Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экономика права в свете концепции эффективности как компенсационного социального равновесия
Научные статьи
06.09.11 12:42

вернуться

  
Конституционное право
Беликова К.М.
Правосубъектность органов государственной власти Республики Башкортостан
Современная правовая наука обнаруживает возрастающую потребность в использовании методов экономической науки для изучения многих правовых явлений. Особенно актуально это при анализе таких вопросов, как оценка эффективности принимаемых норм права, результатов правоприменения, для определения подлежащих выработке и принятию законопроектов.

      
       Экономическая доктрина достаточно давно пользуется своими методами и категориями для оценки явлений, происходящих из сферы права. Как известно, еще в XVIII в. вопрос об экономических последствиях законодательства о торговле («меркантилистского законодательства») поднимался А.Смитом. Задавался этим вопросом, правда несколько с других позиций и английский правовед И.Бентам. В рамках его учения, представленного работами «Отрывок о правительстве» (1776), «Введение в основания нравственности и законодательства» (1789) и др., основанного на принципе гедонизма, связывающем нравственное добро с удовольствием, наслаждением, мерой правильности является наибóльшее счастье набóльшего числа членов общества.

      В направлении «экономики права» сложились два подхода, применение использования которых привело к разветвлению направления на позитивистское и нормативистское.

     Позитивистская ветвь делает акцент на применении методов экономического анализа для прогнозирования последствий применения различных норм права. Считается, что позитивистский экономический анализ деликтно-правовых норм позволил предсказать большую эффективность норм о безвиновной ответственности деликвентов по сравнению с нормами, возлагающими ответственность за вину.

     Нормативистская ветвь «экономики права» идет в этом смысле дальше позитивистской, стремясь к выработке для законодателя рекомендаций, основанных на оценке экономических результатов той или иной нормотворческой политики. Ключевым для этой ветви выступает вопрос об эффективности (в частности, эффективности размещения ресурсов).

     Исследователи, специализирующиеся на изучении вопросов «экономики права», независимо от ветви, к которой они принадлежат, нуждаются в общем для них понимании эффективности – нахождение этой точки соприкосновения становится предметом рас-смотрения в настоящей статье. Единой концептуальной основой такого понимания выступает обычно концепция эффективности, выдвинутая В.Парето.  Согласно преломлению этой концепции в контексте проблематики «экономики права», правовая норма признается эффективной, если ее изменение в целях улучшения положения одних лиц невозможно без одновременного ухудшения положения других лиц.

      В.Парето, в частности, исходил из того, что действия отдельных индивидов в целом не определяются логикой, поскольку совершаются под влиянием желаний или заблуждений. Напротив, считал он, действия массы лиц обладают логикой, причем тем в боль-шей степени, чем более многочисленна действующая масса, поскольку в ней фактор индивидуальных желаний и заблуждений устраняется. Следовательно, приходил он к выводу, общество следует признать системой, выступающей равнодействующей некоторого множества сил, и поэтому для его изучения применимы методы точных наук, в частности, математики.  Признак эффективности по Парето позволяет признавать результат какой-либо меры эффективным тогда, когда она улучшает положение хотя бы одного лица и одновременно не ухудшает положения любых иных лиц.

     Ряд экономистов, развивавших учение В.Парето об эффективности, склоняются к выводу, что на практике такое идеальное положение работать не может, так как почти не-возможно провести широкие перемены в экономической политике без ухудшения положения хотя бы одного лица. К их числу относились, в частности, Н.Кальдор  и Дж.Хикс. 

      Они выдвинули идею компенсации, выплачиваемой теми, чье положение улучши-лось, тем, чье положение ухудшилось, и позволяющей таким образом достичь оптимума по признаку Парето. Другими словами, эффективным по Кальдору-Хиксу окажется результат даже таких мер, осуществление которых сопровождается ухудшением положения некоторых лиц. Ключевым отличием концепции эффективности по Кальдору-Хиксу от концепции Парето выступает идея компенсации. Суть отличия в том, что концепция Кальдора и Хикса не требует, чтобы такая компенсация была реально выплачена, - достаточно самой возможности ее осуществления, - в то время как признак эффективности Парето требует либо улучшения для всех, либо, по меньшей мере, недопущения ухудшения положения любых лиц. 

      Основные положения теории благосостояния, в основе которой лежал принцип оптимальности В.Парето математически были обобщены К.Эрроу.  До К.Эрроу принцип эффективности по Парето, являющийся современной версией теории «невидимой руки» рынка А.Смита, доказывался чисто маржиналистскими приемами, из которых следовало, что рыночное равновесие достижимо при любом количестве переменных, что, безусловно, абсолютно нереально. Переведя задачу оптимальности в область математического программирования, К.Эрроу доказал не только то, что равновесие на конкурентном рынке подразумевает принцип оптимальности по Парето, но и то, что любое распределение оптимума по Парето может быть осуществлено рыночными силами.

      На основе математической модели К.Эрроу обосновал пагубность непосредственного вмешательства государства в функционирование рыночного механизма в виде контроля над ценами и других мер, направленных на перераспределение дохода. Правительствам рекомендовалось использовать другие средства (например, налоги, трансферты), не сковывающие действия рыночных сил.

      В последующих своих работах К.Эрроу продемонстрировал взаимозаменяемость труда и капитала и выявил коэффициент такой взаимозаменяемости;   указал на необходимость несения расходов на обучение или исследовательские разработки в условиях рыночной экономики; разработал подробную модель оптимизации, содержащую критерии для проектов государственных инвестиций. Особый упор был сделан на проблеме контроля и регулирования оптимальной политики с помощью ограниченного набора инструментов - таких, как фиксированные налоги, государственный долг и т.п., при альтернативных выводах относительно индивидуального поведения в области сбережений.

       Вместе с тем, некоторые специалисты, исследующие вопросы эффективности правовых норм,  в том числе экономисты,  специально посвятившие свои работы эффективности облекаемых в форму нормативного акта правительственных программ в области: страхования нетрудоспособных и безработных граждан; многочисленных законов о недискриминации;  законов о корпорациях и ценных бумагах применительно к оборотоспособности и волатильности ценных бумаг  - отмечают, что некоторые основополагающие презумпции традиционного экономического анализа могут показывать далекую от реальности картину человеческого поведения. Не удивительно поэтому, что модели, основывающиеся на таких предположениях, нередко дают неверные, ошибочные прогнозы, что требует выработки иных подходов к оценке эффективности правовых норм.

       Как бы то ни было, в настоящее время проблема эффективности законодательства приобрела особое значение ввиду того, что законодательство является одним из инструментов управления социальными процессами, происходящими в обществе. При этом повышение эффективности законодательства не может быть достигнуто лишь соблюдением требований к качеству отдельных нормативных актов, а требует качества системности. Системность в контексте концепции эффективности как компенсационного социального равновесия может быть достигнута, по мнению автора, при условии, во-первых, совершенства закона; во-вторых, - совершенства правоприменения; и, в-третьих, - достижения высокого уровня правосознания.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика