Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правосубъектность органов государственной власти Республики Башкортостан
Научные статьи
13.07.11 10:07
 
ЕврАзЮж № 6 (37) 2011
Конституционное право
Еникеев З.И.
Правосубъектность органов государственной власти Республики Башкортостан
В статье рассмотрены актуальные вопросы формирования правосубъектности органов государственной власти Республики Башкортостан.

   С принятием Конституции Республики Башкортостан были утрачены основания, на которых базировалась теория государственной социалистической собственности, одним из главных выводов которой был тезис о самостоятельной гражданской правосубъектности органов государственной власти Республики Башкортостан. Действительно, в советский период обособление органов государства было необходимо прежде всего для обеспечения возможности их вступления в гражданские правоотношения друг с другом. Напротив, в настоящее время было бы нелепо объяснять необходимость такого обособления, поскольку отношения между органами власти не должны облекаться в  гражданско-правовую форму. Данный вывод подтверждается и положениями ст.124,125 ГКРФ, которые предусматривают, что публично-правовые образования в целом являются субъектами гражданского права, а их органы действуют исключительно от их имени. 

      Список документов на развод будет отличаться в зависимости от того, каким способом предстоит расторгать семейные отношения паре. Вся подробная информация тут на сайте http://www.razvod-almaty.kz

   Органы государственной власти Республики Башкортостан могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям их деятельности и публичным интересам. Участвуя в различных видах гражданско-правовых отношений, органы государственной власти Республики Башкортостан должны исходить прежде всего из выражения всеобщих интересов, связанных с их претензией на представительство общества как целого и защиты данных интересов и общего блага. Органы государственной власти Республики Башкортостан не могут наживаться за счет своих граждан, неосновательно освобождать себя от ответственности.

        Для  того  чтобы  подчеркнуть,   что  органы государственной власти участвуют в гражданском обороте не в своих частных интересах, а в целях наиболее эффективного отправления публичной власти, некоторые авторы полагают необходимым ввести в оборот понятие "целевая правоспособность". Они считают, что органы государственной власти как субъекты гражданско-правовых отношений - обладают целевой гражданской правоспособностью. ибо их деятельность нацелена на выполнение публичных функций, определенных источниками публичного (конституционного) права, на служение делу народа.

        На наш взгляд, введение данного понятия с теоретической точки зрения вполне оправданно, поскольку еще раз позволяет подчеркнуть, что, вступая в гражданско-правовые   отношения,   органы государственной власти   должны строго выполнять свое предназначение, установленное Конституцией РФ и другими законами. Но с точки  зрения правоприменения, различие между целевой и специальной правоспособностью не очевидно, поскольку специальная правоспособность того или иного субъекта гражданских правоотношений связана с целями и предметом его деятельности, определенными законом или иными правовыми актами. Хотя следует признать, что общая формулировка специальной правоспособности, согласно п. 1 ст. 49 ГК РФ, а также ее уточнение в ст. 50 и 52 не является вполне удачной, поскольку требует дополнительных разъяснений (например, что такое "предмет деятельности", как разграничить предмет уставной деятельности и конкретные правомочия по осуществлению данной деятельности пр.)

     В качестве примеров юридических лиц, обладающие "целевой правоспособностью" и выполняющих публичные функции, помимо наделенных этим статусом государственных органов и ЦБ РФ, можно привести:
 - Пенсионный фонд РФ, являющийся государственным учреждением, который с его территориальными органами составляет единую централизованную систему органов управления средствами обязательного пенсионного страхования в РФ (ст. 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»);
       - воинские части Вооруженных Сил РФ, которые могут выступать юридическими лицами в форме федеральных бюджетных учреждений (п. 1 ст. 111 Федерального закона от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне»);
- федеральные фонды поддержки научной и научно-технической деятельности, создаваемые Правительством РФ в форме учреждений в целях содействия инициативным проектам научных исследований (п. 3 ст. 15 Федерального закона от 23 августа 1996 года № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»);
- кредитные организации и профессиональные участники рынка ценных бумаг, являющиеся агентами валютного контроля (п. 3 ст. 22 Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле);
- организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, подлежащие обязательному контролю в целях противодействия легализации преступных доходов (ст. 5 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»).

     При этом необходимо различать публичные функции (осуществление деятельности в интересах всего общества) и властные полномочия (принятие решений нормативного и организационно-распорядительного характера). К сожалению, в законодательстве и в актах КС РФ это разграничение проводится не всегда.

     Это подтверждается  правовой позицией  КС РФ о нотариусах, согласно которой «Конституция Российской Федерации не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти» (абз. 2 п. 3 мотивировочной части постановления от 19 мая 1998 года № 15-П). Речь идет, с одной стороны, о полномочиях только исполнительных органов власти, а с другой — о передаче любых отдельных полномочий.

      В п. 3 ст. 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 1135-ФЗ «О защите конкуренции», которым запрещается совмещение функций органов исполнительной власти и органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, при установлении исключений, с одной стороны, предусмотрена возможность передачи хозяйствующим субъектам функций всех органов власти и местного самоуправления федеральными законами, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, а с другой — в части функций государственного контроля и надзора закреплена возможность их передачи только Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

       Это говорит об отсутствии единых подходов к пониманию обсуждаемой проблемы, что отражается в законодательстве. Так, деятельность всех государственных корпораций носит публичный характер, поскольку осуществляется в интересах всего общества, следствие чего — строго целевой характер их деятельности и использования имущества. Однако некоторые из госкорпораций для достижения целей деятельности наделяются полномочиями властного характера [например, полномочия Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» по определению порядка расчета страховых взносов в фонд страхования вкладов граждан и ставки этих взносов (подп. 7 п. 2 ст. 15, п. 7 ст. 36 Федерального закона от 23 декабря 2003 года № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»); Государственной корпорации «Олимпстрой» — в интересах строительства олимпийских объектов и реализации связанных с ним иных мероприятий запрашивать и получать у государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных унитарных предприятий, государственных и муниципальных учреждений необходимую информацию (подп. 9 п. 3 ст. 3 Федерального закона от 30 октября 2007 года № 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта»); ГК «Росатом», которой переданы полномочия ликвидированного Федерального агентства по атомной энергии, предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 1995 года № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» и Законом РФ от 14 июля 1992 года № 3297–I «О закрытом административно-территориальном образовании» (пп. 3 и 9 ст. 6 Федерального закона от 1 декабря 2007 года № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»), а также полномочия ГК «Росатом» по нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности (ст. 8 названного Закона); ГК «Росатом» в области распоряжения бюджетными средствами (п. 8 ст. 241 БК РФ)].

      Видно, что даже перечисленные в качестве примеров юридические лица существенно различаются не только по характеру деятельности и объему публичных функций, но и по обладанию властными полномочиями.

       Классификация юридических лиц по наличию у них публичного элемента в российском праве будет следующей:
        - юридические лица частного права (действуют в своих собственных интересах);
        - смешанные юридические лица (действуют в определенных целях публичного характера и могут наделяться для этого отдельными властными полномочиями);
       -   юридические лица, осуществляющие функции органов государственной власти.

     Данное понятие не совпадает с классификацией организационно-правовых форм юридических лиц (учреждения могут относиться к любой из указанных групп, государственные корпорации входят во вторую группу, за исключением ГК «Росатом», включаемой в третью группу).

     Таким образом, понятие юридического лица публичного права в российском правопорядке в настоящее время является сугубо доктринальным и может употребляться в трех значениях — для обозначения:
       1) всех юридических лиц, выполняющих публичные функции;
       2) юридических лиц, обладающих властными полномочиями;
         3) государственных органов, наделенных статусом юридического лица.

      В отечественной литературе вопрос о юридических лицах публичного права дискутируется, то затихая, то возобновляясь, достаточно продолжительное время. При этом авторы полагают, что в гражданское законодательство, дабы избежать той путаницы, которая возникает с особым статусом таких субъектов гражданского права, как органы государственной власти необходимо ввести понятие "юридические лица публичного права". Так, на признаки понятия "юридическое лицо публичного права" обращает внимание профессор В.Е. Чиркин. Он отмечает, что подобное юридическое лицо имеет особое целевое назначение: реализация не просто общих, а общественных интересов; юридические лица публичного права обладают разными по своему характеру властными полномочиями государственной, муниципальной и общественной корпоративной власти; являются носителями прав и обязанностей публичного характера и пр.

       В законодательстве России словосочетание "юридическое лицо публичного права" не используется, но вместе с тем в ряде законов и подзаконных актов те или иные органы государственной власти прямо названы юридическими лицами или обладающими правами юридического лица.

      В связи с планируемой реформой гражданского законодательства, в том числе законодательства о юридических лицах, вновь возникла дискуссия о юридических лицах публичного права, понятие которых в российском законодательстве не определено, но, тем не менее, широко используется в юридической литературе. В частности, это связано с предложениями об упразднении такой организационно-правовой формы юридических лиц, как государственные корпорации, и о преобразовании существующих государственных корпораций в юридические лица тех форм, которыми они, по мнению разработчиков концепции реформы, по сути, и являются: в органы публичной власти (Росатом и Олимпстрой), фонды (Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства), хозяйственные общества со стопроцентным государственным участием (Роснанотех, Ростехнологии, Олимпстрой, Внешэкономбанк и Агентство по страхованию вкладов). Такие предложения содержатся в проекте  Концепции развития законодательства о юридических лицах.

       Понятие юридического лица публичного права в российской литературе не ново, его использовал еще Г. Ф. Шершеневич, ставя на первое место среди юридических лиц публичного права государство – казну.

       Одной из первых среди ученых, использовавших это понятие в современной юридической литературе на примере Немецкого федерального банка, была О. Олейник, которая отмечала, что такие юридические лица характеризуются следующими признаками:
- «открытость и доступность информации о деятельности данного субъекта, разумеется с известными пределами, установленными законодательно;
- подконтрольность и подотчетность данного субъекта органам представительной власти;
- контролируемое в форме предварительного, а не последующего судебного контроля финансирование деятельности этого субъекта;
- наделение данного субъекта обязанностями, выполнение которых необходимо для достижения целей общества».

       Причем следует отметить, что данное понятие употреблялось применительно к Центральному банку РФ, выполняющему публичные функции и обладающему принципиальными отличиями от других юридических лиц по порядку управления, а также по организационно-правовой форме и вещным правам на находящееся в его ведении имущество, которые носят особый характер.

      К сожалению, в настоящее время все чаще встречается расширительное толкование понятия юридического лица публичного права без учета положений действующего законодательства. Им пытаются обозначать не только юридических лиц, выполняющих публичные функции, но и публично-правовые образования, имеющие казну, а также административно-территориальные образования , уничтожая тем самым сам смысл понятия юридического лица.

       На наш взгляд, попытка ввести понятие "юридическое лицо публичного права" лишь означала бы систематизацию тех прав и обязанностей органов государственной власти как юридических лиц, которые на сегодняшний день в законодательстве разбросаны по разным статьям ГК РФ и иным нормативным правовым актам. Однако, как отмечают сторонники введения указанного понятия, и, видимо, с этим следует согласиться, попытка создать особую категорию юридического лица публичого права и выработать для нее общее понятие сопряжена   со   многими   трудностями.   "Среди   органов государства есть единоличные, что не соответствует коллективной природе юридического лица; органы государства не подлежат государственной регистрации, иначе решается вопрос с учредительными документами, собственностью; общественные организации,  общественные организации не обладают публичной властью, обращенной вовне (хотя у них есть корпоративная власть), и т.д."

         Вряд ли будет обоснованным и принятие законодателем единого нормативного правового акта (закона) о публичном юридическом лице опять же в связи с многообразием таких лиц. Более разумным выглядит подход, когда особенности того или иного юридического лица публичного права закрепляются в конкретном правовом акте о создании данного лица.

   В качестве итога необходимо отметить, что среди особенностей гражданской правосубъектности органов государственной власти Республики Башкортостан как участника гражданско-правовых отношений можно назвать следующие  характерные черты:
     - имеет комплексный характер, регулируется как нормами гражданского, так и иных отраслей права; 
      - детерминирована основными целями Республики Башкортостан, заданными ее правовым статусом как публичного образования, в круг задач которого входит  выражение и защита общих интересов, реализация публичных функций;
      - сформирована и законодательно определена самим государством, может быть им же и изменена в дальнейшем;   
      - носит специальный (целевой) характер, что предполагает, с одной стороны, особый статус как субъекта гражданского права, с другой - в ряде случаев приравнена к юридическим лицам;
     -предполагает ограничения в гражданском обороте (не могут быть участником сделок, которые рассчитаны исключительно на физических или юридических лиц, выступать в качестве специального субъекта страховщика, банка и пр.), но одновременно и дополнительные возможности участия в нем;
  - специальная правосубъектность органов государственной власти Республики Башкортостан во многом связана с особенностями имущественной основы ее участия в гражданских правоотношениях.
Наделение органов государственной власти правами юридического лица оформляется их гражданская правосубъектность, поскольку лишь в этом случае они могут быть признаны стороной в правоотношении и соответственно выступать истцом и ответчиком в суде. В остальных случаях стороной правоотношения, в котором участвуют эти государственные органы, является публично-правовое образование.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика