Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О проблемах определения субъекта административных правонарушений в сфере безопасности дорожного движения, повлекших причинение вреда здоровью потерпевшего
Научные статьи
22.10.11 13:51

вернуться


 
ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Административное право
Москвина Ю.В.
О проблемах определения субъекта административных правонарушений в сфере безопасности дорожного движения, повлекших причинение вреда здоровью потерпевшего
В статье предпринята попытка на основе анализа правоприменительной практики, нормативных и доктринальных источников выявить проблему неоднозначности подходов к определению субъекта при квалификации административных правонарушений в сфере безопасности дорожного движения, повлекших причинение вреда здоровью потерпевшего, и предложить пути её решения.

    
        
Минфин внес на рассмотрение правительства новый законопроект, в котором предлагается ввести минимальные и максимальные тарифы на полисы автогражданки. Автогражданка Киев, вся подробная информация на сайте http://www.polisavtograzhdanka.kiev.ua
Применение мер административной ответственности к нарушителям Правил дорожного движения является одним из средств воздействия  на  повышение безопасности дорожного движения.

          Обновление российского законодательства устанавливающего меры административного принуждения, в том числе, меры административной ответственности, происходит сегодня стремительно. Однако этот процесс сопровождают многочисленные противоречия: нормы одного закона противоречат предписаниям другого, законодательные положения часто неясны и неконкретны. Все это затрудняет процесс правоприменения.

       Квалификация административного правонарушения – это наиболее ответственный этап правоприменения, обеспечивающий объективность и всесторонность рассмотрения дела, соблюдение законности, прав и интересов граждан.

      В процессе квалификации правонарушения происходит идентификация конкретного противоправного деяния, с целью применения нормы права, устанавливающей ответственность, влекущую неблагоприятные последствия для лица, привлекаемого к этой ответственности.

         Состав административного правонарушения – это установленная законом совокупность элементов и признаков, определяющих общественно вредное деяние в качестве конкретного административного правонарушения . То есть совокупность объективных и субъективных признаков правонарушения.

      Правильная квалификация административно наказуемого нарушения Правил дорожного движения или других требований безопасности дорожного движения служит подтверждением надлежащего профессионального уровня правоприменителя. Для обеспечения максимально объективной квалификации административных правонарушений в области дорожного движения необходимо: во-первых, иметь ясное представление о понятии квалификации; во-вторых, осознавать, из каких действий складывается рассматриваемая деятельность . В-третьих, должно быть чёткое законодательное регулирование всех элементов состава правонарушения конкретной нормой права.
Общеизвестно, что законодательство должно отличаться точностью своих формулировок, ибо иной вариант – это путь к нарушению законности и фактор, порождающий всякого рода схоластическое теоретизирование.

       Ошибки, допущенные при квалификации административного правонарушения, влекут ряд негативных последствий: незаконное применение мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, отмену постановления и как следствие, освобождение  лица, совершившего правонарушение, от ответственности.  

        Административная ответственность за нарушения ПДД, повлекшие лёгкое и средней тяжести причинение вреда здоровью потерпевшего квалифицируются по ст. 12.24 и 12.30 КоАП РФ. Ответственность за ДТП с материальным ущербом, действующим административным законодательством не предусмотрена. 

       ДТП с материальным ущербом, само по себе, не является административным правонарушением, по этому возмещение вреда, причинённого в результате такого ДТП, происходит в порядке  гражданского судопроизводства.

       В соответствии со ст. 4.7 КоАП РФ судья, при рассмотрении дела, вправе решить вопрос о возмещении имущественного ущерба, причинённого административным правонарушением. Но, виновность участников ДТП с материальным ущербом ни кем не устанавливается, а если и были нарушения ПДД со стороны одного или всех участников ДТП, то причинно-следственную связь между нарушениями ПДД и наступившими последствиями (ДТП) не определяют.

       Статья 12.24 КоАП РФ «Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего». Имеет два самостоятельных состава административного правонарушения в зависимости от тяжести наступивших последствий.

       Применение мер административной ответственности к нарушителям Правил дорожного движения является одним из средств воздействия  на  повышение безопасности дорожного движения.

       Обновление российского законодательства устанавливающего меры административного принуждения, в том числе, меры административной ответственности, происходит сегодня стремительно. Однако этот процесс сопровождают многочисленные противоречия: нормы одного закона противоречат предписаниям другого, законодательные положения часто неясны и неконкретны. Все это затрудняет процесс правоприменения.

       Квалификация административного правонарушения – это наиболее ответственный этап правоприменения, обеспечивающий объективность и всесторонность рассмотрения дела, соблюдение законности, прав и интересов граждан.

        В процессе квалификации правонарушения происходит идентификация конкретного противоправного деяния, с целью применения нормы права, устанавливающей ответственность, влекущую неблагоприятные последствия для лица, привлекаемого к этой ответственности.

        Состав административного правонарушения – это установленная законом совокупность элементов и признаков, определяющих общественно вредное деяние в качестве конкретного административного правонарушения . То есть совокупность объективных и субъективных признаков правонарушения.

       Правильная квалификация административно наказуемого нарушения Правил дорожного движения или других требований безопасности дорожного движения служит подтверждением надлежащего профессионального уровня правоприменителя. Для обеспечения максимально объективной квалификации административных правонарушений в области дорожного движения необходимо: во-первых, иметь ясное представление о понятии квалификации; во-вторых, осознавать, из каких действий складывается рассматриваемая деятельность . В-третьих, должно быть чёткое законодательное регулирование всех элементов состава правонарушения конкретной нормой права.

       Общеизвестно, что законодательство должно отличаться точностью своих формулировок, ибо иной вариант – это путь к нарушению законности и фактор, порождающий всякого рода схоластическое теоретизирование.

        Ошибки, допущенные при квалификации административного правонарушения, влекут ряд негативных последствий: незаконное применение мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, отмену постановления и как следствие, освобождение  лица, совершившего правонарушение, от ответственности.  

       Административная ответственность за нарушения ПДД, повлекшие лёгкое и средней тяжести причинение вреда здоровью потерпевшего квалифицируются по ст. 12.24 и 12.30 КоАП РФ. Ответственность за ДТП с материальным ущербом, действующим административным законодательством не предусмотрена. 

       ДТП с материальным ущербом, само по себе, не является административным правонарушением, по этому возмещение вреда, причинённого в результате такого ДТП, происходит в порядке  гражданского судопроизводства.

       В соответствии со ст. 4.7 КоАП РФ судья, при рассмотрении дела, вправе решить вопрос о возмещении имущественного ущерба, причинённого административным правонарушением. Но, виновность участников ДТП с материальным ущербом ни кем не устанавливается, а если и были нарушения ПДД со стороны одного или всех участников ДТП, то причинно-следственную связь между нарушениями ПДД и наступившими последствиями (ДТП) не определяют.

       Статья 12.24 КоАП РФ «Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего». Имеет два самостоятельных состава административного правонарушения в зависимости от тяжести наступивших последствий.

        Основным объектом административного правонарушения, квалифицируемого по ч.1 или ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ являются общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения, дополнительным объектом – здоровье потерпевшего.

         Объективная сторона указанного правонарушения выражается в нарушении ПДД или правил эксплуатации транспортных средств. При этом, не имеет значения, какой пункт правил был нарушен противоправным поведение, главное, для наступления административной ответственности по этой статье – причинение вреда здоровью (лёгкого или средней тяжести) и конкретное указание на тот или ной пункт ПДД или Правил эксплуатации транспортных средств. То есть, квалифицируемое правонарушение имеет материальный состав. 

        Кто именно является субъектом правонарушения в тексте статьи 12.24 КоАП РФ не определено, хотя из характера санкции ст. 12.24 КоАП РФ, предусматривающей лишение права управления транспортными средствами, и содержания ст. 12.30 КоАП РФ, на наш взгляд, субъектом административного правонарушения по ст. 12.24 КоАП РФ может быть только водитель транспортного средства, то есть лицо, управляющее транспортным средством с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также трактором, другой самоходной дорожно-строительной и иные машиной, трамваем, троллейбусом. Так как право управления транспортными средствами, которого можно лишить в соответствии с санкциями статьи 12.24 КоАП РФ, предоставляется только этим водителям.
  
      В настоящее время мнения учёных-юристов по вопросу определения субъекта указанного правонарушения не однозначны. Одни утверждают, что субъектом может быть любое лицо, способное быть субъектом правонарушения по нормам административного права (за исключением юридического лица) , другие считают, что им может быть только водитель транспортного средства . В отдельных комментариях к КоАП РФ характеристика субъекта административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.24 КоАП РФ, вообще отсутствует.

        Л.В. Суняев, комментируя ст. 12.24 КоАП РФ не даёт характеристику субъекта правонарушения, но из текста комментируемой им статьи усматривается, что именно водитель механического транспортного средства, нарушивший ПДД РФ или правила эксплуатации транспортных средств, понесёт ответственность за причинение лёгкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

      Так же нет конкретного указания на субъект и в комментариях к КоАП РФ под редакцией А.П. Гуляева и Л.Л. Попова, а говориться лишь об изъятии у виновного лица водительского удостоверения . А так как водительское удостоверение может быть только у водителя транспортного средства, соответственно из комментария можно сделать вывод, что субъектом правонарушения может быть только водитель.

        Таким образом, отсутствие чёткого определения субъекта правонарушения в официальном тексте ст. 12.24 КоАП РФ создаёт некоторую неопределённость и как следствие, сложности при квалификации нарушений ПДД, повлекших причинение вреда здоровью потерпевшего. 

     Статья 12.30 КоАП РФ устанавливает ответственность за «Нарушение Правил дорожного движения пешеходом или иным участником дорожного движения, повлекшее создание помех в движении транспортных средств либо причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего».

    Общим объектом правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ являются общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения. Для ч. 2 указанной статьи дополнительным объектом является здоровье потерпевшего.

      Правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 12.30 КоАП РФ так же имеет материальный состав, то есть для наступления ответственности не достаточно одного лишь нарушения требований ПДД РФ, а необходимо создание помех в движении транспортных средств либо причинение лёгкого или средней тяжести вреда здоровью.

       По вопросу определения субъекта в составе правонарушения, квалифицируемого по ч. 1 и 2 ст. 12.30 КоАП РФ в юридической литературе, так же как и при определении субъекта по ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП РФ, нет единого мнения. Позиции учёных-административистов разнятся.  

        Субъектом правонарушения, согласно диспозиции статьи 12.30 КоАП РФ является пешеход, пассажир, иной участник дорожного движения (кроме водителя транспортного средства). У правоприменителя возникает резонный вопрос: относится ли к водителю транспортного средства водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и тому подобных средств передвижения. И по какой статье квалифицировать нарушения, совершённые этими категориями участников дорожного движения в случае совершения ими ДТП с причинением лёгкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

      Анализируя в совокупности понятия «водитель» и «транспортное средство», содержащиеся в п. 1.2 ПДД РФ, а так же в ФЗ «О безопасности дорожного движения» указанные субъекты (водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и т.п.) не относятся к правонарушению, квалифицируемому по этой статье, а их действия, в случае нарушения ПДД РФ, повлекших причинением вреда здоровью потерпевшего, необходимо квалифицировать по ст. 12.24 КоАП РФ. Так как управляя велосипедом, мопедом или мотороллером эти участники дорожного движения управляют (являются водителями) устройствами, предназначенными для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем, то есть транспортными средствами.

     Такие учёные, как Э.Н. Ренов, Д.Н. Бахрах, Б.В. Россинский считают, что субъектами правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ могут быть только пешеходы и пассажиры, а правонарушения, совершённые лицами, управляющими мопедами, велосипедами нельзя квалифицировать по ст. 12.30 КоАП РФ.

    Б.В. Россинский, анализируя положения статей 12.29 и 12.30 КоАП РФ говорит, что нарушения ПДД, совершённые лицами, управляющими мопедами, велосипедами, и возчиками, которые в том числе повлекли создание помех в движении транспортных средств или причинение вреда здоровью потерпевшего, могут квалифицироваться только по ч. 2 и 3 ст. 12.29 КоАП РФ.   

       Исходя из определения понятия транспортного средства, данного в ст. 12.1. КоАП РФ велосипедисты, водители мопедов и мотороллеров не относятся к водителям транспортных средств. Значит, их действия подлежат квалификации по ч. 1 и 2 ст. 12.30 КоАП РФ.

        Такое мнение так же нашло отражение в трудах учёных. К субъектам правонарушения, предусмотренного ч.2 статьи 12.30 КоАП РФ относят водителей мопедов, велосипедов, гужевых повозок, погонщиков скота такие авторы как А.П. Гуляев, Л.Л. Попов, К.В. Питулько, В.В. Коряковцев .
В.В. Головко, комментируя ст. 12.30 КоАП РФ говорит, что субъектами этого правонарушения могут быть пешеходы, пассажиры и иные участники дорожного движения, за исключением водителей транспортных средств, не давая более широкого понятия иных участников дорожного движения . Видимо потому, что иных участников дорожного движения согласно ст. 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения» просто нет. Так как согласно указанному закону участник дорожного движения –  лицо, принимающее непосредственное участие в процессе дорожного движения в качестве водителя транспортного средства, пешехода, пассажира транспортного средства. Таким образом, субъектом правонарушения, квалифицируемого по ст. 12.30 КоАП РФ может быть только пешеход и пассажир. 

        Существующая разница в подходах к определению субъекта правонарушений квалифицируемых по ст. 12.30 и 12.24 КоАП РФ обусловлена отсутствием однозначного закрепления в нормативно-правовых актах определения понятия «водитель транспортного средства».

        В.Н. Разгуляев подтверждает, что в юридической литературе нет  единого понятия транспортного средства. В законодательстве можно найти только определения различных видов транспортных средств, относящихся лишь к статье закона или к их группе, что затрудняет процесс реализации норм об административной ответственности. Отсутствие обобщающего юридического определения транспортного средства приводит к довольно широкому толкованию данного понятия.

      О множестве пробелов и несоответствий пишет и С.Н. Дмитриев: существуют терминологические пробелы между нормативами, определяющими порядок дорожного движения и правовыми актами, материальными нормами, предусматривающими административную ответственность.

    Проанализируем понятия транспортного средства, содержащиеся в ПДД РФ и КоАП РФ.

       Понятие «водитель транспортного средства», как субъект административного правонарушения, встречается при определении составов административных правонарушений в КоАП РФ, например: ст. 12.18 КоАП РФ устанавливает ответственность за невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу пешеходам, велосипедистам или иным участникам дорожного движения (за исключением водителей транспортных средств), пользующимся преимуществом в движении; но определение этого понятия отсутствует как в самом КоАП РФ, так и в ПДД РФ.

       В п. 1.2 ПДД РФ указано: транспортное средство – это устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. Такое же определение дано в ст. 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения».

    В Большом энциклопедическом словаре русского языка можно найти определение понятия «устройство» как механизм, приспособление, прибор , а так же техническое сооружение, механизм, машина, прибор.

     Руководствуясь этими определениями можно сделать вывод, что велосипед, мопед, мотороллер и подобные этим средства передвижения являются транспортными средствами.

    В примечаниях ст. 12.1. КоАП РФ говориться, что транспортное средство – это автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 КоАП РФ также трактора, другие самоходные дорожно-строительные и иные машины, трамваи, троллейбусы.

    Таким образом  понятие транспортного средства, определённое в ПДД РФ шире понятия – содержащегося в КоАП РФ.

      В соответствии с п. 1.2 ПДД РФ водитель – это лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению.

      Проводя анализ определений понятий «водитель» и «транспортное средство» в соответствии с ПДД РФ можно сделать вывод: велосипедист, водитель, управляющий мопедом, мотороллером, мотоциклом, автомобилем – это водитель транспортного средства. А такое толкование понятия «водитель» противоречит ст. 12.1 КоАП РФ.

        В ст.1 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» дано ещё одно понятие: водитель – это лицо, управляющее транспортным средством. При обучении управлению транспортным средством водителем считается обучающее лицо.

      Б.В. Россинский в энциклопедическом словаре даёт следующее определение понятия «водитель» – это лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К понятию «водитель» ПДД относят любое лицо, управляющее автомобилем трамваем, трактором, мотоколяской, гужевой повозкой, велосипедом, то есть любым транспортным средством (механическим транспортным средством или немеханическим).

      Исходя из логики указанного определения, а так же логики совокупности определений, содержащихся в ПДД РФ, ФЗ «О безопасности дорожного движения», ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и т.п. будут являться водителями транспортных средств. Следовательно, возникает вопрос: кто же является субъектом ч.2 ст. 12.30 КоАП РФ и действия какого водителя транспортного средства не будут квалифицироваться по ч. 2 указанной статьи.

       При наличии неопределённости субъекта ст. 12.24 КоАП РФ у правоприменителя возникает сложность, при квалификации деяния, например, водителя мопеда, особенно если он после совершения дорожно-транспортного происшествия, повлекшего причинение лёгкого вреда здоровью потерпевшего, скрылся с места происшествия. Совершив два противоправных деяния, требующих правовой оценки, нарушитель может уйти от ответственности из-за несовершенства административно-правовых норм. Так как вопрос о возможности привлечения водителя мопеда по ч.2 ст. 12.27 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за оставление водителем в нарушение требований ПДД РФ места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он является, остаётся не решённым. А деяние, требующее адекватной оценки по степени противоправности и тяжести последствий, может быть квалифицировано только по ч.2 ст. 12.29 КоАП РФ, где санкция устанавливает ответственность в виде предупреждения или административного штрафа в размере двухсот рублей.

        Правоприменительная практика имеет примеры ухода от ответственности лиц, совершивших ДТП, с причинением вреда здоровью потерпевшего, именно по причине неопределённости в законе субъекта правонарушения. Так, 25.05.2007 г. велосипедист А., двигаясь по тротуару, столкнулся с женщиной, причинив ей лёгкий вред здоровью. В отношении А. было принято решение о назначении ему наказания по ч.1 ст. 12.24 КоАП РФ в виде штрафа, которое впоследствии было отменено на основании поданной А. жалобы, а дело прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения, так как велосипедист, согласно постановления суда, не является субъектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ.
      
       О неточностях формулировок, неопределённости и противоречивости многих, включённых в КоАП РФ норм, вызывающих справедливые нарекания учёных и практиков говорит и Ю.Е. Аврутин.

       Поскольку законодательное определение терминов и понятий имеет исключительное значение в правовой регламентации деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения, целесообразно расширить содержащийся в них перечень основных терминов и их определений.

       Согласно п. 1.1 ПДД РФ, Правила устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации. Другие нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им. Однако, это тоже довольно странно с точки зрения иерархической системы нормативно-правовых актов относительно их юридической силы.

        Несмотря на огромную роль научных определений в правоведении и практической жизни, только законодательно закреплённое определение того или иного понятия (ёмкое, краткое и в то же время всеобъемлющее) может придать ему высшую качественную ценность в аспекте его эффективного восприятия людьми и отражения в их правосознании.

       Для преодоления сложностей при квалификации административных правонарушений, регулируемых главой 12 КоАП РФ и устранения несогласованности и неопределённости в терминологии, необходимо внести ряд изменений.

        Дополнить Примечанием 2 статью 12.1 КоАП РФ следующего содержания: «Водитель транспортного средства – это лицо, управляющее автомототранспортным средством с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, подлежащим государственной регистрации, а также трактором, другой самоходной дорожно-строительной и иной машиной, трамваем, троллейбусом».

        Для исключения разночтений и двойственности толкования ст. 12.24 КоАП РФ при определении субъекта, а так же для уточнения субъекта административного правонарушения предусмотренного ст. 12.30 КоАП РФ необходимо дополнить: ч.1 ст. 12.24 КоАП РФ после слова «нарушение» словосочетанием «водителем транспортного средства», ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ после слова «нарушение» словосочетанием «водителем транспортного средства».

       В статье 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения» в определении понятия «участник дорожного движения» после слова «водитель» исключить словосочетание «транспортного средства».

        Эти изменения устранят указанные противоречия, что позволит конкретизировать субъект составов правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ, ст. 12.24 КоАП РФ, окончательно исключив из определения понятия «водитель транспортного средства», лиц, управляющих мопедами, велосипедами, мотороллерами, гужевыми повозками и прочими устройствами, которые могут быть приспособлены для движения по дороге, выделив в отдельную категорию водителя транспортного средства, как отдельного субъекта, к которому законодатель предъявляет повышенные требования.
Безошибочная квалификация административного правонарушения – гарантия соблюдения принципа неотвратимости наказания и обеспечения законности в правоприменительной деятельности ГИБДД.

      Основным объектом административного правонарушения, квалифицируемого по ч.1 или ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ являются общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения, дополнительным объектом – здоровье потерпевшего.

       Объективная сторона указанного правонарушения выражается в нарушении ПДД или правил эксплуатации транспортных средств. При этом, не имеет значения, какой пункт правил был нарушен противоправным поведение, главное, для наступления административной ответственности по этой статье – причинение вреда здоровью (лёгкого или средней тяжести) и конкретное указание на тот или ной пункт ПДД или Правил эксплуатации транспортных средств. То есть, квалифицируемое правонарушение имеет материальный состав. 

          Кто именно является субъектом правонарушения в тексте статьи 12.24 КоАП РФ не определено, хотя из характера санкции ст. 12.24 КоАП РФ, предусматривающей лишение права управления транспортными средствами, и содержания ст. 12.30 КоАП РФ, на наш взгляд, субъектом административного правонарушения по ст. 12.24 КоАП РФ может быть только водитель транспортного средства, то есть лицо, управляющее транспортным средством с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также трактором, другой самоходной дорожно-строительной и иные машиной, трамваем, троллейбусом. Так как право управления транспортными средствами, которого можно лишить в соответствии с санкциями статьи 12.24 КоАП РФ, предоставляется только этим водителям.
  
        В настоящее время мнения учёных-юристов по вопросу определения субъекта указанного правонарушения не однозначны. Одни утверждают, что субъектом может быть любое лицо, способное быть субъектом правонарушения по нормам административного права (за исключением юридического лица) , другие считают, что им может быть только водитель транспортного средства . В отдельных комментариях к КоАП РФ характеристика субъекта административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.24 КоАП РФ, вообще отсутствует.

         Л.В. Суняев, комментируя ст. 12.24 КоАП РФ не даёт характеристику субъекта правонарушения, но из текста комментируемой им статьи усматривается, что именно водитель механического транспортного средства, нарушивший ПДД РФ или правила эксплуатации транспортных средств, понесёт ответственность за причинение лёгкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

      Так же нет конкретного указания на субъект и в комментариях к КоАП РФ под редакцией А.П. Гуляева и Л.Л. Попова, а говориться лишь об изъятии у виновного лица водительского удостоверения . А так как водительское удостоверение может быть только у водителя транспортного средства, соответственно из комментария можно сделать вывод, что субъектом правонарушения может быть только водитель.

        Таким образом, отсутствие чёткого определения субъекта правонарушения в официальном тексте ст. 12.24 КоАП РФ создаёт некоторую неопределённость и как следствие, сложности при квалификации нарушений ПДД, повлекших причинение вреда здоровью потерпевшего. 

       Статья 12.30 КоАП РФ устанавливает ответственность за «Нарушение Правил дорожного движения пешеходом или иным участником дорожного движения, повлекшее создание помех в движении транспортных средств либо причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего».

    Общим объектом правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ являются общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения. Для ч. 2 указанной статьи дополнительным объектом является здоровье потерпевшего.

      Правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 12.30 КоАП РФ так же имеет материальный состав, то есть для наступления ответственности не достаточно одного лишь нарушения требований ПДД РФ, а необходимо создание помех в движении транспортных средств либо причинение лёгкого или средней тяжести вреда здоровью.

       По вопросу определения субъекта в составе правонарушения, квалифицируемого по ч. 1 и 2 ст. 12.30 КоАП РФ в юридической литературе, так же как и при определении субъекта по ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП РФ, нет единого мнения. Позиции учёных-административистов разнятся.  

        Субъектом правонарушения, согласно диспозиции статьи 12.30 КоАП РФ является пешеход, пассажир, иной участник дорожного движения (кроме водителя транспортного средства). У правоприменителя возникает резонный вопрос: относится ли к водителю транспортного средства водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и тому подобных средств передвижения. И по какой статье квалифицировать нарушения, совершённые этими категориями участников дорожного движения в случае совершения ими ДТП с причинением лёгкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

         Анализируя в совокупности понятия «водитель» и «транспортное средство», содержащиеся в п. 1.2 ПДД РФ, а так же в ФЗ «О безопасности дорожного движения» указанные субъекты (водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и т.п.) не относятся к правонарушению, квалифицируемому по этой статье, а их действия, в случае нарушения ПДД РФ, повлекших причинением вреда здоровью потерпевшего, необходимо квалифицировать по ст. 12.24 КоАП РФ. Так как управляя велосипедом, мопедом или мотороллером эти участники дорожного движения управляют (являются водителями) устройствами, предназначенными для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем, то есть транспортными средствами.

        Такие учёные, как Э.Н. Ренов, Д.Н. Бахрах, Б.В. Россинский считают, что субъектами правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ могут быть только пешеходы и пассажиры, а правонарушения, совершённые лицами, управляющими мопедами, велосипедами нельзя квалифицировать по ст. 12.30 КоАП РФ.

    Б.В. Россинский, анализируя положения статей 12.29 и 12.30 КоАП РФ говорит, что нарушения ПДД, совершённые лицами, управляющими мопедами, велосипедами, и возчиками, которые в том числе повлекли создание помех в движении транспортных средств или причинение вреда здоровью потерпевшего, могут квалифицироваться только по ч. 2 и 3 ст. 12.29 КоАП РФ.   

       Исходя из определения понятия транспортного средства, данного в ст. 12.1. КоАП РФ велосипедисты, водители мопедов и мотороллеров не относятся к водителям транспортных средств. Значит, их действия подлежат квалификации по ч. 1 и 2 ст. 12.30 КоАП РФ.

        Такое мнение так же нашло отражение в трудах учёных. К субъектам правонарушения, предусмотренного ч.2 статьи 12.30 КоАП РФ относят водителей мопедов, велосипедов, гужевых повозок, погонщиков скота такие авторы как А.П. Гуляев, Л.Л. Попов, К.В. Питулько, В.В. Коряковцев .
В.В. Головко, комментируя ст. 12.30 КоАП РФ говорит, что субъектами этого правонарушения могут быть пешеходы, пассажиры и иные участники дорожного движения, за исключением водителей транспортных средств, не давая более широкого понятия иных участников дорожного движения . Видимо потому, что иных участников дорожного движения согласно ст. 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения» просто нет. Так как согласно указанному закону участник дорожного движения –  лицо, принимающее непосредственное участие в процессе дорожного движения в качестве водителя транспортного средства, пешехода, пассажира транспортного средства. Таким образом, субъектом правонарушения, квалифицируемого по ст. 12.30 КоАП РФ может быть только пешеход и пассажир. 

      Существующая разница в подходах к определению субъекта правонарушений квалифицируемых по ст. 12.30 и 12.24 КоАП РФ обусловлена отсутствием однозначного закрепления в нормативно-правовых актах определения понятия «водитель транспортного средства».

          В.Н. Разгуляев подтверждает, что в юридической литературе нет  единого понятия транспортного средства. В законодательстве можно найти только определения различных видов транспортных средств, относящихся лишь к статье закона или к их группе, что затрудняет процесс реализации норм об административной ответственности. Отсутствие обобщающего юридического определения транспортного средства приводит к довольно широкому толкованию данного понятия.

     О множестве пробелов и несоответствий пишет и С.Н. Дмитриев: существуют терминологические пробелы между нормативами, определяющими порядок дорожного движения и правовыми актами, материальными нормами, предусматривающими административную ответственность.

    Проанализируем понятия транспортного средства, содержащиеся в ПДД РФ и КоАП РФ.

       Понятие «водитель транспортного средства», как субъект административного правонарушения, встречается при определении составов административных правонарушений в КоАП РФ, например: ст. 12.18 КоАП РФ устанавливает ответственность за невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу пешеходам, велосипедистам или иным участникам дорожного движения (за исключением водителей транспортных средств), пользующимся преимуществом в движении; но определение этого понятия отсутствует как в самом КоАП РФ, так и в ПДД РФ.

      В п. 1.2 ПДД РФ указано: транспортное средство – это устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. Такое же определение дано в ст. 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения».

    В Большом энциклопедическом словаре русского языка можно найти определение понятия «устройство» как механизм, приспособление, прибор , а так же техническое сооружение, механизм, машина, прибор.

      Руководствуясь этими определениями можно сделать вывод, что велосипед, мопед, мотороллер и подобные этим средства передвижения являются транспортными средствами.

    В примечаниях ст. 12.1. КоАП РФ говориться, что транспортное средство – это автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 КоАП РФ также трактора, другие самоходные дорожно-строительные и иные машины, трамваи, троллейбусы.

    Таким образом  понятие транспортного средства, определённое в ПДД РФ шире понятия – содержащегося в КоАП РФ.

      В соответствии с п. 1.2 ПДД РФ водитель – это лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению.

     Проводя анализ определений понятий «водитель» и «транспортное средство» в соответствии с ПДД РФ можно сделать вывод: велосипедист, водитель, управляющий мопедом, мотороллером, мотоциклом, автомобилем – это водитель транспортного средства. А такое толкование понятия «водитель» противоречит ст. 12.1 КоАП РФ.

      В ст.1 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» дано ещё одно понятие: водитель – это лицо, управляющее транспортным средством. При обучении управлению транспортным средством водителем считается обучающее лицо.

       Б.В. Россинский в энциклопедическом словаре даёт следующее определение понятия «водитель» – это лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К понятию «водитель» ПДД относят любое лицо, управляющее автомобилем трамваем, трактором, мотоколяской, гужевой повозкой, велосипедом, то есть любым транспортным средством (механическим транспортным средством или немеханическим).

      Исходя из логики указанного определения, а так же логики совокупности определений, содержащихся в ПДД РФ, ФЗ «О безопасности дорожного движения», ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» водитель велосипеда, мопеда, мотороллера и т.п. будут являться водителями транспортных средств. Следовательно, возникает вопрос: кто же является субъектом ч.2 ст. 12.30 КоАП РФ и действия какого водителя транспортного средства не будут квалифицироваться по ч. 2 указанной статьи.

        При наличии неопределённости субъекта ст. 12.24 КоАП РФ у правоприменителя возникает сложность, при квалификации деяния, например, водителя мопеда, особенно если он после совершения дорожно-транспортного происшествия, повлекшего причинение лёгкого вреда здоровью потерпевшего, скрылся с места происшествия. Совершив два противоправных деяния, требующих правовой оценки, нарушитель может уйти от ответственности из-за несовершенства административно-правовых норм. Так как вопрос о возможности привлечения водителя мопеда по ч.2 ст. 12.27 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за оставление водителем в нарушение требований ПДД РФ места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он является, остаётся не решённым. А деяние, требующее адекватной оценки по степени противоправности и тяжести последствий, может быть квалифицировано только по ч.2 ст. 12.29 КоАП РФ, где санкция устанавливает ответственность в виде предупреждения или административного штрафа в размере двухсот рублей.

        Правоприменительная практика имеет примеры ухода от ответственности лиц, совершивших ДТП, с причинением вреда здоровью потерпевшего, именно по причине неопределённости в законе субъекта правонарушения. Так, 25.05.2007 г. велосипедист А., двигаясь по тротуару, столкнулся с женщиной, причинив ей лёгкий вред здоровью. В отношении А. было принято решение о назначении ему наказания по ч.1 ст. 12.24 КоАП РФ в виде штрафа, которое впоследствии было отменено на основании поданной А. жалобы, а дело прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения, так как велосипедист, согласно постановления суда, не является субъектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ..   
    
       О неточностях формулировок, неопределённости и противоречивости многих, включённых в КоАП РФ норм, вызывающих справедливые нарекания учёных и практиков говорит и Ю.Е. Аврутин.

       Поскольку законодательное определение терминов и понятий имеет исключительное значение в правовой регламентации деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения, целесообразно расширить содержащийся в них перечень основных терминов и их определений.

        Согласно п. 1.1 ПДД РФ, Правила устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации. Другие нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им. Однако, это тоже довольно странно с точки зрения иерархической системы нормативно-правовых актов относительно их юридической силы.

       Несмотря на огромную роль научных определений в правоведении и практической жизни, только законодательно закреплённое определение того или иного понятия (ёмкое, краткое и в то же время всеобъемлющее) может придать ему высшую качественную ценность в аспекте его эффективного восприятия людьми и отражения в их правосознании.

      Для преодоления сложностей при квалификации административных правонарушений, регулируемых главой 12 КоАП РФ и устранения несогласованности и неопределённости в терминологии, необходимо внести ряд изменений.

      Дополнить Примечанием 2 статью 12.1 КоАП РФ следующего содержания: «Водитель транспортного средства – это лицо, управляющее автомототранспортным средством с рабочим объемом двигателя более 50 кубических сантиметров и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, подлежащим государственной регистрации, а также трактором, другой самоходной дорожно-строительной и иной машиной, трамваем, троллейбусом».

      Для исключения разночтений и двойственности толкования ст. 12.24 КоАП РФ при определении субъекта, а так же для уточнения субъекта административного правонарушения предусмотренного ст. 12.30 КоАП РФ необходимо дополнить: ч.1 ст. 12.24 КоАП РФ после слова «нарушение» словосочетанием «водителем транспортного средства», ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ после слова «нарушение» словосочетанием «водителем транспортного средства».

       В статье 2 ФЗ «О безопасности дорожного движения» в определении понятия «участник дорожного движения» после слова «водитель» исключить словосочетание «транспортного средства».

      Эти изменения устранят указанные противоречия, что позволит конкретизировать субъект составов правонарушений, квалифицируемых по ст. 12.30 КоАП РФ, ст. 12.24 КоАП РФ, окончательно исключив из определения понятия «водитель транспортного средства», лиц, управляющих мопедами, велосипедами, мотороллерами, гужевыми повозками и прочими устройствами, которые могут быть приспособлены для движения по дороге, выделив в отдельную категорию водителя транспортного средства, как отдельного субъекта, к которому законодатель предъявляет повышенные требования.

    Безошибочная квалификация административного правонарушения – гарантия соблюдения принципа неотвратимости наказания и обеспечения законности в правоприменительной деятельности ГИБДД.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика