Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Иностранные инвестиции: некоторые аспекты взаимодействия международного и национального права
Научные статьи
07.09.11 13:56


вернуться


ЕврАзЮж № 8 (39) 2011
Международное инвестиционное право
Данельян А.А.
Иностранные инвестиции: некоторые аспекты взаимодействия международного и национального права
Международные инвестиционные отношения нуждаются в особом двухуровневом правовом регулировании. Формирование такого особого метода (международно-правового и национального) регулирования иностранных инвестиций обусловило выделение специального международного инвестиционного права как комплексной отрасли международного права.


           Международное инвестиционное право(МИП) в широком смысле этого слова является комплексной отраслью как в системе международного публичного права, так и в системе  международного частного права одновременно, существующий наряду с основными отраслями права, и занимает особое место в правовой системе.  Хотя следует признать, что международное инвестиционное право с точки зрения международного  права  обладает  публичным  характером, его нормы создаются на основе добровольного согласования воль государств, а  регулируемые им отношения носят властный характер. Международные инвестиционные отношения нуждаются  в  особом двухуровневом правовом регулировании. Иностранные инвестиции, имея частноправовой характер, как впервые было обосновано А.Г.Богатыревым ,  нуждаются одновременно как в национально-правовом, так и в международно-правовом  регулировании. О сочетании международно-правового  и  внутреннего (национального) регулирования пишет и М.М.Богуславский.

       Но достаточно ли одного международно-правового регулирования иностранных капиталов? Отнюдь нет. Привлекательный для иностранных инвесторов режим хозяйствования, может быть, достигнут только при условии развития международно-правовых стандартов в национально-правовом механизме регулирования иностранных инвестиций. Формирование особого  двухуровневого метода (международно-правового и национального) регулирования иностранных инвестиций обусловило выделение специального международного инвестиционного права как комплексной  отрасли международного  права, то есть совокупности  публично-правовых и частноправовых методов регулирования.

      При этом международное инвестиционное право представляет комплекс принципов, норм и правил международного  договорного и недоговорного характера, регулирующих иностранную инвестиционную  деятельность  на  территории  принимающего  государства. Другими словами, источники международного инвестиционного права имеют свою определенную специфику, которая выражается в гармоничном сочетании и взаимодействии конвенционных норм с нормами «мягкого права», которые имеют рекомендательный характер.

          Международное  инвестиционное  право, будучи  правовой основой для участников инвестиционной деятельности, регулирует иностранные инвестиционные отношения, содействуя их изменению в соответствии с новыми условиями, и способствует совершенствованию форм и методов обеспечения правовой защиты иностранных инвестиций публично-правовыми  методами регулирования, в которых нуждаются не только государства, но и юридические и физические лица(инвесторы).

          Но, тем не менее, в правовом регулировании иностранных инвестиций внутригосударственные формы и методы порой бывают недостаточными. Поэтому важнейшим элементом этой системы является международный договор. В настоящее время, этот способ представляется очень важным, так как, в отличие от внутригосударственных актов, международный договор охватывает, во всяком случае, два субъекта международного права – государства-реципиента и государства происхождения инвестора. Крайне важно то, что их волеизъявления существуют не отдельно друг от друга, а согласованно, имея одинаковую направленность на одну цель.

        Таким образом, подход к международным инвестициям - это совокупность принципов и правил международного и внутреннего права, которые определяют режим международных инвестиций с момента их учреждения до момента их ликвидации.

       Международно-правовой анализ международных двусторонних, региональных и многосторонних договоров, регулирующих иностранные инвестиции, показывает, что они направлены на консолидацию системы международного инвестиционного права. Источники МИП юридически закрепляют принципы, нормы и правила, которые определяют правовой режим иностранных  инвестиций с момента их запуска и учреждения до момента их ликвидации. МИП охватывает совокупность правовых источников договорного и недоговорного характера.

    Фундаментальными многосторонними источниками  МИП  являются два договора: Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами, юридическими и физическими лицами других государств 1965г., учредившая  Международный центр  об урегулировании инвестиционных споров (МЦУИС- ИКСИД); Сеульская конвенция  об учреждении Международного  агентства  по  гарантиям   инвестиций (МАГИ - МИГА) 1985 г.

    Договорные  источники МИП, имплементируясь  в национальную правовую систему,  юридически закрепляют принципы, нормы и правила, которые определяют правовой режим иностранных  инвестиций с момента их запуска и учреждения до момента их ликвидации. Среди  первых  следует назвать  международные двусторонние  соглашения о взаимной защите капиталовложений, которые составляют  не имеющий прецедентов  по своим масштабам  массив. Речь идет о так называемых двухсторонних инвестиционных договорах (ДИД). Общепринято считать, что они создают  надежный дополнительный  механизм правового регулирования  иностранных инвестиций, в том числе и в области страхования.

           ДИД являются межгосударственными соглашениями и для выполнения своих международных обязательств по этим соглашениям необходимо связующее звено, которое обязанность перед другим государством по международному соглашению перевело бы в обязанность государства перед иностранным частным инвестором

         Появление нового типа международных  договоров и новых тенденций в международном инвестиционном сотрудничестве позволяют использовать инструменты международного права для оказания влияния на внутригосударственное законодательство об инвестициях. Инвестиционные нормы, закреплённые  в международных универсальных, региональных и двусторонних договорах и являющиеся составной частью национальных правовых систем, выступают правовым стандартом для внутригосударственного инвестиционного законодательства. Причем этот процесс происходит не путем изъятия из действующего национального законодательства соответствующих внутренних принципов и норм и замены их международно-правовыми договорными норами, а путем гармонизации совместного правового регулирования в ходе обеспечения правовых гарантий иностранных инвестиций.

           В этих условиях важно определить место норм и источников международного права в правовой системе России, а также соотношение юридической силы норм международного права и внутреннего права, юридических условий действия норм международного права во внутригосударственной сфере, применимости субъектов внутреннего права. Особо важное практическое значение имеет последняя задача, поскольку позволяет установить, когда суды с другие органы могут применять те или иные нормы международного права при решении конкретных дел, например, при разрешении международных инвестиционных споров, а когда нет.

         Но основной фигурой этого рода правоотношений  является частный инвестор, выступающий  в абсолютно большинстве случаев в качестве частноправовых лиц. Иностранных инвесторов, в качестве которых, как правило, выступают юридические и физические лица зарубежных государств, следует охарактеризовать как  участники, находящиеся под юрисдикцией других государств, т.е. речь здесь идет об особой категории смешанных международных отношений государственного - негосударственного характера.    

          В соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации в сфере иностранных инвестиционных отношений действует целый комплекс международно-правовых норм. К таким нормам относятся основные принципы международного права , специальные принципы международного инвестиционного права, которые могут рассматриваться в качестве общепризнанных норм. Будучи имплементированными в национальное законодательство, эти нормы реализуются в национально-правовой системе.

         При имплементации специальных принципов и норм международного инвестиционного  права, последние оказывают на внутреннее право различное влияние по той причине, что государство использует, более или менее, эффективно различные средства для их реализации. При этом они сохраняют свое универсальное международно-правовое значение. 

        Одной из важных проблем соотношения международного и национального права является то, что превращаются ли международно-правовые нормы в нормы внутригосударственного права? Актуальность данного вопроса обуславливается тем, что именно от отнесения норм к той или иной правовой системе зависит, какие принципы будут применятся к их толкованию.

        Большинство исследователей считают, что международное право, будучи самостоятельной правовой системой, обладает автономностью по отношению к национальному праву. «Механизм действия национального права непригоден для регулирования международных отношений, - считает И.И.Лукашук, так же, как международное право не способно регулировать внутриобщественные отношения».  Иногда высказывается точка зрения, согласно которой международное право вообще и международные договоры в особенности являются источником внутреннего права России: «Источниками гражданского процессуального права нужно считать международные договоры и соглашения, определяющие взаимную помощь государств по гражданским делам».

    Данный подход противоречит самостоятельному существованию международного и национального права как отдельных правовых систем, а также действующему российскому законодательству, которое говорит, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры являются частью правовой системы, но не права России.

          В соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации в сфере иностранных инвестиционных отношений действует целый комплекс международно-правовых норм. К таким нормам относятся основные принципы международного права , специальные принципы международного инвестиционного права, которые могут рассматриваться в качестве общепризнанных норм. Будучи имплементированными в национальное законодательство, эти нормы реализуются в национально-правовой системе.

         В связи с этим следует отметить, что одной из важнейших проблем, по мнению И.И.Лукашука, является гармонизация норм международного права и внутреннего права, что требует своевременной правовой регламентации и соответствующего правового регулирования отношений между различными субъектами международного права.
 
          Обозначенные проблемы правового регулирования иностранных инвестиций  имеет свою вполне оправданную логику. Инвестиционные нормы, регулируют предпринимательскую деятельность зарубежного инвестора на территории государства – резидента, несколько иным образом, чем аналогичную деятельность российского инвестора. То есть  инвестиционное законодательство об иностранных инвестициях имеет свой конкретный адресат зарубежного происхождения.

Российское инвестиционное законодательство подходит к правовому статусу иностранных инвестиций на основе принципа национального режима. Допуск иностранных инвестиций должен осуществляться на общих основаниях с российскими физическими и юридическими лицами. Во всяком случае, эти основания не могут быть для иностранного инвестора, иностранных инвестиций менее благоприятными. Как правило, иностранный инвестор должен иметь те же правила и нести те же обязанности, что и национальный инвестор. Юридическое закрепление национального режима исключает дискриминацию иностранного инвестора в зависимости от гражданства или государства происхождения иностранных инвестиций. В этом заключается генеральное направление развития правового регулирования экономических отношений, осложненных иностранным элементом, в соответствии с общей тенденцией развития правовой системы Российской Федерации.

Новым по сравнению с положениями российского законодательства является включение в двусторонние международные соглашения о защите иностранных инвестиций условий о режиме, который получил в международно-правовой практике название "режим абсолютного стандарта". Такой режим предполагает общую характеристику предоставляемого иностранным инвестициям режима: "равноправный", "справедливый" режим, режим, "обеспечивающий полную и безусловную защиту инвестиций в соответствии с теми стандартами, которые приняты в международном ораве" (ст.3 п,1.

         Соглашения с Кубой, ст.3и 1 Соглашения с Китаем, ст.З я 1 Соглашения с Нидерландами, ст.3 п.1 Соглашения со Швейцарией, ст.3 п 1 Соглашения с Польшей).

        Включение условия о предоставлении режима абсолютного стандарта, на наш взгляд, означает, что при разрешении тех или иных вопросов, связанных с иностранными инвестициями договаривающихся стран, не исключается обращение к нормам международного права. Если условие международного соглашения содержит прямую отсылку к нормам и принципам международного права, то толкование таких категорий, как "справедливый" и "равноправный" режим, должно даваться в соответствии с пониманием этих категорий, принятым в международном праве. Отсутствие отсылки к международному праву дает возможность договаривающимся государствам давать толкование этим категориям в соответствии со своим национальным законодательством.

             В принципе инвестиционные гарантии обеспечиваются в рамках внутреннего правового порядка. Но это внутренний порядок государства инвестора, а не порядок государства, на территории которого осуществляются инвестиции. Однако государство инвестора и государство, на территории которого осуществляются инвестиции, имеют разные точки зрения на инвестиционные гарантии. Первое государство, экспортер инвестиций, благосклонно относится к механизмам внутреннего права, так как использование своих внутренних гарантий позволяет ему получить наибольшие уступки в области статуса и защиты инвестиций со стороны государства, на территории которого они осуществляются; второе государство, импортер инвестиций, благосклонно к механизмам международного права, потому что использование международных гарантий дает ему возможность уменьшить уступки в области статуса и защиты инвестиций, - уступки, которые стремится получить государство инвестора.

            Именно во внутреннем праве - или, точнее, в системах внутреннего права государств - при соблюдении международного права проходит уточнение правил, касающихся режима международных инвестиций. Под международными инвестициями  понимаются инвестиции, учрежденные иностранными лицами определенного государства на иностранной территории. Основная компетенция в отношении международных инвестиций принадлежит не государству, лицом которого является инвестор, а государству, на территории которого осуществляются инвестиции.

        Под механизмами гарантирования инвестиций подразумевают совокупность механизмов, цель которых - передать от инвестора специализированному органу, гарантийному органу, финансовые последствия, вытекающие для этого инвестора из проведения политики, наносящей ущерб инвестициям.

        Механизмы гарантирования могут быть либо национальными, либо международными. Развитые страны обладают механизмами гарантирования, которые покрывают преимущественно инвестиции их лиц на территории развивающихся стран; в этом случае речь идет о национальных гарантиях. Однако развитые и развивающиеся страны могут договориться о создании многостороннего механизма, который будет покрывать национальные инвестиции одних - развитых стран на территории других - развивающихся стран; в этом случае речь идет о международных гарантиях.

          Международное право в принципе не запрещает, чтобы национальные инвестиции пользовались более благоприятным режимом, чем международные. Сами по себе дифференцированные режимы не являются предосудительными. Если бы дело обстояло иначе, государство оказалось бы лишенным права определять свою политику в отношении международных инвестиций и ориентированным, главным образом, на принятие нормативных актов, сдерживающих инвестиции. Но государство не смогло бы преодолеть границу между дифференцированным режимом, который не всегда заслуживает порицания, и дискриминационным режимом, который всегда предосудителен.

       Безусловно, иногда эту границу трудно распознать, но, как показывает практика большинства развитых стран, режим резко меняет направление от дифференцированного к дискриминационному, если различие, устанавливаемое между национальными и иностранными лицами, не имеет под собой разумного основания. Так бывает особенно в тех случаях, когда это различие объясняется единственно соображением национальной принадлежности. Но это еще не означает, что дифференцированный режим международных инвестиций не может противоречить международному праву; совершенно очевидно, что это происходит тогда, когда внутреннее право противоречит международному стандарту.

         Если каждое государство может свободно определять режим инвестиций, такие правила неизбежно будут меняться от государства к государству в соответствии с политическим и экономическим выбором, суверенно сделанным в рамках внутреннего порядка. Следовательно, можно констатировать наличие феномена увеличения числа и разнообразия режимов инвестиций, который будет проявляться сильнее ввиду того, что разные государства преследуют разные цели. В конечном счете, только международное право может ограничить такую правоспособность государств. Однако перемены, которые произошли в международном праве на протяжении последних десятилетий, позволяют считать, что государства располагают большой свободой в формировании этих режимов.

         В орбиту международного права наряду с международными межгосударственными отношениями косвенно входят международные отношения негосударственного характера – между юридическими и физическими лицами различных государств (так называемые отношения с «иностранным элементом» или с «международным элементом»), а также с участием международных неправительственных организаций и международных хозяйственных объединений.

           Таким образом, в зависимости от субъектного состава международные инвестиционные отношения носят как публично-правовой, так и частноправовой характер; они существуют между государствами и международными организациями, между государствами и юридическими, физическими лицами из других государств, между государствами и транснациональными корпорациями (ТНК), а также между юридическими лицами и физическими лицами различных государств, то есть разнородными по своему национальному происхождению хозяйствующих субъектов.      

         Следует особо отметить, что прямое действие международно-договорных инвестиционных норм в российском законодательстве не свидетельствует о том, что для реализации тех или иных правил международных договоров России не могут приниматься соответствующие внутригосударственные акты. Более того, в большинстве случаев, международно-правовые нормы нуждаются в адаптации применения в национальном законодательстве и не могут применяться автоматически. Даже тогда, когда международно-договорные положения становятся частью национальной правовой системы, необходима помощь последней.

          Международные инвестиционные процессы нуждаются в соответствующем правовом обеспечении как на международно-правовом, так и на национально-правовом уровнях.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика