Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Применение международного права во внутреннем правопорядке как результат международного взаимодействия национальных правовых систем
Научные статьи
07.02.12 08:34

вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
Международное право
Швакин С.В.
Применение международного права во внутреннем правопорядке как результат международного взаимодействия национальных правовых систем
В статье раскрывается сущность процесса международного взаимодействия национальных правовых систем, который рассматривается в рамках процессов правовой глобализации и универсализации права. Обосновывается, что процесс взаимодействия международного
и внутригосударственного права, а соответственно и процесс применения международного права во внутреннем правопорядке должны рассматриваться в рамках процесса международного взаимодействия национальных правовых систем.

PPC management
     Под «применением права» (или «правоприменением») в теории права обычно понимают деятельность государственных органов, которые призваны обеспечивать реализацию норм права, содержащихся в законах и иных нормативно-правовых актах, путём издания актов применения права. При этом под нормами права имеют в виду нормы внутреннего правопорядка, т. е. нормы внутригосударственного права. Однако конституции многих государств содержат положения, что принципы и нормы международного права, а также международные договоры либо являются частью национальной правовой системы, т. е. должны соблюдаться во внутреннем правопорядке, а также учитываться внутренним законодательством, либо же имеют приоритетное значение над нормами национального права.

    С другой стороны, «национальная правовая система так же суверенна, как и государство, поэтому на территории страны без санкции (в той или иной форме) национальной государственной власти не могут действовать нормы, созданные помимо её правотворческих органов».

    Говоря о «национальном», «внутригосударственном праве» или о «национальной право-вой системе», необходимо уточнить, что это только общепризнанные, устоявшиеся термины, по-скольку понятие «нация» и понятие «государство» не тождественны и не совпадают по своему объёму. Право создаётся государствами, а не нациями. Нации же, обладая правом на самоопределение, могут способствовать образованию собственной государственности. Как было отмечено Ф.Кунигом, иногда возникает сомнение, «существует ли вообще нация (либо «только» население государства)»,  таким образом, по существу речь идёт о праве отдельного государства, т. е. о «внутригосударственном праве».

     Применение международного права во внутреннем правопорядке в теории обычно рассматривают в ракурсе соотношения и связи международного и внутригосударственного права. Традиционно такое взаимодействие исследуется с точки зрения нормативно-правового (нормативисткого) подхода, т. е. изучается только взаимоотношение системы международного права и системы внутригосударственного права, а не взаимодействие правовых систем.

    В связи с этим нельзя не согласиться с В.В.Гавриловым, который указал, что «другие важные явления правовой действительности, без которых невозможна эффективная реализация правовых норм, остаются вне поля зрения учёных или рассматриваются ими изолировано друг от друга. Данное обстоятельство способствует неоправданному упрощению и искажению, как на доктринальном, так и на практическом уровнях, представлений о существе и содержании механизма взаимодействия национальных и международных правовых норм и, как следствие, способно при-вести к серьезным ошибкам юридического и политического характера в деятельности значительного количества органов и организаций различного уровня».

    Представляется, что процесс взаимодействия международного и внутригосударственного права, а соответственно и процесс применения международного права во внутреннем правопорядке должны рассматриваться в рамках процесса международного взаимодействия национальных правовых систем.
Обоснованность этого тезиса вытекает из необходимости изучения правовой системы в статическом и динамическом аспектах. В статическом аспекте национальная правовая система обычно воспринимается как «совокупность юридических норм, принципов и институтов (нормативная сторона системы), совокупность правовых учреждений (организационный компонент) и совокупность правовых взглядов, идей и представлений, свойственных данному обществу (идеологический компонент)».  Здесь необходимо привести слова Д.А.Керимова, который указал, что «в любой системе нет «совокупности» явлений, а имеется их системность».  В динамическом аспекте правовой системы выделяются процессы, характеризующие её целевую направленность и эффективность, компонентами которой выступают правотворчество, правореализация, правовое мышление.

    Таким образом, принципы и нормы международного права (фактически нормы ius cogens), а также международные договоры, которые являются частью национальной правовой системы, должны рассматриваться в статическом аспекте национальной правовой системы, а процесс применения международного права во внутреннем правопорядке – в динамическом аспекте, т. е. как «правореализация» или «правоприменение».

    Именно процесс международного взаимодействия национальных правовых систем инициирует процессы трансформации и имплементации норм международного права в национальное (внутригосударственное) законодательство.

    В литературе, посвящённой системным исследованиям, указывается, что «взаимодействие выступает как пульсирующая, динамическая система изменяющихся отношений между взаимосвязанными системами», и «любая система является, по существу, комплексом взаимодействий, т. е. она взаимодействует с другими системами множеством своих свойств, граней, сторон». 

    Однако это не объясняет, по какой причине государства как основные субъекты международного права добровольно устанавливают или санкционируют применение принципов и норм международного права во внутреннем правопорядке.

    Одной из основных причин, которая обуславливает эти процессы, является глобализация. Под глобализацией многие исследователи, например И.И.Лукашук, понимают многоплановый объективный «всемирный процесс, взаимосвязывающий национальные социально-экономические образования в единую мировую экономическую и общественную систему».  Одна-ко глобализация проявляет себя также и в других сферах международного сотрудничества: в политической, культурной, экологической и др. Становится всё более заметным возрастающее воздействие глобализации на сферу права, «глобализация оказывает существенное влияние на трансформацию, изменения и модернизацию государственно-правовых институтов, норм и отношений на всемирном, макрорегиональном и внутригосударственном уровнях, стимулирует, ускоряет и обновляет процессы универсализации в области права».  Как было справедливо отмечено М.Н.Марченко (одним из ведущих теоретиков права), глобализация влияет не только на изменение сущности права, на его источники или формы, но и воздействует на его содержание, на его институциональную и функциональную часть, а также на стоящие перед ним цели и задачи, на его назначение; глобализация также оказывает определённое влияние на правотворчество, правоприменение и правоохранение.  Государства фактически вынуждены участвовать в процессе международного взаимодействия правовых систем и формировать этот процесс своей волей.

     Воздействию глобализации подвергаются все правовые системы без исключения. Если же принять во внимание, что национальная правовая система как информационно-регулятивная система общества, определяемая социально-экономическим строем, состоит, прежде всего, из взаимообусловленных элементов (законодательство, правоприменение, правосознание), объединённых статическими и динамическими отношениями в структурно упорядоченное целостное единство,  то можно с уверенностью говорить о том, что глобализация, оказывая прямое и опо-средованное воздействие на элементы национальных правовых систем, приводит к интенсификации международного взаимодействия этих систем, которое уже давно воспринимается как «глобальное юридическое явление».

    Основы такого рода взаимодействия заложены в самих правовых системах. По сути, при-рода всех национальных правовых систем одинакова, поскольку тип экономических отношений (экономический базис) определяет главные компоненты политико-юридической надстройки – право и государство. Многие факторы экономических отношений являются объективными и общими для большинства государств. Кроме того, глобализация экономики, которая сегодня воспринимается как одна из закономерностей мирового развития, вносит существенный вклад в процесс экономической интеграции, иными словами, социально-экономическая интеграция на-прямую влияет на характер взаимодействия национальных правовых систем.

   Несмотря на то, что правовые системы современного мира уже длительное время являются объектом пристального внимания как отечественных, так и зарубежных учёных, следует согласиться с И.И.Лукашуком, что «проблема взаимодействия правовых систем не привлекла к себе должного внимания специалистов»,  хотя изучение механизмов международного взаимодействия правовых систем имеет не только важное теоретическое значение, но и практическое выражение.

    К вопросам теоретического обоснования международного взаимодействия правовых систем впервые в отечественной науке обратился А.А.Рубанов. По его мнению, это взаимодействие выражается в том, что правовые системы при регулировании социальных отношений в своих странах придают юридическое значение иностранным правовым нормам, т. е. происходит установление связи между правовой системой данной страны и иностранными правовыми система-ми.  Однако при этом А.А.Рубанов отмечает, что это взаимодействие выражается «не только в том, что в составе правовой системы складываются нормы, предписывающие придавать юридическое значение нормам иностранного права, но и в том, что такая связь существует и на стадии действия этих норм».  На этом основании А.А.Рубанов классифицирует возникающую связь именно как взаимодействие, указывая, что «связи между национальными правовыми системами, возникающие при их международном взаимодействии, оказывают более широкое воздействие на сами эти системы, чем отношения, возникающие между ними при рецепции или при имплементации положений международного договора»,  т. е. речь идет о том, что международное взаимодействие оказывает влияние как на формирование, так и на сферу действия права, в то время как связи, возникающие при рецепции и имплементации, ограничиваются областью формирования права.

     Однако представляется, что международное взаимодействие национальных правовых систем должно мыслиться шире, чем просто придание юридического значения иностранным правовым нормам.

     Понятие «взаимодействие» в общем понимании – это одна из основных философских категорий, которая отражает процессы воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и изменение состояния. Понятие «взаимодействие» неразрывно связано с понятием «структура», поскольку «взаимодействие» выступает как интегрирующий фактор, посредством которого происходит объединение частей в определенный тип целостности. «Взаимодействие» обусловливает развитие объектов. По мнению Гегеля, «ближайшим образом взаимодействие представляется взаимной причинностью предположенных, обусловливающих друг друга субстанций; каждая есть относительно другой одновременно и активная, и пассивная субстанция».

    Таким образом, международное взаимодействие национальных правовых систем затрагивает не только элементы этих систем, но и их функции, цели и задачи. С этой точки зрения вполне объяснимо, что основным следствием в данном отношении является «правовая аккультурация» и «конвергенция» правовых систем, которая проявляется, прежде всего, в стандартизации законодательств. В результате процессов унификации, гармонизации, рецепции, трансформации, имплементации правовых норм происходит интернационализация и глобализация права в целом, т. е. речь идет о формировании единого глобального правового пространства, иногда даже отмечается, что «человечество стоит на пороге создания новой модели права – мировой глобальной правовой системы».

     Различают три основные формы взаимодействия правовых систем: «ассимиляция», «интеграция» и «конвергенция», выделяя в качестве отдельных процессов «правовую аккультурацию» и «дивергенцию». Но всё же большинство исследователей, говоря о взаимодействии или о взаимовлиянии национальных правовых систем, имеют в виду, прежде всего, процесс их сближения, хотя вкладывают в это понятие различный смысл. Необходимо также отметить, что эффективное и целенаправленное взаимодействие национальных правовых систем может осуществляться только при помощи международно-правовых средств, поскольку, как верно было отмечено С.В.Бахиным, «вне международных обязательств, которые принимают на себя государства, создание эффективных правовых регуляторов в виде единых и единообразных нормативных предписаний невозможно».

     Подводя итог сказанному, можно заключить, что применение международного права во внутреннем правопорядке должно восприниматься именно как результат международного взаимодействия национальных правовых систем, поскольку этот процесс обусловлен объективными процессами глобализации и универсализации права. Понимание этого процесса вне рамок глобализации и универсализации права теряет всякий смысл.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика