Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О стабильности и устойчивости конституций республик в составе Российской Федерации
Научные статьи
01.02.12 08:54

вернуться

  
ЕврАзЮж № 12 (43) 2011
Конституционное право
Сафина С.Б.
О стабильности и устойчивости конституций республик  в составе Российской Федерации
В статье рассматривается порядок внесения изменений в конституционные акты респу­блик в составе Российской Федерации, дается анализ конституций с точки зрения их жесткости.

       Конституции республик в составе Российской Федерации обладают особыми юридическими свойствами по сравнению с обычными законодательными актами. Стабильность и относительная устойчивость республиканских конституций является их специфической чертой как нормативных правовых актов особого характера.

     Гарантией стабильности республиканских конституций  служит особый, усложненный порядок их принятия, изменения  и дополнения.

    Рассматривая вопрос о способах изменений конституций, отметим, что по общему правилу конституция изменяется в том же порядке, в котором она была принята. Учитывая, что конституция принимается особой, учредительной властью, изменяться она должна ею же. Однако на практике это правило имеет много исключений.

   Согласно классическому учению о конституции в зависимости от способа их изменения конституции можно делить на жесткие и гибкие. Жесткие конституции изменяются и дополняются в особом порядке, более сложном, чем тот, который принят для обычной законодательной процедуры. Чем выше жесткость конституции, тем больше ее стабильность, которая способствует укреплению соответствующего конституционного строя. Жесткость конституции говорит о стремлении преобладающих в обществе групп обеспечить устойчивое  развитие общества, государства, законодательства.

    Гибкие конституции изменяются и дополняются в том же порядке, что и обычные законы, не предусматривая никаких особых процедур. Таких конституций, конечно же, гораздо меньше (как правило, это неписаные, некодифицированные конституции).

     В разных государствах жесткость конституции обеспечивается разными способами: можно установить требование квалифицированного большинства в парламенте для принятия конституционных поправок, требование утверждения поправок дополнительно в субъектах федерации (если государство федеративное), требование повторно принимать конституционные поправки парламентом следующего созыва либо принимать конституционную поправку дважды с определенным промежутком времени, требование принимать конституционные поправки на референдуме и т. п.

     Особым элементом жесткости является установление так называемых «неизменяемых норм», т. е. закрепление за некоторыми нормами конституции «высшей», «неизменной» силы, невозможности их изменения в рамках данной конституции ни при каких условиях.

    Необходимо вспомнить, что Конституция Российской Федерации является примером, безусловно, жесткой конституции. Правила изменения нашей конституции предусматривают большой набор элементов жесткости. Во-первых, это ограниченный круг субъектов права инициативы изменения конституционных норм. Во-вторых, это применение квалифицированного большинства при голосовании в парламенте. В-третьих, это требование одобрить поправку квалифицированным числом (не менее чем двух третей) субъектов Российской Федерации. В-четвертых, Конституция Российской Федерации содержит ряд глав, статей, которые не могут быть изменены в действующей конституции, а в случае их изменения приведут к принятию уже другой, новой конституции.

      Существенным фактором жесткости можно считать и то, что в Конституции Российской Федерации 1993 года стала применяться иная терминология, отличная от терминологии советского периода. Если прежние советские конституции использовали понятия «изменения» и «дополнения», то ныне действующая конституция вводит понятия «поправки» и «пересмотр». Соответствующая глава так и называется «Конституционные поправки и пересмотр Конституции». Тем самым показано, что изменение конституционного текста не является такой же обычной процедурой, как изменение текста любого другого нормативного правового акта. Термин «изменение» Конституция применяет только к статье 65 (наименования и состав субъектов Российской Федерации), которая изменяется в упрощенном порядке. Этот факт говорит о том, что «изменение» – процесс менее сложный и значимый, чем «поправки».

    Пересмотр Конституции подразумевает новое рассмотрение конституции в целом, а не фрагментарное изменение частей ее текста. По существующим правилам пересмотр осуществляется в исключительных случаях и не доверяется парламенту, т. е. законодательному органу. Полномочия по пересмотру лежат на специально создаваемом органе – Конституционном Собрании с возможным вынесением проекта конституции на референдум.

     Таким образом, применение специальной терминологии позволяет говорить об особых процедурах изменения конституционного текста, что, в конечном счете, свидетельствует о стабильности и устойчивости конституции.

     Термин «конституционные поправки», а не «внесение изменений и дополнений» используют некоторые республиканские конституции. Например, в конституции Кабардино-Балкарии, Удмуртской Республики, Республики Тыва, Марий Эл, Республики Дагестан содержатся соответствующие статьи о порядке внесения конституционных поправок. В некоторых республиках используется термин «поправки» (Ингушетия, Карачаево-Черкессия, Алтай, Бурятия). Традиционное использование «изменений» и «дополнений» сохранилось в большинстве республиканских конституций. Это конституции Калмыкии, Чувашии, Саха (Якутия), Адыгеи, Карелии, Коми, Хакассии, Татарстана, Башкортостана. Конституция Мордовии использует «внесение изменений и пересмотр», а Конституция Чеченской республики – «изменения и поправки».

    Как уже говорилось, по сложившейся практике в Российской Федерации вносить изменения и дополнения уместно в любые нормативные правовые акты, кроме федеральной конституции, в которую принято вносить поправки, а в случае необходимости – пересматривать. На уровне республик использование специальной терминологии нигде не оговорено, поэтому республики самостоятельно выбирают и закрепляют в своих конституционных текстах соответствующие понятия. Необходимо заметить, что федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в статье 5 относит к полномочиям законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации «принятие конституции субъекта Российской Федерации и поправок к ней». Поэтому предпочтительным следует считать использование термина «поправки» в целях систематизации законодательства и единообразного применения терминологии.

     Безусловно, и поправка, и изменение – суть одно явление. Но, учитывая особый, специфический характер конституционного текста, логично называть его изменение поправкой, оставляя всем другим нормативным правовым актам право просто изменяться и дополняться.

    Термин «пересмотр» означает, как уже говорилось, по сути, новое принятие конституции, что бывает связано с изменением основополагающих, базовых конституционных норм, приводящих к изменению характера конституции. Такие изменения основ конституционных строя завершаются выработкой нового проекта конституции. Применение термина «пересмотр» на уровне федеральной конституции вполне объяснимо, в то время как для республиканской конституции изменение основ конституционного строя самостоятельно невозможно, поэтому пересмотр республиканской конституции может происходить лишь как следствие пересмотра федеральной конституции.

    Возможность пересмотра конституции допускается в республиках Карачаево-Черкессия, Тыва, Марий Эл, Алтай и Дагестан. При этом   конституции не поясняют, когда изменение текста считается поправкой, а когда – пересмотром.

     Но, например, Конституция Республики Тыва поясняет, что разработка нового проекта конституции осуществляется Конституционной комиссией. А Конституция Республики Алтай закрепляет, что в случае пересмотра конституции необходимо не менее ¾ голосов депутатов парламента, тогда как для принятия поправки необходимо не менее 2/3 голосов. Интересна процедура внесения поправок и пересмотра Конституции Дагестана. Из десяти глав конституции поправки принимаются парламентом только к главам 3–9, а глава 1 «Основы конституционного строя», глава 2 «Права и свободы человека и гражданина» и глава 10 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции» не могут быть пересмотрены парламентом, необходимо созвать Конституционное Собрание. Если изменилось наименование района или города, то соответствующее изменение в конституционный текст вносится указом высшего должностного лица Республики Дагестан. Этот порядок очень напоминает процедуру конституционных изменений федеральной конституции.

   Заслуживает внимания и статья 115 Конституции Карачаево-Черкессии. Часть 2 названной статьи гласит: «Предложения о поправках и пересмотре положений Конституции Карачаево-Черкесской Республики, противоречащие основам конституционного строя Российской Федерации, посягающие на республиканскую форму правления и основы конституционного строя  Карачаево-Черкесской Республики, ее административно-территориальное устройство, нарушающие права и свободы гражданина и человека, неприкосновенность территории Карачаево-Черкесской Республики и ее пребывание в составе Российской Федерации, не могут быть приняты».

   Таким образом, говоря о степени использования новой терминологии в процессе изменения республиканских конституций, можно констатировать частичное применение понятий «конституционные поправки» и «пересмотр». Больше половины республик остались с советской терминологией.

     Если рассматривать непосредственно процедуру изменения конституционных текстов, то необходимо обратить внимание на три вопроса: кто может инициировать изменение конституции, в чьих полномочиях принятие решения об изменениях, любую ли конституционную норму можно изменить? В большинстве случаев субъектами права инициативы внесения изменений в конституционный текст являются: высшее должностное лицо республики, правительство, депутаты в количестве не менее одной трети общего числа депутатского корпуса. В некоторых республиках этим правом обладает конституционный суд соответствующей республики (Башкортостан, Саха (Якутия), Ингушетия, Адыгея, Коми, Хакасия, Бурятия), представительные органы местного самоуправления (Мордовия, Адыгея, Алтай, Чеченская республика).

     Особенностями следует считать включение в список субъектов рассматриваемого права народ, избирателейт в республиках Удмуртия, Хакасия, Алтай. По Конституции Республики Калмыкия таким правом обладает прокурор, председатели Арбитражного суда, Верховного суда. В Республике Коми круг субъектов права инициирования конституционных изменений совпадает с кругом субъектов законодательной инициативы. Это депутаты и комитеты парламента, председатель парламента, глава республики, правительство, прокурор, Конституционный суд, представительные органы муниципальных образований, межрегиональные общественные движения, члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ – представители от республики.

   Таким образом, перечень субъектов права инициирования конституционных изменений достаточно разнообразен.

   Органом, уполномоченным принимать решение о внесении изменений в конституцию, является законодательный (представительный) орган республики, который квалифицированным большинством (не менее 2/3 голосов депутатов) оформляет соответствующее решение. Эта процедура практически единообразна во всех республиках.

     И последний вопрос – об особой охране некоторых глав (статей) республиканских конституций. Такие особые главы предусматривают единичные конституции: Конституция Республики Удмуртия (глава об основах конституционного строя, глава о защите прав и свобод человека и гражданина, глава о конституционных поправках); Конституция Адыгеи (раздел об основах конституционного строя); Конституция Республики Тыва (глава об основах конституционного строя, глава о конституционных поправках и пересмотре конституции); Конституция Дагестана (главы указаны выше). Изменения указанных структурных частей республиканских конституций требуют либо участия Конституционного Собрания (Конституционной Комиссии) республики, либо утверждения изменения на референдуме. Интересны с этой точки зрения Конституция Республики Татарстан, статьи 1 и 123 которой могут быть изменены только по результатам референдума Республики Татарстан, и Конституция Республики Башкортостан, главы об основах конституционного строя и о порядке внесения изменений и дополнений  которой могут быть изменены лишь после поддержки изменений пятьюдесятью тысячами избирателей.

    Стабильность не означает неизменность республиканских конституций, поэтому они периодически приводятся в соответствие с новыми условиями социальной действительности. Изменения в политической и социально-экономической сферах служат основанием для внесения конституционных поправок или принятия нового акта. Чаще всего обновление региональных конституций связано с обновлением федеральной конституции и федерального законодательства. Поэтому частое изменение федеральных актов ведет к непостоянству конституционных актов республик, что может нарушать их смысл как актов учредительного характера.

     Очевидно, что стабильность республиканской конституции носит вторичный, производный характер. Неизменность конституционного акта республики определяется не столько собственным жестким порядком внесения изменений, но  в значительной степени неизменностью федеральных норм. Причем, необходимо заметить, что никакая формальная процедура (ни на федеральном, ни на региональном уровнях) не может служить препятствием для перекраивания конституционных норм, если политическая расстановка сил тяготеет к однопартийности. И, наоборот, в условиях многопартийной системы, при которой возможны различные соотношения политических сил, даже конституции, предусматривающие сравнительно гибкую процедуру изменения, могут на практике оказаться в высшей степени жесткими.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика