Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


«Культурная ценность» как объект охраны современного международного права
Научные статьи
01.10.11 15:34

вернуться

 
ЕврАзЮж № 6 (37) 2011
Международное право
Рындин С.С.
«Культурная ценность» как объект охраны современного международного права
В предлагаемой вниманию читателя статье рассматриваются актуальные проблемы международно-правового регулирования режима культурных ценностей. При осуществлении правового регулирования оборота объектов культурного наследия необходимо исходить из специфических характеристик культурной ценности. В частности, чрезвычайно высока роль того, что культурная ценность имеет особое значение для всего человечества, а не только для конкретного правообладателя, что и обусловливает особое отношение к данному объекту со стороны законодателей различных государств.

  

На сайте http://sovetunion.ru/ полезная и достоверная информация о государстве, здоровье и культуре. Рекомендуем популярные новости из жизни общества



   В современном мире культурное наследие является важным стратегическим ресурсом, поскольку представляет собой духовную основу самоидентификации народа, как общности и государства, как формы его организации. Еще более важно то, что культурное наследие имеет материальное воплощение и несет в себе традиции и обычаи предыдущих поколений, позволяя сохранить культурную основу общества для будущих поколений.

     Более того, современная наука дает возможность из массы объектов культурного наследия выделить те, которые несут в себе ценность для всего человечества, поскольку отражают историю его развития и порядок становления цивилизации. Особую же ценность культурному наследию, как объекту международно – правовой охраны придает такое его свойство, как уникальность, неповторимость и невосполнимость. 

    Между тем, как показывает практика, культурные ценности нередко становились объектом противоправных посягательств, разрушения, актов вандализма, вследствие чего многие ценнейшие объекты не дошли до наших дней.

     Такое положение требует от мирового сообщества, и каждого государства, чтящего свою историю, приложения усилий к охране культурного наследия. Сейчас мы можем с уверенностью говорить о сформировавшейся системе международно-правовой охраны объектов культурного наследия, как в мирное, так и в военное время, которая явилась результатом более чем полувекового развития институтов международной защиты культурного наследия и нормативной базы данной деятельности.

    Актуальность темы охраны культурного наследия обусловливает и повышенный интерес, проявляемый к ней в российской и зарубежной международно-правовой науке. В современных условиях можно говорить о целых научных направлениях, рассматривающих положение объектов культурного наследия через призму разнообразных правовых режимов.

    Глубинные изменения, происходящие в настоящее время в системе межгосударственных отношений, оказывают серьезное влияние на культуру. Современный международный подход к правовому регулированию режима культурных ценностей, являющихся важным фактором формирования культуры, базируется на принципе их общедоступности и всеобщности задачи по обеспечению безопасности культурных ценностей.

    Однако, невзирая на актуальность такого международного направления сотрудничества, как защита культурного наследия, и высокий уровень проработки данной темы в специальной литературе, далеко не все вопросы относительно регулирования правового положения культурных ценностей раскрыты в полном объеме.

     В частности, в науке и юридической практике до сих пор нет единства мнений о том, что представляет собой культурная ценность как объект международно-правовой охраны; отсутствует единый подход к определению критериев отнесения культурной ценности к числу особо охраняемых объектов; страдает недостатками международно-правовой механизм противодействия незаконному обороту культурных ценностей; в практике национального законотворчества по вопросам охраны культурного наследия у государств – участников международных соглашений по защите культурного наследия, имеется разобщенность и отсутствует единая координация действий; требует совершенствования и приведения в соответствие с международными стандартами практика и организационная основа противодействия незаконному обороту объектов культурного наследия в некоторых государствах.

     Сказанное свидетельствует о том, что выбранная тема актуальна в современных условиях исследования, и в предлагаемой статье необходимо сконцентрироваться на базовом элементе международно-правового регулирования защиты культурного наследия – определении понятия «культурная ценность» как объекта правовой охраны.

     В этих целях следует рассмотреть  нормативный и научный подходы к определению понятия «культурная ценность» как объекта международно-правовой охраны.

     В мире насчитывается более 60 актов международного права, включая «мягкое право», нормативно-правовые акты ЮНЕСКО, двусторонние и многосторонние соглашения,  регламентирующих сотрудничество государств в сфере выявления, сохранения и охраны культурного наследия. Такое нормативное многообразие порождает необходимость выработки единого понятийного аппарата, позволяющего единообразно применять соответствующие правовые акты.

     Из большого числа нормативных определений понятия «культурная ценность» можно выделить категории, которые следует охарактеризовать в качестве доминирующих признаков, позволяющих говорить о культурной ценности, как о реальном объекте международно-правовой охраны.

    Сразу необходимо сделать оговорку о том, что дать определение культурной ценности даже с точки зрения культурологии весьма непросто. Объясняется это в первую очередь тем, что культурная ценность обладает так называемой нематериальной составляющей в виде духовного наследия. И именно данная нематериальная субстанция, неизмеримая в привычном денежном эквиваленте, определяет высокую ценность объекта культурного наследия для общества и государства.

    Сказанное свидетельствует о том, что дать определение культурной ценности – есть непростая задача для законодателя, требующая выделить такие критерии, с помощью которых можно было бы отразить в тексте международно-правового акта ценность объекта культурного наследия, не отступая при этом от традиционных приемов юридической техники изложения нормативных текстов.

      Такая попытка была предпринята в Конвенции Организации Объединенных Наций от 14.05.1954 г. «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта». Исходя из данного документа культурной ценностью, подлежащей международно-правовой охране, признаются движимые и недвижимые объекты, независимо от их владельца и происхождения обладающие значением для культурного наследия, имеющие исторический и художественный интерес или археологическое значение. Кроме того, в тексте данного документа содержится ряд пунктов, содержащих подробный перечень объектов, относимых к культурному наследию.

      В развитие положений Конвенции 1954 года, десять лет спустя, в 1964 году были приняты Рекомендации ЮНЕСКО, также регламентирующие понятие «культурная ценность», и отражающие, что к объектам культурного наследия следует относить произведения искусства, истории или археологии, а также научные коллекции и архивные документы.

    В годы Второй Мировой войны и в первые послевоенные годы широкое распространение получил незаконный вывоз культурных ценностей за пределы государства законного правообладателя, что обусловило необходимость организации международного противодействия данному негативному явлению. Усилия мирового сообщества в данном направлении получили воплощение в Конвенции ЮНЕСКО от 1970 года «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи прав собственности на культурные ценности».

     Согласно указанной Конвенции под объектами культурного наследия понимаются ценности религиозного или светского характера, которые рассматриваются каждым государством как представляющие значение для археологии, доисторического периода, истории, литературы, искусства и науки.

     Во всех указанных международных правовых актах находит отражение подход, согласно которому культурными ценностями признаются исключительно объекты, отнесенные к числу таковых по решению государства, иными словами, имеющие значение для данного государства. Между тем, возникает справедливый вопрос, каким образом из данной массы выделить объекты, имеющие особое значение для всего человечества.

     В этих целях в международном праве была введена категория «всемирное культурное наследие».

      Впервые данная категория получила развитие в Конвенции ЮНЕСКО от 16.11.1972 года «Об охране всемирного природного и культурного наследия». В данном международно-правовом акте указывается на то, что под культурной ценностью подразумеваются материальные памятники культуры. Согласно Конвенции, культурной ценностью признается объект, обладающий такими свойствами, как «уникальность и незаменимость, независимо от того, какому народу они принадлежат».

     Впоследствии, 28 ноября 1978 года были приняты Рекомендации ЮНЕСКО «Об охране движимого культурного наследия», закрепившей в качестве культурной ценности объект, являющийся общим достоянием человечества, и, что немаловажно, устанавливающей ответственность государств, на территории которых данные объекты находятся, за обеспечение их сохранности.

     Между тем возникает справедливый вопрос, каким образом осуществляется нормативное регулирование охраны нематериального культурного наследия. Данный вопрос был рассмотрен в международном праве в 2003 году, когда 17 октября была принята Конвенция «Об охране нематериального культурного наследия», давшей определение этого понятия. В соответствии с данным документом, под нематериальной культурной ценностью понимаются обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, – а также связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, – признанные сообществами, группами и, в некоторых случаях, отдельными лицами в качестве части их культурного наследия.

     На региональном международном уровне наиболее детальную классификацию движимых культурных ценностей мы находим в Директиве ЕЭС № 3911/92 Совета Европейских сообществ от 9.12.1992 г. о вывозе культурных ценностей.  В данном документе содержится 14 категорий, относимых к культурным ценностям. Примечательно, что к культурным ценностям относятся, согласно данному документу, археологические объекты, чей возраст насчитывает более чем 100 лет, транспортные средства, которым более 75 лет, другие антикварные предметы. Также Директива содержит детализированное описание объектов, входящих в число культурных ценностей. В связи с этим мы можем видеть, что европейский законодатель не отступает от традиции, заложенной еще при подготовке Конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, используя описательный метод при определении понятия «культурная ценность».

   Таким образом, в международном праве при определении понятия «культурная ценность» заинтересованные государства исходят из следующих критериев: всеобщее значение, неповторимость и невосполняемость, значение данных ценностей с точки зрения науки, культуры, истории и археологии.

     При этом в международном праве отсутствует четкое разграничение материального и нематериального духовного аспекта юридического понятия «культурная ценность». А именно, если в качестве материальной стороны объекта культурного наследия отмечается движимая и недвижимая форма культурной ценности, то в качестве формы закрепления нематериального критерия обращает внимание на возраст культурной ценности, ее значение для науки, истории и антропологии.

     Иными словами, отнесение объекта к числу имеющих культурное значение остается на откуп государства и его уполномоченных экспертов в каждом конкретном случае. При этом, в международном праве помимо простых объектов культурного наследия, выделяются и те, которые имеют значение для всего человечества.

     Наряду с выделением данных критериев в качестве юридических признаков культурной ценности, в международном праве также применяется метод перечисления, а именно, постатейного отражения в тексте международного правового акта объектов, относимых к числу имеющих значение для культуры. Данный метод отнюдь нельзя назвать совершенным в силу громоздкости и перенасыщенности, трудности с точки зрения юридического изложения. Кроме того, при его использовании всегда существует риск упустить из виду тот или иной объект, который можно рассматривать как культурную ценность.

   Применяя подобный подход, законодатель в международном праве исходит из общепризнанных в качестве культурных ценностей категорий, однако применение данных категорий не в должной мере соотносится с тем положением, что на государство возложено право относить объект к числу имеющих культурное значение в каждом конкретном случае.

    Главный же вывод, который можно сделать, рассматривая указанные выше международные нормативно-правовые акты, состоит в том, что в международном праве отсутствует единое определение культурной ценности как объекта охраны, что существенно осложняет процесс правоприменения.

     Кроме того международное право характеризуется разветвленной структурой источников, включая региональные и местные, что свидетельствует о высокой значимости рассматриваемой проблематики.

    Между тем, вводимых в международных правовых актах категорий недостаточно для отражения всей полноты нематериального духовно-нравственного содержания понятия «культурная ценность». Такое положение обусловливает высокий интерес к проблематике охраны культурного наследия, проявляемый в научной среде.

     Как следует из приведенных понятий, при определении культурной ценности в международном праве исходят из ее материальной составляющей, сводя в конечном итоге данное многогранное понятие лишь к некому имуществу, материальной вещи, совершенно упуская из поля зрения моральный нематериальный компонент, присущий любой культурной ценности.

     Ввиду высокой степени развития международного права в сфере охраны культурного наследия следует рассмотреть положения нормативных правовых актов в соотношении с теоретическими основами регулирования правового режима культурных ценностей.

     В частности некоторые исследователи полагают, что термин «культурная ценность» рассматривается в качестве обобщающего понятия, используемого для обозначения группы объектов, могущих стать объектом правонарушения.  Однако это определение указывает только на такой признак, как уязвимость культурного наследия для противоправных посягательств.

     Также есть мнение, что объектом охраны в международном праве являются все культурные ценности в самом широком смысле этого понятия. Термин “культурные ценности”, несомненно, является наиболее универсальным, включая в себя и наиболее значимую, особо ценную их часть – культурное наследие (достояние) народов.

      Специфического подхода при использовании термина «культурная ценность» придерживается проф. Л.Н. Галенская. В своих работах для обозначения одного и того же явления она использует различные термины: культурная ценность, объект культуры, культурная собственность, говоря, в частности, о защите культурных ценностей в мирное и в военное время.  

      Между тем, Л.Н. Галенская рассматривает только материальный компонент в качестве признака культурной ценности. Более того, использование термина «культурная собственность» свидетельствует о том, что культурные ценности, с точки зрения данного автора, представляют собой в первую очередь имущество, что соответствует общеприменимой в международном праве концепции отношения к культурной ценности как к вещи. Не случайно, в этой связи, применимо деление культурных ценностей на движимые и недвижимые.

      Между тем, важно отметить, что культурная ценность представляет собой не просто объект права собственности. Для культурной ценности характерен такой специфический критерий, как то, что она является объектом всеобщего наследия, обогащающим все человечество. Для демонстрации этого можно обратиться к особенностям археологических находок и подводного культурного наследия, как объектов международно-правовой охраны. 

      В науке ведется спор о том, является ли ценность некоторой духовной субстанцией, которая возвышается над будничными запросами человечества, или атрибутом некоторой вещи и существует независимо от нашего сознания. При этом ценность определяется как сложившаяся в условиях цивилизации и переживаемая людьми форма их отношения к общезначимым образцам культуры.  Кроме того, культурная ценность призвана создавать и закреплять общезначимые идеи, образы, вырастающие до всечеловеческих символов, выражает смысл всего исторического развития.  Таким образом, культурная ценность – это не просто материальный предмет. Материальная оболочка служит лишь вещественным закреплением истинной сущности культурной ценности – некого общезначимого символа или идеала, духовной субстанции.

      Между тем для науки характерен и дуалистический подход к определению культурной ценности с учетом ее материальной и духовной составляющей, в качестве материальной и духовной культуры, созданной прошлыми поколениями и прошедшей испытание временем.

      С этих позиций культурная ценность как предмет правового регулирования предстает перед нами в качестве сочетания материального воплощения в виде того или иного произведения искусства, архитектуры или результата научной деятельности, и нематериального содержания, а именно, совокупности моральных благ и наследия, выражающегося в тех или иных приемах изложения и экспрессии внутреннего мира человека, его миропонимания и сознания.

     Из этого утверждения следует еще один значимый вывод. Во все времена культурная ценность является именно результатом творческой деятельности человека, и данный критерий, в каждом конкретном случае подтвержденный заключением эксперта, может выступать в качестве еще одного нормативного критерия выделения культурной ценности на фоне других объектов правового регулирования. 

     Кроме того, сама культура рассматривается в качестве системы материальных и духовных ценностей, вовлеченных в социально-прогрессивную творческую деятельность человека во всех сферах его бытия.

     В связи с изложенным, считаем целесообразным во всех международных соглашениях, декларациях и договоренностях, касающихся культурных ценностей, включать положения, касающиеся ссылки на высокую духовную ценность. Вне всякого сомнения, данная высокая нематериальная ценность будет в каждом конкретном случае предметом отдельной экспертной оценки.

      Таким образом, мы можем видеть, что в международно-правовой науке при анализе понятия «культурная ценность» отдают предпочтение его нематериальной духовно-нравственной составляющей. Между тем, чрезмерное внимание к нематериальной составляющей данного понятия может таить в себе опасность ухода от традиционных юридических канонов, и перехода в плоскость иных наук, таких как культурология, философия и иные области научного знания.

     При этом исследователи склонны употреблять различные термины для обозначения объекта, несущего в себе элементы культуры – «культурная ценность», «объекты культурного наследия», «объекты культуры». Однако такое положение не способствует универсализации понятийного аппарата отрасли.

      Рассмотрению понятия «культурная ценность» как объекта международно-правовой охраны уделяется большое внимание и в зарубежной юридической науке, в связи с чем целесообразно рассмотреть основные подходы, используемые для определения данного многогранного понятия. В целом, в зарубежной правовой науке найден универсальный подход к определению понятия культурного наследия. Согласно этому подходу, культурная ценность представляет собой объект чрезвычайной культурной значимости, требующий особого режима защиты, выходящего за пределы традиционного регулирования права собственности.  Данное определение отличается простотой, и в то же время отражает основные особенности культурного наследия -  большое культурное значение объекта, а также особый режим правовой защиты.

    Особенностью культурной ценности как объекта международно-правовой охраны, по мнению зарубежных исследователей, является существенное ограничение правомочий собственника в отношении данного объекта.  Данные ограничения могут распространяться, вплоть до запрета собственнику совершать некоторые действия, угрожающие сохранности культурной ценности. В этом случае задействуется своеобразный механизм сохранения ценности в интересах всего общества.
 
       Однако множество вопросов относительно понятия «культурная ценность» все же сохраняется, в связи с чем, в зарубежной научной литературе по данному вопросу ведется оживленная дискуссия.
Так, американский исследователь Рэндал Мэйсон обращает внимание на то, что культурные ценности, по своей природе различаются по категориям и отличаются друг от друга. При этом оценка значимости культурных ценностей, по его мнению, опирается на критерии исторической, археологической значимости и значения объекта с точки зрения искусства и науки.   Согласно концепции данного исследователя, охрана культурного наследия – есть комплексный процесс, затрагивающий различные отрасли права, имеющий огромное социо-культурное значение. Между тем, в соответствии с даваемым им определением, историко-культурное значение является лишь одним из элементов оценки культурного наследия. Экономические факторы также являются, по мнению данного автора, немаловажными в определении культурной ценности.

      Следует отметить, что критерий экономической оценки при определении понятия культурной ценности является одним из наиболее распространенных в зарубежной литературе.

     Так, исследователи Сьюзан Мурато и Массиммилиано Мацанти полагают, что культурная ценность представляет собой категорию так называемых «нерыночных» культурных ресурсов, не имеющих рыночной стоимости, и не имеющих никакого рыночного эквивалента оценки.   Иными словами, культурная ценность, по мнению данных исследователей, не измерима простыми экономическими категориями, такими как стоимость.

     Аналогичного мнения придерживается еще один американский исследователь Дэвид Тросби. Согласно его наблюдениям, когда речь идет о культурных ценностях, правоприменитель ориентируется на определенные экономические категории, направленные на оценку культурного наследия с точки зрения экономической полезности.  Кроме того, данный исследователь считает возможным классифицировать культурные ценности на те, которые могут приносить доход, и те, которые, ввиду тех или иных причин, не могут быть использованы в качестве товара, вследствие чего дохода их обладателю не приносят. Об экономической составляющей культурного наследия, как об одном из его признаков, говорят проф. Друмгол и Ферст. 

      Анализируя зарубежную международно-правовую доктрину по вопросу международной охраны культурных ценностей, мы можем прийти к выводу, что в зарубежном праве преобладает материальный подход к культурному наследию, состоящий в том, что культурная ценность – это всего-лишь вид материального объекта, некоего имущества. Так, проф. Ф. Бюньон, рассуждая о том, что культурные ценности, подлежащие международно – правовой охране, представляют собой гражданское имущество, которое находится под защитой международного права.  В некоторой степени такой подход является обоснованным, так как такие категории, как «имущество» и «собственность» известны еще со времен римского права и регулирование их правового положения осуществляется с использованием традиционных юридических приемов.

      Иным образом обстоит ситуация с регулированием правового режима культурных ценностей в силу того, что его основную составляющую представляет нематериальная сторона, духовная ценность, неизмеримая с помощью экономических и традиционных правовых категорий.

      О нематериальном содержании понятия «культурное наследие» высказывается Витторио Маинетти. Из его работ следует, что культурная ценность призвана обеспечить мирное будущее народов планеты, и может оказаться под угрозой военного конфликта, уничтожающего культурную ценность, как материальное воплощение культуры.  Иными словами, культурная ценность – материальное воплощение нематериального, духовного наследия всего человечества.

     Между тем, как отмечает профессор Смитсоновского института Ричард Кьюрин, иногда нельзя наблюдать четкого различия между материальным и нематериальным культурным наследием.  По мнению данного исследователя, для многих людей разделение культурных ценностей на материальные и нематериальные не имеет большого значения. Так, например, для многих национальных и этнических сообществ объекты природы, ландшафта и другие вполне материальные объекты могут подчас наделяться некоторым нематериальным культурным содержанием. Так, многие представители религиозных течений воздают свои молитвы материальным и природным объектам, привнося в них огромную нематериальную духовную составляющую.

      Таким образом, мы можем видеть, что нематериальная составляющая культурного наследия является, в определенной степени, «камнем преткновения»  в научной среде. С одной стороны, ученые считают необходимым опираться на традиционные материальные критерии выделения объекта правового регулирования, с другой стороны, нельзя отрицать высокую значимость нематериальной составляющей культурного наследия.

      Проблема юридического определения и квалификации понятия «культурная ценность» находится не только на стыке различных областей научного знания, а именно права, культурологии и философии. Проблематика определения правового режима культурных ценностей находится также и на стыке различных отраслей международного права: международного уголовного, международного гуманитарного, международного права интеллектуальной собственности.

      Важнейшим элементом зарубежной доктрины об охране культурных ценностей является разграничение результатов интеллектуальной деятельности и культурного наследия как объектов международно-правовой охраны.  В контексте международно-правовой охраны культурных ценностей защите подлежит, вне всякого сомнения, содержание книги, написанной известным автором, и представляющее собой литературное наследие.   Важно отметить, что в зарубежной международно-правовой литературе для разграничения юридических аспектов охраны культурной ценности и результатов интеллектуальной деятельности выделяются «культурный аспект» в охране культурных ценностей и «нематериальный» аспект в охране интеллектуальной собственности. Так, проф. Познер отмечает, что культурная ценность всегда имеет материальное воплощение, в отличие от результата интеллектуальной деятельности, которая материального объекта в конечном итоге не имеет, а имеет лишь материальный носитель. 

      Отличительной чертой интеллектуальной собственности является так называемое неконкурентное потребление, т.е. возможность использовать ее сразу несколькими субъектами права, в отличие от обычного объекта собственности, доступ к которому может быть ограничен собственником или правообладателем. Различие между правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и культурных ценностей устанавливает проф. Р. Комби.

      Согласно предлагаемой им концепции, право интеллектуальной собственности служит защите результатов интеллектуальной деятельности таким образом, чтобы поставить оборот результата интеллектуальной деятельности под контроль ее создателя. Право охраны культурных ценностей служит защите материальных объектов, воплощающих художественный, исторический, археологический и этнографический интерес, и являющихся результатом культурной деятельности, и основная заинтересованность в охране культурной ценности лежит на государстве и обществе.

     Таким образом, несмотря на схожесть права интеллектуальной собственности и охраны культурного наследия, между данными направлениями правового регулирования имеются существенные различия, состоящие в специфике предмета правового регулирования, метода, с помощью которого осуществляется регулирование правового режима.

      В целом, если подвести итог рассмотрения иностранной международно-правовой доктрины по охране культурного наследия, можно отметить значительно большую глубину научного знания в данной области по сравнению с отечественной правовой наукой. Эта глубина научного знания находит отражение в целях школах, которые можно выделить в международно-правовой среде, а именно, школе «культуры» и школе «собственности», трактующие «культурную ценность» как объект охраны с точки зрения необходимости приоритета защиты материального носителя, либо нематериального содержания.

     В отличие от представителей Школы собственности, сторонники Школы культуры в качестве основы содержания культурной ценности ставят нематериальную духовную основу творческого произведения, имеющего культурное значение. Более того, по мнению представителей данного научного направления, культурная ценность включает в себя колоссальную нематериальную составляющую. А именно, культурные ценности содержат нематериальную духовно-культурную основу национального самосознания народа. 

      Кроме того, доктрина культурной ценности как объекта собственности исходит из возможности ограничения прав собственника, или правообладателя в интересах других лиц, в целях обеспечения их права на доступ к культурным ценностям.

      Данные концепции демонстрируют два совершенно противоположных подхода к пониманию содержания понятия «культурная ценность». Как показывают проанализированные выше работы зарубежных исследователей, в зарубежной науке четко обозначено научное противостояние двух школ – продвигающих идею культурной ценности как материального объекта собственности и школы, ставящей на первое место нематериальное содержание культурной ценности. В дуализме двух данных школ и функционирует западная правовая доктрина.

     Между тем, как следует из представленных концепций, преобладающим является именно подход, определяющий культурную ценность в качестве материального объекта, являющегося объектом права собственности или иного вещного права, а его отличительной особенностью является лишь наличие особого режима правовой защиты, обусловленного высокой ценностью представленного объекта. Данный правовой подход объединяет отечественную и зарубежную науку в рассмотрении понятия «культурная ценность», так как согласно российской правовой доктрине культурная ценность рассматривается именно как вещественный объект, за исключением случаев, когда речь идет от нематериальном культурном наследии. Однако в российской правовой науке нет прямого экономического подхода к определению признаков культурной ценности, в отличие от зарубежной доктрины, в которой культурная ценность подчас представляется в качестве прямого средства получения материальной выгоды от ее использования в интересах общества. Представители данного подхода в принципе упускают важную нематериальную выгоду, которую приносят обществу культурные ценности.

      Серьезным отличием зарубежной и отечественной правовой науки по вопросу о содержании понятия культурной ценности, служит, в конце концов, сам теоретический подход к исследованию культурной ценности как объекта правовой охраны. Бросается в глаза огромное количество специальной литературы по данной тематике в зарубежной науке при весьма скромном объеме отечественных источников. Кроме того, в западной правовой доктрине международно-правовая охрана культурной ценности рассматривается именно в качестве теоретической проблемы. Российские же исследования носят преимущественно прикладной характер и призваны способствовать выработке наиболее приемлемых механизмов защиты культурных ценностей. С одной стороны, это является позитивным признаком развития российской правовой науки, однако, с другой стороны, академическая научная сторона рассматриваемой проблемы не имеет большого уровня развития.

     Оживленная дискуссия в научной среде, которая была начата задолго до нормативной легализации определения объекта культурного наследия, не может не оказывать на него существенного влияния в современных условиях, когда мировое сообщество как никогда более глубоко осознало необходимость защиты культурных ценностей.

     На первый взгляд может показаться, что дискуссия по вопросу об определении культурной ценности как объекта правовой охраны, носит сугубо теоретический характер и не имеет большого практического значения. Однако это далеко не так, ведь если отсутствует единый нормативный подход к определению предмета правовой охраны, нельзя говорить об эффективности этой охраны.

     А именно такую ситуацию, как видно из приведенных выше нормативных источников, мы можем видеть в международном праве по вопросу регулирования охраны культурного наследия. Между тем, необходимость повышения эффективности международных правовых инструментов охраны культурного наследия становится все более и более актуальной, о чем свидетельствует неуклонный рост числа преступлений, совершаемых в отношении объектов культурного наследия, и состоящих в их хищении, перепродаже, повреждении и даже уничтожении.

      При этом особую трудность, как можно видеть, составляет определение нематериального содержания понятия «культурная ценность», так как сложно определить то, что не имеет материального эквивалента оценки. Конечно, попытки дать такую оценку и в науке и в практике присутствуют, однако об эффективности таких попыток можно говорить с определенной долей условности.

     По итогам рассмотрения нормативной и научной базы вопросов охраны культурного наследия, мы можем сделать вывод о том, что не следует опасаться и избегать таких нетрадиционных категорий при определении понятия «культурная ценность», как «духовность», «подлинная чистота», «идеалы добра и зла».

      Тем более что подобными моральными категориями принято измерять и международное право в целом. Речь идет, в частности, об общих принципах в контексте статьи 38 Статута Международного Суда ООН, так как они практически также не поддаются измерению имущественными эквивалентами.

     Однако нередко именно с помощью таких, казалось бы абстрактных категорий и принято судить об эффективности всей мировой правовой системы, тех или иных ее отраслей и институтов.

     Исходя из сказанного, под культурной ценностью как объектом международно-правовой охраны можно было бы понимать объект, имеющий форму материальной или нематериальной фиксации результатов творческой деятельности людей, выражающий традиции и обычаи местных, национальных или общепринятых мировых представлений о культуре, и имеющий определенный возраст с момента создания. 

     При этом нематериальный критерий ценности в этом определении составляют представления о культуре (эстетический аспект), а материальным критерием выступают возраст и физическая сохранность объекта культурного наследия (имущественный аспект). Разумеется, и первый и второй критерий будут в каждом конкретном случае определяться экспертным путем на основе научных данных.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика