Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Принцип контроля государством регистрации в сфере оказания финансовых услуг по праву ЕС
Научные статьи
12.01.12 08:30

вернуться


 
ЕврАзЮж № 12 (43) 2011
Европейское право
Лукинская М.П.
Принцип контроля государством регистрации  в сфере оказания финансовых услуг по праву ЕС
В статье рассматривается место и роль в финансовом праве Европейского Союза прин­ципа контроля государством регистрации деятельности финансовых учреждений в ЕС, а так­же истоки и юридическая основа данного принципа. Также автором прослеживается станов­ление и развитие модели формирования единого рынка финансовых услуг в ЕС. Исследуется проблематика разграничения контролирующих полномочий между государством регистрации и принимающим государством. Разбирается практика Суда ЕС по ключевым делам, оказав­шим влияние на формирование и развитие концепции контроля государством регистрации.
        
   Если проводить параллели с другими странами, недвижимость в Черногории по-прежнему остается недорогой, что делает покупку дома в Черногории особенно привлекательной. Недорогой дом в Черногории, вся подробная информация на сайте http://www.montenegro4life.ru    
 
  Концепция контроля государством регистрации деятельности финансовых компаний в Европейском Союзе включает в качестве одной из целей постепенную либерализацию финансовых рынков, что должно стимулировать увеличение объемов сделок в сфере финансовых услуг в ЕС. При этом следует иметь в виду, что финансовые, в частности инвестиционные, услуги в Европейском Союзе до сих пор во многом по-разному регулируются национальными законодательствами государств-членов.

    Отсюда для эффективного контроля финансовых рынков требуется знание внутреннего законодательства, экономики и рынка определенного государства – члена ЕС. С целью минимизации рисков, существующих на различных национальных рынках,  необходимо согласовывать общие принципы и стандарты наднационального контроля ЕС с национальными надзорными (контрольными) органами для обеспечения равной защиты прав потребителей и создания равных (унифицированных) условий контроля на межгосударственных и внутренних рынках.

    Под влиянием общей тенденции либерализации международных финансовых рынков возникло несколько режимов национального и международного контроля. В контексте настоящей статьи отметим три модели регулирования деятельности финансовых учреждений, предоставляющих финансовые услуги за пределами государства регистрации компании. Это, во-первых, полностью гармонизированная система стандартов контроля между государством регистрации и принимающим государством, во-вторых, контроль государством регистрации и, в-третьих, контроль принимающим государством. Указанные модели имеют различную юридическую основу.

     Очевидно, что взаимозависимость сегментов глобального рынка требует координации и гармонизации международных норм в сфере контроля. Так, гармонизация выступала основой деятельности региональных организаций, таких как, например, ЕЭС в 70-е годы XX века и Североамериканское соглашение о свободной торговле – НАФТА, а также являлась ключевой целью деятельности таких организаций, как Международная организация комиссий по ценным бумагам и Международная ассоциация органов страхового надзора. Последние основываются на «джентльменских соглашениях», не имеющих юридически обязательной силы. Тем не менее, они являются важными механизмами для сближения и гармонизации соответствующих национальных нормативных актов.

     В ЕС была разработана модель формирования единого рынка финансовых услуг, в которой основной упор был сделан на контроль деятельности финансовых учреждений со стороны национальных властей. Рассмотрим данную модель более подробно.

     Либерализация финансовых услуг стимулировала свободное перемещение капитала финансовых предприятий, получение доступа к финансовым рынкам на общеевропейском уровне. Однако интеграция рынка ценных бумаг ЕС и инвестиционных услуг, предоставляемых за пределами одной юрисдикции, оставляет нерешенным вопрос о возможности применения законодательства не только страны происхождения услуг, но также и государства, в котором такие услуги предоставляются. 

    Для реализации целей Договора о ЕЭС, в частности, основополагающих свобод учреждения и осуществления экономической деятельности, а также предоставления услуг полномочные органы Сообщества были заинтересованы в создании соответствующих предпосылок, которые сделали бы возможным свободное предоставление финансовых услуг. Эти предпосылки означали, что любые кредитно-финансовые и инвестиционные учреждения на территории ЕС могли бы беспрепятственно предлагать свои услуги на аналогичных или схожих для всех государств-членов условиях, под которыми, прежде всего, понималась схожая нормативная база и одинаковая процедура контроля. Очевидно, что для создания таких условий без передачи всех контрольных полномочий общеевропейскому регулирующему органу должна была потребоваться либо полная гармонизация норм всех государств – участников ЕС по контролю, либо, как минимум, гармонизация фундаментальных стандартов лицензирования и контроля с признанием каждым государством – членом ЕС приемлемости норм других государств-членов. Первый вариант устраняет различия между национальными нормами, обеспечивая основу для конкуренции между кредитно-финансовыми учреждениями. Второй же вариант учитывает национальное своеобразие государств-участников и соответствует принципу субсидиарности.

     Как представляется, в том, что касается ЕС, Европейская комиссия с принятием Директивы о рынках финансовых инструментов от 21 апреля 2007 г.  выбрала прагматичное и универсальное решение: максимальную гармонизацию определенных стандартов контроля вместо принципа минимальной гармонизации и взаимного признания, предусмотренного Директивой об инвестиционных услугах от 10 мая 1993 г.  С этой целью в законодательство ЕС посредством принятия директив был введен принцип контроля государством регистрации.

    Данный принцип был впервые представлен в документе Европейской комиссии под названием Белая книга в 1985 году в качестве одной из основ программы создания внутреннего рынка.  Основную идею, изложенную в Белой книге, можно разделить на три части: во-первых, установление общих минимальных стандартов регулирования в каждом государстве – члене ЕС, во-вторых, применение принципа взаимного признания, в-третьих, введение принципа контроля государством регистрации как следствия взаимного признания. Принцип контроля государством регистрации стал одной из основ для разработки директив по финансовым услугам, в частности, Второй банковской директивы,  Директивы об инвестиционных услугах, Директивы об инсайдерских сделках и рыночных манипуляциях,  Директивы о рынках финансовых инструментов.

     Согласно программе создания единого рынка было предусмотрено создание трёх видов контролирующих норм: гармонизированные нормы Сообщества (ныне Союза), собственно нормы контроля государством регистрации и нормы контроля принимающим государством.

    Что касается первого вида, директивы по финансовым услугам установили общие минимальные стандарты контроля для финансовых компаний, разрешив взаимное признание регулирующих стандартов между государствами – членами ЕС.

    Относительно второго вида отметим, что сущностью, главной целью и назначением принципа контроля государством регистрации является лицензирование и регулирование деятельности поставщиков финансовых услуг, а также надзор за национальным рынком. Согласно условиям директив по финансовым услугам государством регистрации является государство – член ЕС, в котором учреждено и лицензировано кредитно-финансовое учреждение или инвестиционная компания.

     Существование третьего вида контролирующих норм связано со следующим. Несмотря на основную контролирующую роль государства регистрации, в директивах по финансовым услугам существуют отступления от этого принципа. Так, если кредитно-финансовые учреждения или инвестиционные компании хотят создать филиал или предлагать услуги в других государствах – членах ЕС, им необходимо подчиняться правилам торговли, ликвидности и ведения операций принимающего государства. В соответствии с положениями вышеуказанных директив принимающим государством является страна – участник ЕС, отличная от государства регистрации, на территории которой кредитно-финансовое учреждение или инвестиционная компания осуществляют свою деятельность. Однако полномочия принимающего государства на введение норм контроля над деятельностью иностранных кредитно-финансовых учреждений и инвестиционных компаний также имеют ограничения, предусматривающие устранение препятствий в свободе предоставления трансграничных услуг.

    В праве ЕС существует проблема нечеткого разделения ответственности между государством регистрации и принимающим государством, результатом чего стало дублирование контрольных функций, что, в свою очередь, послужило серьезным препятствием на пути развития трансграничного бизнеса кредитно-финансовых учреждений и замедлило формирование в ЕС единого финансового рынка. Негативное воздействие такого дублирования было особенно явным для общеевропейского рынка при введении единой валюты, при изменении схем распределения активов, а также на фоне растущей потребности еврозоны в инвестиционных продуктах.

    Рассмотрим подробнее истоки и юридическую основу принципа контроля государством регистрации.

    Как указывалось выше, своим определением и происхождением данный принцип обязан положениям Белой книги – документа, опубликованного Европейской комиссией в 1985 году. С этого момента указанный принцип стал использоваться в директивах по инвестиционным и финансовым услугам в качестве средства, способствующего формированию единого внутреннего, в том числе финансового, рынка. Однако истоки принципа контроля государством регистрации восходят к опубликованным ранее в ЕС юридическим документам середины 1970-х – начала 1980-х годов в сфере банковского права, а также к судебной практике Суда Европейских сообществ (ныне Суда Европейского Союза). Например, в отношении банковских услуг данный принцип указан в вводной части Первой банковской директивы. 

    Рассмотрим важнейшие решения Суда ЕС, в результате которых появился и утвердился в европейском праве принцип контроля государством регистрации.

     Так, в деле Dassonville  Суд постановил, что все торговые правила или действия, принимаемые государством – членом Сообщества, которые способны прямо или косвенно, реально или потенциально причинить ущерб торговле внутри Сообщества, должны рассматриваться как меры, имеющие равнозначный количественным ограничениям эффект. В деле Dassonville рассматривалась законность требования Бельгии о том, что товар, имеющий маркировку страны происхождения, может импортироваться в принимающую страну только при наличии свидетельства, выданного правительством страны происхождения, с подтверждением права на нанесение маркировки. Французская компания Дассонвиль импортировала в Бельгию шотландский виски, имея в наличии все необходимые в соответствии с французским законодательством документы, однако бельгийские власти посчитали, что указанные документы не полностью соответствовали требованиям бельгийского законодательства, потому что товар не сопровождался необходимым свидетельством. Суд постановил, что «требование любого государства – члена Сообщества о предъявлении сертификата подлинности на товар является мерой, воздействие которой аналогично количественному ограничению, что запрещено Договором о создании Европейского экономического сообщества».

      Таким образом, предпосылки формирования принципа контроля государством регистрации были определены Судом ЕС  за несколько лет до опубликования Белой книги. Как представляется, принцип контроля государством регистрации утвердился после дела Dassonville на основе дела Cassis de Dijon  в 1979 году, т. е. дела, не имеющего прямого отношения к свободе перемещения услуг.

     Отметим, что после вынесения решения по делу Cassis de Dijon в ряде последующих дел Судом ЕС были предприняты попытки толкования директив по финансовым услугам и самого принципа контроля государством регистрации применительно к финансовым услугам, однако Суд не разграничил надзорные (контрольные) обязанности между государством регистрации и принимающим государством.

     Напомним, что в деле Cassis de Dijon немецкая компания Реве намеревалась импортировать в Германию партию дижонского черносмородинового ликера из Франции для продажи на территории Германии. За разрешением на импорт ликера компания Реве обратилась в Федеральное управление торговлей товарами и была уведомлена монопольным ведомством, что ликер не обладает требуемыми для продажи на территории Германии характеристиками в силу своей недостаточной алкогольной крепости. Однако Суд был убежден, что наложенные Германией ограничения создают косвенное препятствие импорту и подпадают под действие запрета статьи 28 Договора об учреждении ЕЭС. Суд не нашел причины, по которой можно запретить ввоз товара из одной страны Сообщества в любые другие страны Сообщества, если такой товар произведен и продается в одном из государств – членов Сообщества. Соответственно, принцип контроля государством регистрации применяется в том отношении, что любой продукт, импортируемый из одного государства ЕС в другое, должен допускаться на территорию импортирующего государства – члена Сообщества, если такой продукт был произведен законным способом, т. е. соответствует требованиям норм и способов изготовления, принятым в экспортирующем государстве, и продается на его территории.

     Директива 70/50/ЕЭС  отменила меры, в равной степени применявшиеся в отношении отечественных и импортируемых товаров и препятствовавшие импорту либо существенно его затруднявшие и способствовавшие его удорожанию по сравнению с реализацией отечественной продукции (ст. 2). Также отменены были меры, в которых ограничительное воздействие на свободное перемещение товаров превышало рамки правил ведения торговых операций (ст. 3). Кроме того, решение Суда по делу Donckerwolcke  установило практику в отношении мер, имеющих воздействие, эквивалентное количественному ограничению импорта. Такие меры включают все правила ведения торговых операций, узаконенные государствами – членами Сообщества и способные прямо или косвенно препятствовать развитию торговли в пределах Сообщества (ныне Союза).

     Вышеуказанные решения Суда ЕС способствовали разработке Комиссией принципов контроля государством регистрации и взаимного признания. В своем Сообщении от 1980 года  Комиссия установила, что государство – член Сообщества не вправе запрещать продажу на своей территории продукции, произведенной в другом государстве-члене, даже если такая продукция произведена в соответствии с техническими требованиями, отличными от требований, применимых к отечественной продукции.

     Данный подход был использован Судом несколько лет спустя в деле Coditel  в отношении прав на промышленную собственность. В указанном деле Суд признал, что права интеллектуальной собственности на фильм предоставляют защиту от трансляции фильма по каналам кабельного телевидения в случае передачи такого фильма другому государству – члену Сообщества.

    В отношении предоставления услуг принцип контроля государством регистрации более детально проанализирован Судом в деле Säger,  где затронут важный вопрос: дает ли статья 49 Договора об учреждении ЕЭС компании, учрежденной в другом государстве – члене Сообщества, право предоставления услуг для предприятий, учрежденных в Германии.

     В решении по делу Commission v Germany  Суд поддержал требование Германии о необходимости соответствия иностранных страховых предприятий требованиям, применяемым в Германии для получения разрешений на оказание услуг по страхованию, в степени, необходимой для защиты держателей страховых полисов и страхователей. Однако Суд посчитал наличие разрешений необоснованным, если от иностранных страховых предприятий требовалось дублирование условий, требованиям которых они уже соответствуют в государстве своей регистрации. Тем самым Суд еще раз подтвердил главенствующую роль надзорных (контрольных) органов государства-регистрации.

    Проблема разделения контрольных полномочий между государством регистрации и принимающим государством в дальнейшем нашла отражение в деле Alpine Investments.   Оно стало первым делом, в рамках которого Суд ЕС рассматривал сферу  инвестиционных услуг. В деле Alpine Investments компания, представляющая интересы брокера, опротестовала применение ограничений, наложенных на нее министерством финансов Голландии в отношении её телефонных звонков с предложением о заключении сделок. Инвестиционная компания утверждала, что наложенные на нее ограничения противоречат статье 49 Договора об учреждении ЕС и препятствуют оказанию услуг клиентам в других государствах – членах Сообщества. Однако Суд не удовлетворил требование инвестиционной компании.

         На момент вынесения решения по делу Alpine Investments Директива об инвестиционных услугах (ДИУ) еще не была принята. Однако даже если бы ДИУ действовала бы на момент вынесения решения, заметим, что принцип контроля государством регистрации не полностью регулирует условия предоставления услуг инвестиционными компаниями, так как это и сфера ответственности принимающего государства – члена Сообщества.

     Суд ЕС в данном деле Alpine Investments применил так называемый принцип «всеобщего блага» в соответствии со статьей 49 Договора об учреждении ЕС. Суд, в частности, постановил, что положения Договора о ЕС о свободе предоставления услуг налагают обязательства как на принимающее государство, так и на государство регистрации.  Отметим, что решение по делу Alpine Investments не утвердило однозначно принцип контроля государством регистрации.

     Данный принцип был также рассмотрен в деле Germany v Parliament and Council.  Германия требовала в своём иске аннулировать Директиву 94/19/ЕС о программе обеспечения вкладов (далее ДОВ) в банковской сфере, утверждая, что положения ДОВ противоречат принципу контроля государством регистрации и нарушают принцип пропорциональности.

    Германия ссылалась на то, что на момент принятия ДОВ законодательство ЕС уже подчинялось принципу контроля государством регистрации, обозначенному в Белой книге и во Второй банковской директиве. Однако Суд ЕС постановил: так как принцип контроля государством регистрации не сформулирован в учредительном договоре, законодательством ЕС предоставляется право на отступление от данного принципа, при условии, что такое отступление не нарушает ожиданий затронутых сторон.

     Констатируем, что Суд ЕС не определил четких границ между контрольными обязанностями государства регистрации и принимающего государства.

     Из вышесказанного можно сделать вывод, что концепция контроля государством регистрации надлежащим образом сформулирована посредством принятых финансовых директив, но она не подтверждена учредительными договорами ЕС. Так, в решении по делу Germany v Parliament and Council Суд ЕС четко напоминает, что принцип контроля государством регистрации был сформулирован не в Договоре о ЕЭС, а лишь в нормах вторичного права.  При этом Суд ЕС признал важность концепции контроля государством регистрации для гармонизации сферы финансовых услуг.
Делаем также вывод, что принцип контроля государством регистрации не является основополагающей нормой регулирования сектора инвестиционных услуг, подчиняющей себе все иные нормы и принципы, действующие в данной сфере. Иначе говоря, указанный принцип не является базовым, установленным учредительными договорами ЕС, а лишь представляет собой концепцию, сформулированную исключительно вторичными законодательными актами.

     Становится очевидным, что нормы вторичного права Сообщества / Союза, в частности директивы, являются развитием учредительных договоров ЕС, где закреплены основополагающие принципы свободного движения лиц, услуг и капиталов.

    Стоит задаться вопросом: если принцип контроля государством регистрации так важен, почему он не был включен в ряд основных положений учредительных договоров ЕС, относящихся к политикам и руководящим принципам Сообщества / Союза?

    Возможно, законодательные органы ЕС не сочли необходимым придать данной концепции приоритетный характер. Также, вероятно, было решено сохранить возможность придания принципу контроля государством регистрации обратной силы. Следовательно, применение или отступление от принципа контроля государством регистрации следует обосновывать с большой осторожностью, так как даже законодательные органы Сообщества / Союза и Суд ЕС не дают четкого толкования самого принципа и на сегодняшний день не провели явных границ между контролирующими обязанностями государства регистрации и принимающего услуги государства. 


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика