Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Доктрина alter ego в английском праве
Научные статьи
22.10.11 13:47

вернуться



 
ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Теория и история государства и права
Кулик Е.Ю.
Доктрина alter ego в английском праве
Данная статья посвящена институту английского права, известному под названием доктрина alter ego, или «piercing the corporate veil». Раскрывается суть доктрины, ее природа, случаи, когда возможно ее применение, а также особенности гражданской и уголовной ответственности участников компании за действия компании и наоборот.

    
   Доктрина alter ego в праве Англии


     Давая характеристику каким-либо институтам английского права, следует начать с того, что собственно английское право действует только на территории Англии и Уэльса (далее по тексту для простоты Англия), поскольку правовые системы Шотландии и Северной Ирландии имеют ряд особенностей.

       Стоит также упомянуть, что в Англии действует система общего права, что предполагает большую роль прецедентного права – прецеденты являются основным источником права Англии. Таким образом, решения высших судов имеют обязательную силу и для них самих, и для нижестоящих судов. Даже не смотря на то, что в связи со вступлением Англии в ЕС ее право, в частности акционерное право, претерпело ряд изменений, связанных с приведением права Англии в соответствие с Директивами ЕС, в регулировании отношений, возникающие в акционерном праве, по-прежнему большая роль отводится судебным решениям и достаточно часто нормы закона формулируются исходя из ratio decidendi  решений английских судов.

        Еще одной особенностью общего права, является отрицание деления на частное и публичное право, что особенно ярко выражено в праве Англии, так как указанное разделение всегда рассматривалось как «реализация идеи о том, что государство и правительство могут праву не подчиняться».

        Наряду с отдельными физическими лицами в имущественном обороте принимают самое деятельное участие и объединения таких лиц, которые выступают в нем в качестве самостоятельных субъектов имущественных отношений. В РФ такими объединениями являются юридические лица, в праве Англии такие объединения называются компаниями. В научной доктрине и законодательстве большинства стран общепризнанным считается термин «юридическое лицо».

        В настоящее время научная доктрина Англии дает следующее понятие юридического лица (компании): участники компании несут ответственность по обязательствам компании в пределах стоимости принадлежащих им паев; имущество компании отграничивается от имущества ее участников; компания существует независимо от ее участников; компания как самостоятельный субъект права от своего имени может заключать сделки и выступать в суде в качестве истца и ответчика. Согласно п.1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

         Сущность концепции юридического лица в Англии состоит в том, что каждая компания имеет собственную правосубъектность, отличную от правосубъектности создавших ее лиц. В фундаментальном труде Э. Дженкса «Английское право» сказано: «… в основе корпорации по английскому праву лежит та идея, что она представляет собой совокупность индивидуумов, которая по ряду соображений трактуется как единое целое, отличное от тех индивидуумов, являющихся ее членами» . Суть данной концепции сформулирована при слушании дела Salomon v. Salomon & Co. Ltd.  в 1897 году в суде палаты лордов: в рассмотренном деле была установлена полная раздельность существования между компанией и учредившими ее лицами. Так, в конце XIX века согласно законам Англии корпорации должны были состоять минимум из семи человек. Соломон был обувным мастером и учредил такую корпорацию, участниками которой стали члены его семьи. В последствии корпорация разорилась, оставив за собой огромные долги. Кредиторы настаивали на том, что акционеры должны отвечать по долгам корпорации, так как все акционерами являлись родственниками, а значит корпорация была создана фиктивно. Однако суд принял решение в пользу акционеров – родственников Соломона. Суд постановил, что родственные связи являются несущественным фактором при  установлении, была ли корпорация создана для ведения предпринимательской деятельности или фиктивно.  Так прецедент закрепил полную раздельность существования между компанией и ее учредителями.

        Однако несмотря на свой фундаментальный характер, принцип ограниченной ответственности не является абсолютным. Судам известен также подход «приподнятие вуали» или «снятие покрова (маски)» с компании. Именно об этом подходе и пойдет речь в данной статье.

       Стоит отметить, что термин «piercing the corporate veil» имеет американское происхождение, однако стал настолько популярен, что встречается в монографиях, посвященных китайскому праву, не говоря уже о правовой литературе Европы.

        Правовая доктрина «piercing the corporate veil» - в переводе «приподнятие корпоративной вуали», «смотреть сквозь корпоративную оболочку», «игнорирование юридической личности компании» - появилась и получила наибольшее распространение в странах общего права. Первоначально она использовалась только для привлечения к ответственности акционеров компании.

       Эта доктрина дополнялась доктриной alter ego, согласно которой компания признается неким продолжением ее акционеров, то есть считается, что акционеры распоряжаются имуществом компании как своим собственным. В настоящее время доктрины «piercing the corporate veil» и  alter ego являются синонимами и обозначают идентичный процесс.

       Сущность доктрины alter ego заключается в том, что отдельная юридическая личность компании рассматривается как вуаль или маска, сквозь которую ее члены не были видны. Это позволяет не принимать ее во внимание и рассматривать все действия юридического лица как прямые действия ее акционеров. То есть акционер несет субсидиарную ответственность по обязательствам корпорации, если его действия указывают на то, что в действительности корпорация не являлась юридическим лицом, отдельным от акционера. Этот подход позволял и позволяет устанавливать действительного собственника юридического лица, который и несет ответственность по всем долгам.

       Обычно суды возлагают ответственность на акционера, если имеют место следующие условия: 1) контроль со стороны акционера; 2) контроль со стороны участника использовался для совершения противоправных  действий по отношению к истцу; 3) наличие причинной связи между действиями участника и причинением убытков лицу.

       Судебная практика выделяет ряд признаков, когда возможно применение доктрины alter ego, например: 1) смешение активов компании и личных активов ответчика; 2) активы компании использовались ответчиком в личных целях; 3) сделки между компанией и ответчиком не носили характера сделок, которые могли бы быть заключены между двумя независимыми лицами в сопоставимых условиях; 4) внутренние документы компании и отчетность либо не велись совсем, либо велись халатно; 5) акционер давал прямые указания директорам в обход принципа разделения компетенции между общим собранием акционеров и советом директоров; 6) схожий состав органов управления у материнской и дочерней компаний; 7) компания создавалась для проведения одной сделки; etc.

       Стоит отметить, что правила, предусмотренные доктриной alter ego, отличаются непоследовательностью и противоречивостью, в связи с чем ни одно из судебных решений по игнорированию юридической личности компаний нельзя считать прецедентным судебным решением . Более того, суды довольно часто отказывают истцам в применении рассматриваемой доктрины. В частности, в решении апелляционного суда по делу Adams v. Cape Industries PLC (1990), было высказано, что для игнорирования юридической личности компании недостаточно того факта, что компания регулируется другим лицом. Cape Industries – компания, зарегистрированная в Англии, которая занималась добычей асбеста в Южной Африке. Посредством запутанной сети дочерних и аффилированных компаний асбест поставлялся в США. В последствии суд США вынес судебное решение против Cape Industries по ряду групповых исков рабочих, у которых ухудшилось здоровье из-за вдыхания асбестовой пыли. Однако истцам не удалось обеспечить исполнение судебного решения против Cape Industries в судах Англии. Апелляционный суд Англии постановил, что английская торговая компания может считаться участником какого-либо действия (бездействия), совершенного за пределами территории Англии, если она установила постоянное место ведения предпринимательской деятельности в стране-действия, а также либо сама компания, либо ее представители осуществляли предпринимательскую деятельность на территории данной страны в течение минимально установленного срока. Апелляционный суд также пришел к выводу, что в данном деле применение доктрины alter ego невозможно. Поскольку недостаточно того факта, что группа компаний функционировала как единый хозяйственный субъект в процессе ведения предпринимательской деятельности.

         К рассматриваемой концепции тесно примыкает субсидиарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае его несостоятельности, предусмотренная п. 3 ст. 3 ФЗ «Об акционерных обществах». Если несостоятельность общества вызвана действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на указанных акционеров или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам . Таким образом, ответственность акционеров наступает лишь в том случае, если они используют свои права или возможности, заведомо зная, что это повлечет за собой банкротство общества, то есть вина акционеров проявляется в форме умысла.

      Говоря о субсидиарной ответственности акционеров, предусмотренной правом РФ, стоит упомянуть и ст. 196 УК РФ: преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов наказывается штрафом либо лишением свободы. Таким образом, акционеры, приведшие общество к преднамеренному банкротству, могут быть привлечены к уголовной ответственности. При этом ответственности подлежат исключительно физические лица, согласно ст. 19 УК РФ.

        Что касается отношения современной английской судебной практики к правилу, сформулированному в деле Соломона, то его лучше всего проиллюстрировать на выводах судьи по делу Westbourne Galleries : «Компания с ограниченной ответственностью это больше, чем просто юридическое лицо с присущей ему ответственностью. Компания состоит из индивидуумов со своими правами, обязанностями и ожиданиями, которые могут и не иметь отношения к самой компании».

        Можно отметить некоторые проблемы, связанные с концепцией юридического лица, начало которой положено делом Соломона. Несомненно, что данная концепция носит фундаментальный характер, однако из нее существует достаточное количество исключений, выработанных как судебной практикой, так и статутным правом. В качестве последнего могут быть приведены случаи законодательного «приподнятия вуали» с компаний, например, ст. 459 Закона о компаниях 1985 года, ст. 214 Закона о несостоятельности 1986 года, ст.6 Закона о дисквалификации директоров 1986 года, которые относятся к ответственности директоров компаний. Речь идет о том, что суд может проигнорировать корпорацию как субъект права и возложить ответственность за убытки организации на ее участников или должностных лиц, фактически их причинивших, поскольку юридические действия должностных лиц компании, совершенные ими без соответствующих полномочий или с нарушением своих обязанностей, влекут правовые последствия не для представляемого юридического лица, а непосредственно для них.

        Не менее важен вопрос об уголовной и гражданской ответственности компаний, имеющий отношение к концепции юридического лица в Англии. В соответствии с имеющейся судебной практикой английская компания может нести не только гражданскую, но и уголовную ответственность за действия своих служащих. Общее правило об указанном виде ответственности сформулировано еще в 1730 году при рассмотрении дела Huggins , согласно которому ответственность компании за действия служащих при отсутствии ее вины наступает только в связи с гражданскими делами. Однако в последующем судебная практика выработала два исключения из общего правила – об ответственности за публичный вред и диффамацию. В этих случаях компания могла нести и уголовную ответственность за действия служащих.

        В ХХ веке судьи стали расширительно толковать уголовную ответственность компании за действия служащих, если преступления совершались лицами, занимавшими в компании определенно высокое положение, т.е. ее должностными лицами. Такие преступления рассматривались как совершенные самой компанией. Данный подход также получил развитие в концепции «alter ego», т.е. указанные лица – как бы второе «я» компании.

        Компания может отвечать только за такие преступления, за которые в качестве наказания предусмотрен штраф. Таким образом, исключается ответственность за такое преступление, как убийство. «Существуют некоторые виды преступлений, в связи с которыми невозможно себе представить, что должностное лицо компании могло бы совершать их в рамках исполнения своих полномочий по руководству компанией; это такие виды преступлений, как двоебрачие, изнасилование, возможно, лжесвидетельство».

      В связи с решением по делу Cory Bros.& Co.  cчиталось также, что компания не может быть обвинена в преступлениях, связанных с насилием над личностью.

          Однако в деле European Ferries Ltd.  суд решил, что обвинение в совершении неосторожного убийства может быть предъявлено к самой компании: «если корпорация в лице своих должностных лиц, совершает действие, которое отвечает всем признакам непреднамеренного убийства, то компания подлежит уголовному преследованию по обвинению в непреднамеренном убийстве».

        Гражданская ответственность компании за действия своих служащих более распространена, чем уголовная. При этом также часто применяется доктрина alter ego.

         Однако рассматриваемая доктрина касается не только отношений на уровне акционер и юридическое лицо, а также на уровне головная компания и дочерние компании и зависимые компании. В некоторых случаях корпоративные отношения между основной компанией и ее зависимыми компаниями (дочерними компаниями) являются достаточно близкими для того, чтобы считать одну компанию ответственной за действия другой. Таким образом, головная компания может быть признана отвечающей по долгам своей дочерней компании (зависимой компании), то есть она лишается возможности заявлять возражения в том смысле, что она является отдельным юридическим лицом, не отвечающим по долгам своей дочерней компании (зависимой компании).

         И наоборот, при определенных условиях дочерняя компания (зависимая компания) будет считаться отдельным юридическим лицом и головная компания не будет нести ответственность за долги или банкротство дочерней компании (зависимой компании).

          Не стоит забывать, что доктрина alter ego является «чрезвычайным» средством правовой защиты и суды достаточно неохотно ее применяют. Так, например, в деле Sonora Diamond Corporation v. Superior Court апелляционный суд штата Калифорния установил два условия, при наступлении которых возможно применение доктрины alter ego: 1) должно быть такое единство интересов и собственности корпорации и ее акционера, что невозможно разделить личность корпорации и акционер фактически не существует; 2) должны последовать неблагоприятные последствия для истца, если спорные действия будут рассматривать исключительно как действия корпорации.

         В заключение стоит упомянуть о том, что делаются попытки приблизить отечественное законодательство к англо-американской доктрине alter ego. Но пока никакого практического результата достигнуто не было.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика