Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Сущность участия следователя в судебном заседании в ходе досудебного производства по уголовному делу
Научные статьи
08.01.12 10:45
вернуться


 
ЕврАзЮж № 11 (42) 2011
Уголовное право и криминология
Ерохина О.С.
Сущность участия следователя в судебном заседании  в ходе досудебного производства по уголовному делу
Статья посвящена проблеме сущности участия следователя в судебном заседании в ходе досудебного производства. С этой целью рассмотрено соотношение правосудия и судебного контроля. Выделены признаки правосудия. Участие следователя в судебном заседании в ходе досудебного производства рассматривается как участие в отправлении правосудия. Рассмо­трены проблемы взаимодействия следователя с иными участниками судебного заседания. Сформулировано определение участия следователя в судебном заседании в ходе досудеб­ного производства.

      Назначение и проведение судебного заседания в досудебном производстве, в том числе участие в нем следователя, обусловлено контрольной деятельностью суда на досудебном этапе уголовного судопроизводства, приоритетной задачей которой является защита конституционных прав и свобод человека и гражданина. Деятельность суда такого рода именуется в науке уголовно-го процесса судебным контролем.

      На сегодняшний день, несмотря на значительное число научных трудов, спорным остаются многие вопросы, касающиеся судебного контроля, а соответственно и судебного заседания, вы-ступающего формой его реализации. Понимание сущности судебного заседания в ходе досудебно-го производства во многом определяет и сущность участия следователя в нем, проблемные аспек-ты которой в науке уголовного процесса не подвергались исследованию, но заслуживают внима-ния.

      Какова сущность судебного заседания в досудебном производстве? – вопрос, вытекающий из еще остающегося спорным соотношения судебного контроля на досудебном производстве с правосудием.

     Во взглядах ученых на сущность судебного контроля, его соотношение с правосудием мож-но выделить несколько позиций. Во-первых, судебный контроль – самостоятельная и основная (на досудебном этапе) функция суда. Во-вторых, вся деятельность суда, направленная на защиту конституционных прав личности при производстве по уголовному делу, и есть правосудие; судеб-ный контроль выступает как форма правосудия, как особый вид, элемент, часть его содержания.

      Основной причиной размежевания позиций по вопросу соотношения правосудия и судеб-ного контроля за законностью и обоснованностью действий и решений  на досудебном производ-стве, как справедливо отмечает О.В.Химичева, выступает отсутствие «в законе и теории четкой дефиниции правосудия».

      Сторонники определения судебного контроля как самостоятельной функции  рассматри-вают правосудие в его классическом понимании, т. е., осуществляя правосудие, суд рассматривает и разрешает дело по существу, а контрольная деятельность суда в досудебном производстве выхо-дит за рамки такой деятельности.

    По мнению Н.А.Лопаткиной, различия между судебно-контрольной деятельностью и пра-восудием усматриваются и в характере осуществляемых процессуальных действий, субъектах, во-влекаемых в процесс, основаниях возбуждения производства.  В порядке осуществления судебно-го контроля содержанием деятельности суда является проверка законности и обоснованности ог-раничения конституционных прав человека, а не разрешение вопроса о виновности лица.  К тому же контрольную деятельность суда в досудебном производстве нельзя в полной мере назвать су-дебным разбирательством, считают Л.В.Виницкий и Г.С.Русман.

      Е.В.Рябцева, полагая, что правосудие характерно только для судебных стадий уголовного процесса, и выделяя признаки правосудия, анализирует действующее законодательство. Ссылаясь на положения Конституции Российской Федерации (ч. 1 ст. 118) и Уголовно-процессуальный ко-декс Российской Федерации (ч. 1 ст. 8), автор отмечает, что правосудие, в том числе по уголовным делам, осуществляется только судом, суд рассматривает дело по существу и выносит соответст-вующее решение (т. е. признает лицо виновным в совершении преступления и подвергает его на основании приговора наказанию либо оправдывает подсудимого).  Однако указанные нормы можно трактовать иначе, т. е. только суд осуществляет правосудие, основной частью содержания которого является рассмотрение уголовного дела, но законом предусмотрены и иные полномочия суда (в частности, контрольные в досудебном производстве – ч. 2 ст. 29), реализуемые, возможно, также в рамках правосудия. 

     Рассмотрение правосудия как более емкого понятия обуславливает изучение судебного контроля в его пределах: либо как самостоятельной и особой формы (способа) осуществления правосудия,  либо как части его содержания.

      Правосудие – не только рассмотрение дела по существу и принятие по нему решения (ре-зультат судебной деятельности), но и подготовительные действия (процесс достижения результа-та, частью которого является судебный контроль за предварительным расследованием).

     О.А.Мядзелец,  И.Л.Петрухин,  рассматривая судебный контроль в досудебном производ-стве как форму отправления правосудия, полагают, что судебному контролю присуще большинст-во элементов правосудия, и осуществляется он при соблюдении процедуры, свойственной право-судию.

     Решения суда, выступающие результатом реализации его полномочий в досудебном про-изводстве, предусмотренные ч. 2 ст. 29 УПК, «принимаются в специально проводимых судебных заседаниях с соблюдением общих условий судебного разбирательства».  «Кроме того, эти реше-ния суда, так же как и приговор, согласно действующему законодательству могут быть обжалова-ны участниками процесса».

      И.С.Дикарев, полагающий, что контрольная деятельность суда в досудебном производстве является правосудием, одним из доводов приводит состязательность процедуры в судебном засе-дании.  При этом автор делает акцент на качественном равноправии сторон обвинения и защиты. Отсутствие стороны защиты в судебном заседании при рассмотрении судом вопросов о даче раз-решений на производство следственных действий (ст. 165 УПК) «не исключает состязательность процедуры, поскольку у заинтересованных лиц… сохраняется право обжаловать принятое судом решение».  Однако данное утверждение вызывает сомнения.

      «В своей основе состязательный уголовный процесс – это процесс, в котором обвиняемый занимает положение субъекта процесса, стороны».  Принцип состязательности, по мнению М.Ю.Кузнецова, предусмотрен только при рассмотрении ходатайств об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.  Тогда вряд ли можно говорить о распростране-нии состязательности на порядок проведения судебного заседания, предусмотренный ст. 165 УПК (получение судебного разрешения на производство следственного действия, а также применение иной меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество), где в качестве участников предусмотрена лишь сторона обвинения (прокурор, следователь, дознаватель).  Од-нако процессуальная форма может быть разной, не всегда обеспечивающей состязательный ха-рактер правосудия.

       В.М.Лебедев верно отмечает, что возникающие в процессе производства по уголовному де-лу правовые отношения, в том числе с участием суда, нельзя рассматривать в контексте соотно-шения функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела, т. е. распространения на пра-вовые отношения принципа состязательности.

     Спорен и такой довод, приводимый сторонниками рассмотрения судебного контроля в ка-честве формы осуществления правосудия, как наличие конфликта (спора) правового характера.  Можно согласиться с В.А.Лазаревой, что, рассматривая жалобу участника уголовного процесса на действие или решение органа расследования, суд разрешает конфликт, проверяет законность ре-шения, подлежащего обжалованию, а также обоснованность поданной жалобы.  Однако не в ка-ждом случае обращения следователя в суд с ходатайством о производстве следственного действия, на наш взгляд, будет иметь место правовой спор. Например, при необходимости производства обыска или выемки в жилище подозреваемого следователь, получая судебное разрешение, с це-лью эффективности производства следственного действия вряд ли будет уведомлять об этом по-дозреваемого. Спора нет, суд проверяет законность и обоснованность производства следственного действия. В последующем спор может возникнуть, но уже в рамках обжалования действий следо-вателя. Связь судебного заседания с рассмотрением конфликта (правового спора) не является универсальным признаком, характеризующим каждый вид контрольной деятельности суда в до-судебном производстве.

      Представляется справедливой широкая трактовка понятия «правосудие», т. е. понимание деятельности суда, осуществляемой в процессуальной форме и направленной на разрешение фак-тических обстоятельств, применение норм материального права, принятие решения об ограни-чении конституционных прав граждан.

      Термин «правосудие» толкуется в русском языке как «деятельность правовых, судебных органов».  В соответствии с положениями Закона «О судах общей юрисдикции»  правосудие осуществляется посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Последнее, как известно, включает в себя досудебное и судебное производство по уголовному делу (п. 56 ст. 5 УПК). Кроме того, законодатель, трактуя понятие «судья», определяет его как должно-стное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие (п. 54 ст. 5 УПК). Следовательно, правосу-дие – деятельность не только по рассмотрению и разрешению дела, но и по осуществлению судом иных полномочий (в том числе контрольных за досудебным производством), предусмотренных законом. К тому же уголовно-процессуальный закон (п. 50 ст. 5 УПК) определяет судебное заседа-ние как процессуальную форму осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного произ-водства по уголовному делу, т. е., согласно позиции законодателя, судебное заседание как форма реализации судебного контроля и есть процессуальная форма осуществления правосудия.

       Анализ различных мнений по вопросу содержания правосудия и его соотношения с судеб-ным контролем позволяет выявить признаки правосудия, присущие также судебному заседанию в  досудебном производстве, и рассматривать последнее в рамках правосудия:
1. Судебное заседание в досудебном производстве, как и правосудие, – деятельность суда.
2. Судебное заседание в досудебном производстве проводится с соблюдением общих условий су-дебного разбирательства.
3. Рассмотрению и разрешению подлежат фактические обстоятельства.
4. Проведение судебного заседания осуществляется в определенном порядке, установленном за-коном, т. е. облечено в процессуальную форму.  
5. Результатом деятельности суда, как в досудебном производстве, так и в судебном, является при-нятие соответствующих решений, подлежащих обжалованию участниками процесса.

     Таком образом, судебное заседание в досудебном производстве обладает основными при-знаками, присущими правосудию и, представляя собой форму реализации судебного контроля в досудебном производстве, одновременно является процессуальной формой осуществления право-судия судом, имея при этом «существенную специфику».  Итак, следователь, выступая участни-ком судебного заседания в досудебном производстве, принимает участие в отправлении судом правосудия.

     Определение сущности участия следователя в судебном заседании предопределено слу-чаями проведения судебного заседания «контрольного характера» по отношению к деятельности следователя.

      Ряд следственных действий, ограничивающих конституционные права личности (п. 4–8, 11 и 12 ч. 2 ст. 29 УПК), следователь вправе производить, получив судебное решение (ст. 165 УПК). Избрание в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста либо залога, а также продление срока содержания под стражей (п.  1, 2 ч. 2 ст. 29 УПК) предполагают судебную процедуру (ст. 108 УПК). Помимо мер пресечения в целях обеспечения установленного законом порядка уголовного судопроизводства требует судебного разрешения и применение ряда иных мер процессуального принуждения: (временное отстране-ние от должности, наложение ареста на имущество, денежное взыскание); а также помещение в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435 УПК) в случае установления факта психического заболе-вания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей. К тому же суд принимает решение о реализации или уничтожении вещественных доказательств в поряд-ке ст. 165 УПК.

      В исключительных случаях, не терпящих отлагательства, некоторые следственные дейст-вия (осмотр жилища, обыск и выемка в жилище, личный обыск, выемка заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи), а также иная мера процессуального принуждения в виде наложе-ния ареста на имущество могут быть произведены на основании постановления следователя без судебного решения. Однако законом предусматривается уведомление судьи о произведенном процессуальном действии с последующей проверкой законности последнего. Положения УПК не дают четкого ответа, в каком порядке судья проверяет законность произведенного действия. Оп-ределение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2008 г. № 1076-О-П  по-зволяет сделать вывод о рассмотрении судьей вопроса о законности производства обыска в жи-лище и личного обыска в ходе судебного заседания. В силу того, что законодатель подразумевает идентичную процедуру и для производства осмотра жилища, выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, а также наложения ареста на имущество, можно говорить о проведе-нии судебного заседания и в этих случаях.

      Кроме того, в досудебном производстве суд правомочен рассматривать жалобы на действия (бездействия) и решения следователя, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 1 ст. 125 УПК). В таком судебном заседании преследуется цель правильного и объективного разрешения поданной жалобы.

      Различие в предмете рассмотрения, целях судебных заседаний в ходе досудебного произ-водства, выступающих формой судебного контроля по отношению к деятельности следователя, создает возможность классифицировать судебные заседания на виды, в зависимости от которых и можно говорить об участии следователя в заседаниях:
1) по рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения;
2) по рассмотрению ходатайства о применении иных мер процессуального принуждения;
3) по рассмотрению ходатайства о производстве следственного действия;
4) по проверке законности и обоснованности процессуального действия, произведенного без су-дебного решения, в случаях, не терпящих отлагательства;
5) по рассмотрению жалоб на действия следователя.

     Почти во всех видах судебного заседания законодатель, закрепив порядок их проведения, наделил следователя возможностью (правом) участия (ч. 4 ст. 108, ч. 3 ст. 118, ч. 3 ст. 125, ч. 3 ст. 165 УПК).

      Понимание сущности участия следователя в судебном заседании во многом определяется толкованием термина «участие» с позиции содержательной характеристики и определения её пределов для следователя в судебном заседании.

     В толковом словаре термин «участие» означает «совместную с кем-нибудь деятельность, сотрудничество в чем-нибудь»,  т. е. участие следователя в судебном заседании в досудебном производстве подразумевает его совместную деятельность с иными участниками уголовного судо-производства. В науке уголовного процесса понятие «совместная деятельность» заложено в осно-ву определения взаимодействия.  При этом некоторые ученые под взаимодействием понимают не только совместную, но и согласованную деятельность.  Представляется, что в любом случае «участие» – совместная деятельность, согласованная лишь с отдельными участниками уголовного судопроизводства.

     Прежде чем выявить субъектов уголовного процесса, совместно с которыми следователь осуществляет свою деятельность в судебном заседании на досудебном этапе, целесообразно опре-делить пределы его «участия» в таковом.

       Участие следователя в судебном заседании ограничивается рамками последнего, т. е. это деятельность следователя непосредственно в судебном заседании, проводимом в досудебном про-изводстве в рамках реализации судебного контроля. Однако исследование участия следователя в судебном заседании нельзя ограничивать его рамками. Без анализа возникновения условий и ос-нований, требующих назначения и проведения судебного заседания, т. е. предварительной дея-тельности следователя, невозможно уяснить сущность его участия в судебном заседании.

      Некоторые виды судебного заседания в ходе досудебного производства, в частности, по рассмотрению ходатайств об избрании меры пресечения, о применении иных мер процессуально-го принуждения, о производстве следственного действия, также по проверке законности и обос-нованности процессуального действия, произведенного без судебного решения, в случаях, не тер-пящих отлагательства, инициируются следователем. На предшествующем судебному разбира-тельству этапе определяются пределы судебного заседания (фактические обстоятельства дела, яв-ляющиеся предметом рассмотрения суда), формируется круг участников судебного заседания (в зависимости от вида судебного заседания, процессуальной формы его проведения), предопреде-ляются цель и функция участия следователя непосредственно в судебном заседании.

       Полномочия судьи проверять законность и обоснованность процессуальных действий и решений следователя по уголовному делу, с одной стороны, и необходимость получения следова-телем судебного разрешения в определенных ситуациях (рассмотренных выше), с другой сторо-ны, обусловливают правовые отношения указанных должностных лиц. Можно ли подобные пра-вовые отношения, возникающие между следователем и судом, назвать согласованными?

     Согласованная деятельность – это предварительно согласованные действия и решения, на-правленные на достижение единой цели. Приоритетной целью, обусловливающей судебное засе-дание в ходе досудебного производства, а соответственно и участие субъектов уголовного процесса в нем, является защита конституционных прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного ограничения. Единство цели (рассматриваемой законодателем как назначение уголовного судопроизводства) для суда и следователя очевидно.

      К тому же суд, назначая судебное заседание по представленным следователем постановле-нию о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства и материалам, подтверждающим его обоснованность, порождает возможность участия следователя в нем. Тем самым участие сле-дователя в судебном заседании оказывается предварительно согласованным с судом. В судебном заседании по рассмотрению жалобы на действия следователя участие последнего, как правило, инициируется судом (суд извещает следователя о поступившей жалобе и назначении по ней су-дебного заседания), т. е. носит согласованный характер. При этом согласованность действий не предусматривает согласованность принимаемых в конечном итоге решений (суд может как удов-летворить ходатайство следователя или поступившую жалобу на действия последнего, так и отка-зать в их удовлетворении).

      Несмотря на различные компетенцию, непосредственные задачи, стоящие перед каждым участником судебного заседания, и реализуемые им функции, учитывая единство указанной вы-ше цели и предварительную согласованность действий, деятельность следователя и суда можно рассматривать как совместную и согласованную.

      Единство цели позволяет нам говорить и о взаимодействии следователя с прокурором в су-дебном заседании на досудебном этапе, содержательная сторона которого несколько противоре-чива. Нормы УПК (ч. 4 ст. 108, ч. 3 ст. 125, ч. 3 ст. 165) закрепляют участие прокурора, реализую-щего функцию надзора, лишь в судебном заседании (ст. 108 УПК предусматривает и возможность оглашения прокурором ходатайства). При этом практика, вступая в конфликт с законом, свиде-тельствует о более широких возможностях прокурора и практически повсеместно идет иным пу-тем.

        По закону (ч. 4 ст. 108 УПК) прокурор является обязательным участником судебного засе-дания по рассмотрению ходатайства следователя об избрании меры пресечения, в других случаях оно лишь возможно. Как показывает изучение материалов судебной практики, и в других видах судебного заседания (применение иной меры процессуального принуждения, производства след-ственного действия, а также обжалования действий следователя) прокурор участвует всегда. Про-курор участвует в судебном заседании с целью проверки законности возможного ограничения прав и свобод граждан в порядке надзора за деятельностью органов предварительного расследо-вания, т. е. предварительно не вступая в правоотношения со следователем, что характеризует от-сутствие согласованности в их деятельности.

      Зачастую следователь, прежде чем направить соответствующие копии материалов для рас-смотрения в суд, после согласования ходатайства с руководителем следственного органа пред-ставляет их прокурору для ознакомления и последующей дачи заключения. Так, 65 следователей (из 120 опрошенных) отметили, что при избрании меры пресечения всегда представляют проку-рору копии материалов, направляемых в суд. При этом распространены ситуации, когда суды фактически не принимают к рассмотрению материалы, представляемые следователем, если по-становление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства не будет содержать «одобряющей» подписи прокурора.

      Известны случаи, когда прокурор при рассмотрении судом ходатайства следователя о про-изводстве следственного действия в судебном заседании выступал не только с обоснованием своей позиции, но и в отсутствие следователя оглашал его ходатайство (16 случаев из 36). Подобная практика свидетельствует не просто о совместной деятельности прокурора и следователя, но и о ее согласованности вне рамок закона. Стремления законодателя, заложенные в изменения процес-суальных норм в 2007 году относительно полномочий прокурора, не в полной мере реализованы.

     Взаимоотношения между следователем и прокурором, несмотря на их согласованный ха-рактер в некоторых незаконных проявлениях практической деятельности, нельзя охарактеризо-вать как согласованные, а прокурора отнести к субъектам, с которыми следователь, участвуя в су-дебном заседании, действует не только совместно, но и согласованно.  

      Сделав выводы о необходимости избрания в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения либо иной меры процессуального принуждения, производства следственного действия, следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства. Таким образом, руководитель следст-венного органа – один из участников, наряду и совместно с которым следователь осуществляет свою деятельность. При этом подобные взаимоотношения «следователь – руководитель следст-венного органа» выступают не просто совместной, но и согласованной деятельностью указанных должностных лиц, характерной на предварительном этапе, т. е. до назначения и проведения не-посредственно судебного заседания.

      Согласие – разрешение руководителя следственного органа на производство следователем соответствующих следственных и иных процессуальных действий и на принятие им процессуаль-ных решений (п. 411 ст. 5 УПК). Можно ли такое согласование рассматривать в качестве основы согласованной деятельности следователя с руководителем следственного органа в судебном засе-дании? Руководитель следственного органа, осуществляя ведомственный контроль, дает свое со-гласие на производство процессуальных действий, требующих судебного разрешения (т. е. следо-ватель согласовывает с ним возможность, необходимость, законность и обоснованность производ-ства определенных процессуальных действий), соответственно согласовывается позиция следова-теля в судебном заседании.

      В ряде случаев (ч. 4 ст. 108, ч. 3 ст. 125 УПК) руководитель следственного органа наделен правом участия в судебном заседании в ходе досудебного производства. Однако не совсем ясна в указанных ситуациях его роль и выполняемая функция. Давая свое согласие следователю на воз-буждение перед судом соответствующего ходатайства, руководитель следственного органа реали-зует функцию ведомственного контроля. В чем предназначение руководителя следственного ор-гана в судебном заседании? Вряд ли это осуществление контрольной функции, поскольку свою позицию руководитель следственного органа уже обозначил в виде согласования ходатайства. Ес-ли руководитель следственного органа выступает в качестве следователя в случае принятия к сво-ему производству уголовного дела и осуществления предварительного следствия, правовых отно-шений между следователем и руководителем следственного органа в судебном заседании не воз-никает. Участие руководителя следственного органа в судебном заседании наряду со следовате-лем представляет собой совместную, согласованную деятельность по поддержанию ходатайства. Судебная практика показывает, что руководитель следственного органа, дающий следователю со-гласие на возбуждение перед судом соответствующего ходатайства, в судебном заседании, как правило, участия не принимает.

      Помимо должностных лиц (судьи, прокурора, руководителя следственного органа), в раз-личных видах судебного заседания предусмотрено участие: подозреваемого (обвиняемого) (ч. 4 ст. 108 УПК), защитника (если участвует в уголовном деле) (ч. 4 ст. 108 УПК), законного предста-вителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого (ч. 4 ст. 108 УПК) и иных лиц, чьи интересы в той или иной мере могут быть затронуты (например, залогодатель, поручитель, заяви-тель, которому отказано в возбуждении уголовного дела, лицо, чье имущество изъято или по-вреждено в ходе обыска или выемки и другие).  Согласно позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации  правом участия в судебном заседании в досудебном производстве обла-дают и потерпевший, его представитель, законный представитель.

     Наличие согласованности в действиях следователя и указанных лиц зависит от конкретно сложившейся ситуации. Так, согласованный характер могут носить действия следователя и зало-годателя при рассмотрении судом ходатайства о применении меры пресечения залога. Согласо-ванность не характерна для судебного заседания по рассмотрению жалобы на действия или реше-ния следователя.

      Полагаем целесообразным отнести указанных субъектов уголовного судопроизводства к  группе участников, совместно, а в определенных случаях и согласованно с которыми следователь принимает участие в судебном заседании.

     Таким образом, участие следователя в судебном заседании в ходе досудебного производст-ва – деятельность следователя в рамках отправления правосудия в форме судебного контроля, осуществляемая совместно с другими участниками судебного заседания, согласованно с судом, руководителем следственного органа, а в некоторых случаях и с иными участниками уголовного судопроизводства.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика