Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Субъекты изучения и обобщения судебной практики: актуальные проблемы правового регулирования
Научные статьи
02.12.11 08:39


вернуться

ЕврАзЮж № 10 (41) 2011
Судоустройство
Становкина М.В.
Субъекты изучения и обобщения судебной практики: актуальные проблемы правового регулирования.
В статье отражены существующие в доктрине представления относительно функций судебной власти, обоснована необходимость выделения деятельности судов по обобщению судебной практики в качестве функции судебной власти, проанализирован вопрос относительно субъектов изучения и обобщения судебной практики, даны некоторые предложения по совершенствованию законодательства.


 Детектив в Виннице


   Понятие «судебная власть» возникло в начале 1990-х годов, когда Россия вступила на путь коренных преобразований во многих сферах жизни. Первыми шагами судебной реформы было принятие в 1992 г. Закона «О статусе судей», в 1993 г. Конституции Российской Федерации, в 1996 г. Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и ряда других актов.  Четкого определения понятия «судебная власть» нет ни в научной литературе, ни в законодательных актах. В доктрине оно трактуется с точки зрения нескольких подходов, в связи с чем представляет сложность определение основных на-правлений деятельности судов или, иначе говоря, их функций.

     Ряд авторов отстаивает точку зрения о том, что единственной функцией судебной власти является осуществление правосудия. Так, В.П. Кашепов отмечает, что «основной функцией судебной власти является осуществление правосудия».  По мнению В.А. Лазаревой, единой функцией судебной власти является раз-решение социально-правовых конфликтов, защита и восстановление нарушенных прав.

    Однако концепт самостоятельной и независимой судебной власти, закрепленный Конституцией Российской Федерации, не ограничивается только лишь самостоятельностью предметной компетенции, что сводится к устранению правовых конфликтов в обществе. Самостоятельность и независимость судебной власти как одной из ветвей государственной власти предполагает наличие и обеспечительных функций, являющихся своего рода гарантиями реализации судебной власти. Однако обеспечительные функции судеб-ной власти не подверглись детальному и системному изучению в современный период. Как следствие неразработанности доктрины, наблюдается и пробельность законодательства о судах и судьях в этой части.

    Принятый Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Феде-рации» от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ  (далее – Закон о судах общей юрисдикции)  не дает четкого ответа на вопрос, является ли обобщение судебной практики функцией судебной власти?

     Полагаем, дополнительные функции судебной власти предопределены ее  самостоятельностью и независимостью: в условиях закрепленного Конституцией Российской Федерации принципа разделения властей функция обеспечения деятельности судов принадлежит исключительно судебной власти.

     Такой же позиции придерживается С.К. Загайнова, которая отмечает, что с функциональной точки зрения судебная власть проявляется  не только в осуществлении правосудия. Судебная система должна иметь внутренние регуляторы, «направленные на лучшую организацию процесса осуществления правосудия».

    В литературе, посвященной системному анализу, проблема функций выступает как одна из основных. Каждый элемент системы отличается от других элементов тем, чему он служит и какова его роль в достижении цели системы в целом. Иначе говоря, любой элемент имеет свои функциональные признаки. Полагаем, что одной из задач исследования должно быть обоснование самостоятельных направлений деятельности судебной системы, а в качестве критерия их обнаружения предлагается принять обозначенные законом полномочия судов общей юрисдикции. Таким образом, под функциями, на наш взгляд, следует понимать отдельные направления деятельности судов, определяемые закрепленными законом полномочиями, которые необходимы для достижения стоящих перед судами задач. С точки зрения этого методологического правила считаем, что обобщение судебной практики является функцией судебной власти, поскольку полномочия Верховного Суда Российской Федерации по изучению и обобщению судебной практики закреплены Конституцией Российской Федерации. Кроме того, указанные полномочия судов общей юрисдикции разных уровней определяются федеральными конституционными законами.

    В соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, под-судным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики, которые, как полагаем, основываются на результатах изучения и обобщения судебной практики.  В Законе о судах общей юрисдикции обозначена цель данной деятельности – обеспечение единства судебной практики (пп. 1 п. 4 ст. 9). Верховный Суд Российской Федерации как суд высшей инстанции в системе судов общей юрисдикции призван, в конечном счете, обеспечить единое правоприменение. В связи с этим работа по обобщению судебной практики должна носить обязательный, систематический характер, что позволит постоянно отслеживать качество правоприменительной деятельности.

     Закон о судах общей юрисдикции, определяя инстанционные характеристики судов, относит к ним полномочия судов и судей по обобщению судебной практики. Так, глава 2, посвященная деятельности Верховного Суда Российской Федерации, содержит следующие положения: согласно п. 4 ст. 20 судебные коллегии Верховного Суда Российской Федерации обобщают судебную практику, а п. 2 ст. 23 закрепил такое полномочие непосредственно за судьями Верховного Суда Российской Федерации. Кроме этого, одним из полномочий Председателя Верховного Суда Российской Федерации и его заместителя является организация работы по обобщению судебной практики (пп. 2 п. 3 ст. 21, пп. 4 п. 3 ст. 22).

     В соответствии с главой 3, регулирующей порядок деятельности судов среднего уровня, Президиум суда «рассматривает материалы по изучению и обобщению судебной практики и анализу судебной статистики» (пп. 4 п. 3 ст. 26), а председатель суда организует работу по обобщению судебной практики (пп. 6 п. 3 ст. 29).

    Глава 5 Закона о судах общей юрисдикции («Организационное обеспечение деятельности судов об-щей юрисдикции») участие в обобщении данных  судебной практики относит к числу функций аппарата суда (п. 11 ч. 1 ст. 39).

    Еще представители советской доктрины использовали термин «организационное руководство суда-ми» и подчеркивали его значимость. Под организационным руководством судами подразумевалась проверка работы суда, изучение и обобщение судебной практики и данных судебной статистики.  Эта деятельность фактически являлась деятельностью непроцессуального характера органов системы Министерства юстиции.  В советский период обобщение судебной практики возлагалось как на орган исполнительной власти, так и на сами суды. В соответствии с  Законом РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» «Министерство юстиции РСФСР и его территориальные органы изучали и обобщали судебную практику, координируя эту деятельность соответственно с Верховным Судом РСФСР и судами среднего уровня (ст. 19); к полномочиям судов всех уровней, начиная с районного, было отнесено изучение и обобщение судебной практики (ст.ст. 25, 31, 43, 56)».

    С прекращением контрольных функций со стороны органов юстиции и с началом судебной реформы в 90-х годах прошлого века Россия воспринимает иную модель управления судами, которую можно обозначить как административная автономия судов или внутрисистемное управление судами. В рамках данной модели управления нецелесообразно сводить содержание судебной власти исключительно лишь к осуществлению правосудия.  Функция по организационному обеспечению деятельности судов была возложена на Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Вместе с тем обобщение судебной практики к компетенции данного органа отнесено не было. «Тем самым аналитическая работа по обобщению результатов судебной практики целиком и полностью возлагается на сами суды, а именно на судей и аппарат суда». 

      Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г., определяясь с объемом полномочий Верховного Суда Российской Федерации, судов среднего уровня, а также районных судов, установил лишь их компетенцию в сфере правосудия. При этом указано, что их полномочия, порядок образования и деятельности устанавливаются федеральным конституционным законом. Поэтому вполне очевидно, что от нового Закона о судах общей юрисдикции ожидалась детальная регламентация полномочий судебных органов, в том числе и полномочий по изучению и  обобщению судами собственной практики. Отнесение обобщения практики судов к числу судебных полномочий, а также обо-значение цели такой деятельности – несомненно, положительная тенденция, однако, по-прежнему остается недоработанным ряд важных аспектов механизма обобщения судебной практики, одним из которых является вопрос о его субъектах. От  четкого обозначения законодателем круга субъектов данной аналитической работы напрямую зависит качество её выполнения. Актуальным данный вопрос является также и в той связи, что наличие или отсутствие полномочия по обобщению судебной практики в числе полномочий судей связано с вопросом об их нагрузке.

      Очевидно, что судьи как лица, непосредственно отправляющие правосудие, являются основными субъектами обобщения собственной практики, поскольку такая работа имеет определенную специфику, подразумевающую наличие опыта по отправлению правосудия и качественных профессиональных навыков, позволяющих «судить» уже свершившееся правосудие. Однако в соответствии с Законом о судах общей юрисдикции полномочия по изучению и обобщению судебной практики имеют лишь судьи Верховного Суда Российской Федерации. 
  
      Деятельность по обобщению судебной практики, рассматриваемая как одна из функций аппарата суда, должна толковаться с учетом его вспомогательного значения.

     Полагаем, что анализировать судебную практику должны, в первую очередь, сами судьи. Вместе с тем участие аппарата в аналитической работе также необходимо. При такой постановке вопроса проблемным видится обеспечение качества изучения материалов практики, проведенной сотрудниками аппаратов, критерии допустимости работников аппарата к такой работе.

     Подчеркивая необходимость высокой квалификации судей, обобщающих судебную практику, а, возможно, даже более высокой, чем у  судей, осуществляющих правосудие, вспомним негативный опыт России в этом смысле. Стремление руководить судами в организационном плане со стороны Министерства юстиции РСФСР, думается, не преследовало цели сделать правосудие более качественным, поскольку труд-но представить, какую методологию в обобщении судебной практики использовал орган исполнительной власти.

      Считаем, что данная контролирующая функция судебной власти не должна развиваться таким путем в настоящее время: не представляется возможным проверять практику того или иного судьи лицом, никогда не имевшим опыта работы в качестве такового. На наш взгляд, отделы анализа и обобщения судебной практики должны создаваться во всех федеральных судах общей юрисдикции (за исключением малосоставных районных судов). Сотрудниками таких структур судов могли бы быть судьи, пребывающие в от-ставке; должностные оклады таких сотрудников должны устанавливаться в определенной пропорции к окладу судей. Такое положение позволило бы судьям, достигшим определенного возраста, с учетом высокой напряженности судейской работы переходить на работу, связанную с аналитической деятельностью, что позволило бы использовать накопленный богатый судейский потенциал. Думается, что данный вопрос исключительно важен и требует законодательной проработки.

     Обобщением судебной практики – это аналитическая работа, проводимая судами с целью анализа собственной работы, выявления и устранения противоречий в правоприменительной деятельности и обеспечения ее единства. И, на наш взгляд, является неоспоримым утверждение, что обобщать практику должны все звенья судебной системы без исключения. В связи с этим требует  внимания ст. 34 Закона о судах об-щей юрисдикции, закрепляющая полномочия районного суда: в компетенцию районных судов не входит обязанность по обобщению судебной практики мировых судей. Данный правовой пробел может отрицательно сказаться на становлении единства судебной практики в системе судов общей юрисдикции и снизить степень единства самой судебной системы. Кроме того, мировые судьи являются судами наиболее приближенными к населению, где разрешаются по существу большинство дел, подведомственных судам универсальной компетенции. В силу этого необходим механизм, в том числе непроцессуального характера, исключающий возможность допущения судебной ошибки.

    Анализируя деятельность судов по обобщению судебной практики, считаем, полезным будет обратить внимание на нормы, закрепляющие полномочия и порядок деятельности арбитражных судов, являющиеся, по нашему мнению, более упорядоченными и исчерпывающими.

         В системе арбитражных судов функция обобщения судебной практики получила закрепление на уровне Федерального конституционного закона. В соответствии со ст. 10, 26, 33.3, 36 и 45 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г.  изучают и обобщают судебную практику Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов и аппараты судов. Порядок рассмотрения вопросов судебной практики регулируется главой 13 Регламента арбитражных судов, являющегося актом судебного нормотворчества и принятого в соответствии со ст. 13 названного Федерального конституционного закона. Пункт 27 Регламента арбитражных судов  содержит положение о том, что «судья наряду с осуществлением полномочий по отправлению правосудия выполняет также и другие функции по реализации полномочий арбитражного суда, установленных Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в РФ», принимает участие в изучении и обобщении судебной практики, подготовке предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов».  Поскольку в системе судов общей юрисдикции не имеется аналогичного документа судебного нормотворчества, то, считаем, его следует принять в короткие сроки.
    
        Применительно к теме исследования требует внимания проект Кодекса судейской этики, ст. 12 которого обозначила порядок осуществления организационно-распорядительных полномочий. В частности, судьи должны не только отправлять правосудие, но и решать другие задачи, относящиеся к деятельности суда. Судья не вправе уклоняться от участия в работе по изучению и обобщению судебной практики, выработке предложений по совершенствованию законодательства о судебной системе.  Полагаем, этим подчеркивается сущность самостоятельной судебной власти: не только основная, но и вспомогательные (или организационные) полномочия должны быть закреплены исключительно за судьями. Однако подчеркнем, что Кодекс судейской этики устанавливает нравственные основы поведения судей, в то время как определение конкретных служебных обязанностей судей относится к числу вопросов судоустройственного характера. Поэтому, в Законе о судах общей юрисдикции как базовом законодательном акте следует дополнить главы 3 (суды среднего уровня) и 4 (районный суд), закрепив за судьями полномочия по обобщению судебной практики (аналогично имеющейся ст. 23 Закона, согласно которой судьи Верховного Суда Российской Федерации обобщают судебную практику).

       В соответствии с проектом Кодекса судейской этики «председатели судов обязаны обеспечивать равномерное распределение служебной нагрузки среди судей и работников аппарата суда». На наш взгляд, вопрос нагрузки в части отправления правосудия и выполнения дополнительных полномочий судьями достаточно актуален.

    В соответствии с судоустройственными и судопроизводственными нормативно-правовыми актами судьи осуществляют правосудие. Основное полномочие судей четко определено, в то время как вспомогательные полномочия «размыты» и не имеют четкой регламентации. Нередко в этой связи слышать от судей такую фразу: «Обобщение судебной практики – это наше хобби, за это нам не платят».

     Предлагаем деятельность по обобщению судебной практики включать в нагрузку каждого судьи, что позволит не только придать выполнению этой работы обязательный характер, но и выполнить ее качественно, рационально совмещая с основной деятельностью по осуществлению правосудия.

    Полномочия по обобщению судебной практики предоставлены и членам Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, о чем говорится в п. 9 Положения о Научно-консультативном совете при Верховном Суде Российской Федерации от 21 декабря 1993 г.: «Члены Научно-консультативного совета участвуют в изучении и обобщении судебной практики, в работе по повышению квалификации судебных работников, выполняют поручения по разработке проектов научно обоснованных рекомендаций и заключений…».  Такое содействие судам в изучении собственной практики безусловно имеет важное значение, поскольку обобщение судебной практики – прежде всего, работа аналитическая. Однако Закон о судах общей юрисдикции не предусмотрел создания такого совещательного органа в структуре судов среднего уровня, в связи с чем, на наш взгляд,  требует дополнения глава 3. Такой шаг, несомненно, имел бы только положительный результат.

     Подводя итог, отметим, что председатели судов, судьи, работники аппарата суда, а также ученые-юристы выполняют разные роли в процессе обобщения, а именно: председатели судов осуществляют контроль за деятельностью по обобщению судебной практики, ученые содействуют осуществлению данного процесса, работники аппарата выполняют роль «помощников», а судьи являются непосредственными субъектами обобщения судебной практики, поскольку выполняют основную часть аналитической работы. Такое «распределение» ролей законодатель должен учитывать. Верно обозначив место каждого из субъектов обобщения, его полномочия, законодатель тем самым обеспечит механизм качественного выполнения анализируемой функции судов, что, в конечном счете, позволит избежать судебных ошибок и обеспечит равную для всех защиту прав в суде.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика