Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Материалистическая диалектика в системе методов дореволюционной теории государства и права
Научные статьи
09.10.11 14:58

вернуться

 
ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Теория и история государства и права
Торчилин К.Е.
Материалистическая диалектика в системе методов дореволюционной теории государства и права
В статье осуществлен комплексный анализ дореволюционной юридической методологии.

  
Проблемы развития методологии исторически имели высокую актуальность для науки. Необходимость эффективного решения стоящих перед наукой задач, потребность во внутренней организации и регулировании научно-исследовательской деятельности, а также требования корректности и теоретической обоснованности научного знания, обусловили важность разработки новых приемов и способов научного познания, а также совершенствование уже существующих методов.

         Для современной юриспруденции проблема развития методологии имеет особое значение. А.Б. Венгеров , Д.А. Керимов , В.С. Нерсесянц , А.В. Поляков , В.М. Сырых , и другие ученые, констатируют наличие существенных трудностей в сфере генезиса системы средств и способов познания в наши дни, и отмечают общую статичность процесса развития методологии. В этой связи особую важность приобретают исследования в области теории и истории методологии, как основа для поиска пути разрешения современных методологических проблем юридической науки.

         Среди различных проблемных вопросов теории и истории методологии особенно обращает на себя внимание вопрос о сущности, месте и роли диалектических методов познания, и в частности - материалистической диалектики в дореволюционной теории государства и права. Постановка данного вопроса связана с пробелом в знаниях о генезисе рассматриваемого средства научного познания. Если в советский период материалистическая диалектика являлась основополагающим методом, императивно внедрявшимся в правовую науку и широко исследовавшимся, то положение данного метода в дореволюционной теории государства и права не изучено. Это обстоятельство является теоретической проблемой, обуславливающей актуальность соответствующего исследования.

          Переходя к рассмотрению поставленной проблемы, прежде всего, следует отметить, что методология является особым конструктивным элементом науки. По определению Л.А. Микешиной, методология представляет собой философское учение о системе апробированных принципов, норм и методов научно - познавательной деятельности, о формах, структуре и функциях научного знания.

       До XVII века, на так называемом доклассическом этапе развития науки, методология являлась частью философии и находила свое развитие преимущественно в данной области знания. Существенные изменения места и роли методологии происходят во время классического этапа развития науки, периодом начала которого считается XVI – XVII вв. . Методология начинает активно развиваться в частных науках, что стало причиной существенной дифференциации и усложнения системы средств и методов познания каждой конкретной области знания.

       В данных условиях сформировалась тенденция актуализации развития методологии, которая, применительно к теме данного исследования, была и остается характерной для юридических наук по целому ряду объективных причин. Здесь можно полностью согласиться с Н.Н. Тарасовым, который отмечает, что именно степень методологической разработанности, методологическая оснащенность любой современной науки, решающим образом определяет ее эвристический потенциал, исследовательскую состоятельность и перспективы развития.

        В свете названной тенденции, вполне логичным является наличие в теоретической юриспруденции Российской империи к концу XIX – началу XX вв. сформировавшейся и развивающейся методологии, которая также была существенно дифференцирована. Особый интерес здесь представляет методология общей теории государства и права, как фундаментальной юридической науки. Исторически, данной науке, обладающей собственной методологией, присуща также особая методологическая функция, которая заключается в разработке новых познавательных процедур и непрерывном развитии уже существующей системы средств и способов познания для исторических, отраслевых и прикладных юридических наук.

      Можно констатировать дискуссионность содержания методологии в дореволюционной теории государства и права, но при этом представляется возможным выделить следующий ряд признаков, свойственных методологии данной науки в рассматриваемый период:
1. Комплексность и системная иерархичность. Методология отечественной теории государства и права в анализируемый период представляла собой упорядоченную систему средств и способов научного познания, структурированную по ряду критериев. Если в отдельных политико-правовых учениях существовала методологическая централизация на одном или нескольких способах научного познания, которым приписывался универсальный характер, то в методологии теории государства и права конца XIX – начала XX вв. постулировалась необходимость комплексного применения различных научных методов в процессе исследования тех или иных предметов, объектов или явлений.
2. Тесная взаимосвязь методологии общей теории государства и права с философией. В контексте проводимого исследования данный признак имеет особое значение, так как в связи с данным взаимодействием процесс развития методологии теории государства и права был связан с общими тенденциями развития философии. Эта взаимосвязь обусловила влияние произошедшего в конце XIX - начале XX вв. антиметафизического переворота в философии на развитие методологии общей теории государства и права: в свете названного события, особую роль в философии и в юриспруденции приобретают диалектические методы познания.
3. Историческая динамичность. Содержание и структура системы методов изменялись с развитием юридической науки и общества. Развитие отдельных методов научного познания теории государства и права, а также разработка новых средств и способов исследования, осуществлялись в процессе непрерывного развития юридической науки, и, одновременно, являлись условием развития этой науки. В данной связи можно констатировать, что систематическая методологическая рефлексия, как основной признак современной науки , была также присуща дореволюционной теории государства и права.
4. Дискуссионный характер структуры и содержания методологии общей теории государства и права. Анализ научной и учебной юридической литературы конца XIX – начала XX вв. позволяет сделать вывод о наличии широкого спектра доктринальных мнений и воззрений на сущность методологии. В юридической науке рассматриваемого периода не сложилось единообразного и общепризнанного понимания структуры и содержания системы средств и методов общей теории государства и права, что явно следует из доктринальных источников.

        Приступая к непосредственному рассмотрению доктринальных воззрений дореволюционных правоведов на методологию важно отметить длительное и существенное влияние идей философского позитивизма на теоретическую юриспруденцию России. Тем не менее, даже в условиях ориентирования на позитивистский методологический идеал, система средств и способов познания общей теории государства и права была достаточно обширной и дифференцированной, что явно следует из представленного далее анализа методологических воззрений российских правоведов.
Богдан Александрович Кистяковский, видный ученый в области методологии общей теории государства и права, в специализированном труде «Социальные науки и право: Очерки по методологии социальных наук и общей теории права», выдвигает и обосновывает идею рациональности методологического плюрализма в юриспруденции. Методология общей теории государства и права, в воззрениях ученого, представлена комплексом средств научного познания. Автор выделяет: метафизику, диалектику, нормативизм, идеализм, прагматизм, мистицизм, натурализм, психологизм, эволюционизм, естественнонаучный подход, психологический подход, исторический подход, социологический подход, юридико-догматический подход, телеологический подход, математический и статистический подход, а также, в качестве частных методов, логический анализ и синтез, индукцию и гипотетико-дедуктивный метод.

         Проанализировав методологические воззрения Б.А. Кистяковского в контексте проводимого исследования, можно отметить, что автор, рассматривая диалектические методы, подробно анализирует и дает высокую оценку гносеологическому и эвристическому потенциалу диалектики, разработанной в философии Г. Гегеля , и в целом, научно-философский идеализм характеризуется им как эффективный подход к познанию общих закономерностей формирования и развития государственно-правовых явлений . К исследованию материалистической диалектики Б.А. Кистяковский подходит шире, рассматривая не данный метод, а экономический материализм как методологический подход. Ученый характеризует данный подход  как чисто социально-научное построение, возникшее в середине XIX века в качестве попытки научно-систематического объяснения социальных явлений.

         Формально логические и методологические достоинства экономического материализма Б.А. Кистяковский видит, прежде всего, в том, что данный подход впервые обратил внимание на многие государственно-правовые и социальные явления и отношения, которым ранее в науке не предавали значение. Автор отмечает, что экономический материализм как принцип исследования, познавательная процедура, предполагающая детерминирование всей совокупности социальных явлений развитием экономических отношений и производственных сил страны, имеет громадное научное значение , однако Б.А. Кистяковский видит иной способ применения данного подхода. Гносеологическая задача экономического материализма видится автором в том, чтобы выделить из всей совокупности социальных явлений и процессов определенную сферу, и изолированном виде устанавливать в ней различные закономерные отношения и связи. В этом автор видит научное значение и ценность экономического материализма , но при этом автором остро критикуется сведение абсолютно всех социальных явлений к экономическим процессам, постулирование универсальности и всеобщности анализируемого методологического подхода.

         Экономический материализм в воззрениях Б.А. Кистяковского не является объективно-научной методологической теорией социального развития и не может рассматриваться как объективная социально-философская система. Автором отмечаются нечеткость и неясность ряда фундаментальных методологических положений рассматриваемого подхода. По мнению Б.А. Кистяковского, сам характер данного подхода дает возможность верного понимания положений экономического материализма только с классовой позиции пролетариата. При этом классовый характер обусловил целевое назначение рассматриваемого подхода – обосновывать веру в достижение идеала социально-экономического устройства общества, а вера, по мнению ученого, не подлежит обсуждению и оценке со стороны научного знания . В данной связи, по мнению автора, экономический материализм скорее похож на материалистически-метафизическую систему.

       Критикуя экономический материализм, и учение К. Маркса в целом, Б.А. Кистяковский также отмечает, что в любом учении имеются рациональные элементы, которые объективно имеют высокое значение для науки. Однако методологический монизм в науке недопустим, в связи с чем, притязания того или иного способа познания на всеобщность и универсальность должны подвергаться научно обоснованной критике . Идеи экономического материализма, таким образом, могут войти в науку как ее составные части, при условии переработки данных идей, их ясного оформления в методологическом отношении.

         В трудах другого дореволюционного ученого, правоведа и философа, Николая Николаевича Алексеева, проблемы методологии общей теории государства и права характеризовались как наиболее фундаментальные проблемы юридической науки. Оценивая состояние современной ему методологии, Н.Н. Алексеев констатирует общий кризис системы средств и способов познания общей теории государства и права начала XX в., причины которого автор видит в недостаточном объеме исследований методологии научного познания.

        В труде «Очерки по общей теории государства. Основные предпосылки и гипотезы государственной науки», автор определяет методологию общей теории государства и права как предварительную науку о целях познания, а также о тех принципах, которые не только предшествуют образованию предмета, но и впервые его оформляют и строят . Ученый отмечает, что «любое учение о методе уже есть некоторое учение о самом предмете» , так как предметность лежит в самой основе познания. Методы познания различных наук, по мнению ученого, отличаются друг от друга именно спецификой предмета науки, а методологический прогресс основан на «неопознанном проникновении в новые свойства самой вещи».

        В названном научном труде, а также в работе «Науки общественные и естественные в историческом взаимоотношении их методов. Очерки по истории и методологии общественных наук», Н.Н. Алексеев, как и Б.А. Кистяковский, говорит об объективности плюрализма системы средств и способов познания общей теории государства и права. По мнению ученого, методологический плюрализм обусловлен многогранностью состава самого предмета данной науки, сложность и специфика которого исключают возможность применения только одного метода в процессе научно-исследовательской деятельности.

         В самой системе средств познания общей теории государства и права, Н.Н. Алексеев выделяет такие методы и методологические подходы, как диалектику, метафизику, материалистический подход, идеалистический подход, позитивистский подход, эмпирический подход, натуралистический подход, социологический подход, исторический подход, психологический подход, органический подход, номиналистический подход, механический подход, естественнонаучные методы, методологию критического подхода, индуктивный и дедуктивный метод, технические приемы познания. Автор отмечает, что применение различных способов научного познания основано на одном и том же базисе, которым, в воззрениях ученого, является умственное усмотрение юридической природы, или правовая интуиция субъекта познания.

          Кроме общих методологических воззрений, в работе «Науки общественные и естественные в историческом взаимоотношении их методов. Очерки по истории их методологии общественных наук» изложена авторская трактовка исторического материализма как методологического подхода. Здесь следует отметить, что материалистической диалектике в данном исследовании уделяется сравнительно небольшое внимание. Из анализа отдельных мнений и воззрений Н.Н. Алексеева можно сделать вывод, что автор трактует материалистическую диалектику как образовавшийся в результате разложения идей Г. Гегеля метод нового социально-философского натурализма , основными отличительными особенностями которого являются материализм  и историзм . Автор отмечал, что с позиции данного способа познания, «именно в экономических отношениях было отыскано то формирующее начало, которое придавало объективный характер общественно-историческому процессу; при этом объективирующий характер экономических отношений утверждался, именно, благодаря их материальности, и вытекающей отсюда способности подлежать точным естественно-научным определениям».

         По мнению Н.Н. Алексеева, анализируемый способ познания содержит ряд противоречий. Ученый отмечал недоказанность материальной детерминированности всей совокупности существующих в обществе отношений, и, как следствие, недоказанность того, что эти отношения могут быть исследованы данным способом познания. Характеризуя исторический материализм как методологический подход, Н.Н. Алексеев отмечал, что идея точной экономической физики уже образовывалась и существовала в рационалистическом и эмпирическом натурализме , а достижения историзма, как фундаментального признака критикуемого им подхода, уже были предвосхищены в англо-французской и немецкой философии.

            Выражая личное критическое отношение к историческому материализму и материалистической диалектике, Н.Н. Алексеев отмечал, что в воззрениях дореволюционных правоведов утвердилось мнение об отсутствии оригинальности данного подхода и способа познания: большинство составляющих исторический материализм положений уже существовали или могли существовать в иных научных направлениях. В то же самое время, Н.Н. Алексеев признавал, что отдельные правоведы исследуемого периода все же усматривали оригинальность данного методологического подхода, которая выражалась в универсальной постановке проблем и в широких обобщениях.

        Переходя к рассмотрению методологических воззрений другого философа и правоведа конца XIX – начала XX вв., Бориса Николаевича Чичерина, следует отметить особый интерес к трудам данного ученого в контексте проводимого исследования. В работах Б.Н. Чичерина представлено подробное исследование диалектических методов познания, как в философии, так и в юридических науках.

         В труде «История политических учений» автор выделял пять основных направлений философско-правовой мысли, в рамках которых были сформированы методологические воззрения и познавательные процедуры, оказавшие влияние на систему средств и способов познания юридических наук. Данными направлениями являлись общежительное, нравственное, индивидуальное, утилитарное и идеалистическое . Автор отмечал, что названные направления в приведенном порядке закономерно сменяли друг друга в процессе развития науки. С течением времени, кризис общежительного, нравственного и индивидуального подходов обусловил появление утилитаризма, который носил критический характер по отношению к предшествующим научным течениям, и подготовил теоретический фундамент для качественно нового направления – идеализма . Идеалистическое направление философско-правовой мысли, вершиной которого стало абсолютно-идеалистическое учение Г. Гегеля, являлось, по мнению Б.Н. Чичерина, завершением всего предыдущего движения мысли, и представляло собой наиболее богатую по содержанию, широкую и плодотворную философско-правовую систему, основанную на понимании взаимного отношения противоположностей.

         Особое место при анализе идеалистического направления научной мысли уделялось Б.Н. Чичериным диалектике, разработанной в учении Г. Гегеля. Ученый характеризовал данный способ научного познания как методологический фундамент абсолютно-идеалистического направления научной мысли , и определял диалектику Г. Гегеля как «развитие системы определений чистой мысли» , основанное на законе вывода противоположностей из начального единства и обратном сведении противоположностей к высшему единству . Б.Н. Чичерин отмечал, что сущность диалектического закона развития заключалась в рассмотрении генезиса понятий от более простых форм к более сложным под влиянием процесса взаимодействия противоположностей, составляющих само понятие.

         Не смотря на отдельные, выявленные Б.Н. Чичериным, недостатки диалектики Г. Гегеля, ученый приходит к выводу о фундаментальности и всеобщности диалектического закона развития, и отзывается о нем как об основном законе разума, движущей пружине всего развития человеческой мысли.

         Следует отметить, что наряду с рассмотренными взглядами на идеалистическую диалектику, Б.Н. Чичерин высоко оценивал метафизику, и осуждал всеобщую тенденцию скептического отношения к данному способу познания. Б.Н.Чичерин писал: «Метафизика была отвергнута как бред воображения, и единственным руководящим началом всякого знания и всякой деятельности признан был опыт. Последняя односторонность оказалась, однако, горше первой. Если идеализм, витая в облаках, предавался иногда фантазиям и действовал разрушительно на практику, то в нем самом заключалась и возможность поправки: под влиянием критики односторонние определения заменяются более полными и всесторонними. Реализм же, лишенный идеальных, т.е. разумных, начал, остается бессильным против самых нелепых теорий» . По мнению ученого, метафизика, как наука о вытекающих из законов разума способах понимания вещей , имела незыблемые научные основы, с одной стороны, в чистых законах разума, а с другой - в реальном развитии мысли . В методологических воззрениях ученого метафизика была тесно взаимосвязана с идеалистической диалектикой, и в данной взаимосвязи ученый видел условие генезиса научной мысли. В труде «Курс государственной науки» ученый писал, что диалектическое развитие науки заключается в совокупном развитии философских систем, основанных на метафизических началах . Таким образом, можно придти к выводу, что в методологических воззрениях Б.Н. Чичерина, идеалистическая диалектика и метафизика составляли фундамент средств и способов познания юридической науки.

          Материалистическая диалектика оценивалась Б.Н. Чичериным как метод идеализма, доведенного до крайности в своем исключительном развитии. Такой идеализм автор называл утопическим, «в котором все частное, разделенное, составляющее содержание действительности, отрицается во имя высшего единства» . Ученый отмечал оторванность утопического идеализма от объективной действительности, и его общую противоречивость.

        Материалистическая диалектика понималась ученым как основанный на неверной трактовке идеалистической диалектики Г. Гегеля способ познания, обладающий радикальным характером, и претендующий на универсальность и всеобщность. В воззрениях ученого, материалистическая диалектика К. Маркса содержала существенные внутренние противоречия. Б.Н. Чичерин полагал, что рассматриваемый метод одновременно выражает и крайний материализм и крайний идеализм: с одной стороны, материалистическая диалектика исходит из объективной действительности, как из своей основы и опоры, а с другой стороны, анализируемый способ научного познания отрицал действительность во имя определенных идеалов.

        В своих работах Б.Н. Чичерин выразил общее скептическое отношение к материалистической диалектике, представил критику данного способа познания, а также самого политико-правового учения К. Маркса и Ф. Энгельса, разработанного на основе анализируемого метода. Ученый пришел к выводу о мнимой научности материалистической диалектики как способа познания.

       Рассмотренные доктринальные воззрения Н.Н. Алексеева, Б.А. Кистяковского и Б.Н. Чичерина не исчерпывают методологические воззрения дореволюционных правоведов на сущность диалектических способов познания в юридической науке, но представляют наибольшую ценность в контексте темы исследования.

        В работах других ученых обзор методологии юридических наук представлен в виде относительно небольшой составной части учебных или научных трудов. В превалирующем количестве таких источников диалектические способы познания не рассматривались, а обзор методологии сводился к изложению сущности общенаучных методов познания. Например, таким образом изложены методологические воззрения В.И. Лебедева в труде «Общая теория права» , Г.Ф. Шершеневича в работах «Общая теория права»  и «Задачи и методы гражданского правоведения» , А.А. Рождественского в труде «Основы общей теории права» , а также в трудах других дореволюционных правоведов.

         Некоторые ученые при характеристике методологии правовых наук пользовались общим термином, «диалектика», под которым, как это следует из анализа их трудов, они подразумевали диалектику Г. Гегеля. При этом никакой дифференциации диалектики на идеалистическую и материалистическую не производилось. В частности так излагаются методологические воззрения П.И. Новгородцева в работе «Из лекций по общей теории права. Часть методологическая»  и в труде «Лекции по истории философии права» , Н. Хлебникова в работе «Право и государство в их обоюдных отношениях. Исследование о происхождении, сущности, основных началах и способах развития цивилизации вообще» , П.Г. Редкина в труде «Из лекций заслуженного профессора, доктора прав П.Г. Редкина по истории философии права в связи с историей философии вообще».

        Немногочисленные фундаментальные работы правоведов конца XIX – начала XX вв., специализированные в области методологии, также не содержат ни обзора материалистической диалектики, ни исследования и изложения сущности данного способа познания. В качестве примеров таких работ, можно назвать труд А. Стоянова, «Методы разработки положительного права и общественное значение юристов от глоссаторов до конца XVIII столетия» , который был опубликован в 1862 г. Кроме анализа истории развития методологии, в данной работе имелся общий обзор современной автору системы средств и способов познания юридических наук. При этом, диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса не была рассмотрена автором. Другой ученый, В.И. Сергеевич, в труде «Задача и метода государственных наук»  представил подробный очерк существующих в юридической науке методологических воззрений. В самом исследовании автор акцентировал внимание на методологических идеях германской науки, однако ни в анализе процесса генезиса методологических идей, ни в заключении, ученым не была рассмотрена материалистическая диалектика. Другой отечественный правовед, Ф.В. Тарановский, является автором работы, вызывающей особенный интерес в контексте проводимого исследования. Им написан труд «Юридический метод в государственной науке. Очерк развития его в Германии. Историко-методологическое исследование» , который был опубликован в 1904 г. Автором изучен процесс развития методологии германской правовой науки в период с XVII до XIX вв., однако в данной работе не содержится исследования материалистической диалектики.

        Проведенное исследование методологии общей теории государства и права конца XIX – начала XX вв. позволяет сделать следующие выводы:
1. В конце XIX – начале XX вв. методология общей теории государства и права представляла собой комплекс различных способов познания, упорядоченных по различным критериям. В данный период, как сама юридическая наука, так и ее методология находились под сильным влиянием позитивизма, предполагавшего отказ от познания метафизических идей о праве, и постулировавшего возможность научного исследования в области юриспруденции только путем логического анализа реально существующих норм права. Тем не менее, можно констатировать существование методологического плюрализма в общей теории государства и права анализируемого периода, который был представлен множеством доктринальных точек зрения на систему средств и способов познания юриспруденции. Даже позитивизм в рассматриваемый период был дифференцирован на несколько направлений, отличавшихся в воззрениях на юридическую науку и ее методологию .
2. Диалектические методы существовали в системе средств и способов познания теории государства и права конца XIX – начала XX вв. Общее признание и широкое распространение получил диалектический метод, разработанный в учении Г. Гегеля. Анализ научной и учебной литературы позволяет сделать вывод, что именно диалектика Г. Гегеля понималась отечественными правоведами как итог развития диалектической мысли и наиболее совершенный, на тот период, диалектический способ познания. Материалистическая диалектика подобного признания не получила, и рассматривалась сложившейся наукой в качестве одного из многочисленных направлений развития метода Г. Гегеля, и в целом критиковалась или игнорировалась. Данной доктринальной позиции оппонировала радикальная точка зрения об инновационном, всеобъемлющем и фундаментальном характере материалистической диалектики, которая стала постепенно складываться в дореволюционной отечественной юриспруденции.
3. Выявленное и изложенное в предыдущем выводе отношение к материалистической диалектике, утвердившееся в воззрениях правоведов конца XIX начала XX вв. обусловлено целым рядом причин, среди которых следует выделить две причины в качестве наиболее важных. Во-первых, в теории государства и права рассматриваемого периода уже сложилась методология, которая более или менее успешно решала стоящие перед данной наукой задачи. Многие ученые констатировали кризисный характер данной методологии, но считали вполне возможным преодоление этого кризиса, посредством интенсивного развития существующих средств познания, и дополнения методологии новыми познавательными процедурами. При этом постулировалась идея методологического плюрализма, наличия определенной рациональности в любой познавательной процедуре, в связи с чем притязания метода К. Маркса и Ф. Энгельса на фундаментальность не нашли поддержки в отечественном научном сообществе. Во-вторых, сам радикальный характер методологических положений и претензии материалистической диалектики на универсальность и всеобщность, обусловили критическое и скептическое отношение к данному методу у отечественных правоведов конца XIX – начала XX вв.


работа в Москве


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика