Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конституционный суд дал погибшим подозреваемым право быть реабилитированными (разъяснения последствий решения КС РФ по делу о ДТП на Ленинском проспекте)
Научные статьи
22.10.11 14:39

вернуться


Трунов И.Л.

Айвар Л.К.
 
ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Правоприменение
Трунов И.Л., Айвар Л.К.
Конституционный суд дал погибшим подозреваемым право быть реабилитированными (разъяснения последствий решения КС РФ по делу о ДТП на Ленинском проспекте)
14 июля 2011 г. состоялось историческое постановление Конституционного Суда РФ (№ 16-П) по делу о проверке конституционности положений п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ. Право на защиту достоинства человека распространяется не только на период его жизни, оно обязывает государство создать правовые гарантии защиты чести и доброго имени умершего, сохранения достойного отношения к нему, которые, в свою очередь, предполагают обязанность компетентных органов исходить из необходимости обеспечить близким родственникам умершего доступ к правосудию и судебную защиту в полном объеме, как это следует из статьи 46 Конституции Российской Федерации в сочетании со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

    
        

          Конституционный суд дал погибшим подозреваемым право быть реабилитированными (Разъяснения последствий решения КС по делу о ДТП на Ленинском)


     14 июля 2011 г. состоялось историческое постановление Конституционного Суда Российской Федерации (№16-П) по делу о проверке конституционности положенийп.4 ч.1 ст.24 и п.1 ст. 254 УПК РФ.

       Обращение в Конституционный Суд РФ, было, прежде всего, связано с уголовным делом возбужденным 27.02.2010 года по факту дорожно-транспортного происшествия, по признакам преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ по факту ДТП на Ленинском проспекте в городе Москве. В этот день примерно в 8.00 час. утра Ольга Александрина и Вера Сидельникова (обе, известные врачи гинекологи), ехали по Ленинскому проспекту в сторону области, где находился институт акушерства и гинекологии в котором работали женщины. Во встречном направлении двигался автомобиль Мерседес S500, принадлежащий  компании Лукойл, в салоне которого находился Вице-президент ОАО «ЛУКОЙЛА» — начальник Главного управления по общим вопросам, корпоративной безопасности и связи А. Барков, охранник и водитель. Произошло столкновение. В результате ДТП Ольга Александрина скончалась на месте, Вера Сидельникова была доставлена в больницу, где от полученных травм также скончалась. По уголовному делу не было подозреваемых, никому из участников ДТП обвинение не предъявлялось. По итогам следствия, длившегося 6 месяцев, следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела и признании виновной водителя «Ситроен С3», Ольги Александриной, по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – в связи со смертью. Разъяснив гражданским истцам, т.е. компании ОАО ЛУКОЙЛ, право на обращение с иском о возмещении причиненного вреда к двухлетней сироте дочери погибшей, являющейся наследницей погибших.

        Почему именно историческое решение Конституционного суда России (№16П). Ежегодно в России на дорогах гибнет от 30 до 40 тысяч человек, среди которых много детей. Реально цифры гораздо выше, в число погибших в результате ДТП попадают только те, кто скончался в течение семи дней после аварии, если человек скончался, не приходя в сознание на 8-й день, попадает в число раненых в ДТП. Органами предварительного следствия по каждому случаю ДТП со смертельным исходом возбуждается уголовное дело, и большая часть из них прекращается с формулировкой, в связи со смертью лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Погибший, как правило, по результатам расследования без суда, признается виновным в совершение преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ.

          ДТП на Ленинском не единственное социально значимое дело из нашей адвокатской практики, прекращенных в связи со смертью подозреваемого обвиняемого, к примеру авиакатастрофы. Пермская авиакатастрофа 14.09.2008 года, где разбился самолет Boeing 737-505 VP-BKO, уголовное дело №201/374117-08 прекращено в связи со смертью подозреваемого пилота Медведева по основанию п.4 ч.1ст.24 УПК РФ. Аналогичная формулировка Иркутская авиакатастрофа, произошедшая 09.07.2006, погибло 125 человек 78 госпитализировано. Авиакатастрофа под Донецком 24.08.2006 потерпел крушение выполнявший рейс по маршруту Анапа - Санкт-Петербург самолет, погибло 170 человек уголовное дело прекращено в связи со смертью подозреваемого пилота по основанию п.4 ч.1ст.24 УПК РФ. По всем авиакатастрофам остались огромные сомнения во всесторонности и справедливости решений. 

        Уголовные дела, связанные с терроризмом. Правоохранительные органы часто убивают подозреваемых (и не только подозреваемых, зачастую и случайных людей, и свидетелей) понимая, что дело не получит надлежащего расследования и судебного рассмотрения. Как пример, террористический акт, произошедший 23-26.10.2002 г. в г. Москве на ул. Дубровке, мюзикл «Норд-Ост». Всех усыпленных газом террористов расстреляли, дело прекратили.

       Удобная коррупционная уловка в части прекращения уголовных дел в отношении организованной преступности, списать все грехи на погибшего и прекратить на стадии следствия, истинные виновные уходят от ответственности.

         Заинтересованные лица, конечно, могли обратится в суд, с обжалованием действий бездействий следователя в порядке ст. 125 УПК РФ. Но Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ», в п. 15 устанавливает, что, если заявитель обжалует постановление о прекращении уголовного дела, то при рассмотрении такой жалобы судья, не вправе давать оценки имеющимся в деле доказательствам. По результатам разрешения такой жалобы судья не вправе делать выводы о доказанности или недоказанности вины, о допустимости или недопустимости доказательств. Иначе говоря - следователь всегда прав. Подобная практика отрицательно сказывалась, прежде всего, на профилактике преступности. Отсутствие судебной транспорентной проверки в условиях состязательности негативно влияет на качество следствия, и, как правило, остается огромное количество вопросов, и в части неполноты, и не привлечения всего круга подозреваемых обвиняемых к ответственности.

         Памятное заседание в Конституционном суде РФ состоялось 14 июня 2011 г. Свои пояснения и отзывы в КС РФ представили представители Совета Федерации - Е.В. Виноградова, Государственной Думы - А.Н. Харитонов, Президента России – М.В. Кротов, Генеральной прокуратуры – С.Г. Кехлеров, Верховного Суда РФ – А.Я. Петроченко, Правительства РФ – М.Ю. Барщевский, Министерства юстиции – Первый заместитель министра А.В. Федоров. Представители всех государственных ведомств категорически возражали против позиции адвокатов, ссылаясь на то, что действующими нормами УПК РФ достаточно регламентировано правовое положение умершего лица, а наша позиция, мягко говоря, неверная.

         Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ, М.Ю. Барщевский изложил следующее: «Законность и обоснованность прекращения уголовного дела по указанному основанию может быть обжалована в суд. Этим правом, как следует из приложенных к жалобе материалов, заявитель воспользовался. Вопрос же о том, насколько соответствовали закону правоприменительные решения о прекращении уголовного дела является прерогативой вышестоящих судов общей юрисдикции не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ. С учетом изложенного, оснований для признания положения пункта 4 части первой статьи 24 УПК противоречащим статьям 21, 45, 46, 48, 49 и 55 Конституции РФ не усматривается».

         Генеральная Прокуратура РФ изложила свою позицию так: «вопреки мнению заявителей, установленный пунктом 4 части 1 статьи 24 УПК РФ порядок прекращения уголовного дела не нарушает принцип презумпции невиновности (часть 1 статьи 14 УПК РФ) и, следовательно, соответствует положениям статьи 49 Конституции РФ. Равным образом нельзя согласиться с позицией заявителей о том, что положение пункта 4 части 1 статьи 24 УПК РФ нарушает право на судебную защиту интересов умершего, не представляя заинтересованным лицам (родным, близким, а также защитнику) возможности возражать против прекращения следователем, дознавателем уголовного дела и требовать его рассмотрения судом по существу. В случае если заинтересованные лица (родные, близкие умершего), а также защитник не согласны с решением о прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), они вправе обжаловать постановление о прекращении дела как незаконное, способное причинить ущерб конституционному праву умершего на доброе имя процессуальное решение, в районный суд в порядке, установленном статьей 125 УПК РФ. В соответствии с этой статьей судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействий) и решений следователя, дознавателя в судебном заседании с участием заявителя, защитника, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются оспариваемым действием (бездействием) или решением, а также прокурора, следователя, руководителя следственного органа».

            Позиция представителя Президента РФ сводилась к следующему: «адвокаты полагают, что уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В частности, по делам, где подозреваемый или обвиняемый умер, и заинтересованные лица настаивают на дальнейшем судопроизводстве — уголовное дело не подлежит прекращению и должно рассматриваться в порядке заочного судопроизводства. Смысл оспариваемой нормы уголовно-процессуального закона прост — нельзя обвинять того, кто не может защищаться. Именно поэтому, прекращая уголовное дело, орган предварительного расследования отказывается от продолжения выявления объективной действительности. Кроме того, продолжение уголовного преследования, а тем более, судебное разбирательство в отношении умершего лишено всякого смысла. Поэтому, в частности, п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ предусматривает, что продолжение расследования уголовного дела возможно только для реабилитации умершего».

        По итогам жарких дебатов, ровно через месяц Председатель Конституционного Суда Зорькин В.Н. провозгласим Постановление.

           КС постановил: «Признать взаимосвязанные положения п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ, закрепляющие в качестве основания прекращения уголовного дела смерть подозреваемого (обвиняемого), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 21 (ч. 1), 23 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2) и 49, в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников».

        Конституционный Суд России поручил федеральному законодателю внести в действующее правовое регулирование - руководствуясь требованиями Конституции РФ  с учетом названного Постановления - изменения, направленные на обеспечение государственной, в том числе судебной, защиты чести, достоинства и доброго имени умершего подозреваемого (обвиняемого) и прав, вытекающих из принципа презумпции невиновности, в том числе конкретизировать перечень лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено право настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью возможной реабилитации умершего, процессуальные формы их допуска к участию в деле и соответствующий правовой статус, предусмотреть особенности производства предварительного расследования и судебного разбирательства в случае смерти подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также особенности решения о прекращении уголовного дела по данному не реабилитирующему основанию.

      Постановление КС РФ влечет существенные изменения в законодательстве РФ. Государственная Дума ФС РФ должна будет ввести в УПК РФ новую Главу, которая урегулирует особые положения предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления. Нововведение Конституционного Суда РФ распространится на большое количество дел, прекращаемых в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого).

         Суть постановленного Конституционным Судом РФ решения состоит в том, что Конституция РФ, как основной Закон Российской Федерации, каждому гарантирует судебную защиту его прав и свобод, возможность обжалования в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц, а также закрепляет, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Незаконное или необоснованное уголовное преследование является грубое посягательство на человеческое достоинство, непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности, презумпции невиновности, права каждого на защиту, в том числе судебную, его прав и свобод применительно к личности подозреваемого (обвиняемого) являются возможность реабилитации, т.е. восстановления чести, доброго имени опороченного неправомерным обвинением лица, а также обеспечение проверки законности и обоснованности уголовного преследования и принимаемых процессуальных решений, в случае необходимости - в судебном порядке.

         Между тем, право на охрану достоинства личности распространяется не только на период жизни человека, оно обязывает государство создавать правовые гарантии для защиты чести доброго имени и умершего, сохранения достойного к нему отношения, что в свою очередь предполагает обязанность компетентных органов исходить из необходимости обеспечения близким родственникам умершего доступа к правосудию и судебной защиты в полном объеме, как это вытекает из ст. 46 Конституции РФ во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

           Как правило, при прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) прекращается и дальнейшее доказывание его виновности, но при этом подозрение или обвинение в совершении преступления с него не снимается, а напротив, фактически на умершего возлагается вина за совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, уголовное преследование в отношении которого прекращается по причине смерти. Именно такое решение было принято в отношении Ольги Александриной.

          Таким образом, погибшая Александрина, без соблюдения принципа презумпции невиновности, без вынесения и вступления в законную силу обвинительного приговора суда фактически признана виновной в совершении преступления. Наличие такого факта является несоблюдение государством обязанности обеспечения судебной защиты чести, достоинства и доброго имени погибшей, гарантированные ч. 1 ст. 21 , ч. 1 ст. 23, ст. 45, ч. 1 и 2 ст. 46 и ст. 49 Конституции РФ, с одной стороны, и несоблюдения принципа доступа к правосудию, в отношении лиц, чьи интересы могут непосредственно затрагиваться последствиями принятия решения о прекращении уголовного дела (близкие родственники, наследники погибшего), с другой стороны.

         Прекращение уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - нереабилитирующие основания, возможно лишь в том случае, если будут обеспечены права участников уголовного судопроизводства, что предполагает, в частности, необходимость получения согласия подозреваемого (обвиняемого) на прекращение уголовного дела (ч. 2 ст. 27 УПК РФ), именно в силу принципа состязательности, на основе которого осуществляется уголовное судопроизводство.

        Вышеприведенные законоположения свидетельствуют, что если лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, возражает против прекращения уголовного судопроизводства по не реабилитирующему основанию, правоприменителем должна быть обеспечена возможность продолжения производства по уголовному делу и направления дела в суд для рассмотрения по существу, что отвечает требованиям обеспечения судебной защиты прав гражданина, в том числе права на возможную реабилитацию.

          Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. 3 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ не влекут возникновение у подозреваемого (обвиняемого) права на реабилитацию в порядке главы 18 УПК, в связи с чем, прекращение уголовного дела не допускается, если против этого возражает подозреваемый (обвиняемый), в таких случаях производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

           Смерть подозреваемого (обвиняемого), как следует из ч. 2 ст. 133 УПК РФ, устанавливающей круг лиц, имеющих право на реабилитацию, также не входит в число реабилитирующих оснований, дающих право на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием. При этом лицо, в отношении которого уголовное дело прекращается по данному основанию, в силу естественных причин лишено возможности защитить от умаления такие личные блага, как честь и доброе имя, путем выражения несогласия с прекращением уголовного преследования и требования продолжить производство по уголовному делу в обычном порядке. Что касается близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) или каких-либо других заинтересованных лиц, то уголовно-процессуальный закон не предусматривает, что отсутствие согласия с их стороны на прекращение уголовного преследования может служить препятствием для принятия соответствующего решения.

        Не предоставление заинтересованным лицам надлежащих средств правовой защиты в таких исключительных случаях, законодатель, по сути, создал возможность неоднозначного истолкования, а следовательно, и произвольного применения п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК.

        При законодательном закреплении гарантий защиты памяти об умерших и сохранения достойного к ним отношения, которые не могут быть исключены из сферы общего (публичного) интереса в государстве, где человек, его права и свободы являются высшей ценностью, нельзя не принимать во внимание наличие у заинтересованных лиц, прежде всего близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого), настаивающих на продолжении производства по уголовному делу, законного интереса, оправдывающего дальнейшее рассмотрение дела, который во всяком случае может заключаться в желании защитить как честь и достоинство умершего и добрую память о нем, так и собственные честь и достоинство, страдающие ввиду сохранения известной неопределенности в правовом статусе умершего в случае прекращения в отношении него уголовного дела по не реабилитирующему основанию.

        Более того, законный интерес близких родственников в случае реабилитации умершего подозреваемого (обвиняемого) может иметь и имущественный характер, связанный с возможностью возмещения понесенных им расходов, включая процессуальные издержки, суммы, затраченные на получение юридической помощи, расходы на лечение, а также убытков в виде упущенной выгоды, кроме того, они вправе рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, если в результате расследования будет установлено иное лицо, виновное в совершении преступления, право на получение пенсии в связи с утратой кормильца и иные выплаты, предусмотренные законодательством.

         Право на судебную защиту нарушенных прав и законных интересов как самого умершего подозреваемого (обвиняемого), так и его близких родственников и других заинтересованных лиц обусловлено, не только формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, но и наличием определенных сущностных признаков, характеризующих его фактическое положение.

           Для того чтобы обеспечить действие принципов равенства и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, уголовно-процессуальный закон предусматривает участие в судебном заседании как стороны обвинения в лице государственного обвинителя и потерпевшего, так и стороны защиты - обвиняемого, его защитника и законного представителя. УПК РФ не предоставляет каким бы то ни было лицам правомочий по защите прав умершего подозреваемого (обвиняемого). Поскольку заинтересованные лица, прежде всего близкие родственники умершего, в таких случаях к участию в деле не допускаются, процессуальные решения, затрагивающие конституционные права подозреваемого (обвиняемого), а также права и законные интересы его близких родственников, принимаются соответственно дознавателем, следователем или судом - без участия стороны защиты. Как следствие, существенные нарушения прав и законных интересов, как в отношении умершего лица, так и его близких родственников, которые не имеют возможности добиваться его реабилитации, что не согласуется с конституционным требованием обеспечения защиты чести, достоинства и доброго имени, а также прав, вытекающих из презумпции невиновности и других прав и законных интересов.

        Неотъемлемым элементом правового государства является эффективная система судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе не привлеченного к участию в деле, возможность заинтересованного лица обратиться в суд за защитой своих прав и свобод, нарушенных неправосудным судебным решением.

         Разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, не позволяет считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим каждому в случае спора о его правах и обязанностях закрепленное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Лицо, не привлеченное к участию в деле, в отношении которого вынесено судебное решение, нарушающее его права и свободы либо возлагающее на него дополнительные обременения, во всяком случае должно располагать эффективными средствами восстановления своих нарушенных прав, как того требует статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

        Защита чести и доброго имени умершего, уголовное дело в отношении которого было прекращено по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а также прав и законных интересов его близких родственников в первую очередь связана с его возможной реабилитацией, под которой в соответствии с п. 34 ст. 5 УПК РФ понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

         В более широком и основополагающем смысле реабилитация - это публичное признание отсутствия оснований для уголовной ответственности и уголовного преследования лица, которому оно ранее подверглось. Поскольку закон признает основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, включая виновность лица в совершении этого деяния, реабилитация является следствием установления невиновности лица в совершении деяния, запрещенного уголовным законом. В силу принципа презумпции невиновности, виновность лица в совершении преступления, равно как и его невиновность, должна быть доказана не в произвольном, а лишь в предусмотренном федеральным законом порядке, т.е. подлежит установлению исключительно в рамках уголовно-процессуальных отношений. Соответственно, защита прав и законных интересов близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого), имеющая целью его реабилитацию, также должна осуществляться в уголовно-процессуальных формах путем предоставления им необходимого правового статуса и вытекающих из него прав.

         Признание лица реабилитированным влечет необходимость возмещения вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Так, реабилитированный имеет право на возмещение имущественного вреда, включая возмещение заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования, конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества, процессуальных издержек и сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи, а также право на восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства, если требование о возмещении вреда реабилитированному лицу судом не удовлетворено или он не согласен с принятым судебным решением.

          Предусматривая специальные механизмы восстановления нарушенных прав для реализации публично-правовой цели - реабилитации каждого, кто незаконно и (или) необоснованно подвергся уголовному преследованию, законодатель не должен возлагать на гражданина, как более слабую сторону в этом правоотношении, излишние обременения, связанные с произвольными решениями и действиями органов исполнительной власти, а, напротив, обязан создавать процедурные условия для скорейшего определения размера причиненного вреда и его возмещения.

            При этом именно уголовно-процессуальный закон устанавливает более строгие требования к доказыванию виновности лица, а поскольку презумпция невиновности диктует признание судом всех фактов, свидетельствующих в пользу обвиняемого (если они не опровергнуты стороной обвинения в должной процессуальной форме), предоставление близким родственникам умершего подозреваемого (обвиняемого) права отстаивать в уголовном процессе свою позицию по вопросу о невиновности умершего, о возможности или невозможности прекращения уголовного дела, а также предъявлять требования о возмещении имущественного вреда и устранении последствий морального вреда (что порождается юридическим фактом реабилитации умершего), что наилучшим образом отвечает конституционно значимым целям обеспечения эффективной защиты субъективных гражданских прав и беспрепятственного доступа к правосудию.

            Анализ действующего законодательства свидетельствует, что применительно к прекращению уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) защита конституционных прав личности не может быть обеспечена без предоставления близким родственникам умершего права настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и соответствующей обязанности публичного органа, ведущего уголовный процесс, обеспечить реализацию этого права.

          Правовые пробелы действующего законодательства заключаются, прежде всего, в отсутствии необходимых механизмов или процедур реализации правовых норм. В основном выявляются те пробелы на уровне законодательства, которые обусловлены в первую очередь неполнотой регулирования определенных правоотношений. В случае выявления пробела Конституционный Суд предлагает соответствующему государственному органу разработать и принять отсутствующие законоположения, привести закон в соответствие с Конституцией РФ. В частности, УПК РФ не содержит положений, согласно которым, должностное лицо, осуществляющее уголовное преследование по уголовному делу обязано ознакомить с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого умершего, заинтересованных лиц (близких родственников - наследников), которым и обязан разъяснить их права. Кроме того, участие защитника по таким делам должно быть обязательным, постановление должно также предъявляться для ознакомления защитнику.

        Таким образом, исходя из конституционных положений, закрепляющих принцип охраны государством достоинства личности, право каждого на защиту своей чести и доброго имени, состязательность и равноправие сторон судопроизводства, гарантии государственной, в том числе судебной, защиты прав и свобод человека и гражданина, принцип презумпции невиновности, при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено применительно к умершим потерпевшим, поскольку непредоставление возможности отстаивать в уголовном процессе свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами означало бы умаление чести и достоинства личности самим государством.

        В том случае, если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет - оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке. В этом случае близкие родственники, настаивающие на продолжении производства по уголовному делу с целью возможной реабилитации умершего, либо их представитель подлежат в обязательном порядке вызову в судебное заседание, с тем чтобы они могли реализовать право на судебную защиту чести и доброго имени умершего, а также своих прав и законных интересов. При этом в рамках судебного разбирательства должны быть установлены обстоятельства происшедшего, дана их правовая оценка, а также выяснена действительная степень вины (или невиновность) лица в совершении инкриминируемого ему деяния. Рассмотрев уголовное дело по существу в обычном порядке (с учетом особенностей, обусловленных физическим отсутствием такого участника судебного разбирательства, как подсудимый), суд должен либо, вынести оправдательный приговор – если придет к выводу о невиновности умершего; либо, при отсутствии оснований для его реабилитации - прекратить уголовное дело на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ.

          Решение Конституционного Суда Российской Федерации (№16-П). По делу о проверке конституционности положений п.4 ч.1 ст.24 и п.1 ст. 254 УПК РФ, устраняет неопределенность действующего законодательства и закрепляет фундаментальные принципы Конституции России и Международных норм права. Согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства (статья 2 КС РФ); достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления (статья 21, часть 1 КС РФ); каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23, часть 1 КС РФ). Возлагая на государство обязанность охранять достоинство личности, Конституция гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод и возможность обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц (статья 46, части 1 и 2 КС РФ), а также закрепляет, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49, часть 1 КС РФ).

           Эти права, как следует из статей 17 (часть 1) и 56 (часть 3) Конституции РФ, не подлежат ограничению, они признаются и гарантируются в России согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, в том числе выраженным во Всеобщей декларации прав человека (статьи 7, 8, 10 и 11), Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; каждый обвиняемый в преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Решение Конституционного Суда Российской Федерации (№16-П). По делу о проверке конституционности положений п.4 ч.1 ст.24 и п.1 ст. 254 УПК РФ, значительный шаг в построении правового государства в России. Очередной существенный этап устранения коррупционной пробельности Российского законодательства. Серьезное достижение доминировании профилактических мер противодействия преступности и торжества прямого действия Конституции России. 




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика