Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Возможность пересмотра (ревизии) международных договоров в рамках лиги наций
Научные статьи
22.10.11 13:59

вернуться

 
ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Международное право
Сильченко Ю.С.
Возможность пересмотра (ревизии) международных договоров в рамках лиги наций
В настоящей статье представлен подробный правовой анализ положений ст. 19 Статута Лиги Наций, где предусмотрена возможность пересмотра международных договоров. В статье также исследованы взаимосвязи ст. 19 со ст. 10, гарантирующей территориальную целостность государств – членов Лиги, и ст. 11, закрепляющей стремление государств – членов Лиги к поддержанию всеобщего мира.

    
        
Современное международное право допускает различные способы пересмотра (ревизии) международных договоров, а именно внесение в их текст поправок, изменений и дополнений.  Устав ООН ничего не говорит о возможности такой ревизии, однако любой договор будет признан ничтожным, если «в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права», закрепленной в Уставе ООН.  На практике же пересмотр договора осуществляется в связи с изменением обстоятельств. Например, на это ссылалась декларация правительств США, Великобритании и Франции 1951 года о пересмотре мирного договора 1947 года с Италией. После прекращения существования Организации Варшавского договора был осуществлен пересмотр всей системы политических договоров между СССР и бывшими участниками Варшавского договора.

       В отличие от Устава ООН, Статут Лиги Наций содержал положение, допускающее возможность пересмотра международных договоров, ставших неприменимыми, а также международных положений, «сохранение которых могло бы подвергнуть опасности всеобщий мир». На первый взгляд простые и понятные нормы рассматриваемой статьи оказались практически неприменимыми на практике. Такое положение дел связано с неточностями формулировок и внутренними противоречиями, существовавшими в Статуте Лиги. Например, было непонятно, допускал ли Статут, пусть даже теоретически, пересмотр мирных договоров с державами Четверного союза, закрепивших новые территориальные границы?  Можно ли было в соответствии со ст. 11  Статута Лиги использовать пересмотр международных договоров как один из способов защиты всеобщего мира? Как соотносились положения ст. 19, закрепляющие возможность пересмотра международных договоров со ст.10,  гарантирующей территориальную целостность и политическую независимость государств-членов Лиги? Вот круг вопросов, которые будут рассмотрены в настоящей статье.

         Для начала ознакомимся с кратким юридическим анализом положений ст. 19. Согласно ст. 19 Статута, «Ассамблея может время от времени предлагать  Членам Лиги приступить к пересмотру договоров, сделавшихся неприменимыми, а также международных положений, сохранение которых могло бы подвергнуть опасности всеобщий мир».

      Уже из текста статьи можно выделить два условия, позволяющие произвести пересмотр международных договоров.

      Первое условие – это признание договора неприменимым. Определение неприменимого договора было дано комитетом юристов на второй Ассамблее Лиги. Процитируем его: «Договор признается неприменимым в том случае, если его положения будут настолько несовместимы с теми радикальными изменениями, которые произойдут в будущем, что сделают невозможным применение договора ни как материальной нормы права, ни с точки зрения морали».

       В качестве второго условия в Статуте называются международные положения, сохранение которых может подвергнуть опасности всеобщий мир. Сама по себе эта формулировка является достаточно расплывчатой, что позволяло трактовать ее в самом широком смысле.

        Примечательно, что Ассамблея могла предлагать пересмотр абсолютно любого международного договора. Ни текст Статута Лиги Наций, ни Регламент Ассамблеи не содержали никаких ясно выраженных условий, которые могли бы стать основанием для пересмотра международных договоров. Подобная неопределенность при формулировании ст. 19 Статута, привели к тому, что ограничения при пересмотре международных договоров устанавливались Ассамблеей самостоятельно, исходя из «политических и моральных соображений».

         Наибольшую сложность для применения положений ст. 19 на практике была неопределенность, связанная с процедурой голосования Ассамблеей по вопросу начала пересмотра договоров и международных положений. Здесь возникал вопрос: обязательно ли было соблюдать принцип единогласия всех государств-членов Лиги или можно было ограничиться простым большинством голосов?

         В международно-правовой литературе первой половины ХХ века эти вопросы так и остались спорными. Одни авторы склонялись к тому мнению, что решение о пересмотре международного договора должно было быть вынесено единогласно.  Другие же, напротив, считали, что поскольку предложение Ассамблеи о пересмотре международных договоров носило рекомендательный характер, то для принятия решения достаточно было простого большинства голосов.  При этом в науке международного права того времени практически единодушно признавалось, что государства, являющиеся сторонами пересматриваемого  договора, не могли голосовать «за» или «против» такого пересмотра. Поскольку в противном случае был бы нарушен принцип nemo judex in re sua.

       Из текста ст. 19 следует, что Ассамблея могла «время от времени» предлагать Членам Лиги пересмотр международных договоров. Эта неопределенность в тексте позволяет сделать вывод, что решение приступить к пересмотру международного договора зависело сугубо от желания Ассамблеи и, следовательно, предположить, что государства-члены Лиги юридически не были обязаны следовать этому желанию. Поэтому можно согласиться с точкой зрения ученых, считавших, что для принятия решения о начале пересмотра международного договора было достаточно большинства голосов ее членов.

      Теперь рассмотрим взаимосвязь между положениями ст. 19, говорящей о возможности ревизии международных договоров и ст. 10, гарантирующей территориальную целостность государств-членов Лиги Наций.

     Статья 10 обязывала государств-членов Лиги уважать и защищать территориальную целостность и политическую независимость всех членов Лиги.  Другими словами эта статья не допускала посягательства на территорию государств-членов Лиги с помощью внешней агрессии. Здесь необходимо обратить внимание на слово «внешний», которое предполагает использование положений настоящей статьи только для предотвращения насильственной агрессии извне, но никак не для подавления национальных движений внутри государства.  Таким образом, несмотря на то, что в Статуте Лиги Наций отсутствовало понятие права народов на самоопределение, Лига, согласно положениям ст. 10 не могла вмешиваться во внутренние дела государства, например, для подавления возникших в нем революционных движений или препятствовать произошедшему мирным путем изменению государственных границ. В Статуте Лиги также ничего не говорилось об изменениях государственных границ путем ревизии международного договора или посредством третейского разбирательства.

       Буквальное толкование статей 10 и 19, приводит к выводу, что, по мнению авторов Статута, от Лиги Наций требовалось принимать непосредственно противоречащие друг другу решения: отрицать status quo, установленный Парижской мирной конференцией 1919 года (ст. 19), и одновременно его же защищать (ст. 10).  Здесь возникает следующий вопрос: запрещала ли ст. 10 предлагать пересмотр государственных границ, основываясь на положениях ст. 19?

       Как было сказано выше, ст. 10 являлась безусловной гарантией сохранения территориальной целостности государств-членов Лиги, легитимировав тот status quo, который возник в 1919 году, что означало недопустимость пересмотра установившихся государственных границ. Трудно согласиться с таким буквальным толкованием, поскольку сама история создания Статута Лиги показывает, что мысль о возможности ревизии территориальных условий разделялась его авторами.  В особенности это касалось границ, установленных Парижской мирной конференцией и мирными договорами с державами Четверного союза. Уже тогда президент В. Вильсон склонялся к тому, чтобы рассматривать произошедшее на Парижской конференции установление новых государственных границ, как временное явление, за которым должно было последовать окончательное закрепление, предпринимаемое в рамках Лиги Наций.  Л. Оппенгейм также считал, что ст. 19 Статута предоставляла возможность ревизии международных договоров, закрепляющих границы государств, если такие договоры «имеют своим последствием создание условий, опасных для мира».  Такого же мнения придерживались и некоторые другие авторы. 

      Теперь ответим на вопрос о том, как соотносились ст. 19 со ст. 11 Статута Лиги Наций. Являлся ли пересмотр международных договоров быть одним из способов защиты всеобщего мира? Была ли ст. 19 Статута специальной нормой по отношению к ст. 11?

       Положения ст. 11 Статута указывали на стремление государств-членов Лиги по поддержанию всеобщего мира. В абз. 1 ст. 11 говорилось, что «любая война или угроза войны, которая прямо или косвенно затрагивает кого-либо из Членов Лиги, является предметом озабоченности Лиги в целом и что последняя должна принять меры, способные разумно и эффективно защитить всеобщий мир».  При этом в абз. 2 ст. 11 указывалось, что «каждый Член имеет право дружественным образом обратить внимание Ассамблеи или Совета на любое обстоятельство, влияющее на международные отношения, которое угрожает всеобщему миру и доброму согласию между нациями, от которого зависит мир».

    Здесь необходимо отметить то, что закрепленные ст. 11 положения в первую очередь были направлены на предотвращение военных столкновений и имели целью устранить причины очевидных вооруженных конфликтов. Статья 19, напротив, предоставляла Ассамблее право предлагать государствам-членам Лиги приступить к пересмотру ставших неприменимыми международных договоров и опасных для всеобщего мира международных положений. Здесь необходимо отметить закрепленную тенденцию к соблюдению определенного распределения интересов участников международных отношений и согласиться с мнением Л. Оппенгейма, что  любое предложение о пересмотре международных договоров вполне могло бы стать исходным пунктом для постепенного перехода к процессу законодательства, приспособленного к требованиям и традициям международного права.

        Поскольку в соответствии со ст. 11 и ст. 19 Статута, Ассамблея и Совет должны были выступать в качестве посредников при урегулировании международных споров и конфликтов, то можно согласиться с мнением ученых, считавших данные статьи частным случаем коллективной интервенции Лиги с целью защиты всеобщего мира.

        Вместе с тем процесс поддержания всеобщего мира, предусмотренный ст. 19, существенно отличался от аналогичного процесса, закрепленного ст. 11. Так, согласно положениям ст. 19, Ассамблея могла по своему усмотрению предлагать государствам-членам Лиги приступить к пересмотру международного договора. Предполагалось, что эта деятельность Ассамблеи должна была проводиться периодически, вне зависимости от имевшихся разногласий или надвигавшейся угрозы войны. Совершенно другим образом должна действовать Лига в случае возникновения конкретной угрозы всеобщему миру, а именно – осуществлять свое исключительное право на принятие эффективных мер по защите международного мира и безопасности.

        Отвечая на вопрос, является ли ст. 19 специальной нормой права по отношению к ст. 11, отметим, что ст. 19 является абсолютно независимой и не представляет собой особый случай ст. 11. Это связано с тем, что ст. 19, в отличие от ст. 11, преследует совершенно другие цели, а именно – пересмотр международных договоров. К тому же в тексте ст. 11 было сказано, что каждый Член Лиги может обратить внимание Ассамблеи или Совета на любое обстоятельство, которое угрожает всеобщему миру.   Слово «обстоятельство» в данном случае указывает скорее на моральную окраску поведения участников международных отношений. Статья 19, напротив, говорила о международно-правовых положениях, которые более стали неприменимыми. К тому же из текста ст. 11 следует, что каждое государство-член Лиги может обратить внимание Ассамблеи (или Совета) на необходимость пересмотра международного договора. Поэтому если считать ст. 19 специальной нормой по отношению к ст. 11, можно предположить, что в таком случае Совет Лиги  был бы обязан выносить на рассмотрение Ассамблеи предложения о пересмотре международных договоров, когда было необходимо требовать от сторон спора отказаться от закрепленных в договорах отдельных юридических положений. Такое положение дел привело бы к прерыванию Советом посреднической деятельности, что противоречит самой сущности посредничества. 

         Далее, если считать, что положения ст. 19 являются специальной нормой к ст. 11, тогда в случае возникновения угрозы войны, Лига, вместо того, чтобы вносить конкретные предложения по поддержанию всеобщего мира, была бы вправе только предложить государствам-членам проведение ревизии международных договоров. Таким образом, включение в посредническую деятельность вопросов, касающихся изменения норм действующего права хоть и кажется на первый взгляд желательным, сделало бы посредническую деятельность Лиги более трудоемкой. Это связано с тем, что Лига была бы обязана лишь открывать переговоры о ревизии международных договоров, в то время как успех такого пересмотра стал бы полностью зависимым от решения каждого члена Лиги.
 
         Таким образом, мы видим, что ст. 19 Статута Лиги Наций тесно связана с положениями ст.ст. 10 и 11. Проведенное исследование позволяет прийти к выводу, что Лига Наций не ставила перед собой задачи навечно закрепить границы, установленные после Первой мировой войны, допуская возможность их пересмотра мирным путем, в том числе и с помощью ревизии международных договоров. При этом ст. 19, имея своей целью пересмотр международных договоров в мирное время, не могла рассматриваться как специальная норма по отношению к ст. 11. Положения ст. 11 требовали от Лиги Наций принятия конкретных мер, способных эффективно защитить всеобщий мир, в случае возникновения угрозы войны. Из положений же ст. 19 следовало, что Ассамблея могла лишь предлагать членам Лиги приступить к пересмотру норм действующего международного права. Следовательно, если считать ст. 19 специальной нормой к ст. 11, то успешность посреднической деятельности Ассамблеи и Совета полностью зависела бы от обстоятельств, выходящих из-под их контроля, то есть от решения членов Ассамблеи.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика