Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Телекоммуникационные реформы в странах Европейского Союза 1980-90-х годов (на примере Великобритании и Франции)
Научные статьи
31.05.11 14:25


  
ЕврАзЮж № 5 (36) 2011
Европейское право
Шишлов А.А.
Телекоммуникационные реформы в странах Европейского Союза 1980-90-х годов (на примере Великобритании и Франции)
В своей работе автор уделяет внимание анализу телекоммуникационных реформ, которые проходили в Великобритании и Франции в 1980–1990-х годах. Автор анализирует предпосылки реформ и их последующее значение для сектора телекоммуникационных услуг Европейского Союза.

 Британский закон о Передаче данных 1969 года (Закон 1969)  создал один из наиболее ограниченных рынков передачи данных в Западной Европе. После краткого обсуждения главных участников сектора передачи данных будут исследованы институциональные  факторы, которые облегчили усилия по реформе в Великобритании после выборов Правительства консерваторов в 1979 году.


Наиболее сильное влияние на формирование модели правового регулирования сектора телекоммуникационных услуг в Великобритании до 1980-ых оказывали две структуры: Министерство Почт (the Post Office), которое было национальной телекоммуникационной администрацией, и Министерство промышленности (the Department of Industry). У этих государственных структур были «близкие отношения» и непрерывное консультирование по наиболее значительным проблемам .

Британские поставщики оборудования, такие как GEC и Plessey также подверглись значительному политическому и экономическому влиянию. Они заключили объемные договоры поставки с Министерством Почт, что повлекло за собой установление для них небольших размеров штрафов за плохую производительность, небольшой стимул введения новшеств и часто более высокие цены, чем позволял рынок. И хотя договоры поставки были официально отменены в Законе 1969, телекоммуникационная администрация продолжала поддерживать свои патерналистские отношения с этими поставщиками до 1984, когда Бритиш Телеком (British Telecom) был приватизирован.

Первоначально, в телекоммуникационном секторе было два хорошо организованных объединения: Профсоюз машиностроительных рабочих Министерства Почт (the Post Office Engineering Union) и Объединение Почтовых работников (the Union of Post Office Workers). Однако, в течение 1970-ых, у них была небольшое влияние на рынок телекоммуникационных услуг.


Национальный Совет Пользователей Министерства Почт (The Post Office Users' National Council) был установлен Законом 1969, с целью представления интересов британских пользователей телекоммуникационных сетей. Министерство Почт было обязано консультироваться с Национальным Советом Пользователей Министерства Почт относительно своих главных инициатив, но не было обязано следовать рекомендациям Национального Совета Пользователей Министерства Почт. Также существовали и другие группы пользователей, но Министерство Почт полагало, что они были вне режима передачи данных, и не было обязано консультироваться с ними . Именно по этому пользовательские интересы  не были хорошо представлены в пределах национального телекоммуникационного рынка. Таким образом, участники британского рынка передачи данных были менее успешны в предоставлении расширенных услуг и удовлетворении требованиям пользователей, чем аналогичные участники во Франции, однако они были более восприимчивы к критике.


В 1979 году администрация Тэтчер пришла к власти  и предприняла программу либерализации телекоммуникационного рынка, которая быстро преобразовала Великобританию в один из самых конкурентоспособных рынков передачи данных в мире. В соответствии со стилем политики Тэтчер, традиционные участники регулирования и формирования рынка  передачи данных, которые управляли сектором передачи данных в предыдущие десятилетия, не были существенно вовлечены в разработку  реформ рынка. В частности, профсоюзы не получили поддержки со стороны правительства консерваторов и были исключены из процесса осуществления реформы.


Вместо этого, администрация Тэтчер, как и всегда, полагалась на идеологически управляемое эпистемологическое сообщество для формирования модели правового регулирования сектора передачи данных (например, образование, радио, здоровье). Правительство полагалось на отчеты от «правых» стратегов, включая Профессора Майкла Бислей (Michael Beesley) и Профессора Стивена Литлечеда (Stephen Littlechild). Их рекомендации, наряду с советами от ключевых участников администрации, таких как Кеннет Бейкер (Kenneth Baker), Кит Джозеф (Keith Joseph) и Патрик Дженкин (Patrick Jenkin) сформировали основу для новой политики в сфере телекоммуникаций. Подтверждая ключевую роль, которую сыграло  принятие академических идей в британской институциональной  реформе, совет от этого эпистемологического сообщества служил основой нового подхода администрирования в реструктурировании сектора передачи данных. Годовые отчеты Национального Совета Пользователей Министерства Почт, документирующие увеличение жалоб против прежней администрации в конце 1970-ых и в начале 1980-ых, использовались правительством Тэтчер как доказательство, чтобы оправдать свою политику, требующую, чтобы «потребители» были освобождены от «мертвой руки государственного контроля».


Кроме того, существенное влияние на реформирование рынка оказал опыт США, из которого британские политики смогли сделать вывод об эффективности конкурентного и регулятивного методов. С изменением в правительстве в 1979 году, Великобритания испытала резкий сдвиг от экономической политики Кейнсианства до правительственной политики, основанной на Монетаризме, и уменьшила правительственное вмешательство.  Этот всесторонний идеологический сдвиг был обусловлен  правительством Тэтчер, что позволило осуществить более быструю телекоммуникационную реформу в Великобритании, чем аналогичные реформы во Франции или Германии.


Институциональная структура британского государства и модели правового регулирования облегчила распространение идей нового правительства консерваторов. Великобритания поддерживала централизованную управление с властью, сконцентрированной в исполнительных органах государства. Такое положение дало существенную власть Премьер-министру и его/ее корпусу и обширные возможности для  инициализации реформ в модели правового регулирования сектора телекоммуникационных услуг. Кроме того, конкурентоспособная и соперничающая двухпартийная система и правительство одной партии, предоставляли еще большие возможности радикальных сдвигов в секторе передачи данных . Поэтому, как только Консерваторы пришли к власти в 1979 году, у нового кабинета была достаточная концентрация власти, чтобы осуществить реформы в секторе передачи данных и уменьшить правительственное вмешательство на него.


Как будет сказано ниже, усилия правительства Ширака сформировать траекторию реформы во Франции были существенно менее успешными, по крайней мере, частично из-за его более слабой позиции. Кроме того, сильные и активные деловые круги, которые выступали за либерализацию сектора передачи данных, были лучше организованы в Великобритании, чем во Франции. Концентрация крупных финансовых и банковских структур, базирующихся в Лондонском Сити, являющихся активными пользователями расширенных служб передачи данных, не присутствовала во Франции . Таким образом, деловые круги оказывали дополнительное давление в пользу реформы в Великобритании; они поддержали идеологию Монетаризма, правительственную программу Тэтчер, и выступали за политику начала либерализации. Как заметил А. Кавсон (А. Cawson), «правительство Тэтчер сделало более важными интересы деловых пользователей, нежели  традиционные интересы производителя во имя большей свободы выбора».


Согласно  британскому закону о Передаче данных 1981 года (Закон 1981 года), British Telecom была отделена от Министерства Почт и стала публичной корпорацией . Закон 1981 года также дал Госсекретарю полномочия выдавать лицензии конкурирующим поставщикам телекоммуникационных услуг. Это изменение имело существенное значение, потому что, согласно Закона 1969 года, только государственный орган – Почтово-Телефонно-Телеграфная Администрация была единственной организацией, способной к лицензированию конкурентов. Так как Почтово-Телефонно-Телеграфная Администрация была заинтересована в поддержании своей монополии и не была сторонником введения конкуренции на рынке, операции по передачи данных остались под монополистическим управлением Минстерства Почт. Однако, Госсекретарь Кит Джозеф (Keith Joseph) использовал свою власть согласно Закона 1981 года, чтобы ввести конкуренцию в поставку телекоммуникационного оборудования, а также через лицензирование второго оператора, Mercury, в феврале 1982 года.


Новый  закон о Передаче данных 1984 года (закон 1984 года) вызвал более существенную реформу . British Telecom была приватизирована, а  конкурентные условия были введены в большую часть сектора телекоммуникационных услуг, включая услуги с добавленной стоимостью (VANS). Новое регулирующее учреждение, Министерство Телекоммуникаций (the Office of Telecommunications), было сформировано как независимое агентство, чтобы не дать недавно приватизированной British Telecom стать монополистом на рынке телекоммуникационных услуг. Согласно Закона 1984 года, Министерство Телекоммуникаций получило существенную власть, включая широкое регулирование конкуренции на рынке и определения будущей модели правового регулирования . Основными обязанностями Министерства Телекоммуникаций были обеспечение продвижения телекоммуникационных услуг по всей территории Великобритании; поддержка интересов покупателей, потребителей и других пользователей в Великобритании; и поддержание эффективной конкуренции на рынке.


Создание сильного Министерства Телекоммуникаций помогло Великобритании создать самую конкурентоспособную, наименее отрегулированную телекоммуникационную систему в мире 1990-91 годов. Глава  Министерства Телекоммуникаций с 1984 до 1992, сэр Брайан Карлсберг (Bryan Carsberg), и его коллеги, успешно двигались по пути либерализации британского сектора передачи данных. Важно отметить, что Министерство Телекоммуникаций было первым независимым национальным органом, регулирующим передачу данных, который впоследствии послужит моделью для институциональной реформы в других европейских государствах. Для французских политиков Министерство Телекоммуникаций служило ценным примером регулятора, который был институционально независим от правительства . Стратегии и методы регулирования, которые использовало Министерство Телекоммуникаций, чтобы создать конкурентоспособные условия, также служили источником для формирования модели правового регулирования у других европейских независимых национальных органов и Европейской Комиссии.


После разрыва государственной дуополии Mercury и British Telecom в 1991 году, многочисленные операторы и поставщики услуг смогли самостоятельно выйти на рынок. Процесс выработки дальнейшего пути развития рынка также носил открытый характер, с обширными консультациями между правительством и всеми имеющими лицензию операторами, изготовителями оборудования, группами пользователей и профсоюзами, которые желали быть частью сектора.  Британская сеть передачи данных стала напоминать свободно интегрированную сеть с большим количеством участников, участвующих в формировании модели правового регулирования, а не высоко интегрированное сообщество с ограниченным числом участников, которое существовало до 1980-ых годов. В пределах этой сети British Telecom – это только один участник среди многих, хотя компания и имеет определенные преимущества благодаря своим обширным ресурсам.


Тем временем, British Telecom стала интернациональной компанией; первоначально компания сконцентрировалась на распространении ее влияния в Северной Америке, но в течение 1990-ых также искала выход и на другие европейские рынки.


К середине 1980-ых в Великобритании произошла следующая институциональная реформа: Министерство Телекоммуникаций и Mercury стали государственными, в то время как отношения между британским правительством и национальным провайдером передачи данных, British Telecom, были преобразованы. Британские усилия в ходе реформ сектора передачи данных также служили моделью для реформы и в других странах Европейского Союза. В то же самое время, британские участники рынка передачи данных сыграли  важную роль в поддержке намерения Европейской Комиссии ввести конкуренцию и на уровне Европейского Союза. Британское правительство стремилось к либерализации и выступало против запрещающих норм на уровне Европейского Союза. Это соответствовало политике Единственного Рынка, и совпадало с позицией британских компаний, которые уже конкурировали на рынке. Лоббирование британских интересов и интересов British Telecom сыграло важную роль в разработке политики Европейского Союза, в то время как многоуровневое управление служило катализатором для реформ.


Проведенный ниже анализ подчеркивает трудности, перед которыми оказались реформаторы в преобразовании национальной телекоммуникационной администрации во Франции. Реформаторы в этой страны испытывали недостаток в подобной институциональной власти и автономии, которые наблюдалось при администрации Тэтчер. Ранние попытки реформы в течение 1970-ых и в начале 1980-ых во Франции были или скромными или неудавшимися.


Во Франции существовала закрытая модель регулирования рынка телекоммуникационных услуг, подобная той модели, которая существовала в Великобритании до начала 1980-х годов. Политическое сообщество было сконцентрировано вокруг Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям  (Direction Général de Télécommunications), которая была национальной телекоммуникационной администрацией и формально администрацией Министерства Телекоммуникаций. Старшие чиновники Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям  работали в близком сотрудничестве с ведущими политиками во французском правительстве, включая президента, Министра Телекоммуникаций, Министра финансов и, иногда, Премьер-министра и Министра промышленности. Изготовители оборудования, включая Alcatel, принимали активное участие в решении определенных существенных вопросов, таких как реструктуризация поставки оборудования . У французских профсоюзов не было официальной роли в процессе формирования модели правового регулирования и развития сектора передачи данных. Генеральная Дирекция по Телекоммуникациям, как государственная администрация, поддержала традицию «нейтралитета», который препятствовал вмешательству «частного» интереса в «общественный» . Однако, по сравнению с другими секторами во Франции, профсоюзы были достаточно хорошо представлены в секторе передаче данных, и были в состоянии задерживать реформы, организовывая общественные забастовки.


Французские деловые круги, с другой стороны, были менее хорошо организованы и меньше активны, чем их британские коллеги. Французские группы пользователей были менее активными, чем британские группы пользователей, потому что французская сеть передачи данных была разработана позже, чем в Великобритании, кроме того Франция, испытывала недостаток в катализаторе реформы – «Сити» как в Лондоне. У французских деловых кругов также не наблюдалось инициатив выступать с критикой по отношению к  национальной телекоммуникационной администрации, потому что Генеральная Дирекция по Телекоммуникациям разработала модернизированную сеть передачи данных путем больших государственных расходов в течение 1970-ых, которые были обусловлены действующей идеологией Кольбертизма  распространенной во Франции . Кроме того, французские деловые круги гораздо меньше ощущали на себе стоимость передачи данных, чем их британские коллеги, потому что Франция, по крайней мере, на пять лет отставала от Великобритании по количеству профессиональных телекоммуникационных менеджеров в деловом сообществе. Именно по этому, у потребителей телекоммуникационных услуг во Франции отсутствовало какое-либо влияние на рынок телекоммуникационных услуг. Отсутствие влияния на рынок, низкая активность потребителей привела к тому, что в основной своей массе потребители были довольно «слабыми» и неактивными.


Политическое сообщество во французском секторе передачи данных, поэтому, было сильно сконцентрировано вокруг Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям и нескольких ключевых правительственных чиновников. Участие других лиц в процессе формирования модели правового регулирования было, по большей части, или случайно или ограничено незначительными ролями. Кроме того, как будет сказано ниже, французское политическое сообщество имело больший успех в предоставлении дополнительных услуг связи, чем британцы. Этот успех помог уменьшить критику и некоторое давление на реформы.


Укоренившаяся идеология Кольбертизма и политика Шарля де Голля, которое обязывало французское государство следовать политике, которая увеличит национальное великолепие, побуждала французских чиновников направлять существенные ресурсы на модернизацию сети передачи данных в течение 1970-ых. Разработка высоких технологий и индустриальный рост были национальными приоритетами, потому что сектор передачи данных был воспринят, как важная часть французской экономической и политической мощности. И хотя в конце 1960-ых у Франции была одна из наименее расширенных телефонных систем в Западной Европе, решительные усилия последовательных французских правительств помогли к концу 1980-х годов создать одну из самых сложных систем передачи данных в мире. Поэтому, étatism (то есть, модернизация) немного облегчил проведение реформы во Франции, но эта реформа была осуществлена лишь в пределах структуры Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям.


Последовательные французские правительства определяли стратегию развития Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям, в связи с чем  инвестиции в телекоммуникационные сети были существенно увеличены в течение 1970-ых через серию грандов. Они были спроектированы с целью улучшения национальной инфраструктуры через инициативы в видеотексте, телетексте и широкополосных кабельных системах. Статус Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям как администрации гарантировало, что чиновники Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям работали в тесном сотрудничестве с политической исполнительной программой, чтобы выполнить цели последней по увеличению инвестиций и расширения телекоммуникационной сети. Успех был достигнут в модернизации сети передачи данных через гранды, инициированные с целью уменьшить критику закрытого политического сообщества со стороны пользователей как это произошло в Великобритании, где критика играла существенную роль в реформе. Марк Тэтчер (Mark Thatcher), объясняет что, успех грандов 1970-ых годах, закрепившийся в свежих умах высших чиновников и общественности, позволил отсрочить обсуждения организационной структуры  Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям (ее статуса) и монополии до середины 1980-х годов. Это, в свою очередь, послужило задержкой отмены госконтроля и начала либерализации.


Правительственное вмешательство в сектор передачи данных исходило от послевоенных обязательств до французского планирования, которое было социализировано в государственных служащих через систему высшего образования grandes écoles и, особенно, Ecole National d'Administration  и Ecole Poly technique . Обучение почти всех французских старших государственных служащих в grandes écoles гарантирует, что они будут работать по своей специализации, а именно на руководящих позициях.  Как заметил Сулейман (Suleiman) «никакое обсуждение распределения власти ….. и процесс выработки модели регулирования не может проигнорировать структуру высшего образования во Франции. Образовательная система принуждает государственных служащих поддерживать специфический метод политики и чувствовать определенную способность и ответственность перед промышленностью» . Такая ситуация позволяет объяснить преследование Францией всесторонней индустриальной политики в сфере передачи данных и широкое использование различных грандов. В результате более обширные планы по модернизации сетей передачи данных были распространены во Франции, нежели в Великобритании, именно это и объясняет некоторую задержку реформ.


В середине 1980-ых французские общественные и частные круги стали все более и более понимать, что государство больше не может управлять современной рыночной экономикой. Премьер-министр Жак Ширак пришедший к власти  в 1986 году, был вдохновлен либерализацией Маргарет Тэтчер и волной приватизации в Великобритании. Ведомое сторонником принципов Шарля де Голля правительство Ширака обвиняло государство в том, что оно несет ответственность за нехватку динамизма во французской экономике и призывало ослабить контроль государства над  Генеральной Дирекцией по Телекоммуникациям. Однако, институциональные и политические ограничения, предотвратили радикальную отмену госконтроля и либерализацию в середине 1980-ых. Французская исполнительная власть была разделена между президентом и Премьер-министром, и правительство было в исключительно сомнительной позиции во время политического «сожительства» между 1986 и 1988 годами. Президент Миттеран и Социалистическая оппозиция в Парламенте были настроены против планов правительства, особенно относительно приватизации и отмены госконтроля. Политическое «сожительство» таким образом, наложило уникальное ограничение на Премьер-министра Жака Ширака и не позволило осуществить институциональную реформу.


Другим институциональным элементом, который замедлил процесс реформы во Франции, был статус Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям в пределах французской администрации. В соответствии с уставом этого административного органа, статус государственного служащего гарантировался для всех служащих телекоммуникационной администрации. Любой модификации устава отчаянно сопротивлялся наибольший профсоюз Франции, коммунистический Confédération Générale du Travail, и более либеральный Force Ouvrière PTT. Французские профсоюзы боялись, что изменения в административном уставе приведут к потере их льгот государственной службы. Другими словами, они зависели от привилегированной позиции Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям в пределах государственной службы, тем самым, мешая началу реформ. Кроме того, в отличие Великобритании, в 1980-ых годах во Франции население активно поддерживало государственную службу.


Ввиду предстоящих Президентских выборов 1988 года, и так как французские чиновники отказывались вносить изменения в политику регулирования сектора передачи данных тем самым, вызывая социальную конфронтацию и общественные забастовки, оппозиция от Confédération Générale du Travail и Force Ouvrière PTT предложила Премьер-министру Шираку отложить  принятие  Законов о конкуренции в телекоммуникационном секторе и проинструктировать министров не начинать программу реформы сектора. И хотя у профсоюзов не было никакой формальной роли в процессе формирования модели регулирования сектора, они, однако были в состоянии установить сильную защиту условий труда. В результате «правое» правительство было не в состоянии осуществить существенную организационную реформу Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям. Вместо этого название национального органа осуществляющего руководство телекоммуникационным сектором было изменено от Генеральной Дирекции по Телекоммуникациям до France Télécom, кроме того, в рамках Министерства Телекоммуникаций была создана Commission National de la Communication et des Libertés, с целью регулирования французского широковещательного сектора и некоторых частей сектора передачи данных. Однако, основным направлением деятельности Commission National de la Communication et des Libertés было регулирование медийных ресурсов, таких как телевидение. Регулирование передачи данных по прежнему являлось прерогативой Министра по Телекоммуникациям, который продолжал служить главой France Télécom, таким образом он одновременно выступал и регулятором сектора и сетевым оператором.


Однако, внешние технологические и экономические факторы,  описанные выше, все больше влияли на французский сектор передачи данных. Кроме того, Европейская Комиссия в 1987 году издала Зеленую книгу на Развитии Общего рынка для Служб Передачи данных и Оборудования (Green Paper on the Development of the Common Market for Telecommunications Services and Equipment), которая утверждает всесторонний план реструктуризации сектора передачи данных Европейского Союза . Эта книга помогла Социалистическому правительству Премьер-министра Мишеля Рокарда (Michel Rocard), после вступления на пост в 1988 году, продолжить процесс либерализации, начатый прежним правительством. Теперь Правительство могло утверждать, что Франция обязана ответить на инициативы Европейского Союза и усилия по реформе в Великобритании и Германии. Многонациональные корпорации также, к концу 1980-ых годов, все больше и больше требовали лучших международных телекоммуникационных служб, гибкости и улучшения службы передачи данных.


Эти существенные внешние факторы привели к постепенному открытию закрытого политического сообщества. Чтобы выстроить поддержку дальнейшей реформе, Социалистическое правительство инициализировало плюралистический консультационный процесс, подобный предпринятому в Германии. Под председательством Хьюберта Превота (Hubert Prévot), старшего Социалистического государственного служащего, правительство начинает изучать требования пользовательских групп, профсоюзов, политических партий, ассоциаций промышленности и общественности в целом. Кроме того, пользовательские группы, операторы и изготовители получили роль в процессе принятия решений через учреждение консультативных комитетов.


Широкое распространение общественных консультаций давало возможность Социалистическому правительству избежать социальной конфронтации и волнения, во время осуществления ограниченной институциональной реформы сектора передачи данных . Однако, реформа во Франции в начале 1990-ых годов была все еще далеко позади того, что было достигнуто в Великобритании в начале 1980-ых. Кроме того, в отличие от British Telecom, France Télécom не была приватизирована, использовалась для правительственных целей, и сохранила за собой монополию по голосовым службам телефонии и инфраструктуре общедоступной сети. В отличие от английского Министерства Телекоммуникаций, французская регулирующая власть не была ни функционально независима, ни структурно отделена от правительства Франции.


Всесторонняя институциональная реформа стала возможна лишь в середине 1990-ых годов,  когда во Франции появилось политическое «окно». Возвращение «правого» правительства в 1993 году произошло в период другого политического «сожительства», которое очень отличалось от сожительства, имевшего место между 1986 и 1988 годами. После выборов 1993 года у «правых» было парламентское большинство, а президент Миттеранд (Mitterand) уже был стар и обладал меньшим влиянием и властью. Такие политические изменения облегчили реформу в секторе передачи данных.
Политические изменения в стране  также совпали с увеличением давления в пользу всесторонней институциональной реформы. Дальнейшая реформа осуществлялась вне управления французского правительства, в соответствии с технологическими и экономическими достижениями, международными требованиями, в том числе в соответствии с  директивами Европейского сообщества . Отчет, представленный правительству Балладура (Balladur), рекомендовал дальнейшую институциональную реформу, и французский регулятор проводил широкие общественные консультации, которые нашли поддержку, особенно среди экспертов по передаче данных.


Тем временем, France Télécom хотела создать союз с Deutsche Telekom. Однако, Генеральное Управление по конкуренции (Competition Directorate-General) при Европейской Комиссии, отказалось одобрить данный союз без соглашения от французских и немецких правительств освободить альтернативные инфраструктуры.


Политическое «окно», целая цепочка проблем, потоки различной политики и политиков, помогли догнать Великобританию и Германию в осуществлении реформы сектора и «влиться»  в общую реформу, проводимую Европейской Комиссией в рамках Европейского Союза.


Самым трудным, или вызывающим наибольший общественный резонанс, аспектом институциональной реформы был административный устав France Télécom. Профсоюзы, особенно Confédération Générale du Travail и Force Ouvrière PTT, продолжали сопротивляться всесторонней институциональной реформе, опасаясь, что работники потеряют свой статус государственных служащих и положенные привилегии. И хотя профсоюзы традиционно не считают сильными игроками французской политики, у которых нет официальной роли в формировании модели регулирования сектора передачи данных, они продолжали осуществлять сильную защиту условий труда для работников France Télécom. Например, в забастовке, организованной профсоюзами в октябре 1993 года, приняли участие 74 процента работников France Télécom . В стране с большим общественным сектором была значительная общественная поддержка этим работникам. Длительные переговоры между правлением France Télécom и правительством, и затем непосредственно между правлением France Télécom и профсоюзами, наконец, в мае 1996 года,  привели к соглашению . France Télécom согласилась не увольнять работников, кроме тех, кто желает уволиться по собственному желанию и обязалась продолжить нанимать работников как государственных служащих до 2002 года.


Преодолев последний барьер на пути реформы, установленный французскими профсоюзами, всестороннее законодательство о проведении реформы было принято правительством в июне 1996 года: устав France Télécom был преобразован; конкуренция была введена в сетевую инфраструктуру и голосовые службы телефонии; и был создан независимый регулятор, Autorité de Régulation des Télécommunications. France Télécom был частично приватизирован в 1997 году, хотя правительство осталось наибольшим акционером. Одним из факторов, из-за которого была осуществлена эта продажа акций была возможность для правительства получить большой приток денежных средств и уменьшить дефицит бюджета, чтобы соответствовать условиям Экономического и Валютного Союза.


Поэтому существенные внешние изменения в секторе привели к преобразованию традиционной модели регулирования и институциональной структуры во Франции. Не смотря на идеологию  Кольбертизма и движение Шарля де Голля, не смотря на общественное удовлетворение модернизированной сетью передачи данных и структурой политической исполнительной власти, и не смотря на сопротивление модификации административного устава  со стороны профсоюзов, французская политика регулирования сетевого сектора и институциональная структура, все же была преобразована.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика