Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конфискация имущества по зарубежному уголовному законодательству и законодательству России (сравнительно-правовой аспект)
Научные статьи
02.12.11 08:52
вернуться


 
ЕврАзЮж № 10 (41) 2011
Уголовное право и криминология
Урчукова М.А.
Конфискация имущества по зарубежному уголовному законодательству и законодательству России (сравнительно-правовой аспект)
Статья посвящена правовой природе, концепции и месту института конфискации имущества в системе уголовного права. Автор высказывает новый взгляд на данный институт, его цели и сферу действия; анализирует спорные вопросы теории и практики применения конфискации в уголовном праве Российской Федерации и иностранных государств.

      Федеральный закон от  27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» внес существенные изменения в уголовное законодательство. В частности, в УК РФ была «возвращена» конфискация имущества, но не как вид наказания, а как иная мера уголовно-правового характера. Положения о конфискации закреплены в разделе VI «Иные меры уголовно-правового характера» гл. 15.1 «Конфискация имущества» (ст. ст. 104¹ - 104³ УК РФ).

     Главным достоинством этих мер является то, что конфискация выступает действенным механизмом в борьбе с преступностью, особенно организованной, так как позволяет выбить экономическую базу из рук этой преступности. «Конфискация сводит на нет, делает бессмысленной преступную деятельность, связанную, прежде всего, с совершением корыстных и иных экономических преступлений, поскольку плоды такой деятельности изымаются у виновного, привлеченного к ответственности; при этом конфискуются и «плоды плодов» - доходы от преступно полученного имущества».

      Другим достоинством «новой» конфискации следует считать исключение такого ее вида, как общая конфискация имущества, когда в доход государства при совершении тяжких и особо тяжких преступлений из корыстных побуждений (ст. 52 УК РФ) изымалось все имущество осужденного, за исключением предметов, прямо указанных в уголовно-исполнительном законе. Такой вид конфискации критиковался еще в советские времена.

      Положительным моментом конфискации следует, по нашему мнению, считать возможность конфисковывать не только деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения конфискационных преступлений (п. «а» ч. 1 ст. 104¹ УК РФ), но и деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения конфискационных преступлений, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы.

    Вместе с тем, наибольшей критике подвергся перечень преступлений, при совершении которых допускается конфискация имущества (п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ).

    Преступления, по которым возможна конфискация имущества, относятся к различным категориям. В перечне статей есть преступления небольшой, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.

    Преступления, упомянутые в ч. 1 ст. 104.1, расположены в разных главах Уголовного кодекса, имеют разные родовые и видовые объекты: жизнь и здоровье, свободу, конституционные права личности, экономическую деятельность, интересы службы в коммерческих и иных организациях и др.
Все эти преступления имеют разные мотивы и цели совершения. В семи статьях, перечисленных в ч. 1 ст. 104.1 УК, корыстный мотив является конститутивным признаком состава преступления, в шести - квалифицирующим признаком состава преступления. Наибольшее число статей, по которым возможна конфискация имущества, либо предусматривают корыстный мотив только как факультативный признак состава преступления, либо вообще не предусматривают соответствующего признака.

   Не объединяет их и процессуальный критерий - расследования по преступлениям, входящим в перечень, предусмотренный ст. 104.1 УК, проводятся и в форме предварительного следствия, и в форме дознания.

   Эти преступления, пожалуй, объединяет только одно - они все умышленные.
   Отсутствие критериев для отнесения преступлений к числу  допускающих применение конфискации позволяет предложить исключить из УК РФ перечень статей, по которым возможна конфискация имущества, и предусмотреть ее только за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных из корыстных побуждений (возвратившись к редакции ст. 52 УК РФ).

    Вторым существенным недостатком ст. 104.1 УК РФ является регламентация в одной статье трех самостоятельных видов конфискации.

    Первый вид - конфискация как «иная мера» уголовно-правового характера. Данный вид конфискации закреплен в п. п. «а», «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. Такая конфискация не ограничивает права и свободы осужденного, так как конфискуется не имущество осужденного, а только то, что было незаконно приобретено в результате совершения преступления, и доходы от этого незаконно приобретенного имущества.

    Второй вид конфискации - конфискация как вид наказания. Данный вид конфискации закреплен в п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. При этом никаких пределов такой конфискации в законе не установлено. Таким образом, закон разрешает конфисковать не то, что нажито преступным путем, а то, что заработано вполне легально. Такая конфискация не может и не должна быть «иной мерой», поскольку она воспроизводит ранее действовавшие положения конфискации как вида наказания. Мы считаем, что данный вид конфискации должен быть признан наказанием и перенесен в ст. ст. 44 и 52 УК РФ. Кроме того, положения о конфискации должны быть внесены и в санкции, закрепленные в ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 УК РФ.

    Третий вид конфискации - это так называемая специальная конфискация, которая предусматривает возможность изъятия орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому. Эта конфискация тождественна уголовно-процессуальной конфискации вещественных доказательств, закрепленной в ст. 81 УПК РФ.

       Третьим серьезным недостатком конфискации является отсутствие в законе цели ее назначения. Разные виды конфискации должны иметь разные цели ее применения.

     Применяя конфискацию в порядке п. п. «а», «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, законодатель, с нашей точки зрения, преследует две цели - восстанавливает социальную справедливость и предупреждает совершение новых преступлений.

     При конфискации денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) (п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК), конфискации подлежит и то, что нажито преступным путем, и то, что нажито на законных основаниях. В этом случае конфискация преследует те же цели, что и любое другое наказание - восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Данный вид конфискации идентичен конфискации как виду дополнительного наказания. Поэтому это еще один из аргументов за внесение в санкции вышеперечисленных статей конфискации имущества как дополнительного вида наказания с одновременным его возвращением в ст. ст. 44 и 52 УК РФ.

      Третьим видом конфискации является конфискация орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому. Этот вид конфискации хотя и позволяет конфисковать и то, что нажито преступным путем, и то, что является собственностью осужденного, полученной законным путем, вряд ли имеет целью восстановить социальную справедливость и исправить осужденного.

    Изъятие орудий преступления, принадлежащих виновному, влечет прекращение права собственности. В соответствии со ст. 243 ГК РФ «Конфискация» в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация).

      Конфискуя орудия совершения преступления, законодатель, прежде всего, стремится предупредить совершение новых преступлений с использованием этих же орудий, оборудования и средств совершения преступления. Данный вид конфискации ничем не отличается от уголовно-процессуальной конфискации, закрепленной в ст. 81 «Вещественные доказательства».

     В законодательных источниках стран ближнего зарубежья в основном наметилось несколько подходов к определению конфискации имущества.

     Первый подход - это признание конфискации имущества видом наказания, который может применяться только в качестве дополнительного при совершении, как правило, тяжких и особо тяжких преступлений из корыстных побуждений (УК Казахстана, УК Украины, УК Беларуси и др.).

        Второй подход признает конфискацию имущества видом наказания, который может назначаться только в качестве дополнительного, но при этом происходит отказ от общей конфискации (УК Кыргызской Республики, УК Азербайджана, УК Туркменистана). В уголовное законодательство включена только так называемая специальная конфискация, под которой понимается принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства предметов, сопряженных с преступлением.

      Третий подход - это исключение конфискации имущества из системы наказаний, придание ей особого правового статуса и ограничение ее применения только имуществом и предметами, сопряженными с преступлением, то есть, признание лишь специальной конфискации, но не как вида наказания, а как иной меры уголовно-правового характера. По этому пути пошел законодатель Литвы, Эстонии, Молдовы.

      Четвертый поход - это вообще отказ от такого института уголовного права, как конфискация имущества. Так, законодатель Грузии признал конфискацию имущества антиконституционной мерой и исключил ее из уголовного кодекса.

     Опыт регламентации конфискации имущества по законодательству зарубежных стран ближнего зарубежья является небезынтересным для совершенствования российского уголовного законодательства. Заслуживает особого внимания, во-первых, отнесение в УК Литвы конфискации имущества к числу мер безопасности и, во-вторых, четкое определение на законодательном уровне целей, которых должна достигать конфискация имущества как мера безопасности.

        Очевидно, что положения ст. 104.1 УК РФ не противоречат нормам международного права, так как соответствующие поправки были приняты в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму», а также ратификацией ранее подписанных Российской Федерацией международных конвенций, в которых конфискация имущества признана одной из основных и эффективных мер уголовного наказания:
1) Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию, подписанная Российской Федерацией в г. Страсбурге 27 января 1999 г. ;
2) Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбург, 8 ноября 1990 г.) ;
3) Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, принятая Резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 г. ;
4) Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. ;
5) Конвенция ООН против коррупции, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г .

      Некоторые исследователи  отрицательно относятся к восстановлению в уголовном законодательстве такого института, как конфискация имущества. По их мнению, данная мера нарушает права и свободы граждан, является препятствием на пути гуманизации и либерализации уголовного законодательства, не имеет существенного значения в вопросе предупреждения и противодействия некоторым видам преступлений, а также восстановления социальной справедливости. Ссылаясь при этом на наличие в уже существующем законодательстве таких норм, как п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, предусматривающий обращение в доход государства денег и иных ценностей, нажитых или приобретенных преступным путем, и ч. 1 ст. 243 ГК РФ, согласно которой «в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения», которые фактически не «работают», исключением является непосредственно обнаруженное имущество в результате совершения преступления и приобщенное к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Конфискация имущества как уголовно-правовой институт ни в коем случае не противоречит данным положениям, а лишь расширяет возможности государства в качестве субъекта правоприменения обеспечить выполнение задач, определенных в ст. 2 УК РФ, не нарушая при этом основных прав и свобод граждан.

      По нашему мнению, законодателю необходимо более четко определить перечень преступных деяний, при совершении которых возможно применение конфискации имущества. Например, преступление против личности, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ, имеет следующие квалифицирующие признаки:
а) двух или более лиц;
б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;
г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
д) совершенное с особой жестокостью;
е) совершенное общеопасным способом;
е¹) по мотиву кровной мести;
ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;
и) из хулиганских побуждений;
к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;
л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
м) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
н) утратил силу.

     Полагаем, что конфискацию имущества можно применить только при наличии квалифицирующих признаков, предусмотренных п. п. «з» и «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как только при совершении данных деяний с корыстным мотивом возможно получение имущества в результате совершения преступления или доходов от этого имущества. То же относится к п. п. «г» и «ж» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ. В случае отсутствия данных квалифицирующих признаков в составе совершенного преступления применение конфискации имущества по п. «а» ч. 1 ст. 104¹ невозможно. В таком случае конфискация применяется в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 104¹, относительно орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому, данная процедура также предусмотрена п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Статья 127¹ УК РФ - торговля людьми означает куплю-продажу человека, представляющую собой заключение (выполнение) договора между продавцом и покупателем о передаче и принятии за определенную плату в денежном или ином эквиваленте человека как вещи. Такой договор именуется «квазидоговор» купли-продажи и не может быть признан правомерным . Согласно ст. 127.2 УК РФ использование рабского труда, т.е. использование труда человека, находящегося в подневольном состоянии (по сути, в собственности работодателя), предполагает владение, пользование и распоряжение результатами его труда виновным лицом . Следует отметить тот факт, что при совершении указанных преступлений лицо, их совершающее, имеет косвенный корыстный умысел на получение имущества, добытого преступным путем.

       В соответствии с п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских и смежных, изобретательских патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»  судам надлежит обратить внимание на то, что оборот контрафактных экземпляров произведений или фонограмм нарушает охраняемые федеральным законодательством авторские и смежные права, в связи с чем указанные экземпляры произведений или фонограмм подлежат конфискации и уничтожению без какой-либо компенсации (за исключением случаев передачи конфискованных контрафактных экземпляров произведений или фонограмм обладателю авторских или смежных прав, если это предусмотрено действующим в момент вынесения решения по делу федеральным законом).
В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 104¹ УК РФ судам надлежит исходить из того, что деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 и 147 УК РФ, и любые доходы от этого имущества конфискуются, за исключением имущества и до-ходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

     Определенный интерес вызывает тот факт, что из всех преступлений против собственности и в сфере экономической деятельности законодатель допускает применение конфискации имущества только лишь по ст. 164, ч. 3 и ч. 4 ст. 184, ст. ст. 186, 187, 188, 189 УК РФ. Отметим, что наряду с собственностью дополнительным объектом преступного посягательства при совершении указанных преступлений являются государственные интересы Российской Федерации в области культуры, экономической безопасности и финансовой устойчивости. При этом причиняется значительный ущерб как обществу, так и государству в целом.

    По нашему мнению, законодателю следовало бы расширить перечень преступлений против собственности и в сфере экономической безопасности, за совершение которых возможно применение конфискации имущества, с целью восстановления социальной справедливости и возвращения имущества, полученного в результате совершения преступлений, его законному владельцу.

     На сегодня конфискация, пожалуй, единственный вид правовой санкции, законодательное закрепление и применение которой прямо предписано международным правом как обязанность государств. Такое ее особое положение объясняется той ролью, которую отводит ей мировое сообщество в борьбе с такими видами транснациональной организованной преступности, как терроризм, наркоторговля, легализация преступных доходов и коррупция.

     Проведенный выше анализ регулирования института конфискации в различных правовых системах позволяет сделать следующие выводы.

     Институту конфискации уделяется повышенное внимание со стороны международного сообщества. Это связано с тем, что конфискация преступных доходов превращается в современном мире в одно из ключевых направлений борьбы с транснациональной (как и внутригосударственной) организованной преступностью и коррупцией.

     В современных уголовных законодательствах отсутствуют единые подходы к определению места института конфискации в системе Общей части уголовного права.

   В целом сравнительный анализ современного законодательства позволяет говорить о наличии устойчивой тенденции: все больше государств отказываются от общей конфискации имущества как вида наказания в пользу института специальной конфискации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика