Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ретроспективный анализ ответственности за хулиганство в России
Научные статьи
09.01.12 12:57

вернуться

  
ЕврАзЮж № 11 (42) 2011
Теория и история государства и права
Есина Л.А.
Ретроспективный анализ ответственности  за хулиганство в России
Развитие правовой борьбы с хулиганством в российском законодательстве осуществлялось в зависимости от происходя­щих преобразований уголовной политики. В период действия советского законодательства сформировалась широкая теоре­тическая и практическая база, подтвердившая неизбежность наличия хулиганства и создавшая предпосылки для закрепления рассматриваемого вида преступлений в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г.
        
          Историко-правовое исследование становления и развития отечественного уголовного законодательства и науки уголовного права позволяет понять юридическую природу тех или иных уголовно-правовых норм, а также выявить тенденции и перспективы их развития. Историю развития ответственности за хулиганство в России можно проследить со времени образования Древнерусского государства и до наших дней. Анализируя правовые нормы дошедших до нас памятников русского права древнейших времен, обнаруживаем, что уже тогда законодатель уделял особое внимание деяниям, нарушающим общественное спокойствие, порядок. Совершение противоправных актов, по мнению исследователей, или, лучше сказать, «общественно опасных поведенческих актов в конкретных публичных местах сопровождались упреком со стороны властей, который выражался в конкретной мере ответственности».

      Первым крупным памятником отечественного права является Русская Правда, в нормах которой, хотя и косвенно, но нашли свое отражение рассматриваемые преступления. Так, Н.Ланге отмечал зависимость размера ответственности от мотива совершения деяния: «Различие платы за побои, раны и увечья зависело от того, нанесены ли они в раздражении, в сваде, т. е. в ссоре или драке, или же без всякой свады, т. е. без раздражения».

      Краткая Правда (ст. 31) упоминала лишь о наказании в случае совершения преступления несколькими лицами, а Пространная Правда устанавливала ответственность за поджог хранилища собранного урожая – гумна или двора. По мнению А.А.Зимина, это свидетельствовало о том, что составители Правды добивались принятия норм, карающих лиц, пытавшихся открыто выступать против них.

       В статье 6 Новгородской судной грамоты, относящейся к XV в., запрещалось «наводить наводки», т. е. побуждать толпу к нападению на суд либо на противную сторону. «А истцу на истца наводки не наводить, ни на посадника... ни на иных судей», – указывается в статье. «А кто наведет наводку на посадника или на тысяцкого... или на иных судей, ино взять... на виноватом на боярине 50 рублев...».
Соборное Уложение 1649 г. в статье 7 устанавливало ответственность за «мучителское надругательство», а статья 17 гласила: «А будет кто с похвальбы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит...».  Однако в то время еще не существовало четкого определения общественного порядка, поэтому в подавляющем большинстве случаев деяния не дифференцировались в зависимости от умысла. Можно лишь весьма условно считать, что слова «с похвальбы, или с пьянства, или умыслом» свидетельствуют о наличии в действиях лица хулиганских побуждений, хотя в современной трактовке умысел – несколько иная категория, посредством которой определяется форма вины.

      В Воинском артикуле Петра I, датированном 1715 г., глава семнадцатая была посвящена возмущениям, бунту и драке.  В данной главе устанавливалась ответственность за такое тяжкое государственное преступление, как возмущение и бунт, организованные многими людьми. Каждое такое деяние «без всякой милости имеет быть виселицею наказано» (арт. 137). В толковании к норме говорится: «В возмущении надлежит виновных на месте и в деле самом наказать и умертвить. А особливо, ежели опасность в медлении есть, дабы чрез то другим страх подать и оных от таких непристойностей удержать (пока не расширится) и более б не множилось».

     В артикуле 141 под страхом наказания шпицрутенами запрещалось «учинение драк в миру без вызова, хоть никто умерщвлен или поражен не будет».  Основной акцент сделан здесь на обстановке, т. е. «в миру», публично, что, без сомнения, в первую очередь затрагивало общественное спокойствие.

    В документе, именуемом «Устав благочиния, или полицейский», который 8 апреля 1782 г. был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет «учинить уголовныя преступления противу народной тишины» (ст. 230), хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка («челобитье или прошение или донос скопом или заговором», «насильное завладение недвижимого имения», «разсевание лжи и клеветы»).

     Важным этапом развития кодифицированного российского законодательства стало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г). Первые упоминания о хулиганстве приходятся именно на этот источник права.  Хотя соответствующая норма, которая регламентировала хулиганство, отсутствовала, речь шла лишь о действиях, схожих с хулиганством. Так, раздел второй Уложения «О преступлениях против веры и о нарушениях ограждающую оную постановлений» содержал отделение второе «О нарушении благочиния во время священного служения в церквах», в рамках которого наказывались такие действия, как «нарушение должного благоговения шумом и другими неблаговидными поступками, совершенное в пьяном виде» и т. п.

      В другом разделе «О преступлениях и проступках против порядка управления» предусматривались нормы о неблаговидных поступках в общественных местах. Так, ст. 309 закрепляла: «Кто в присутственном месте, во время заседаний и в самой оного камере, осмелится неприличными словами и какими-либо действиями оказать явное всему месту неуважение».

     Уголовное уложение от 22 марта 1903 г.  расширило сферу уголовного права относительно рассматриваемых преступлений. Одной из особенностей данного законодательного акта являлось то, что в нем существовали нормы, предусматривающие ответственность за преступления против общественного порядка, совершаемые не только единолично, но и целой массой лиц (толпой). Например, по статье 75 главы 2 «О нарушении ограждающих веру постановлений» привлекались к ответственности лица за совершение сходного правонарушения – непристойный крик, шум или иное бесчинство, учиненные в церкви, часовне или препятствующие отправлению общественного христианского богослужения. Статья 154 главы 6 «О неповиновении власти» предусматривала ответственность за оказание «неуважения к власти совершением явно неприличного поступка в правительственном или общественном установлении».

     Уголовное уложение 1903 года содержало две отдельные главы «О нарушении постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность» и «О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие».

     Вторая глава содержала несколько новых составов, в том числе буйства: «учинение шума, крика или иного бесчинства в публичном месте или в общественном собрании, или хотя бы вне их, но с нарушением общественного спокойствия или порядка», то есть то, что впоследствии будет обозначено как хулиганство. Как верно отмечено, «для характеристики взгляда законодателя на публичный порядок как самостоятельный объект уголовно-правовой охраны наиболее показательным является решение вопроса о направленности хулиганства».

     В отечественном законодательстве послереволюционного периода хулиганство было впервые выделено в качестве самостоятельного состава в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. Статьей 176 данного УК определялось: «Хулиганство, то есть озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия, – каралось принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года».

      Согласно Основным началам уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 года  уголовные законодательства республик СССР не содержали состава хулиганства. В этот период в доктрине уголовного права имели место мнения по поводу отказа от хулиганства как такового, поскольку дать понятие хулиганство вообще невозможно, ибо хулиганские действия нередко причиняют вред не только общественному порядку, но и другим правоохранительным интересам. Некоторые теоретики пришли к выводу, что хулиганства, как самостоятельного преступления, не существует.

     Так, С.П.Мокринский писал, что хулиганство не есть действие, а лишь свойство преступного действия. Хулиганские действия всегда отвечают составу какого-либо имеющегося в уголовном кодекс преступного посягательства против личности, имущества, публичного порядка, народного здоровья или общественной безопасности. Вопрос о хулиганстве как о свойстве преступных действий необходимо «урегулировать в общей части Уголовного кодекса»,  то есть совершение преступлений из хулиганских побуждений отнести к обстоятельствам, отягчающим ответственность виновного. Не все ученые согласны с этим мнением, так как большинство из них считают, что хулиганство – это самостоятельный состав преступления.

     В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года хулиганство было включено в главу «Преступления против порядка управления».  Статья 74 УК РСФСР 1926 г. закрепляла: «Хулиганство, то есть озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия, совершенные в первый раз, – наказываются лишением свободы на срок до трех месяцев, если до возбуждения уголовного преследования на совершившего указанные действия не было наложено административного взыскания».

      Если означенные действия заключались в буйстве или бесчинстве, или совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на предупреждение органов, охраняющих общественный порядок, или же по своему содержанию отличались исключительным цинизмом или дерзостью, – они наказывались лишением свободы на срок до двух лет. Это преступление относилось к «иным преступлениям против порядка управления».

     В целях борьбы с хулиганством Постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 марта 1935 г.  ответственность за хулиганство была ужесточена. За злостное хулиганство предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

     Указом Президиума Верховного Совета от 10 августа 1940 г. «Об уголовной ответственности за мелкие кражи и хулиганство»  было установлено уголовное наказание за хулиганство в виде тюремного заключения сроком на один год, если совершенное деяние не влечет более тяжкого наказания.

      Основные признаки состава получили новую редакцию – «Хулиганские действия на предприятиях, в учреждениях и в общественных местах». После войны произошло сокращение числа особо дерзких, злостных хулиганских действий наряду с ростом количества менее опасного «мелкого» хулиганства. На эти изменения криминологических характеристик хулиганства законодатель ответил введением административной ответственности за мелкое хулиганство.

      В Уголовном кодексе РСФСР, утвержденном Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., который с многочисленными изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 января 1997 г., хулиганство как вид преступного деяния было расположено в главе 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения». Текст ст. 206 УК РСФСР был следующим: «Хулиганство, то есть умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, – наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до пятидесяти рублей, или общественным порицанием.

       Злостное хулиганство, то есть те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство, или связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или же отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом или дерзостью, – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет».

      «Мелкое хулиганство, совершенное лицом, к которому дважды в течение года применялись меры общественного или административного воздействия за мелкое хулиганство, – наказывается исправительными работами на срок до одного года или штрафом до пятидесяти рублей». Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 года исключил уголовную ответственность за повторное мелкое хулиганство.

      Часть 1 ст. 206 УК РСФСР, устанавливающая ответственность за «простое» хулиганство, не относила его к категории тяжких преступлений и предусматривала максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 1 года. В отличие от мелкого хулиганства повышенная общественная опасность уголовно наказуемого хулиганства выражалась в том, что действия виновного, как правило, нарушали не только общественный порядок, но и были способны нанести существенный вред другим правоохраняемым ценностям. В частности, из анализа судебной практики видно, что диспозиция части 1 ст. 206 УК обычно охватывала хулиганские действия, сопровождающиеся насилием, которое не повлекло телесных повреждений, или причинением ущерба собственности в незначительных размерах.

      Часть 2 ст. 206 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность за злостное хулиганство, т. е. более опасный вид хулиганства по сравнению с «простым».

       Слова, которыми в законе начинается определение этой разновидности преступного посягательства, – «те же действия» – следует понимать так, что злостное хулиганство образуют такие же действия, что и простое хулиганство (умышленное грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу), но отличающиеся исключительным цинизмом или особой дерзостью либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющим обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство.

     Исходя из смысла закона, для квалификации действий виновного как злостного хулиганства достаточно хотя бы одного из перечисленных признаков.

       Не вдаваясь в подробный анализ данных квалифицирующих обстоятельств, отметим, что ч. 3 ст. 206 УК РСФСР, кроме общественного порядка, охраняла от преступных посягательств хулиганов личность, имущество и порядок управления и злостное хулиганство относила к категории тяжких преступлений.

      Указ Президиума ВС СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство»  закрепил в УК мелкое хулиганство, совершаемое лицом, к которому в течение года была применена мера административного воздействия за подобное деяние. Потенциальные возможности по причинению вреда общественным отношениям вооруженного хулигана намного выше, так как он всегда и во всех случаях ставит под угрозу безопасность окружающих. Данное преступление в соответствии со ст. 7 УК РСФСР, как и злостное хулиганство, относилось к категории тяжких. Интересно, что в УК РСФСР 1960 г. не существовало квалифицированного по признаку группы хулиганства. Однако имелась специальная статья 190 (3) УК РСФСР, регламентировавшая ответственность за организацию или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок, которая весьма сильно напоминала групповое хулиганство в смысле действующего уголовного закона.

     Позднее Президиум Верховного Совета СССР издал Указ от 8 февраля 1977 г. «О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство».  Если лицо совершало мелкое хулиганство и дважды в течение года подвергалось мерам общественного или административного воздействия, ему назначалось уголовное наказание (вплоть до 1977 г.).

     Следует отметить, что в правоприменительной практике долгие годы правоприменители испытывали огромные трудности с разграничением хулиганства и преступлений против личности, злостного хулиганства с сопротивлением представителю власти, уничтожением имущества, а также разграничением уголовно наказуемого хулиганства и мелкого хулиганства, преследуемого в административном порядке.

      Учитывая все это, УК РФ 1996 г. внес в данный состав следующие изменения: а) был декриминализирован состав простого хулиганства (без квалифицирующих признаков) в понимании ч. 1 ст. 206 УК РСФСР 1960 года; б) простым хулиганством стало признаваться теперь грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества; в) исключены оценочные признаки злостного хулиганства в виде «исключительного цинизма» и «особой дерзости»; г) квалифицирующие признаки были конкретизированы весьма четко, чтобы исключить расширительное их толкование практическими работниками.

     Таким образом, уголовное законодательство 1996 г. не только изменило определение уголовно наказуемого хулиганства, но и декриминализировало деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Уголовную ответственность влекло только хулиганство, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

      Изменилось и место нормы о хулиганстве в системе уголовного законодательства. Можно частично согласиться с мнением законодателя об изменении места расположения нормы, предусматривающей ответственность за хулиганство. В ранее действующем УК РСФСР статьей о хулиганстве начиналась глава о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, а в новом УК РФ данная норма перемещена на восьмое место.

      С одной стороны, это правильно, ибо общественная опасность хулиганства несопоставимо меньше, чем, к примеру, террористический акт (ст. 205 УК), захват заложника (ст. 206 УК), бандитизм (ст. 209 УК), преступное сообщество (преступная организация) (ст. 210 УК РФ) и  др. С другой стороны, нельзя недооценивать характер и степень общественной опасности хулиганства с учетом признаков, указанных в диспозиции действующей редакции данной нормы.

       Федеральным законом Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»  статья 213 УК РФ изложена в новой редакции. Изменения коснулись диспозиции ч. 1, рассматривающей хулиганство как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия», и санкции. Уголовно наказуемым является (ч. 2) «то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка».

      В дальнейшем Федеральным законом Российской Федерации от 24 июля 2007 г. № 211 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием Государственного управления в области противодействия экстремизму»  часть первая статьи 213 изложена в следующей редакции: «1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

       Федеральным законом Российской Федерации от 7 марта 2011 г. «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации»  внесены изменения в санкцию ч. 1 и 2 ст. 213 УК РФ. А именно: в абзаце четвертом части первой после слова «наказывается» дополнены словами «штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо»; слова «от одного года» исключены; абзац второй части второй после слова «наказывается» дополнен словами «штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет либо».

       На основании изложенного можно констатировать, что развитие правовой борьбы с хулиганством в российском законодательстве осуществлялось в зависимости от происходящих преобразований уголовной политики. В период действия советского законодательства сформировалась широкая теоретическая и практическая база, подтвердившая наличие хулиганства и создавшая предпосылки для закрепления рассматриваемого вида преступлений в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г.

      Научные дискуссии о правовой сущности хулиганства не уменьшили актуальность изучения вопросов уголовной ответственности за общественно опасные деяния, совершенные из хулиганских побуждений, не предложили единых подходов в разрешении проблем квалификации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика