Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовое регулирование обмена военнопленными первой мировой войны (1917–1924 гг.)
Научные статьи
07.02.12 08:37

вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
История государства и права
Щербакова Е.В.
Правовое регулирование обмена военнопленными первой мировой войны (1917–1924 гг.)
В статье проанализированы законодательные основы, а также рассмотрены особенности организации и осуществления обмена военнопленными первой мировой войны.
                                                                                                                                                                           
  Краби - популярный курортный город на юге Таиланда, является административным центром одноименной провинции. Остров Краби в Тайланде подойдет для тех людей, которые любят уединенность, белоснежные пляжи и нетронутость природы. Вся подробная информация здесь http://tyr-tailand.ru/krabi/
В результате первой мировой войны (1914–1918 гг.) были взяты в плен военнослужащие противоборствующей стороны, как на территории России, так и на территориях других государств. Таким образом, сложилась такая категория населения, как военнопленные. «Военнопленный – это обезоруженный противник, временно находящийся во власти не отдельного лица или командира воинской части, а во власти воюющего государства (стороны), которое и несет полную ответственность за его судьбу».  Общеизвестно, что в плену были очень тяжелые условия существования, и случалось проявление жестокости по отношению к военнопленным. Безусловно, каждое государство стремилось своих пленных вернуть на родину. Для скорейшего обмена военнопленными были заключены договоры и соглашения между Советским правительством и правительствами других государств.

    К категории военнопленных относились «военнослужащие прежней русской армии, попавшие в плен во время оккупации Германией русской территории, в период времени между заключением перемирия и ратификацией мирного договора, а также после заключения мира».  К военнопленным также относились: 1) все, служившие в войсках, учреждениях и управлениях, входивших в состав вооруженных сил России; 2) невоеннослужащие, принадлежавшие к войску и обслуживающие его; 3) все, состоявшие на государственной или общественной службе, военнообязанные и попавшие в плен во время нахождения их в командировке; 4) лица, состоявшие при войсковых частях и учреждениях по вольному найму: монтеры, машинисты, десятники, табельщики; 5) лица, состоявшие при армиях, чины почтовых, контрольных и других подобных учреждений; 6) железнодорожные служащие, кассиры, кондуктора, машинисты, начальники станций; 7) служащие и рабочие общественных организаций, которые обслуживали нужды армии; 8) «чины гражданского ведомства и частных обществ призывного возраста, командированные за границу и интернированные неприятелем в качестве военнопленных при объявлении войны».

     Заключенный 3 марта 1918 г. Брест-Литовский мирный договор гласил: «военнопленные обеих сторон будут отпущены на родину, поскольку они не пожелают с согласия того государства, которое взяло их в плен, оставаться в его пределах или выехать в другую страну. Начавшийся обмен непригодными к военной службе военнопленными будет производиться наивозможно быстрее».  Пленные, которые принимали русское подданство, пользовались всеми правами. В 1918 году через московский комитет прошло «более 1000 заявлений о переходе пленных в русское подданство».

    Приоритет отправления военнопленных определялся тяжестью болезни, возрастом (старше 55 лет) и продолжительностью плена. Военнопленные подлежали скорейшему возвращению на родину, если у них имелись повреждения или болезни. Статья II  соглашения между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, с другой стороны, о возвращении на родину раненых или больных военнопленных от 25 января 1918 г. содержала перечень болезней и повреждений из 13 пунктов (потеря конечности, заболевания спинного мозга, паралич, повреждения мозга, отсутствие одного глаза или потеря зрения, огнестрельные ранения, туберкулез, психические заболевания, все повреждения и скрытые болезни, которые по заключению врачей не могут быть излечены ранее 6 месяцев, независимо от причин, их вызывающих, и т. п.). Подлежат военнопленные обмену или нет, – решала комиссия врачей страны пленения, но могли провести и вторичное исследование военнопленных, если поступало предложение от правительства, представителя родной страны или лагерного комитета. Тогда исследование проводила комиссия, состоявшая из двух врачей страны пленения и двух врачей нейтральных стран. Комиссия принимала решение посредством голосования. Если число голосов было равным, то голос старшего нейтрального врача был решающим. «На первое время такие комиссии будут образованы: шесть в России и по две в Германии и Австро-Венгрии, по одной в Болгарии и Турции».  Инвалидов подразделяли на 4 разряда: «I разряд – полная инвалидность при потере трудоспособности свыше 60 %, II разряд – 60–45 %, III разряд – 44–30 % и IV 29–15 %».  В первую очередь отправляли на родину больных и инвалидов I-го разряда, затем – II-го и т. д. В том же порядке их снимали с работ.

      Центральная коллегия по делам пленных и беженцев (Центропленбеж) была образована 23 апреля 1918 г. «для согласования, объединения и направления деятельности всех учреждений и организаций, ведавших до настоящего времени делами о военнопленных, гражданских пленных, заложниках и беженцах».  При Центропленбеже было учреждено постоянное Совещание представителей организаций. Они оказывали врачебно-санитарную помощь военнопленным и беженцам в период обмена, приема, эвакуации и распределения. Совещание состояло из одного представителя и одного заместителя от следующих организаций: Всероссийский Союз Городов, Земский Союз, Красный Крест, Военно-Санитарное Управление, Комиссариат социального обеспечения, Комиссариат внутренних дел г. Москвы. «При Совещании образуются Комиссии из специалистов для разработки отдельных вопросов врачебно-санитарной помощи военнопленным».  Приказом от 3 июля 1918 г. предписывалось «всем лечебным и лечебно-вспомогательным заведениям Военного Ведомства, Красного Креста, Всероссийского Союза Городов, обслуживающим возвратившихся из плена русских военнопленных, уволить всех санитаров из вражеских военнопленных, заменив их вольнонаемными русскими служителями». 

     В обмене военнопленными принимала участие нейтральная организация Красного Креста. На территории России в 1918 г. работали представители от Датского и Шведского Красного Креста, их задачей было оказывать помощь военнопленным и инвалидам, находящимся в России, в то время как нашим военнопленным помогала такая же делегация в Германии и Австро-Венгрии. «Центральная коллегия по делам пленных и беженцев призывает все установления Советской Республики и всех граждан возможно облегчить деятельность делегатов нейтральных обществ Красного Креста и всячески ограждать их личную безопасность от всяких случайностей, памятуя, что эти делегаты, работая в интересах человеколюбия на пользу всех военнопленных, имеют право, как наши гости на всяческое содействие и покровительство».  В Риге в 1921 г. состоялась конференция международного Красного Креста, в которой приняли участие представители России, «для обсуждения вопроса об обмене военнопленными и гражданскими пленными различных Западноевропейских государств и России».

    Всем учреждениям и лицам Народный Комиссариат по Иностранным Делам сообщил, что «военнопленные инвалиды подлежат возвращению на родину независимо от их числа, а не в порядке соответствующего количественного обмена».  Позже между правительствами Российской Республики и Германии было заключено новое соглашение о том, что «все германские военнопленные, будь они здоровые или инвалиды, должны обмениваться голова за голову».  Было прекращено освидетельствование германских военнопленных на предмет установления инвалидности, но инвалиды сохраняли свое право на отправку в санитарных поездах. Серьезно больные военнопленные должны были подать заявление во врачебную комиссию при эвакуационных пунктах, и если инвалидность была засвидетельствована, то данное лицо приобретало право на проезд санитарным поездом.

      Подписанный 2 февраля 1920 г. в городе Юрьеве мирный договор между Россией и Эстонией содержал один пункт об имущественных правах военнопленных: «при освобождении военнопленных им возвращается отнятое у них распоряжением властей того государства, которое взяло их в плен, их собственное имущество, а также еще невыплаченная или незасчитанная часть их заработка».  Похожую норму содержал договор с Латвией (статья VII).  Договор России с Литвой содержал положение: те, кто не смог вывезти свое имущество согласно договору о реэвакуации беженцев от 30 июня 1920 года, имеют право все свое имущество ликвидировать или вывезти его с собой, но только в том случае, если будет доказано, что имущество принадлежало им «и ко времени реэвакуации находилось в их фактическом владении».  Категорию граждан, называемых военнопленными в вышеупомянутом договоре, рассматривали как беженцев. Не допускались к вывозу печатные произведения, акты и документы, фотографии, не снабженные пометкой соответствующими учреждениями об их состоявшемся просмотре; предметы военного снаряжения и оружие; предметы, предназначенные для торговли, а не для личного употребления; предметы продовольствия более 20 фунтов на одного человека. Просмотр бумаг на пограничных пунктах вызывал большие затруднения. Чтобы не тормозить работу на пунктах, был издан приказ, который доводил до сведения всех лиц, отправляющихся в оккупированные места, что «просмотр бумаг будет производиться в Москве Центральной Коллегией, а не на местах местными Коллегиями о пленных и беженцах, и только бумаги, снабженные визой этих учреждений, будут разрешены к перевозке через пограничные пункты, а все остальные бумаги будут там же уничтожены».

      В августе 1918 г. в австро-венгерском посольстве состоялась русско-австрийская конференция, об эвакуации австрийских военнопленных из Туркестана, на тот момент было известно, что «число австрийских военнопленных в Туркестане достигает 40000 человек».  Было решено, что возвращению подлежат только те, кто добровольно желает вернуться на родину. Туркестанские власти не проводили агитационную работу среди военнопленных для того, чтобы военнопленные остались в России. Было решено военнопленных отправить в Красноводск, далее через Астрахань вывезти водным путем за счет центрального правительства и австро-венгерских комиссий. По соглашению Германии с Францией возвращать на родину ежемесячно планировали по 8000 солдат и офицеров, но обмен в таком количестве не произошел из-за нехватки поездов со стороны Франции. В середине июля 1918 г. уже осуществлялся германо-французский обмен, согласно опубликованным данным от 10 августа 1918 г. из Франции вернулось «800 офицеров, 1600 унтер-офицеров и солдат и 1400 гражданских лиц».  Первый эшелон русских солдат из германского плена прибыл 17 сентября 1918 г., «эшелон встречали представители рабочих организаций и местной Советской власти. Красноармейцы выставили почетный караул и оркестр. Площадь перед вокзалом была полна народу. Под крики ура и звуки музыки пленные выходили из поезда со слезами на глазах. После речей, пленные с оркестром отправились в приготовленные лазареты».  Согласно статье XXVIII соглашения о репатриации  количество возвращаемых на родину военнопленных не должно было составлять «менее 1500 военнопленных в неделю».  Расходы по возвращению военнопленных в пределах собственной территории до государственной границы несло возвращающее государство. На обмен военнопленными нашим государством было затрачено «до 500 млн. руб.».  Расчет и выплата расходов на содержание военнопленных должны были производиться каждые 3 месяца.  По данным А.Л.Сидорова, общая сумма расходов государства за 1914–1918 гг. «составляла 62129 млн. руб.»,  а доходов было получено 15346 млн. руб., таким образом, обмен военнопленными с финансовой точки зрения был очень сложным для России.

    Для того чтобы понять, как происходил обмен и каких усилий это стоило советскому правительству, рассмотрим план  эвакуации пленных из Советской республики через Петроград в Эстонию в период с 11 мая по 11 октября 1920 г. и реэвакуацию наших военнопленных из западных государств через Эстонию в Петроград. Всю территорию Советской Республики разделили на 5 зон (Восточно-Сибирскую, Западно-Сибирскую, Приамурскую, Приволжскую и Центральную). Во всех зонах по железнодорожным и водным путям были организованы медико-санитарные и продовольственные пункты. Эти пункты были в определенных городах (на каждую зону примерно по шесть городов). Собранные сведения о военнопленных позволяли выбрать маршрут и количество поездов. Общее количество военнопленных – 725000 человек, из них нуждающихся в перевозке санитарным поездом – 75000, 140750 военнопленных нуждались в перевозке водными и другими путями. Для их перевозки было выделено 164 санитарных поезда и 434 маршрутных поезда. Прибывающие наши военнопленные на ст. Нарва направлялись по разработанным маршрутам  через каждые два дня.

     В 1920 г. уездные исполкомы должны были освободить от работ всех иностранных граждан и военнопленных, которые подлежали отправке, и передать их в распоряжение уездных управлений по эвакуации населения (Уездэваков). На тот момент не подлежали возвращению бывшие германские пленные польской национальности, а также военнопленные немецкой национальности, происходящие из мест, входящих «в данное время в состав Польской Республики»,  а также лица, которые добровольно пожелают остаться в Советской России. По плану  подготовительной концентрации военнопленных по уездам отправке подлежали: 1) все германские подданные, родившиеся в Германской Республики или в местах, оккупированных Французской и Английской армиями; 2) все подданные, проживающие в неоккупированных частях Венгрии; 3) все австро-немцы, родившиеся или проживающие на территории нынешней Немецко-Австрийской республики; 4) все итальянцы, родившиеся или проживающие на территории Италии. В задачи Уездэваков входило: 1) подготовить помещения для группирования военнопленных; 2) выдать продовольствие в питательном пункте из своих складов; 3) распределить военнопленных на работы группами по городу на пристанях и железной дороге, чтобы при получении распоряжения от Губернского управления по эвакуации населения (Губэвака) немедленно отправить их; 4) сообщить телеграфно в Губэвак о количестве лиц, подлежащих отправке. Эвакуация начиналась после того, как Губэвак получал распоряжение от Центрального управления по эвакуации населения (Центрэвака). Далее Губэвак делал запрос в Управление дорог о нарядах на вагоны и извещал соседние пункты об отправке военнопленных.

       Прием русских, прибывающих из иностранного плена, происходил согласно приказу № 464.  Все пленные перед посадкой проходили баню, подвергались стрижке волос со сменой белья и дезинфекцией одежды. На всех здоровых отправляемых составлялись списки в двух экземплярах: один хранился в Губэваке, а другой передавали начальнику эшелона, который его сдавал органам Центрэвака на обменном пункте. В списке указывалось: в первой колонке номер по порядку; во второй – фамилия, имя, отчество; в третьей – конечный пункт следования; в четвертой – отметка о снятии в пути (время и место съемки); в пятой – примечание. На всех больных и увечных составляли списки в трех экземплярах. Один хранился в Губэваке, второй оставался у начальника службы эвакуации раненных и больных, который наблюдал за санитарным состоянием отправляемых в санитарном поезде, третий также отдавали начальнику эшелона, который его передавал органам Центрэвака. Следует отметить, что Цэнтрэваком была выполнена масштабная работа: «в 1918–1919 гг. было перевезено только пленных Первой мировой войны – свыше 6 млн. человек. Впоследствии, в 1921–1922 гг., было организовано перемещение еще 2 млн. человек (вместе с голодающими)».  Последний этап обмена военнопленными между Германией и СССР был «27 февраля 1924 г., разрешалось по предъявлении документа о службе в армии получить в сборных пунктах бесплатные билеты до Москвы или Петербурга».

       Таким образом, несмотря на экономическое истощение страны и проблемы с нехваткой поездов, пароходов, квалифицированных специалистов и необходимых для отправления на родину военнопленных средств, на международном уровне были сформированы специальные нормативно-правовые акты, которые смогли урегулировать процедуру обмена военнопленными.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика