Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Статус внешней Монголии в международных договорах с участием России в начале ХХ века (1911–1924 гг.)
Научные статьи
31.05.11 14:20




ЕврАзЮж № 5 (36) 2011
Международное договорное право
Дудин П.Н.
Статус внешней Монголии в международных договорах с участием России в начале ХХ века (1911–1924 гг.)
В 1911–1924 гг. положение автономной Монголии закреплялось в ряде международных договоров: Русско-монгольском соглашении 1912 г., Русско-китайской декларации 1913 г., Русско-китайско-монгольском соглашении 1915 г., Соглашении об общих принципах для урегулирования вопросов между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Республикой 1924 г. Эти договоры закрепляли автономный статус Внешней Монголии под верховной властью и в составе территории Китая. Другая группа договоров, к которой относятся Монголо-тибетский договор о дружбе и союзе 1912 (1913) г. и Соглашение между РСФСР и Монголией об установлении дружественных отношений 1921 г., заявляли претензии Монголии на самостоятельность и независимость.


      Начало ХХ века – период становления государственности монгольских народов. При этом, и Бурятия, и Калмыкия, и сама Монголия процесс государственного строительства связывают с непосредственным участием Советской России. После распада Советского Союза государственно-правовое развитие монгольских народов происходило и происходит с учетом уже иных политических, экономических и исторических факторов.


После распада Монгольской державы Чингисхана, длительного периода раздробленности, монгольский этнос находился под властью ряда крупных держав того времени. Так, часть монгольского народа, населяющая южную территорию некогда крупного государства Даян-хана и получившая наименование Внутренняя Монголия, находилась в составе Китая. Калмыки, представленные западными (ойратскими) окраинами монгольского государства Даян-хана, и буряты, населявшие северные территории, вошли в состав России. Халха-монголы и жители Урянхайского края находились так же под юрисдикцией Китая в границах территории, получившей название Внешней Монголии.


В 1911 г. Внешняя Монголия (Халха), изгнав маньчжурских наместников, провозгласила свою независимость. Начинается этап восстановления государственности, формирования государственных институтов и закрепления их в соответствующих правовых актах. Созданная 30 ноября 1911 г. «Временная полномочная администрация (правительство) Халхасского Хурээ» («Халхын Хvрээний бvх хэргийг тvр ерєнхийлєн шийтгэх газар») выпустила всеобщее обращение о независимости всех монголов . 1 декабря 1911 г. 4 аймака Внешней Монголии распространили воззвание, в котором объявлялось о создании независимого монгольского государства.


Первым шагом на пути  к самостоятельности явилось возведение на престол Богдо-гэгэна VIII (Джебзун-Дамба-хутухта XXIII). 16 декабря 1911 г. было сформировано правительство, включающее 5 министерств: внутренних дел; иностранных дел; военных дел; финансов; судебных дел. 20 июня 1912 г. Богдо-гэгэн издает указ об образовании совета министров. В 1914 г. создается двухпалатный совещательный орган.


Статус Внешней Монголии нашел свое отражение, прежде всего, в ряде международных договоров, неизменным участником которых была Россия.


21 октября 1912 г. было заключено русско-монгольское соглашение о гарантиях со стороны России автономии Халхи в составе Китая . Царское правительство, признавая автономию Внешней Монголии, обязывалось оказывать «помощь к тому, чтобы сохранился установленный ею автономный строй» (ст. 1). Помимо политической составляющей, договор признавал за Монголией право содержать собственное национальное войско, и создавал гарантии относительно защиты территории от китайской колонизации . Договор предусматривал возможность управления Внешней Монголией национальными властями в лице Джебзун-Дамба-хутухты с одновременным удалением представителей китайских властей (преамбула договора). Вопросы реализации российских экономических интересов регулировались прилагаемым к соглашению протоколом.


Особое внимание вызывает статья 3 договора, которая косвенно указывала на определенную самостоятельность Внешней Монголии, с одной стороны, и специфические отношения ее с Китаем, с другой стороны. Специально оговаривалось, что в случае вступления Монголии в договорные отношения с Китаем или иным третьим государством настоящее соглашение может быть изменено лишь с согласия России. Это вызывает интерес в связи с тем, что Монголия де-юре находилась в подчинении Китая, соответственно, договорные отношения со своим сувереном в подобных случаях, как правило, исключаются.


Договор вызвал резкие протесты официального Пекина. В письменных обращениях в российский МИД китайское правительство настойчиво заявляло, что «Монголия является составной частью Китая и, хотя в ней и происходят волнения, она отнюдь не правоспособна заключать соглашений с иностранными государствами» . В то же время позиции республиканского Китая тоже не были прочными на международной арене, к этому времени китайское правительство так же не было признано международным сообществом. США в 1912 г. первыми признали Китайскую Республику и в октябре 1913 г. установили дипломатические отношения с правительством Юань Шикая в Пекине . И лишь в 1928 г. правительство Гоминьдан становится полноправным субъектом международных отношений.


Дальнейшие действия монгольского правительства были направлены в сторону получения признания независимости со стороны других государственных образований. 29 декабря 1912 г.  представители Далай-ламы XIII и Богдо-гэгэна VIII подписали в Урге совместный Монголо-тибетский договор о дружбе и союзе . В преамбуле договора указывалось: «Монголия и Тибет, освободившись от маньчжурской династии и отделившись от Китая, образовали свои самостоятельные государства» . И.Я. Коростовец в сопроводительной депеше к договору, направленной в МИД России, отмечал, что соглашение «не представляет политического значения и не заслуживает названия международного акта» ввиду «неправомочности сторон».


5 ноября 1913 г., в результате русско-китайских переговоров в Кяхте была подписана декларация, формулирующая позиции сторон в возникнувшем споре о статусе Внешней Монголии. Согласно декларации, территория Халхи признавалась частью Китая на правах широкой автономии. Китай, в свою очередь, признавал автономию Монголии (статьи 1 и 2). Признавалось исключительное право Внешней Монголии ведать вопросами внутреннего управления и решать вопросы, касающиеся торговой и промышленной сфер. На китайские власти накладывалось обязательство не вмешиваться во внутренние процессы управления, не посылать на территорию Монголии войска и не содержать там никаких гражданских или военных властей, воздерживаясь от политики колонизации. Такое же обязательство брала на себя и российская сторона (ст. 3). Власть Богдо-гэгэна подкреплялась соответствующими гарантиями, которыми обеспечивалось и  сохранение монгольской теократии при республиканском правительстве Китая. Китайское присутствие обеспечивалось лишь за счет уполномоченного должностного лица, резиденция которого располагалась в Урге.


В целях урегулирования имеющихся разногласий и дальнейшего определения статуса Внешней Монголии в сентябре 1914 г. в пограничном российском городе Кяхта начались тройственные русско-китайско-монгольские переговоры, закончившиеся подписанием 7 июня 1915 г. Русско-китайско-монгольского или так называемого «Тройного соглашения» об автономии Внешней Монголии.  Соглашение во многом воспроизводило ранее закрепленные позиции, в частности, Внешняя Монголия признавала сюзеренитет Китая, а Россия и Китай - ее автономию. Под территорией автономной Монголии понималась Халха и Кобдоский округ. Правительство Богдо-гэгэна получало исключительное право ведать всеми делами внутреннего управления, иметь свое дипломатическое представительство за границей, а также могло заключать международные договоры и соглашения, касавшиеся вопросов торговли и промышленности. Оно было лишено права заключения международных договоров с другими государствами, по которым предусматривалось решение политических и территориальных проблем.


Вслед за крушением Российской империи соотношение сил в Монголии нарушилось. После декрета о самоопределении и независимости и ликвидации неравноправных договоров, подписанных царским  правительством, поражение и гибель А.В. Колчака, приближение Красной армии к границам Монголии спровоцировали Пекин на жесткие действия. 22 XI 1919 декретом китайского президента автономия Монголии была отменена.


Ситуация изменилась на исходе лета 1920 г. Отколовшийся от атамана Семенова бывший командующий конно-азиатской дивизией его формирований генерал-лейтенант барон Р.Ф.Унгерн фон Штенберг осенью 1920 г. занял Ургу.  Статус Монголии был восстановлен. Барон Унгерн предпринял попытку военной экспедиции на территорию ДВР в Забайкалье, но были разбит Красной армией. 6 июня 1921 г. объединенные войска Д. Сухэ-Батора, частями Красной Армии, Народно-революционной армии Дальневосточной республики заняли Ургу. Эти события получили название «народной революции». «Революционеры» фактически и захватили власть в стране после взятия ее столицы и создали в июле 1921 г. так называемое «народное правительство». 5 нояб¬ря в Соглашении между РСФСР и Монголией об установлении дружественных отношений правительство РСФСР признало его «единственно законным» (ст. 1 и 2). Внешняя Монголия вновь объявила о восстановлении своей независимости.


Новый режим формально не упразднял прерогатив Богдо-гогэна, хотя последний фактически лишался власти . Авторитет Богдо-гэгэна VIII среди монголов был столь высок, что революционеры не рискнули его свергать. Вместо этого 1 ноября 1921 г. Богдо-гэгэна вынудили подписать так называемый «Клятвенный договор», которым он лишался права оказывать влияние на важные государственные решения и участвовать в процессе управления страной, в отношении законов, не касающихся укрепления и улучшения основ Монгольского Народного государства он наделялся правом т.н. «отлагательного вето».


Клятвенный договор утратил силу в 1924 г. после смерти Богдо-гэгэна (20 мая) и провозглашения Монгольской народной республики. В преамбуле первой в истории Монголии Конституции от 26 ноября 1924 г. говорилось о провозглашении республики.


Завершая анализ международных договоров относительно статуса Внешней Монголии в начале ХХ века, необходимо указать, что в 1911—1924 гг. монгольская государственность развивалась в целом поступатель¬но, так же поступательно она находила свое закрепление в соответствующих правовых источниках. Но говорить о том, что в 1911, 1921 или 1924 г. Монголия стала самостоятельным и суверенным государством, мы не можем. И хотя 8 августа 1924 г. в статье 5 Соглашения об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской Республикой Советский Союз признавал, что Внешняя Монголия является составной частью Китайской Республики и высказывал уважение суверенитету Китая над этой территорией, с известной долей условности можно утверждать, что Соглашение между РСФСР и Монголией 5 ноября 1921 г. в Москве положило начало самостоятельной (относительно Китая) политике  Монголии, в дальнейшем приведшей не только к фактической, но и к юридической независимости.


Государство в собственном смысле слова, как отмечает Л. Оппенгейм, в отличие от колоний и доминионов признается существующим, когда некоторая часть населения проживает в стране под властью своего собственного суверенного правительства. Следовательно, для существования государства требуются следующие четыре условия: во-первых, должно быть население…, во-вторых, должна быть страна, в которой это население проживает; в-третьих, должно быть правительство…; в-четвертых, должен быть суверенитет как высшая власть, власть, не зависящая ни от какой другой земной власти.


Воспользовавшись сложной политической ситуацией в революционном Китае, Внешняя Монголия начала процесс восстановления утраченной государственности и добилась значительной самостоятельности в рамках автономии, формально оставаясь под юрисдикцией Китая, де-факто обретя независимость. Но суверенным государством она стала только в 1945 г. по результатам плебисцита, произведенного в октябре 1945г. во Внешней Монголии. Китай признал ее независимость в январе 1946 г.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика