Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Интернет как объект научно-правового исследования
Научные статьи
13.07.11 10:12


вернуться


 
ЕврАзЮж № 6 (37) 2011
Информационное право
Абдуджалилов А.

Интернет как объект научно-правового исследования

Статья посвящена научному правовому исследованию Интернета. Анализируя существующий массив современных правовых взглядов на правовую природу Интернета,
автор приходит к выводу о выделении интернет-права и права виртуального пространства в отдельные правовые дисциплины.

        
       В конце XX - начале  XXI веков в основаниях науки происходят новые, радикальные изменения. Эти изменения характеризуются как очередная глобальная научная революция, в ходе которой рождается так называемая постнеклассическая наука.  Её специфику определяют комплексные исследовательские программы, в которых принимают участие специалисты различных областей знания. На развитие постнеклассической науки оказывают влияние результаты междисциплинарных исследований, при которых наука сталкивается с такими сложными системными объектами, которые в определенных дисциплинах зачастую изучаются лишь фрагментарно, поэтому эффекты их системности могут быть вообще не обнаружены при узкодисциплинарном подходе. В современных условиях суть познания не может быть верно понята, если измерять его только лишь по масштабу прогрессирующего познания закономерностей. Познание современного социально-исторического мира не может подняться до уровня науки только путем применения индуктивных методов естественных наук.  Основная предпосылка классической науки была сосредоточена вокруг основополагающего тезиса, согласно которому на определенном уровне мир устроен просто, и подчиняется обратимым во времени фундаментальным законам. В том же смысле научную рациональность было принято усматривать лишь в вечных и неизменных законах. Современной постнеклассической науке удалось избавиться от этой предпосылки, и ныне подобные взгляды признаются ошибочными.  Объектами современных междисциплинарных исследований всё чаще становятся сложные, уникальные системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием.

      Среди таких систем особое место занимают комплексы, в которые в качестве компонента включен сам человек. Одним из примеров таких "человекоразмерных" комплексов служит система "человек-машина", тандем человека с компьютером, включающая в себя системы искусственного интеллекта, которая в сочетании с более сложными техническими системами образует объединенную глобальную мировую компьютерную сеть, иначе говоря Интернет.

        Сегодня Интернет является сложной саморегулирующейся системой. Он характеризуется многоуровневой организацией, наличием автономных вариабельных подсистем, массовым вероятностным взаимодействием их элементов, существованием управляющего уровня и обратных связей, обеспечивающих целостность системы. Хаотичное, на первый взгляд, нагромождение десятков миллионов компьютеров, расположенных по всему земному шару, через сложнейшие технические и спутниковые системы создает вполне упорядоченное виртуальное пространство, являющееся основой Интернета как производной глобальной мировой системы "человек-машина". Виртуальное пространство Интернет превратилось в новую среду обитания, с абсолютно новыми правовыми, экономическими, философскими и социальными категориями. Для освоения такой системы необходимы новые концепты познавательных идеалов. Так вот, R-TV K99 RK3399 - Смарт ТВ приставка нового поколения. В основе приставки современный и мощный шестиядерный процессор Rockchip RK3399, работающий в паре с высокоскоростным видеоускорителем Mali T860.

       На каких принципах должны основываться эти новые идеалы? Для ответа на этот вопрос прежде всего необходимо проанализировать само понятие "Интернет", его научное определение, существующее на сегодня в правовой литературе.

       Определений понятия "Интернет" в правовой литературе много; мы проанализируем наиболее типичные из них, которые приняты научным сообществом и достаточно часто цитируются в научных исследованиях.

      В.П.Талимончик предложила, с учетом признаков, имеющих значение для правового регулирования, определить Интернет как "...комплексный предмет правового регулирования, объединяющий разнообразные общественные отношения в единой социально - технической системе, созданной в процессе развития глобальной компьютерной сети и предназначенной для осуществления массовой информации и коммуникации".
 
      С.В.Петровский сформулировал понятие Интернета как международной сети электросвязи общего пользования, предназначенной для обмена машиночитаемыми сообщениями (данными), т.е. сведениями об окружающем мире, его объектах, процессах и явлениях, объективированных в форме, позволяющей провести их непосредственную машинную обработку. Иными словами Интернет представляет собой международную телекоммуникационную сеть общего пользования.

       А.А.Тедеев полагает, что Интернет - это "электронная коммуникационная сеть, связывающая компьютеры во всем мире через телефонные линии и кабели из оптических волокон".     И.В.Невзоров определил Интернет как осуществляемое с использованием электросвязи для передачи закодированной информации соединение максимального (наибольшего) на конкретный момент времени числа электронно-вычислительных машин (ЭВМ).

     По Г.Л.Акопову, «Интернет – самая большая компьютерная сеть в мире, объединяющая многочисленные компьютерные сети по всему земному шару для обмена информации между ними».
В.А.Копылов определяет Интернет несколько шире: "Интернет - сетевая глобальная автоматизированная информационная система, представляющая собой информационную инфраструктуру информационного общества".  Несколько громоздкая, и по сути неправовая дефиниция.

      Нетрудно заметить, что приведенные определения освещают только одну - техническую сторону функционирования Интернета, а именно – способ передачи информации и коммуникацию. Другие, не менее важные аспекты феномена Интернет, такие, как виртуальное пространство, договорной характер взаимоотношений его субъектов - остаются вне их рамок. А эти аспекты играют важную роль при определении гражданско-правовых позиций субъектов Интернет. Принцип определения Интернет через призму его технических параметров настолько укоренился в правовой науке, что даже исследователи, далекие от намерения изучить эти параметры, тем не менее, не освобождаются от этого принципа. Е.М.Макарова, например, изучая проблемы правового регулирования использования Интернета в предпринимательской деятельности, считает Интернет "разновидностью информационно-телекоммуникационной сети, то есть технологическую систему, предназначенную по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники".

        Одно из удачных определений понятия Интернет сформулировано в Законе США 1998 года об интерактивной безопасности детей (Children’s Online Privacy Protection Act). По  нормам этого закона, Интернет представляет собой объединение множества компьютеров и телекоммуникационных средств, включая оборудование и программное обеспечение, образующих связанную международную сеть сетей, которая основывается на протоколе  межсетевого взаимодействия. Примерно на этой основе построена дефиниция Интернета и в "Википедии": "Интернет - это всемирная система объединённых компьютерных сетей, построенная на использовании протокола IP (англ. Internet Protocol)  и маршрутизации пакетов данных".  Следует сказать, что подобная норма также раскрывает лишь техническую природу Интернета и не решает всех правовых проблем, возникающих при исследовании правовой природы  Интернета. 

       Есть и другое определение Интернета в контексте его применения в качестве одного из центральных составляющих электронной коммерции. Н.В.Ведин отмечает: «Глобальный характер обмена невозможен без особого, «всеобщего» посредника – информационно-коммуникативного комплекса, напоминающего по своей конфигурации паутину с ярко выраженным центром пересечения множества индивидуальных транскаций». Поэтому Н.В.Ведин определяет Интернет как «кооперативное трансакционное поле».

      Определение Н.В.Ведина опять-таки слишком общее, характеризующее скорее философский, нежели правовой аспект Интернета.

       Наиболее удачную дефиницию Интернет, на наш взгляд, предложила И.Л.Бачило: "Интернет - это универсальная система объединенных сетей, позволяющих обеспечить включение любых массивов информации для представления её пользователям, оказания справочных и других информационных услуг, а также совершения различных гражданско-правовых сделок на основе комбинаций информационно-коммуникационных технологий".  В отличие от предыдущих авторов, концентрирующих внимание на технической составляющей Интернет, И.Л.Бачило отметила ещё и его гражданско-правовую составляющую в виде "совершения гражданско-правовых сделок".

      С.В.Малахов при исследовании проблем гражданско-правового регулирования отношений в Интернет, дал правовую дефиницию Интернет, состоящую из четырех взаимосвязанных элементов: 1) - Интернет - это информационная компьютерная сеть, состоящая из отдельных информационных компьютерных сетей, объединенных на основе единого межсетевого протокола; 2) Интернет - это информационное пространство; 3) Интернет - это виртуальная среда обитания субъектов общества, в которых возникают, развиваются и прекращаются реальные общественные отношения между субъектами общества, объективно существующими в реальном физическом мире; 4) Интернет - это совокупность существующих в виртуальной среде информационных общественных отношений.  Как видно, три из четырех элементов относятся к теории информации, и к гражданско-правовому регулированию в Интернет отношения не имеют. Определение же виртуальной среды не содержит гражданско-правовую составляющую (отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ).

      Нами была предложена несколько иная трактовка понятия Интернет, характеризующая не сам Интернет, а принципы взаимодействия в виртуальном пространстве: «Интернет – это глобальный информационный ресурс, основанный на компьютерах, связанных между собой единой коммуникационной сетью, отношения внутри которого основываются на принципах презумпции гражданско-правовых обязательств между субъектами».

        Таким образом, все определения правовой природы Интернета, рассмотренные нами, в том числе и четыре последние, страдают определенными юридическими погрешностями. Из них мы не можем синтезировать  из них одно общее понятие «Интернет»; технические же определения не могут быть основой правовой характеристики сети.

         Из приведенных определений Интернет можно заключить: основным правилом при определении понятия "Интернет" является раскрытие его технической сущности. Поэтому все определения Интернет, включая и четыре последние, сводятся к раскрытию его технических характеристик, с той лишь разницей, что в четырех последних определениях сделана попытка выйти за пределы технических и информационных составляющих Интернет, и показать его в гражданско-правовом ракурсе. Такая неоправданная концентрация научной мысли на технических характеристиках Интернет привела к тому, что и изучение Интернет замкнулось на информационном праве с несколько расплывчатым предметом регулирования, оставляя без правового освещения иные, не менее важные составляющие правовых позиций Интернет. Отсюда и сложности нормативного регулирования, лишенного целостной правовой картины Интернет.

        Это и есть пример того узкодисциплинарного подхода в науке, при котором сложные системные объекты изучаются в определенных дисциплинах фрагментарно (в данном случае - только лишь в рамках информационного права) с акцентом на технические параметры системы. Поэтому эффекты их системности могут быть вообще не обнаружены, поскольку исходные программы теоретического анализа задают данные, определенные информационной моделью.  Недостаток всех без исключения правовых определений Интернет - это попытка "объять необъятное", т.е. дать правовую характеристику нескольких разнородных явлений, составляющих Интернет. Как было сказано, Интернет - это сложный комплекс технических систем, объединенный в единую сеть (сеть сетей). Но сеть сама по себе ещё не Интернет. Вся эта система в совокупности образует некое кажущееся, "виртуальное" пространство, которое и является венцом работы технических систем. И весь коммуникативный процесс, который на сегодня и является возможностью бизнеса, иные правовые явления в основном по поводу имущественных и личных неимущественных благ, происходят в этом пространстве, поскольку информация в виртуальном пространстве является объектом гражданских прав (в том числе работы,  услуги), предназначенным для продажи, обмена или иного вида  введения  его  в гражданский оборот. Например, два создателя социальной сети Facebook Марк Цукерберг и Дастин Московитц в течение семи лет с 2004 по 2011 годы сумели заработать на Facebook 16,2 миллиарда долларов.

        Таким образом, Интернет как систему в правовом аспекте можно определить и следующим образом: "Интернет - это комплекс технических и правовых систем для создания виртуального пространства, а виртуальное пространство - это новая квазитехнологическая среда для общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ".

        И.М.Рассолов справедливо отмечает: "Сегодня можно пересчитать по пальцам монографические и диссертационные работы, посвященные проблемам права и Интернета, правовому регулированию отношений в виртуальном пространстве. В большинстве опубликованных работ по информационному праву основное внимание уделяется прикладным аспектам Интернета и права, акцентируется внимание на естественнонаучной характеристике самого Интернета и на исследовании частных проблем интернет-права. В то же время в юридической литературе пока почти не разработана проблема системного исследования интернет-права как комплексного института".  И действительно, обзор научной литературы, приведенные дефиниции Интернет свидетельствуют: в настоящее время научные исследования в области Интернет в своей основе опираются на информацию; когнитивный аспект, познание сути Интернет практически не исследован. Знание подразумевает комплекс фактов и идей; и тогда, когда информация не имеет подобного смысла, она не употребляется для обозначения систематически связанных фактов и идей.  Соответственно, «информационная модель» изучает отдельные фрагменты информации, тогда как необходимо исследование структуры Интернет в целом через систему доктрин, иными словами – через «общеправовую» концепцию Интернет. Это анализ системы общих принципов во всей их сложной взаимосвязи, имея в виду концептуальное единство предмета исследования.

        Можно и дальше выявлять и иллюстрировать эти разные отправные точки научного познания Интернет, но, пожалуй, этого достаточно, чтобы показать, что имея общий предмет в широком смысле слова, информационная и общеправовая модели Интернета отбирают из него разные проблемы и дают им разные интерпретации.

        Информационная концепция Интернет в настоящее время придала научным исследованиям в области Интернет некую институциональную стабильность. Но при этом приходится признавать, что информационная концепция Интернет приводит её к закономерному самоотрицанию, когда значительные правовые явления, связанные с процессами, происходящими в виртуальном пространстве Интернет, очень часто не считаются подходящими объектами для исследования. К примеру, сама информация в Интернете, как было уже отмечено, является основным товаром для бизнеса, правовые концепты для которого изложены в рамках предпринимательского права. Общеправовая концепция Интернет, распространяя свои исследования в новые сферы, расширяя сферу исследований на другие правовые институты, нарушает эту стабильность, чтобы укрепить её на новом, более высоком уровне, потому как институциональная задача науки – приумножение достоверного знания.

        В целом нужно признать, что поиск правовых категорий, способных трансформировать информационную концепцию Интернет в общеправовую, не отличался особой активностью. Научные разработки в области Интернет в последние годы носили преимущественно прикладной или узкоспециальный характер, и осуществлялись в отрыве друг от друга, без должной связи между собой.  Это привело к отсутствию, либо бессистемности норм, либо неполным охватом правовой нормой сферы регулирования, низкой их эффективности из-за теоретической непроработанности основных институтов интернет-права. Это, в свою очередь, позволяет говорить об институциональной недостаточности информационной концепции Интернет.

         Справедливости ради нужно отметить, что в юридической науке были попытки расширить изучение правового поля Интернет. Проблему правовой природы виртуального пространства в рамках диссертации изучал Д.В.Грибанов. В своей работе "Правовое регулирование кибернетического пространства как совокупности информационных отношений" Д.В.Грибанов определил виртуальное (его термин - "кибернетическое") пространство как совокупность общественных отношений, возникающих в процессе использования функционирующей электронной компьютерной сети, складывающихся по поводу информации, обрабатываемой при помощи ЭВМ и услуг информационного характера, представляющих с помощью ЭВМ и средств связи компьютерной сети. 

        Предложение Д.В. Грибанова о выделении виртуального пространства в качестве самостоятельного объекта правового регулирования и научного осмысления с точки зрения системного изучения Интернет абсолютно оправдано. Однако, при этом Д.В.Грибанов (собственно, как и остальные исследователи Интернет) опять-таки ограничил рамки научного осмысления виртуального пространства "совокупностью информационных отношений", что, собственно, и предсказуемо при узкодисциплинарном подходе к изучению Интернет и его составляющих. Виртуальное пространство, прежде всего, это общемировая мнимая технологическая среда, гигантское "квазиэкономическое" пространство, созданное при помощи интернет-технологий, в котором ежедневно совершаются миллионы правовых действий, имеющие гражданско-правовую основу, и эти действия носят явно выраженный имущественный, либо личный неимущественный характер. Гражданско-правовое регулирование договоров между клиентом и Интернет-провайдером в сети Интернет исследовал А.И.Савельев.  Но такие научные исследования единичны; приходится констатировать, что этих изысканий для институализации общеправовой теории Интернет явно недостаточно. Системный подход к научной теории Интернет требует, как парадоксально это бы не звучало, не индуктивного подхода, не изучения объекта исследования в целом, а расчленения целого на отдельные части и последующего синтеза. Если ранее научные знания были результатом индуктивного обобщения, при исследовании системных объектов уже применяется дедуктивный метод познания. Дедуктивный метод используется для систематизации теории или системы знания, прослеживания логических связей входящих в нее утверждений, построения объяснений и пониманий, опирающихся на общие принципы, предлагаемые теорией. 

       Так мы приходим к выводу о неизбежной дихотомии правовой характеристики Интернет на собственно интернет-право как комплекс правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие при доступе и использовании сети Интернет, поскольку Интернет - это объединение сетей (Interconnected networks), и право виртуального пространства как правовые нормы, регулирующие общественные отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих, эволюционирующих и прекращающихся исключительно внутри виртуального пространства Интернет. В интернет-праве больше публично-правовых отношений - правовые элементы доступа в Интернет как к физической сети, комплекс правовых проблем с программами, доменами как средствами идентификации, защитой интеллектуальной собственности сплошь состоят из публично-правовых элементов, тогда, когда право виртуального пространства оперирует концептами частного права.

       Поэтому для более детального определения феномена Интернет, выявления частно-правовых и публично-правовых областей его регулирования, необходимо расчленить Интернет на составные части, и выяснить, к какой отрасли права относится регулирование той или иной части Интернет.
В настоящее время, когда слово «Интернет» употребляется в обиходе, чаще всего имеется в виду виртуальное пространство внутри сети Интернет, и доступная в ней информация, а не сама физическая сеть. Но для научного исследования Интернет мы используем не обиходные определения; точность формулировок в этом случае имеет большое значение. Поэтому используя термин "Интернет" в научном смысле, мы имеем в виду последовательные правовые элементы по "созданию" виртуального пространства.

       Как известно, Интернет - это область "человеко-машины", деятельность человека с применением компьютера (мы намеренно избегаем термина "электронно-вычислительная машина", считая его анахронизмом). И для того, чтобы человек "вошел в Интернет", ему предварительно необходимо иметь этот компьютер с соответствующим программным обеспечением, или смартфон, иметь телефонную связь, место в доменном пространстве, договор (или ряд договоров) на оказание услуг хостинга, в большинстве случаев иметь персональный логин и пароль. Таким образом, ещё до "входа в интернет" пользователь заключает ряд договоров чисто гражданско-правового порядка; помимо этого, здесь существует комплекс общественных отношений, возникающих при использовании Интернет. Это: провайдеры и связанный с ними комплекс проблем, домены, файлы, сайты, программа, протоколы межсетевого взаимодействия и пр. Сюда же можно отнести и группу правовых проблем, связанных с защитой интеллектуальной собственности в Интернете. Здесь больше публично-правовых позиций, международного публичного права.

        А.И.Савельев, исследуя гражданско-правовое регулирование договоров между клиентом и интернет-провайдером в сети Интернет, сделал правомерный вывод о принадлежности указанных договоров к категории публичных договоров возмездного оказания услуг. Публичный характер этих договоров, отмечает А.И.Савельев. возникает из п. 1 ст. 426 ГК Российской Федерации, и принадлежности услуг, оказываемых по данным договорам, к числу услуг связи. Причем указанные договоры будут признаваться публичными даже в случае выступления на стороне клиента юридических лиц.

       Виртуальное пространство - мнимая технологическая среда, созданная при помощи Интернет. Поэтому предметом права виртуального пространства выступают правовые нормы, регулирующие общественные отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих внутри этого пространства, и связанные и ним. Здесь больше частно-правовых отношений, в том числе международного частного права. Сюда можно отнести электронный документооборот, электронную коммерцию, электронные сделки и проблему электронных денег, в целом - предпринимательскую деятельность с использованием виртуального пространства. И.В.Костюк, анализируя аспекты гражданско-правового регулирования электронной торговли, справедливо отмечает, что «гражданско-правовой субинститут электронной торговли в сфере Интернет является частью комплексного правового института электронной торговли, основу которого составляет частноправовое регулирование соответствующих общественных отношений».  Презумпция дееспособности и равенства сторон, практически неприменимая в области использования сети Интернет (в интернет-праве), становится чрезвычайно актуальным в праве виртуального пространства при правовой оценке электронных сделок.

       В этой связи, утверждение И.М.Рассолова о том, что "интернет-право в качестве комплексного межотраслевого института права можно определить как объективно обособившуюся внутри различных отраслей права (и, прежде всего, информационного, международного частного и публичного права) совокупность взаимосвязанных правовых норм, объединенных общностью регулирования отношений в виртуальном пространстве Интернета",  нельзя признать обоснованным. В данном случае И.М.Рассоловым сведены воедино два концептуально разных составляющих правовой картины Интернет: интернет-право (правовые нормы по комплексу отношений доступа и использования сети - публично-правовые отношения) и право виртуального пространства (правовые нормы по регулированию общественных отношений внутри виртуального пространства - частно-правовые отношения). Стремление концептуально ограничить теоретическую модель Интернета рамками информационного права ведет к тому, что правовое изучение Интернет будет замкнуто на публично-правовых понятиях и концепциях, ибо информационному праву присущи черты публичного права. В таком случае научное исследование всего комплекса правоотношений в виртуальном пространстве, имеющего частно-правовой характер, выводится за рамки этой модели.

     Процесс формирования теоретического знания осуществляется на различных стадиях эволюции науки различными способами и методами, но каждая новая ситуация теоретического поиска не просто устраняет ранее сложившиеся приёмы и операции формирования теории, а включает их в более сложную систему приемов и методов.  Применяя этот тезис В.С.Степина к научно-правовому изучению Интернет, можно утверждать, что интернет-право сегодня в правовой науке ассоциируется с тем комплексом правовых концептов, которые созданы для Интернета в целом как функционирующей технологической системы. Однако, с учетом достаточно сложной структуры Интернет, такой подход нельзя признать обоснованным. Сегодня уровень правопонимания, связанного с Интернет, настолько высок, что само интернет-право нуждается в дифференциации на предметном уровне как собственно интернет-право и право виртуального пространства.

     Любое отраслевое право по своим сущностным свойствам и предметно-методологическим характеристикам представляет собой форму конкретизации общего понятия права в целом, лежащего в основе общей концепции предмета и метода юридической науки.

     Предметом отраслевого правового регулирования признается устанавливаемый в группе однородных общественных отношений, составляющих отдельную, относительно самостоятельную сферу общественной жизни особый правопорядок, который определяется совокупностью однопорядковых норм права, составляющих право соответствующей отрасли.  Определить предмет отраслевого права - это установить объективные факторы, обуславливающие необходимость включения данных общественных отношений в сферу регулирования данной правовой отрасли.

      Предмет регулирования любой отрасли права, таким образом - это общественные отношения, наиболее последовательно упорядоченные системой правовых средств. Поэтому предметом регулирования интернет-права можно назвать совокупность общественных отношений, возникающих при создании виртуального пространства, а права виртуального пространства - совокупность общественных отношений, возникающих только и исключительно в виртуальном пространстве Интернет.

       По этим причинам, предметная область правового исследования Интернет должна быть значительно расширена, а проблему правового исследования Интернет необходимо расчленить по крайней мере на два относительно самостоятельных аспекта: - на интернет-право как совокупность норм регулирования общественных отношений, возникающих при создании виртуального пространства, и право виртуального пространства как совокупность норм регулирования общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих, эволюционирующих и прекращающихся исключительно в виртуальном пространстве Интернет. И содержание научного исследования Интернет должно иметь, по крайней мере, четыре концептуальных положения.

       Первое концептуальное положение - это отход от принятой сегодня научным сообществом информационной парадигмы Интернет, и замена её общеправовой концепцией, в рамках которой появляется возможность расширенного системного научного изучения Интернет.

       Второе концептуальное положение - это определение Интернета как комплекса технических и правовых систем для создания виртуального пространства; соответственно, определение предмета и метода интернет-права как совокупности норм регулирования общественных отношений, возникающих при создании виртуального пространства (это преимущественно публично-правовые отношения).

      Третье концептуальное положение, определяющее содержание исследования - это определение предмета и метода права виртуального пространства как совокупности норм, регулирующих общественные отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих, эволюционирующих и прекращающихся исключительно в виртуальном пространстве Интернет (это преимущественно частно-правовые отношения).

        Из изложенного вытекает, что у интернет-права и права виртуального пространства разные предметные области регулирования, требующие разного нормативного обеспечения. И в предложенном виде научные правовые исследования в области Интернет приобретают системность, логическую последовательность и институциональную целостность. Это, в свою очередь, позволяет сформулировать четвертое концептуальное положение, определяющее содержание исследования - а именно нормативное обеспечение Интернет (с учетом трех изложенных) посредством единого и упорядоченного с высшим уровнем логической определенности закона, через который регулируется в полном объеме, непосредственно и системно вся сфера общественных отношений в процессе доступа к Интернету, а также в виртуальном пространстве Интернет; и закон этот должен структурально походить на Гражданский кодекс, или, иными словами, "Кодекс Интернет".
 
        Предложения о системном изучении Интернет были бы неполными, если не упомянуть об международно-правовой и уголовно-правовой аспектах Интернет, имея в виду её "внепространственность" и использование Интернет для совершения определенного рода преступлений. Мы не ставим целью в рамках данной статьи подробно исследовать этот сегмент, тем более, что это выходит за рамки гражданских правоотношений. Но предполагается, что в Кодексе Интернет должны быть диспозитивные нормы, призванные определить сферу регулирования этих отношений. Кодекс Интернет, помимо этого, должен содержать основные международно-правовые положения по Интернету, поскольку одна только внутригосударственная нормативная разработка принципов виртуального пространства, как сейчас предлагают многие исследователи информационного права, для такой кодификации явно недостаточна.

        Необходимость государственного регулирования интернет-отношений в целом сомнений не вызывает. Основным инструментом такого государственного регулирования должно стать право как наиболее эффективный и универсальный регулятор общественных отношений.

       Важнейшим концептуальным обстоятельством следует признать и то, что наличие пробелов позитивного права, имеющиеся в правовом обеспечении Интернет, порождают серьезные проблемы общеправового и отраслевого характера. И проблемы эти могут быть разрешены путем гармонизации и унификации гражданского законодательства, поскольку правовые нормы, регулирующие интернет-отношения, во-первых, во многом декларативны, системно разбалансированы, фактически не действуют, и, во-вторых, в праве виртуального пространства должны быть нормы, регулирующие частноправовые отношения, лежащие в праве различных государств. Иначе говоря, кодификация права виртуального пространства должна быть основана на принципах международного  частного права.

        Ш.М.Менглиев, подчеркивая важность гармонизации и унификации гражданского законодательства, указывает: «Очевидно, что глобализация экономики обуславливает существенные изменения в различных сферах общественной жизни, в том числе и праве. Соответственно, возникает необходимость создания единого права, или, во всяком случае, сближения права различных стран, регулирующего однородные отношения. Правовые нормы не должны пассивно отражать объективно сложившиеся жизненные обстоятельства, а в известной степени опережать, прогнозировать, создавать условия для становления наиболее отвечающих потребностям субъектов рыночных отношений. Здесь может быть использован опыт регулирования тех или иных групп общественных отношений с целью интеграции внутреннего законодательства с законодательством мирового сообщества, прежде всего развитых стран».

         Сходную точку зрения о тенденциях развития права высказал и М.Н.Марченко. "Среди тенденций глобального уровня - утверждает М.Н.Марченко, - следует выделить прежде всего тенденцию универсализации и унификации права. В основе возникновения и развития этой тенденции, равно как и других, ей подобных, лежит объективный процесс интеграции мировой экономики, финансов, средств связи, средств массовой информации и других средств и сфер жизни общества, который не мог не отразиться как на эволюции права в целом, так и на тенденциях его дальнейшего развития".  В этой связи М.Н.Марченко упоминает о разрабатываемой в течение ряда последних лет концепции формирования в современном мире единой "глобальной юриспруденции", целью которой является содействие процессу универсализации и унификации права на глобальном уровне.

      "Мировое информационное пространство" создано. Теперь на его основе, на основе новых, системных подходов к научному осмыслению  Интернет, нужно создать мировое правовое пространство.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика