Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Коррупция как угроза национальной безопасности России: объективные и субъективные стороны
Научные статьи
13.01.12 08:40

вернуться


 
ЕврАзЮж № 12 (43) 2011
Право и политика
Семенов И.С.
Коррупция как угроза национальной безопасности России:  объективные и субъективные стороны
В статье рассмотрены некоторые проблемы борьбы с коррупцией.

Взгляды на сущность коррупции на протяжении истории Российского государства претерпевали изменения. Не одинаковым были и позиции по вопросу об объекте коррупции.  Так, в советский период главенствовала позиция, согласно которой понятие «объект коррупции» сводилось к общему признанию объектом должностных преступлений «служебного дол-га» должностного лица.  Тогда же высказывались мнения, что такое определение объекта должностного преступления не раскрывает реального содержания тех общественных интересов, которые терпят ущерб при совершении всякого должностного преступления.  Например, В.Д.Меньшагин и З.А.Вышинская писали, что «общим объектом всех должностных преступлений является правильная и нормальная деятельность государственного аппарата».

    Государственный аппарат – это система специальных органов и учреждений, посредством которых осуществляется государственное управление обществом и защита его основных интересов. Состоя из людей, специально занимающихся управлением (законотворчеством, исполнением законов и охраной от нарушений), государственный аппарат представляет собой сложную систему органов и учреждений, постоянно находящихся в тесной взаимосвязи при осуществлении своих непосредственных функций. Объектом взяточничества, в частности, предлагалось считать публично-правовой характер оплаты служебной деятельности должностных лиц, а также принцип безвозмездности их деятельности.  Ю.А.Афиногенов указывал, «что всякое должностное лицо в представлении граждан, да и в действительности является, прежде всего, лицом, облеченным государством высокими правами и полномочиями. Поэтому представляется вполне обоснованным определение непосредственного объекта взяточничества как авторитета государственного и общественного аппарата».

       Вместе с тем еще в советские годы был поставлен вопрос о спорности соотношения видового и непосредственного объекта взятки. Так, В.Ф.Кириченко считал невозможным выделить из текста закона непосредственный объект должностного преступления,  а некоторые другие авторы указывали на то, что объект получения взятки вообще следует рассматривать как самостоятельное явление. В частности, под ним можно понимать установленный законодательством публично-правовой характер оплаты служебной деятельности должностных лиц государственного аппарата.

    Такая позиция нашла поддержку не только в исследованиях. В одном из учебников по советскому уголовному праву, например, отмечалось, что «суть взяточничества состоит в нарушении принципа, согласно которому должностное лицо не может получать какое бы то ни было вознаграждение в связи со службой, и сам факт такого по-лучения служит достаточным основанием для уголовной ответственности».

     В качестве непосредственного объекта должностных преступлений указывался транспорт, кредитная система, личность человека, имущество. Таким образом, непосредственный объект должностного преступления мог лежать в совершенно иной плоскости, чем видовой объект.  Однако вряд ли правомерно полностью отожествлять объект и последствия должностных преступлений. Первый – это общественные отношения, а вторые проявляются через изменения во внешнем мире, наступающие в результате совершения деяния, и характеризуют объективную сторону этого мира, а не сам объект, т. е. общественные отношения.

      Заметим, что и в настоящее время в научной дискуссии не выработано единого мнения по вопросу определения субъекта коррупции. Нет также определения непосредственного объекта взяточничества. В современных исследованиях соображения по поводу данного вопроса мало чем отличаются от высказанных ранее. Например, В.Н.Борков считает, что «объектом уголовно-правовой охраны при получении взятки является авторитет государственной власти, влияние».  Близка позиция Е.В.Яковенко, в которой выделяется в качестве правоохраняемого объекта «престиж государственного аппарата и аппарата местного самоуправления».  В учебной литературе отмечается, что суть этого преступления заключается в том, что должностное лицо получает от других лиц или организаций заведомо незаконное материальное вознаграждение за свое служебное поведение или в связи с занимаемой должностью.

    При рассмотрении в качестве объекта получения взятки только интересов публичной власти («государственно-служебные отношения», «авторитет» и т. д.) притесняются права и законные интересы частных лиц. Это положение не согласуется со ст. 2, 17, 18 Конституции РФ 1993 г. Согласно указанным статьям права и свободы человека являются высшей ценностью; их защита – прямая обязанность государства; права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Это конституционное положение получило детализацию в нормативных актах о государственной службе (ст. 5 ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г.,  ст. 5 ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 8 января 1998 г.,  ст. 4 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»  и др.).

      Таким образом, указывать в качестве объекта получения взятки только «публичный интерес» без учета «частного интереса» – значит игнорировать существующие общественные отношения – установленное Конституцией РФ обязательство государства защищать права и свободы человека и гражданина. Более того, теории «публичного интереса», в силу своей односторонности, могут привести к нежелательным законодательным решениям. Дело в том, что понимание объекта получения взятки как «государственно-служебных отношений» или как отношений государства с гражданином зависит от социальной роли служащего в обществе, значения государственной службы в обществе и т. д. Изменение законодательства о государственной службе неизбежно влечет трансформацию «государственно-служебных отношений», а это имеет следствием изменение «государственно-служебного интереса», являющегося содержанием объекта получения взятки. Следовательно, главную и решающую роль в определении общественной опасности должностных преступлений приобретает социальное и юридическое положение служащего, и определение объекта преступления находится в прямой зависимости от служебных свойств субъекта преступления.

      Сказанное позволяет сделать вывод, что успешность системного противодействия коррупции зависит от общей эффективности государства, гибкости и адекватности государственно-властного механизма, наличия отлаженного механизма публично-правового контроля за чиновничеством и регламентации его деятельности, учета общественного интереса как отражения состояния гражданского общества. Рас-смотрение взятки не только как государственно-административного, но и как общественного преступления, в том числе с акцентом на его политическую подоплеку позволит в будущем выстроить эффективную систему противодействия коррупции.

      Публичная служба, ответственная не только перед вышестоящими государственно-административными структурами, но также перед гражданским обществом и общественным мнением, представляет собой модель, создающую необходимые пред-посылки для преодоления коррупции как системного явления. Нарушение этого принципа уже само по себе прямо или косвенно нарушает интересы частных лиц, ибо должностное лицо, облеченное властными полномочиями, совершая или обещая со-вершить действия по службе за взятку, отдает предпочтение интересам тех, кто ее дал. Иначе говоря, для взяткополучателя законные интересы частных лиц, то есть невзяткодателей, становятся вторичными. Это, несомненно, нарушает один из важнейших конституционных принципов – равенство всех граждан перед законом (ст. 19 Конституции РФ).

     Необходимо исходить из того, что последовательное развитие публично-правовых механизмов, наряду с правовыми, призванных обеспечивать общественный и гражданский контроль за деятельностью государственных структур, должно создать предпосылки для противодействия коррупции как системному явлению, а не только его частным проявлениям.

      Прежде всего, отметим, что в важнейшем документе, определяющем задачи в области национальной безопасности, а именно в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», принятой в мае 2009 г., понятие «коррупция» не упоминается».  Однако отсутствие внимания к данной угрозе вряд ли может служить подтверждением того, что коррупция не стала подлинным вызовом стабильности и безопасности развития Российского государства.

    Значимым аспектом, актуализирующим исследование коррупции в ракурсе вопросов обеспечения безопасности, безусловно, является современное критическое состояние российского общества. Здесь речь идет и о потребности в защите от нежелательных внешних воздействий, которые возможны в результате трансграничных финансовых потоков, как легальных, так и теневых. Но нельзя исключать возможности радикальных внутренних изменений. Иначе говоря, потребность в безопасности – базовая, основополагающая потребность общества и государства.

    Взятка является наиболее типичным и характерным проявлением коррупции – опаснейшего криминального явления, которое подтачивает основы власти и управления, дискредитирует и подрывает их авторитет в глазах населения, остро затрагивает законные права и интересы граждан. Исключительно высокая степень общественной опасности получения взятки определяется тем, что она деформирует нормативно установленный порядок осуществления должностными лицами своих служебных полномочий и тем самым грубо нарушает интересы государственной службы.

     Закон определяет взятку как деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера, получаемые должностным лицом лично или через посредника за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

     В качестве взятки могут рассматриваться не только деньги и вещи (как движимые, так и недвижимые), но и любые имущественные (т. е. подлежащие денежной оценке) выгоды, в связи с чем в п. 9 Постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил: «По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т. п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре де-нежную оценку».  В качестве имущественной выгоды можно рассматривать также прощение долга, занижение стоимости производимых работ, оказываемых услуг, беспроцентные кредиты и др.

     Среди выявленных взяток преобладают взятки в виде денег и дорогих вещей, строи-тельных работ и т. п. Правоохранительные органы снисходительно относятся к другим видам взяток ввиду их широкого распространения. Например, считается неоправданной суровостью привлекать чиновника за обед в ресторане за счет коммерсанта или за бесплатные услуги стоматолога. Обычно подобные взятки  идут в совокупности с более серьезными эпизодами, которые не всегда удается доказать, и тогда они исключаются из обвинения.

      Сложным является вопрос о понимании в качестве взятки трудоустройства должностного лица, его родственников, близких, выгодных условий при заключении договоров. Как уже отмечалось, если выгодность условий трудового договора, иных сделок явно завышена, содеянное будет прикрытой взяткой. Нельзя рассматривать в качестве взятки трудоустройство, если труд должностного лица или его близкого оплачивается эквивалентно трудовому вкладу, на тех же условиях, что и труд других работников той же квалификации. В практике не рассматривается в качестве взяток предоставление имущественных выгод в виде услуг за счет учреждений, оказывающих такие услуги бесплатно. Речь идет, например, о ситуации, когда родственника должностного лица незаконно или в обход конкурса или установленного порядка бесплатно «устраивают» в государственное или муниципальное учреждение образования или здравоохранения.

    Взяточничество, как и любые другие преступления, поражает объект, охраняемые за-коном общественные отношения. Тем самым взяточничество причиняет вредные последствия в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата и подрыва авторитета государственной и муниципальной власти. Однако данные последствия остаются за рамками состава преступления и не характеризуют его объективную сторону.

    Получение взятки может выразиться как в действии, так и в бездействии, достаточно сложном по содержанию, которое включает в себя два аспекта: принятие взятки должностным лицом как волеизъявление и принятие взятки как получение имущественного блага. Принятие взятки должностным лицом как волеизъявление является основным содержанием объективной стороны взяточничества. Эта часть объективной стороны получения взятки может быть выполнена только лично должностным лицом.

     Принятие взятки в этом смысле есть активное или пассивное изъявление согласия должностного лица на получение имущественной выгоды в качестве благодарности за уже совершенное действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе либо в качестве подкупа за такое действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе, которое еще не совершено.

     Поскольку принятие взятки как волеизъявление входит в объективную сторону получения взятки, такое волеизъявление даже при отсутствии каких-либо действий, направленных на передачу предмета взятки, представляется правильным квалифицировать как действия, непосредственно направленные на получение взятки, т. е. как покушение на дачу взятки. В практике такие действия квалифицируются как приготовление к получению взятки.

     Принятие взятки как получение имущественного блага может быть выполнено не только лично должностным лицом, но и иным лицом, действующим от имени должностного лица и в его интересах (получение взятки через посредника). При этом преступление будет оконченным с момента передачи взятки посреднику в ее получении. Посредник в получении взятки – это пособник взяткополучателя, которому тот доверил получение от своего имени конкретной взятки или получение взяток в качестве систематической деятельности. Передача взятки посредником в ее получении взяткодателю находится уже за рамками состава преступления, и ее установление не входит в предмет доказывания по уголовному делу. Такой передачи и вовсе может не быть, когда посредник по поручению взяткополучателя и в его интересах распоряжается предметом взяточничества или, например, если посредник является третьим лицом, в пользу которого получена взятка (например, родственником взяткополучателя).

     Выделенный  пример достаточно точно характеризует процессы взяточничества в сфере образования, а именно в высших учебных заведениях. Эту сферу можно назвать самостоятельной субстанцией, внутри которой изменчивость и прогрессивность выражения взя-точничества остается под покровом высокой латентности данных преступлений. При этом  объективные признаки взяточничества в сфере образования в основном выражаются в со-вершении правомерных, входящих в обязанности преподавательского состава действий. Также из приведенного примера видно, что в данном случае посредник в получении взятки  уголовную ответственность не несет, и, естественно, его действия не квалифицируются ни как посредничество во взяточничестве, ни через ст. 33 УК РФ.  Но ведь это и естественно, так как  этот же посредник заявляет в правоохранительные органы о предстоящем совершении состава получения взятки. Подобные уголовные дела, как указывалось ранее, являются латентными, и  их обнаружение, к сожалению, в настоящее время возможно практически только с заявления взяткодателя, который впоследствии, естественно, будет освобожден от уголовной ответственности.

    В научной литературе высказывается мнение, что анализ проблемы ответственности за посреднические действия при взяточничестве и анализ судебной и следственной практики позволяет признать целесообразным предложение по совершенствованию действующего УК РФ путем введения самостоятельной статьи, предусматривающей ответственность за посредничество во взяточничестве. Установление подобной статьи в УК будет требовать наличия тут же примечания к ней с указанием условий освобождения от уголовной ответственности посредника. Этот процесс закономерен в силу того, что обычно правоохранительные органы реагируют на подобные факты  только по поданным заявлениям от  посредников, взяткодателей. Последние же идут на подобный шаг, зная заранее о возможности их освобождения от уголовной ответственности. К сожалению, поступление первичной информации о фактах взяточничества именно от посредника имеет самый низкий процент – 17,1,  что, в свою очередь, подтверждает высокую латентность рассматриваемых преступлений.

    Особое место среди вузов занимают высшие учебные заведения, готовящие высоко-квалифицированных специалистов в области государственной службы и муниципального управления. И здесь следует обратить внимание на то, что проблема противодействия коррупции рассматривается как задача международного сотрудничества таких вузов. Об этом, в частности, можно судить по результатам прошедшего с 15 по 22 мая 2011 г. в Москве и во Владимире Второго форума ректоров академий государственной службы государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

    Получение взятки в каждом отдельном случае совершается по мотивам, имеющим различное предметное содержание, от удовлетворения насущных потребностей до «красивой» жизни. Неодинаковы и конкретные цели этих действий, однако для их оценки значимо лишь стремление лица использовать вверенные ему полномочия власти для принятия денег или других имущественных ценностей в свою пользу или в пользу других физических лиц, организаций. А это не может не закладывать основы дисбаланса в обществе, подрывая его стабильность и, в конечном счете, создавая угрозу национальной безопасности.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика