Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конституционные основы предпринимательства и теневая экономика в условиях обеспечения единого правового пространства в России
Научные статьи
22.10.11 14:45


вернуться




ЕврАзЮж № 9 (40) 2011
Конституционное право
Уразаев Э.Э.
Конституционные основы предпринимательства и теневая экономика в условиях обеспечения единого правового пространства в России
В научной работе предлагается решение проблем реализации некоторых конституционных норм в рамках снижения масштабов теневой экономики в России.


    
        

                В 2005 г. Президентом РФ в Послании Федеральному Собранию «поставлена задача построения единой вертикали власти и обеспечения единого правового пространства »; при этом, как отмечается, «обеспечение единого правового пространства лишь на федеральном уровне оказывается явно недостаточным; назрела необходимость активного включения непосредственно субъектов в решение данных задач ».

     Между тем, как нам представляется, единое правовое пространство не следует понимать лишь как соответствие региональных актов, включая и муниципальные, федеральным. Как нам кажется, оно должно подразумевать под собой и другую сторону – единое понимание и осуществление федерального законодательства на всей территории Российской Федерации и всеми физическими и юридическими лицами. Это вытекает из ч. 4 ст. 76 Конституции России: нормативные акты субъектов не могут противоречить федеральным законам.

     Как пишет Ручкина Г. Ф., «анализ некоторых положений Конституции РФ позволяет сделать вывод о наличии в ней важнейших принципов, отражающих основную направленность этого акта на реализацию принадлежащих гражданину прав и обязанностей, связанных прежде всего со свободой, равенством и независимостью человека и гражданина. Это находит отражение и в возможности осуществлять предпринимательскую и иную экономическую деятельность », «закреплённые в Основном законе нормы и принципы образуют ядро правовой инфраструктуры современной экономики, причём осознание всеми предпринимателями своего высокого конституционного статуса, умение использовать конституционные положения в споре с субъектом публичной власти для защиты своих прав и свобод – это действительно одна из возможностей существования рыночной экономики ».
        Рассматривая вопросы обеспечения единого правового пространства как в смысле непротиворечия законодательства, так и в смысле единообразия его осуществления, полагаем правильно будет остановиться на давней проблеме «теневой» (теневой) экономики в России и субъектах. Относительно причин теневой экономики заметим, что «регулирование невозможно без ограничений, а неразумные ограничения провоцируют их нарушения,  особенно если это выгодно. Многие виды теневой экономики (например, уклонение от налогов) объясняются во многом именно недостатками государственного регулирования – бюрократизацией управления, слишком высокими налогами и др. ».

      Как пишут авторы процитированной работы, теневая экономика – хозяйственная деятельность, которая развивается вне государственного учёта и контроля, а потому не отражается в официальной статистике. 

     Рассмотрев существующие подходы к пониманию теневой экономики , считаем наиболее подходящим классификацию, рекомендованную ООН и Евросоюзом, в соответствии с которой к теневой экономике относятся скрытая, (разрешенная, но не учитываемая – скрываемая), неформальная (деятельность предприятий, обслуживающих домохозяйства), и нелегальная (незаконное производство и сбыт). При этом надо, как мы думаем, включить в состав скрытой теневой экономики и ту её часть,  которая касается официально неучтённой части зарегистрированного производства и доходов.

     В решении данной проблемы, которая связана с реализацией конституционных норм о предпринимательстве, выделяют радикально-либеральный подход (отсутствие строго государственно контроля, большая экономическая свобода) и репрессивный (усиление и ужесточение правовых и правоприменительных мер). «Нейтрализация теневой экономики не может ограничиваться применением традиционных методов (усиление контроля силами  правоприменительных органов, ужесточение законодательства, использование регламентации и т. п.) без кардинальных сдвигов в самих основах экономической системы. Преодолеть негативные тенденции в развитии экономики, связанные с её теневой сферой, можно лишь на основе целостной и обоснованной системы мер, реализуемой в ходе переустройства общества. Развитие рыночных отношений, разгосударствление экономики и демонополизация производственной инфраструктуры экономических отношений, укрепление разнообразных форм предпринимательства становятся наиболее значимыми условиями ослабевания теневых процессов ».

     Наиболее важная и объёмная роль при этом отводится административно-правовому регулированию (в узком смысле – деятельности органов исполнительной власти )».

      Так, весьма актуальны вопросы реализации обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ). Ставки налогов, как и излишнее административное давление, предопределяют существование нелегальной экономики. Сами нормы налогового права не раз изучались Конституционным Судом России, например, им впервые введена презумпция добросовестности налогоплательщика.

           Решая проблему, следует исходить и из фискального интереса государства, и из предпринимательского интереса получения прибыли. По мнению Курбатова А. Я., «суть сочетания интересов различных субъектов при правовом регулировании предпринимательской (хозяйственной) деятельности состоит в том, что путём правового регулирования государство через воздействие на материальные условия деятельности состоит в том, что путём правового регулирования государство через воздействие на материальные условия деятельности на материальные условия деятельности носителей частного интереса пытается сформировать у них условия, совпадающие с интересами общества и государства ».

     Тем не менее, вопрос подбора оптимальной ставки налогообложения доходов в России (в науке называются 30-34%) не решаемы силами конституционного правосудия или прямым действием норм основного закона.

   Основываясь на доводах Лаффера, коллектив авторов утверждает: «Следует отметить, что для каждого налога есть свои оптимальные границы налогообложения: так, ставка налога на прибыль не должна превышать 35%, а по другим налогам ещё меньше. Экономическая практика последних лет даёт многочисленные подтверждения тому, что российская налоговая система обслуживает в основном потребности государственного бюджета. Безусловно, фискальная функция системы налогообложения, несомненно, является основой, однако не единственной. При это опыт и использования налоговой системы странами с развитой экономикой подтверждает необходимость паритетного действия двух налоговых функций: фискальной и экономической ».

     Заботясь о наполнении бюджета, разработчики государственной экономической политики снижают потенциал бюджета РФ, поскольку из-за высоких ставок будет сниженной и собираемость: в связи с ликвидацией, уходу от государственного контроля предприятий, снижению темпов увеличения их количества. «В увеличении доли теневой экономики эксперты обвиняют не только кризис, но и действия государства, которое ужесточает контроль за предприятиями и уже объявило об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда ».

     Т. е. необходимо, добиваясь исполнения конституционно закреплённой обязанности, подбирать оптимальную ставку налога (например, 12% для НДС ).

     И в данном вопросе реализации норм Конституции в отношении всех субъектов правоотношений не достигается, что влечёт, с одной стороны, недостаточное пополнение государственного бюджета, с другой стороны, невозможность предпринимателей пользования финансовыми и иными официальными услугами. Как нам кажется, выбор оптимальной ставки налогообложения в ущерб казне и осуществлению социальных обязательств (осуществляемых частично за счёт средств, образуемых из расходов самих граждан), позволили бы в перспективе повысить уровень экономической обеспеченности общества и государства путём увеличения конкурирующих  субъектов, способных за счёт налогообложения в дальнейшем восполнить выпадающие расходы и решить социальные проблемы.

     Добавим, что в республике Дагестан увеличение единого социального налога до 34%  с 26%, перенесение высокой нагрузки на оплату периода временной нетрудоспособности на предпринимателей дало толчок уклонению от налогообложения.

    Т. о., необходимо последовательное сокращение налогового бремени путём сокращения государственных расходов в долях ВВП.

      Рассмотрим также ч. 1 ст. 34 Конституции Российской Федерации в аспекте противодействия теневой экономике и обеспечению единого правового пространства, в т. ч. в экономической сфере. Свободе предпринимательства препятствует административное давление, в частности, проверки, осуществляемые конторольно-ндазорными органами. Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»  имеет некоторые позиции и ограничения в применении.

     Пока он не может создать  серьёзного барьера против излишних проверок (в основном малого бизнеса ), с момента вступления в силу указанного закона, по опросу «ОПОРы России» количество проверок бизнес-структур не изменилось. (60,8%).

         Т. е. многочисленные проверки предпринимателей - одна из главных причин ухода хозяйствующих субъектов и незаконный экономический оборот, несмотря на предпринимаемые меры , т. е. предпринимателю дешевле не регистрироваться.

   Несмотря на то, что было введена ответственность недобросовестно исполняющих свои обязанности проверяющих , мы предлагаем дополнить законодательство и нормами о необходимости информирования общества о принятых мерах, на что указывается в научной литературе. 

           Хотим остановиться также на осуществлении положений ч. 1 ст. 8 Конституции РФ (в России гарантируются поддержка конкуренции) и ч. 2 ст. 34 Конституции России («не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию»). В настоящее время основным органом, призванным обеспечить на практике эти конституционные нормы, является Федеральная антимонопольная служба. Данный орган власти, на наш взгляд, можно отнести к субъектам конституционного контроля в широком его понимании – в рамках осуществления общего конституционного контроля.

     Данная точка зрения обусловлена указанными в стст. 22 и 23 ФЗ «О защите конкуренции» функциями и полномочиями антимонопольного органа (при том, что в состав антимонопольного законодательства входят и зафиксированные конституцией РФ нормы - Конституция РФ стала пятым актом, включённым в систему антимонопольного законодательства России ): обеспечение государственного контроля за соблюдением законодательства, выявление его нарушений; выдача предписаний, направление предложений о приведении некоторых актов в соответствие с законодательством.

        Несмотря на деятельность вышеуказанного органа, монополизм и недобросовестная конкуренция остаются актуальными проблемами, которые кроме прочего способствуют и формированию теневого сектора экономики. Зачастую данная деятельность бывает возможна благодаря высокому уровню коррумпированности представителей публичной власти. А коррупционные отношения – это уже та часть теневой экономики, которая образует запрещённую законом деятельность. Экономическими законами в таком случае не объясняются необоснованно высокие цены на те или иные товары.

     К сожалению, пока борьба с коррупцией имеет в основном репрессивный характер. В науке известно, что усиление репрессивной составляющей свойственно тоталитарным государствам. В то же время, это означает и перераспределение коррупционных потоков внутри субъектов данных правонарушений, т. е. борьба со следствиями, а не с причинами.

     Поддерживая меры, предлагаемые к действию для противодействия взяточничеству и иным коррупционным проявлениям, хотим заметить следующее. Поиск ответа на вопрос о неотвратимости ответственности за ошибки в государственной политике и небольшое количество серьёзных фактов привлечения к ответственности, юридической и политической, говорит нам о том, что и действующих норм об ответственности достаточно (и было ранее достаточно) для принятия необходимых решений. Угрожающее безопасности общества состояние системы органов внутренних дел, неиспользование благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры для экономического развития страны, невыполненная программа создания технологических парков в России (в рамках предполагаемого инновационного развития) не повлекли за собой основательных кадровых решений и изменения ситуации к лучшему. В процессе исследования мы наталкиваемся на то, что при наличии в нашей стране президентско-парламентской республики (и в субъектах исходя из принципа единства государственной власти) для обеспечения единого правового пространства нужна и политическая воля. Как указывает при оценке экономического состояния России профессор Гуриев, «пока мы не видим политической воли для реализации этих планов , а как считают Гозман Л. И Шестопал Е., «без политической воли нельзя выйти за пределы устаревших политических стереотипов и преодолеть инерцию мышления ».

       Всё вышеизложенное актуально и для Республики Дагестан, обладающей множеством предпосылок для экономического благополучия. Касательно социально-экономического развития Дагестана -  субъекта Российской Федерации, который должен находиться в едином правовом поле России, отметим также огромный масштаб незаконных экономических отношений. По словам Казимова А., «масштабы теневой экономики в Республике Дагестан обуславливаются объективными причинами для своего существования. Устранить их можно только на  государственном уровне, так как подобная масштабная проблема требует адекватных мер, разрешения и разработки мероприятий по их нейтрализации, поможет найти пути легализации теневой экономики ».

     Совершенствование нормативно-правовой базы как на федеральном уровне, так и республике  пока не приводит к полноценной реализации законов и подзаконных актов, регламентирующих экономические отношения. При наличии ответственности и политической воли (а последняя является политологической категорией, юриспруденция не может ответить на все проблемы общества и государства), успешной будет реализация утверждённой «Стратегии социально-экономического развития Республики Дагестан до 2025 года» ).

       Угрозы осуществлению предпринимательских прав  и экономической безопасности  в Республике продолжают оставаться, хотя ещё в 1998 г. высказано мнение о необходимости принятия закона об экономической безопасности: «обеспечение экономической безопасности и реализация стратегии в такой опасной критической ситуации, в которой оказалась республика, требует чёткой нормативно-правовой базы, представляющей важную составляющую механизма. В первую очередь необходим закон об экономической безопасности Республики Дагестан, который оценивал бы экономическую безопасность… Соответственно определял бы задачи и ответственность органов власти и конкретных должностных лиц за обеспечение экономической независимости и экономической безопасности Республики Дагестан ».

     Нам представляется что переход к научно обоснованному определению взвешенных ставок по налогам, гласность в вопросах ответственности лиц, осуществляющих проверку индивидуальных и коллективных предпринимателей, а также проявление политической воли в вопросах, касающихся реализации экономической конституции», страны вкупе с необходимым законодательным регулированием в субъектах Российской Федерации позволит снизить масштабы теневой экономики, стимулируя переход к нормальным рыночным отношениям.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика