом - имущество, рыночная стоимость которого превышает один миллиард рублей.

       В целом, практике известен ряд схем рейдерского захвата предприятий. Одна из них начинается с подготовки фиктивного пакета документов о смене генерального директора для представления их в налоговую инспекцию, затем   следует непосредственно совершение регистрационных действий в налоговой инспекции. Законодательство даёт беспрепятственную возможность регистрации сведений о юридическом лице в Едином государственном реестре юридических лиц. Однако, в подавляющем большинстве случаев рейдеры не пускают реализацию этого этапа «на самотёк», а предпочитают использовать коррупционные связи в налоговых органах. Так, по уголовному делу о покушении на захват одного из предприятий г. Москвы регистрация сведений о назначении «подставного» генерального директора была совершена в обеденный перерыв специалистом налоговой инспекции 1-й категории, молодым человеком, 1988 года рождения. В это время был свободен компьютер, через который вносятся изменения в ЕГРЮЛ, а также были доступны штампы, фиксирующие внесение этих изменений.

      Получив свидетельство о регистрации сведений в ЕГРЮЛ, рейдеры приступают к завершающему этапу - совершению неоднократных сделок с активами (недвижимостью) с целью создания добросовестного приобретателя.

     Следующий – самый распространённый  способ  рейдерского  захвата - регистрация фиктивной сделки. Так, в орган регистрации недвижимости и прав на неё представляются   документы   о   фиктивной   купле-продаже недвижимости компании - «мишени». После регистрации сделки имущество выбывает из владения законного собственника, и рейдеры проводят цепь сделок для создания добросовестного приобретателя.

       В приведенных примерах рейдерство было бы невозможным без незаконного информационного оборота, который предшествовал ему, либо противоправно юридически закреплял последствия. При этом предметом подделки были следующие виды информационных ресурсов: учредительные документы; договор купли-продажи; свидетельства о регистрации права на недвижимость; единый государственный реестр юридических лиц и другие.

      Определенную сложность вызывает тот факт, что правовой статус государственных реестров точно не определен. Основной Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ в сфере информации - "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"  о реестрах не упоминает. Хотя в России действуют достаточное количество единых государственных реестров. Так, "Градостроительный кодекс Российской Федерации" от 29.12.2004 N 190-ФЗ говорит о едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации ; Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" – о едином государственном реестре юридических лиц ; Федеральный закон от 08.11.2007 N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" – о едином государственном реестре автомобильных дорог ; Федеральный закон от 14.03.2009 N 31-ФЗ "О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними" – о едином государственном реестре прав на воздушные суда ; Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" – о едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ; Постановление Правительства РФ от 26.02.2004 N 110 "О совершенствовании процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (вместе с "Правилами ведения Единого государственного реестра налогоплательщиков", "Правилами взаимодействия регистрирующих органов при государственной регистрации юридических лиц в случае их реорганизации") – о едином государственном реестре налогоплательщиков  и многие другие. Все существующие единые государственные реестры имеют разное назначение, круг регулируемых вопросов, выписки из них влекут не одинаковые правовые последствия.

        В ст. 4 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" только указано, что государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами, ведутся на бумажных и электронных носителях.

       Постановление Правительства РФ от 16.10.2003 N 630 "О Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, Правилах хранения в единых государственных реестрах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов (сведений) и передачи их на постоянное хранение в государственные архивы, а также о внесении изменений и дополнений в Постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 2002 г. N 438 и 439"  (вместе с "Правилами ведения Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей и предоставления содержащихся в нем сведений") говорит, что государственный реестр является федеральным информационным ресурсом и находится в федеральной собственности.

     Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" определяет систему ведения реестра владельцев ценных бумаг понимается совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе и/или с использованием электронной базы данных, обеспечивающая идентификацию зарегистрированных в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг номинальных держателей и владельцев ценных бумаг и учет их прав в отношении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя, позволяющая получать и направлять информацию указанным лицам и составлять реестр владельцев ценных бумаг.

       В. Плескачевский справедливо отметил, что понятие «реестр» по нынешнему законодательству это то ли набор информации, то ли вещь. Но это, согласитесь, не одно и то же. Автор предлагает определять реестр как базу данных, отвечающую определенным требованиям, при этом владельцем такой информации должен быть исключительно эмитент. Кроме того, необходимо ограничить доступ к этому документу, в том числе со стороны правоохранительных и контролирующих органов. Следует согласиться с В. Плескачевским, что реестр не должен изыматься целиком, за исключением определенных случаев, и только с санкции суда или прокурора.

      Помимо единых государственных реестров, новыми нормами под уголовно-правовую охрану поставлены документы, содержащие сведения для внесения в единый государственный реестр юридических лиц, в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета: документы, содержащие сведения об учредителях юридического лица, документы, содержащие сведения об участниках юридического лица, документы, содержащие сведения о размерах и номинальной стоимости долей их участия в уставном капитале хозяйственного общества, документы, содержащие сведения о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, документы, содержащие сведения о количестве, номинальной стоимости и категории именных ценных бумаг, документы, содержащие сведения об обременении ценной бумаги или доли, документы, содержащие сведения о лице, осуществляющем управление ценной бумагой, документы, содержащие сведения о лице, осуществляющем управление долями, переходящими в порядке наследования, документы, содержащие сведения о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, документы, содержащие сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо в иных целях, направленных на приобретение права на чужое имущество, протокол общего собрания, выписки из протокола общего собрания, протокол заседания совета директоров, протокол заседания наблюдательного совета,  документы, отражающие ход и результаты голосования, доверенность, иные документы, на основании которых была внесена запись в государственные реестры, предусмотренные законодательством Российской Федерации, иные документы, на основании которых было внесено изменение в государственные реестры, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

     Как мы видим, под уголовно-правовую охрану поставлены документы, различные по своему юридическому значению, характеристике лиц, их создающих. При этом в одной статье законодатель пытается дать перечисление таких документов, а в другой просто говорит, что они должны быть предназначены для внесения записи или изменений в государственные реестры, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

       Таким образом, законодатель принял точечные меры по совершенствованию уголовного закона, не выделив подлинного значения охраняемые документов и не дав им определения. Ранее уголовный закон избирательно подходил к охране документов, исходивших не от государственных органов либо должностных лиц. За исключением частных нотариусов, ректоров частных вузов. Сейчас, с введением поправок в уголовный кодекс круг, таких документов значительно расширен. Так в него включены выписки из протокола общего собрания, документы, отражающие ход и результаты голосования, доверенности. Как будет проходить легитимация таких актов, по каким признакам - не совсем ясно.

     На сегодняшний день в Российском законодательстве существует несколько значений понятия «документ», которые в свою очередь обладают разным объемом. В Федеральном законе от 27.07.2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" документированная информация - это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель . В Федеральном законе от 29.12.1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» документ - материальный носитель с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи (фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения . В Государственный стандарт РФ ГОСТ Р 51141-98 "Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения", утвержденным Постановлением Госстандарта РФ от 27 февраля 1998 г. N 28 «документированная информация (документ) — зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать».

     Однако для целей уголовного права указанные определения напрямую не применимы, так как не содержат необходимых признаков. На наш взгляд, следовало бы сформулировать общее понятие документов - предметов анализируемого преступления, так как отсутствие такового может создать трудности для правоприменителя.

      В науке неоднократно предлагалось выделить и законом закрепить понятие «охраняемого государством официального документа» - это акт, который содержит следующие обязательные признаки: удостоверяет факты, имеющие юридическое значение; создан уполномоченным на то государством юридическими или физическими лицами; имеет установленную законом форму; подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением.

    А.В. Бриллиантов справедливо заметил, что от правильного толкования понятий зависит не только квалификация деяний, но и решение вопроса о наличии состава преступления вообще.

      Однако считаем возможным прогнозировать  эффективность  включенной в уголовный кодекс антикоррупционной статьи, предусматривающей ответственность за внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (ст. 2853 УК РФ). Действительно государственные реестры, являющиеся федеральным информационным ресурсом , не были поставлены под защиту уголовного закона, хотя имеют широкое распространение.

      Вызывает ряд вопросов редакции ст. 285.3 УК РФ. Не совсем ясно, как квалифицировать деяние, если должностное лицо, совершившее подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, не знало о предназначении таковых. По ст. 292 или 285.3 УК РФ?

      Почему несоизмеримо выше возможное наказание за внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (ст. 285.3 УК РФ), чем за служебный подлог (ст. 292 УК РФ)? Так, по ч. 1 ст. 285.3 УК РФ – до четырех лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 285.3 УК РФ – до шести лет, по ч. 3 - до десяти лет. За простой состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 292 УК РФ высший предел наказания – 2, а за квалифицированный – 4 года лишения свободы. Считаем, что такое положение противоречит принципам установления санкций уголовного закона, так как подделка должностным лицом паспорта, диплома, листка нетрудоспособности может повлечь достаточно серьезные последствия. Представляется, что наказания в рассматриваемых статьях должны быть сопоставимы. Вызывают опасения эффективность санкций, в которых преобладает в виде основного штраф, воздействие которого на субъектов данного преступления равно нолю. К тому же степень тяжести большинства введенных составов преступлений – небольшая (4 из 9) и средняя (2 состава), что не отражает их подлинной степени опасности.

     В целом, рассмотренные составы преступлений, в определенной степени способны противостоять отдельным проявлениям рейдерства. Вместе с тем уголовным законодательством по-прежнему не охватывают все существующие на практике общественно опасные деяний, направленные на захват предприятий. В частности, возможны такие деяния как: приобретение рейдерами пакета акций, организация кредиторской задолженности, проставление подставного руководства либо организация оспаривания приватизации. Совершению перечисленных деяний способствует коррупция, которая и является одним их основных факторов процветания рейдерства.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика