Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Краткая характеристика вещных прав, подлежащих введению в действие в Гражданский кодекс РФ, с точки зрения их обязательственно-правовой природы
Научные статьи
01.02.12 08:16

вернуться


 
ЕврАзЮж № 12 (43) 2011
Гражданское право
Карнушин В.Е.
Краткая характеристика вещных прав, подлежащих введению  в действие в Гражданский кодекс РФ,  с точки зрения их обязательственно-правовой природы
В статье дана краткая характеристика вещных прав со стороны их относительного по отношению к собственнику характера. Принята попытка выявить критерий классификации вещных прав. Дано краткое описание перечня вещных прав, содержащихся в проекте ГК РФ.

   
Зарубежная недвижимость от агентства. У нас вы найдете уникальные предложения, отличные условия приобретения недвижимости. Зарубежная недвижимость, вся подробная информация на сайте http://www.supermarket-estate.com 
Попытка четкого разграничения вещных и обязательственных прав впервые была сделана пандектистами.  В настоящее время вопрос о разграничении вещных и обязательственных прав остро стоит перед цивилистической доктриной. Наиболее прогрессивная попытка принята в Концепции развития гражданского законодательства.

      В настоящее время в статье 221 проекта ГК РФ, который является воплощением идей Концепции развития гражданского законодательства,  предложена четкая формулировка вещного права Статья 221 проекта находится в подразделе 2 раздела 2 части первой ГК РФ. Подраздел второй следует за первым подразделом, регулирующим «владение». Нормы, содержащиеся во втором подразделе второго раздела части первой проекта ГК РФ, являются общими нормами по отношению ко всем возможным вещным субъективным правам, в том числе к праву собственности. Итак, пункт 1 статьи предлагает следующее определение: «Вещное право предоставляет лицу непосредственное господство над вещью и является основанием осуществления вместе или по отдельности правомочий владения, пользования и распоряжения ею в пределах, установленных настоящим Кодексом. Вещное право непосредственно обременяет вещь и следует за вещью. Вещные права не имеют срока действия, если иное не установлено настоящим Кодексом. Утрата владения вещью не прекращает вещного права на нее. Вещное право защищается от нарушения его любым лицом». Правило, содержащееся в пункте 2 статьи 221, устанавливает, что права признаются вещным в случае признания таковыми гражданским кодексом. Это положит конец дискуссиям на почве толкования действующей в настоящее время статьи 216 ГК РФ,  которые возникли из-за слова «в частности», содержащегося в первом предложении статьи 216 ГК РФ. Вплоть до разработки концепции развития гражданского законодательства формулировка статьи 216 ГК РФ позволяла многим ученым признавать в качестве вещных прав такие права, как аренда, безвозмездное пользование, рента и другие.

    Сторонником так называемого узкого подхода вещных прав выступает Е.А.Суханов,  однако сам он признает открытость перечня вещных прав, содержащихся в статье 216 ГК РФ, и ищет критерий отнесения субъективных прав к вещным в природе прав, как и другие ученые. На наш взгляд, деление прав на вещные и обязательственные несколько условно, и нам  кажется, что не может быть найдено идеального критерия, по которому можно четко сказать, что право является вещным. Перечень вещных прав во всех законодательствах разный, единства нет.

       В российском законодательстве, несмотря на то, что большинство ученых признает, что статья 216 ГК РФ имеет открытый перечень прав, наблюдается законодательное расширение перечня вещных прав в самой статье, содержащей перечень вещных прав. Так, согласно пункту 2 статьи 223 проекта части первой ГК РФ, среди ограниченных вещных прав выделяются: 1) право постоянного землевладения; 2) право застройки; 3) сервитут; 4) право личного пользовладения; 5) ипотека; 6) право приобретения чужой недвижимой вещи; 7) право вещной выдачи; 8) право оперативного управления; 9) право ограниченного владения земельным участком. Во всех случаях определения вещных прав следует помнить, что деление прав на вещные и обязательственные, предложенное пандектистами, было заложено в самом римском праве. Следует отметить, что обязательственное право предполагает право на действие обязанного лица (или, как утверждалось пандектистами, право на личность должника), в отличие от права на вещь в вещном праве. Отсюда и особенности осуществления вещных и обязательственных прав. Если обязательственное право предполагает какое-либо материальное или нематериальное удовлетворение от действий должника (следовательно, важен момент ожидания удовлетворения; само же по себе удовлетворение требования носит срочный характер), то вещное право предполагает удовлетворение от самой вещи и от бездействия неопределенного круга лиц по отношению к вещи (следовательно, первичен сам критерий существования субъективного права в статике общественных отношений, поэтому само вещное право не устанавливается на определенный срок (статья 221 проекта ГК РФ, хотя и имеется фраза, «если иное не предусмотрено настоящим Кодексом»). Данные критерии разграничения идеально подходят при отграничении таких понятий, как «право собственности» и «обязательственное право в субъективном смысле». Намного сложнее обстоит дело с ограниченными вещными правами. В действительности ограниченные вещные права не только ограничены, но и производны от права собственности, а поскольку право собственности принадлежит конкретному субъекту, то можно смело утверждать, что ограниченные вещные права производны от собственника как субъекта права. Следует отметить, что отношения между собственником и обладателем ограниченного вещного права в отношении одного и того же объекта прав носят обязательственный характер, потому что отношения уже конкретизированы между определенными лицами. Критерий классификации вещных прав кроется как раз в этих самых обязательственных отношениях. В целях более полного понимания новейшего законодательства о вещных правах постараемся проанализировать вещные права, перечисленные в статье 223 ГК РФ и последующих главах проекта ГК РФ. Анализ вещных прав со стороны их обязательственной природы не будет включать в себя полный и всесторонний анализ прав и обязанностей обладателей того или иного вещного права и собственника, поскольку целью статьи является простое указание на некоторые обязательственные черты ограниченных вещных прав.

       Первым по перечню статьи 223 ГК РФ идет право постоянного землевладения, ему посвящена глава 20 проекта ГК РФ, вслед за Концепцией развития гражданского законодательства право постоянного землевладения именуется эмфитевзисом (статья 299 ГК РФ). Во второй части статьи 299 проекта ГК РФ говорится, что эмфитевзис устанавливается по воле собственника либо по иным основаниям, установленным ГК РФ. В римском частном праве эмфитевзис возникал путем договора с собственником, путем судебного установления, путем завещательного отказа, назначенного собственником в распоряжении на случай смерти, также некоторые выделяли в качестве основания эмфитевзиса давность.  В проекте ГК указывается на волю собственника (что, на наш взгляд, не вполне удачно, потому что «воля» в чистом ее существовании не может являться основанием возникновения прав); очевидно, что речь идет о договоре, то есть об обязательстве между сторонами (собственником и эмфитевтом). Если понимать обязательство в смысле правоотношения, а правоотношение – как урегулированное нормами права общественное отношение, то для характеристики эмфитевзиса со стороны правоотношения между собственником и эмфитевтом необходимо вкратце остановиться на элементах указанного правоотношения. Итак, субъектами правоотношения являются любые лица, признаваемые субъектами гражданского права, поскольку иное не предусмотрено проектом ГК РФ.

     Содержанием правоотношения являются права и обязанности сторон, статья 299.1 проекта ГК РФ содержит положительные обязанности эмфитевта: использование земельного участка по назначению в соответствии с разрешенным использованием, плата собственнику, право изменять земельный участок (если это предусмотрено договором), также имеет место право использования плодов и продукции от указанного земельного участка. На наш взгляд, о каких-либо положительных правах и обязанностях эмфитевта можно говорить только по отношению к собственнику, поскольку здесь налицо правоотношение, вопрос же о признании вещных правоотношений в литературе и по сей день остается спорным. Основание возникновения эмфитевзиса – договор. Объект – земельный участок или иной природный объект. Вещный характер эмфитевзиса определяется правилом, закрепленным в статье 299.5 проекта ГК РФ, а именно положением о распоряжении объектом эмфитевзиса. Все распорядительные действия (в пределах, установленных законом) совершаются эмфитевтом самостоятельно (без участия собственника), что отличает его от обязательств, таких как, например, аренда.

      Следующее за эмфитевзисом право – это суперфиций (право застройки, глава 20.1 проекта ГК РФ). Перейдем сразу к содержанию суперфиция как правоотношения между собственником и суперфициарием. Согласно пункту 1 статьи 300.1 проекта ГК РФ лицо, имеющее право застройки, вправе в пределах, предусмотренных договором об установлении права застройки, изменять объекты недвижимого имущества, находящиеся на земельном участке: реконструировать их, сносить и возводить новые. Это обязанность по отношению к собственнику земельного участка.

    Далее проект ГК РФ говорит о сервитутах. Здесь наиболее интересным образом складываются отношения между собственником земельного участка и сервитуарием. Как собственник (речь идет о собственнике служащей вещи), так и сервитуарий имеют правомочия использовать земельный участок в определенных пределах. Следует отметить, что сервитут в понимании главы 20.2 проекта ГК РФ – это только частный сервитут, поскольку согласно пункту 2 статьи 301 сервитут не может быть установлен в отношении неопределенного круга лиц, что сделало бы сервитут публичным.

       Далее среди списка вещных прав идет узуфрукт, в римском праве относимый к личным сервитутам. Отношения между узуфруктуарием и собственником возникают по поводу недвижимых вещей, здесь особый субъектный состав, обязанность узуфруктуария по отношению к собственнику состоит в целевом использовании предмета узуфрукта – в личном пользовании.

      Вслед за узуфруктом закон будет регулировать ипотеку, которая разными авторами относилась к разным разрядам прав, к вещным или обязательственным. Споры идут о залоге как о родовом понятии. Законопроект относит к числу вещных прав только залог недвижимых вещей. Кроме того, к регулированию ипотеки применяются правила о залоге, которые по-прежнему расположены в главе, посвященной регулированию обеспечения исполнений. Так, согласно пункту 2 статьи 303 проекта ГК РФ, отношения по ипотеке между залогодателем и залогодержателем, а также отношения между ними и третьими лицами регулируются положениями настоящей главы.

       К отношениям по ипотеке, не урегулированным правилами настоящей главы и законом об ипотеке, применяются правила о залоге (параграф 3 главы 23). Вероятно, одним из критериев отнесения ипотеки к вещным правам, помимо направлений, заданных Концепцией развития гражданского законодательства, явилась возможность учреждения независимой ипотеки. Согласно статье 303.1 проекта ГК РФ ипотека может быть установлена на недвижимую вещь в обеспечение исполнения обязательства с указанием в договоре ипотеки данных о существе, размере и сроках исполнения этого обязательства (акцессорная ипотека) либо без указания таких данных при условии определения в договоре ипотеки предельной суммы, которая может быть получена залогодержателем из денежных средств, вырученных от продажи предмета ипотеки, в счет удовлетворения своих требований, а также срока существования права залога (независимая ипотека).

     Независимая ипотека может быть также установлена путем обременения собственником (залогодателем) своей недвижимой вещи, удостоверенного закладной, без указания лица, в пользу которого установлено такое обременение (залогодержателя). В этом случае право ипотеки на соответствующую недвижимую вещь считается возникшим с момента внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о залогодержателе.

     В настоящей статье не будут рассмотрены все связи залогодателя и залогодержателя по ипотеке, поскольку, во-первых, для этого потребуется, как минимум, написание отдельной статьи, а, во-вторых, Концепция развития гражданского законодательства предлагает регулировать обязательственную часть ипотеки в разделе ГК, посвященном обязательствам (пункт 8.1 раздела 4 Концепции).

     Совершенная новелла законодательства – выделение такого вещного права, как право приобретения чужой недвижимой вещи. Это право представляет собой органическое развитие права преимущественной покупки, которое применяется в ГК РФ (пункт 9.1 раздела 4 Концепции). Обязательство возникает между собственником недвижимой вещи и обладателем этого преимущественного права на основании договора, и правоотношение развивается так, как это установлено договором между собственником и обладателем права приобретения чужой недвижимой вещи.

       Новым представляется право вещных выдач (глава 20.6 проекта ГК РФ). Позитивные обязанности лежат при установлении данного права на собственнике вещи. Статья 305 проекта упоминает о правах обладателя права вещной выдачи, что предполагает обязанность собственника. Как и указывается в Концепции, право вещной выдачи является расширенным развитием договора ренты, в чем наблюдается схожесть указанных институтов гражданского права. Осмелимся предположить, что выделение перечня вещных прав и его расширение в сравнении с действующей статьей 216 ГК РФ, их унификация – это своего рода процесс, подтверждающий то, что законодатель вслед за доктриной считает эти права «наиболее» вещными. Возможно, что в будущем среди перечня вещных прав появится аренда.

     В проекте далее регулируется право оперативного управления, которое объединило в себе дуализм права хозяйственного ведения и оперативного управления. Правомочия обладателя права зависят от самого субъекта права, от его правоспособности. Целевая правоспособность муниципальных и государственных предприятий и учреждений определяет объем правомочий, которые передаются собственником имущества правообладателю, здесь особое основание его возникновения – это решение собственника. Статья 306.1 проекта ГК РФ указывает на права собственника в отношении имущества, находящиеся в оперативном управлении, этим правам корреспондируют обязанности соответственного муниципального или государственного предприятия или учреждения.

      На этом перечень вещных прав проектом ГК РФ закрывается. Как видно, большинство этих прав (за исключением оперативного управления) возникает из договоров: в статье 224 проекта части первой ГК РФ слово «договор» употребляется 4 раза. Следует отметить, что большинство обязательств возникает из договоров, так, существует договор аренды. Некоторыми учеными аренда причисляется к числу вещных прав. На наш взгляд, нельзя с точностью относить то или иное право к вещным, это является прерогативой законодателя. Выделение вещных прав в той или иной правовой системе не является показателем реальной общественной жизни, здесь нельзя сказать, что экономический базис (производственные отношения) определяет правовую надстройку. Отнесение прав к вещным или обязательственным зависит от доктрины, практики и законодательных традиций, в частности стран, принявших пандектное гражданское право. Перечень вещных прав, представленный в проекте к ГК РФ, является весьма удачным и консолидирует в одном подразделе ГК РФ разбросанные в настоящее время права, природа которых вызывает споры у ученых по поводу отнесения их к вещным или обязательственным.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика