Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Пределы ограничения принципа свободы договора
Научные статьи
02.12.11 08:47

вернуться


 
ЕврАзЮж № 10 (41) 2011
Гражданское право
Татаринова А.А.
Пределы ограничения принципа свободы договора
Статья посвящена вопросу содержания принципа свободы договора. Также в работе рассмотрена проблема определения предела возможного ограничения данного принципа.

  wiki.battlefields.ru      
  Принцип свободы договора является одним из основополагающих принципов гражданского права, содержание которого базируется на нормах Конституции РФ, закрепляющих свободу предпринимательской деятельности, свободу перемещения товаров работ и услуг на территории Российской Федерации.

     Данный принцип обуславливается самой направленностью гражданского права, как отрасли частного права. Одной из теорий, позволяющих разграничить частные отрасли права от публичных, является теория «свободы целеполагания», согласно которой, если субъекты, регулируемых отраслью права отношений свободно и самостоятельно могут устанавливать содержание данных правоотношений, то данная отрасль права относится к частным отраслям. Таким образом, именно принцип свободы договора является одним из критериев разграничения отраслей права на частные и публичные. Существование данного принципа позволяет отрасли  гражданского права сохранять сущностное свойство его метода, а именно свойство диспозитивности.

     Принцип свободы договора не должен терять своего значения, несмотря на общую тенденцию к его ограничению, так как он лежит в основе экономической свободы отдельных субъектов гражданских отношений.  На сегодняшний день в работах многих ученых можно встретить вопрос: по-прежнему ли принцип свободы договора лежит в основе гражданско-правовых отношений? Законодатель в настоящее время идет по пути сужения сферы действия указанного принципа. Выделяются отношения, в которых государство контролирует действия экономически более сильной стороны в интересах слабейшей. «Поэтому идеал неограниченной свободы договора, в соответствии с которой действует самостоятельный разумный индивид, полностью отвечающий за свои действия», - как отмечает М.Ю. Козлова: « постепенно тускнеет и становится достоянием истории». 

      Однако, все многочисленные ограничения свободы договора одновременно являются и ее гарантиями, так как, ограничивая деятельность одного субъекта, государство обеспечивает интересы другого субъекта, который в меньшей степени, чем первый, способен на защиту своих прав. Ограничение такого основополагающего принципа как принципа свободы договора  возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом. На это было указано еще  в «Декларации прав человека и гражданина», в которой свобода трактуется как возможность «делать всё, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

     В связи с этим, правила установления ограничений в принципе свободы договора должны носить упорядоченный характер, не должно существовать спорных моментов при решении вопросов о возможности ограничения свободы договора в том или ином случае. Должны существовать строгие правила, определяющие объем возможного ограничения обозначенного принципа, случаи предоставления возможности сторонам по собственному усмотрению установить те условия договора, которые, по их мнению, будут соответствовать правоотношениям, в которые они вступают. Остается нерешенным вопрос, можно ли считать проявлением свободы договора лишь возможность субъекта принять решения о заключении договора без возможности повлиять на его условия?

    Статья 421 ГК РФ определяет общие положения, относительно свободы договора в гражданско-правовых отношениях. Исходя из содержания указанной статьи, свобода договора проявляется в различных аспектах.

      Первый аспект касается непосредственно стадии заключения договора. На этом этапе стороны вправе самостоятельно решать, необходимо ли им заключить договор друг с другом, т.е. субъекты гражданского оборота вправе свободно выбрать контрагента договора (в судебном порядке, как правило, также отсутствует возможность понудить контрагента к заключению договора).  Сторонам договора предоставляется широкое усмотрение при определении его условий, а именно: право заключать как предусмотренные ГК РФ, так и не поименованные в нем договоры; право выбора вида договора; право заключать смешанные договоры; право выбрать форму и способ заключения договора (ст. 434 ГК РФ).

      Второй аспект касается времени существования самого договора. В этот период стороны обладают возможностью в любое время своим соглашением изменить или расторгнуть договор (ст. 450 ГК РФ). Помимо этого, свобода договора проявляется также в праве сторон  выбрать способ обеспечения исполнения договора (гл. 23 ГК РФ) и др.

      Развитие принцип свободы договора нашел в части 3 ГК РФ, в виде принципа автономии воли сторон, который характер для договорных обязательств, осложненных иностранным элементом. В данных правоотношениях стороны наделены правом самостоятельно выбрать применимое к свои правоотношениям право, установить, так называемый, «обязательственный статут». Принцип автономии воли сторон согласно ст. 1211 ГК РФ  обладает приоритетом и суд может выбрать применимое право на основе коллизионной нормы, только в том случае если стороны не реализовали свое право и не выразили свою автономную волю. Указанное положение можно отнести к третьему аспекту содержания принципа свободы договора.

    Таким образом, принцип свободы договора состоит из свободы вступления в договорные отношения, определения их вида и содержания, момента прекращения и расторжения, а также в выборе применимого права к договорным обязательствам, осложненным иностранным элементом.

     Однако, свобода договора не является абсолютной. На это указывается, например, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.01.2007 N 1-П, закрепляющем, что свобода договора имеет объективные пределы, которые определяются основами конституционного строя и публичного правопорядка.

   Учитывая положение п. 1 ст. 422 ГК РФ, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующими в момент его заключения.

     Варианты установленных законом ограничений в отношении договоров различны, они прописаны законодателем в ряде статей ГК РФ, а также в иных федеральных законах, например  в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

      Анализ статьи 1 ГК РФ, предусматривающей возможность ограничения гражданских прав на основании федерального закона, в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, а также статьи 10 ГК РФ, запрещающей  действия граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, можно сделать вывод о том, что ограничение принципа свободы договора призвано служить государству в качестве защиты как публичных, так  и частных интересов.

      Принцип свободы договора, по мнению В.Н. Урукова, «действует только в отношении, как правило, частных лиц и по поводу ограниченного количества объектов гражданских прав. Эти договоры в большинстве своем направлены на удовлетворение личных потребностей граждан, которые носят повседневный личный характер. Абсолютное большинство договоров, особенно в предпринимательской сфере, не соответствуют принципам свободы договора, а иногда сводят их на нет».   

      В полном виде принцип свободы договора характерен лишь для малого круга отношений, тогда как для большинства договоров характерно узкое толкование принципа свободы договора, проявляющегося в свободе выбора контрагента и принятия решения о заключении договора и выборе его вида.

     Ограничение обозначенного принципа происходит чаще всего  при вступлении в правоотношения со страховыми, банковскими организациями, а также с организациями, занимающими доминирующее положение в экономике (электроснабжающие, газоснабжающие, услуги в сфере почтовой связи и т.д.).

      Например, при заключении договора с банком, его контрагенту предлагают определенные условия договора, разработанные самой организацией, при этом клиент практически не имеет возможности влиять или включать дополнительные условия в договор. В данных правоотношениях нельзя сказать о совпадении воль или об общей воле договаривающихся сторон, и клиент-сторона должен «подгонять» свою волю под доминирующую волю экономически сильного субъекта.

     Еще в более сложном положении оказывается сторона при заключении договора с организациями, занимающими доминирующее положение в экономике (электроснабжающие, газоснабжающие, услуги в сфере почтовой связи и т.д.). Здесь воля стороны (абонента, клиента) полностью подчинена воле доминирующей организации. Клиент вынужден согласится с предложенными  другой стороной условиями. Как правило, диктат доминирующей стороны происходит в форме типовых правил, носящих ведомственный характер.

          Однако, во всех вышеперечисленных случаях подразумевается договор присоединения, у стороны всегда есть право отказаться от заключения невыгодного ей договора, право выбора иного контрагента. В связи с этим, нельзя категорично утверждать о несоблюдении принципа свободы договора, в перечисленных случаях проявляется лишь ограничении обозначенного принципа.

         Цивилистами предлагается создание для защиты слабой стороны типовых правил (договоров) на законодательном уровне и признание их неотъемлемой частью ГК РФ. Однако, при установлении типовых правил на законодательном уровне уже не одна из сторон договора не сможет влиять на условия заключаемого договора, что также будет являться ограничением принципа свободы договора.

       Исходя из положений гражданского законодательства и выделенных на его основе аспектов содержания принципа свободы договора, возможна  систематизация критериев ограничения обозначенного принципа.

      Первый аспект свободы договора, как указано выше, касается непосредственно стадии заключения договора. Сторона при решении вопроса о заключении договора обязана  принимать во внимание не только те нормы, которые возможно изменить, но также и нормы, которые, не относясь к существенным условиям, названным в законе, не подлежат изменению сторонами (т.е. нормы императивные).

        По мнению Белова В.А. «при отрицательном решении последнего вопроса сторона либо не заключит договор, включающий не устраивающие её императивные нормы, либо выберет иную модель (тип) договора. Иными словами запрет изменять императивные нормы вовсе не означает невозможность изъявления лицами своей воли в отношении таких норм». 
        
    Ограничение свободы договора на стадии его заключения возможно в различных вариантах, предусмотренных законом. Во-первых, не все субъекты гражданских правоотношений вправе самостоятельно принимать решение о выборе контрагента и желании заключить договор – эти ограничения присутствуют при заключении публичного договора. Возможность понуждения к заключению договора законодательно допускается  также в случаях: нарушения права преимущественной покупки (ст. 250 ГК РФ), преимущественного права арендатора на заключение договора на новый срок (ст. 621 ГК РФ) и в некоторых других случаях, указанных в законе.

      В литературе возник спор: имеют ли стороны возможность по своему усмотрению изменить модель договора, например, заключить реальную продажу или консенсуальный заем? На этот вопрос нет единой, принятой всеми специалистами гражданского права позиции.

        М.И. Брагинский дает на этот вопрос отрицательный ответ, мотивируя его тем, что модели договора в законе сформулированы императивно.

      В.В. Ровный и Б.Л. Хаскельберг выдвинули позицию о том, что «если модель установлена законом императивно, действие принципа свободы договора ограничивается…». 

         В.А. Белов имеет противоположный взгляд на  указанную проблему, считая, что «исходя из принципа свободы договора, лица вправе избрать для любого договора как реальную, так и консенсуальную модель. Данный принцип в современном законодательстве проведен значительно полнее, чем в римском праве, которое, допускало существование лишь реальных непоименованных контрактов».  «Принцип свободы договора позволяет избрать любую модель, сформулировать любые условия, вплоть до неизвестных ГК РФ, притом, что такие условия не противоречили бы основным началам и смыслу гражданского законодательства».    
        
       Во-вторых, ограничение принципа свободы договора при его заключении может быть выражено в невозможности стороны договора участвовать в определении его условий. Указанное ограничение касается договора присоединения, обозначенного ранее.

     Ограничение свободы договора на стадии его существования  возможно в следующих вариантах, предусмотренных законом.

        Ограничение может быть наложено на право сторон  выбрать способ обеспечения исполнения договора, путем  принятия судом решения об уменьшении размера неустойки, основываясь на статье 333 ГК РФ.

    Ограничение принципа автономии воли сторон возможно на основании п.5 ст. 1210 ГК РФ, закрепляющего следующее правило: «если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан».

      Таким образом, наше законодательство предусматривает достаточно большое количество примеров ограничения принципа свободы договора.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика