Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Диалектика свободы и необходимости в аспекте внешних границ усмотрения
Научные статьи
07.02.12 16:42


вернуться



ЕврАзЮж № 8 (39) 2011
Философия права
Шевцов С.Г.
Диалектика свободы и необходимости в аспекте внешних границ усмотрения
В настоящей статье автор проводит анализ дискуссионного вопроса о соотношении свободы и необходимости.

С древнейших времен в философии поднимается вопрос о том, обладает ли человек свободой воли, а если обладает, то должен ли он при реализации свободы осуществлять усмотрение с учетом осознания объективной необходимости и в какой форме. Обозначенная проблема имеет не только философское, теоретическое, но и утилитарное, практическое значение. Уяснение связи между свободой и необходимостью влияет на определение пределов усмотрения собственника при осуществлении права собственности, степени вмешательства со стороны третьих лиц в его сферу, на существование самой возможности усмотрения, в том числе в вещно-правовой сфере.


    По данному вопросу исторически сформировались две основные позиции: детерминизм и индетерминизм. 

    Детерминизм (от лат. determino – определяю) – общенаучное понятие и философское учение о необходимой причинности, закономерности, взаимодействии и обусловленности всех явлений и процессов, происходящих в мире. Наличие универсальной необходимой причинной связи исключает возможность существования свободы воли, поскольку объективная необходимость непреодолима действиями человека. Индетерминизм, напротив, предполагает отрицание причинности вообще и  допускает существование безусловной свободы воли,  свободы безразличного выбора (liberum arbitrium indifferentiae), по сути, являющейся произволом.

     Таким образом, соотношение детерминиза и индетерминизма выражается как соотношение полной детерминированности и полного произвола.

   Идеи детерминизма появляются в древнегреческий период в виде фатализма, согласно которому важнейшие события человеческой жизни предопределены некой высшей силой (Роком, Логосом, Богом) и обусловлены вмешательством этой силы, непреодолимой для земных существ (Левкипп, Демокрит, стоики). Поэтому поведение человека не имеет значения для наступления или предотвращения этих событий.

      С возникновением христианской культуры основной смысловой нагрузкой свободы воли стало понятие liberum arbitrium, что в переводе с латинского языка обозначает свободу выбора. Как отмечает О.В.Пастушкова, «впервые данное понятие появляется в трудах западных средневековых мыслителей: Августина, А.Кентерберийского, П.Абеляра, Б.Клервосского, Ф.Аквинского».  В период средневековья в рамках теодицеи (оправдания Бога за существующее в мире зло) поставлен принципиальный вопрос о свободе воли как о возможности выбора человеком между добром и злом. Например, в ранних произведениях А.Августина (трактат «О свободном решении» («De libero arbitrio»)) человек обладает возможностью выбора между добром и злом. В поздний период эта схема заменяется Августином концепцией предопределения, в которой он доводит всемогущество Бога до фатализма, предопределенности действий и судьбы людей.

    Взгляды, относящиеся к жесткому детерминизму, сохранились у отдельных мыслителей эпохи Возрождения (Лютер). По мнению Лютера, свобода воли есть божественное свойство; она может принадлежать только божественному величию. В ином случае пришлось бы отрицать Божественное всевидение и всемогущество.

     Дальнейшее развитие и обоснование детерминизм получает в философии Нового времени. В соответствии с уровнем развития естествознания детерминизм этого периода носит механистический, абстрактный характер. Это находит свое выражение в отождествлении причинности с необходимостью и приводит к отрицанию объективного характера случайности. Наиболее выпукло такая точка зрения формулируется Лапласом, считавшим, что значение координат и импульсов всех частиц во вселенной в данный момент времени совершенно однозначно определяет ее состояние в любой прошедший или будущий момент.  Механистический детерминизм Лапласа, таким образом, приводит к иллюзорности свободы воли человека.

      Данный подход воспринимается Б.Спинозой, который полагает «свободу не в произволе, а в свободной необходимости».  Чем больше действия человека соответствуют необходимости, тем более он свободен. Спиноза утверждает, что сознание свободы есть результат незнания человеком причин его хотений.

    Аналогичного подхода придерживается Т.Гоббс, считающий, что любой человеческий поступок механически обусловлен строением тела человека и механическим воздействием среды на тело.  По мнению Т.Гоббса, всякое событие имеет достаточную причину, то есть причину, необходимо влекущую за собой действие. Свобода у Гоббса не свобода воли, а отсутствие препятствий к совершению человеком того, «к чему его влекут его воля, желание или склонность»,  необходимо обусловленные. По словам П.Гольбаха, «во всех своих поступках человек подчиняется необходимости… его свобода воли есть химера».

    Дальнейший период диалектики свободы и необходимости связан с немецкой классической философией.

      У И.Канта проблема свободы рассматривается на базе его третьей антиномии. Тезис: В мире существует причинность через свободу. Антитезис: Никакой свободы нет, все совершается по законам природы. По Канту, истинны и тезис, и антитезис. Кант постулирует раздвоенность всего существующего на мир явлений (природа) и его первооснову – мир вещей в себе. Необходимость, каузальные отношения, как и пространство и время, относятся лишь к миру явлений. Ноуменальный мир свободен от этих определенностей и поэтому образует царство свободы – свободы от неумолимых законов природы.

      По мнению Канта, природа и свобода могут быть приписаны только человеку как явлению и как вещи в себе.  Поэтому у человека два характера: эмпирический, привитый окружением и ноуменальный, интеллигибельный, как бы присущий ему изнутри. В поведении человека реализуется связь между двумя характерами. На этом основана вменяемость человека, его ответственность.

     Чтобы объяснить возможность существования свободы в условиях природы, Кант в своей третьей работе «Критика способности суждения», призванной соединить его философскую концепцию в единое гармоничное целое, вводит понятие целесообразности. Осознавая недостаточность концепции механического детерминизма в объяснении сложных процессов (прежде всего органической жизни и человеческой деятельности), он постулирует особый вид причинности, позволяющий познать эти процессы как «цели природы». По Канту, целесообразность природы – «особое априорное понятие, которое имеет свое происхождение исключительно в рефлектирующей способности суждения».  Целесообразность – закономерность случайного как такового.  Для человеческого разума рассмотрение природной необходимости возможно исключительно с точки зрения целесообразности. Только творец природы мог знать ее цели или определяющие основания всех ее процессов и действий. Но человеку ничего не известно об их существовании, он не способен усматривать в природе какие-либо внутренне присущие ей, имманентные цели, а может лишь предполагать их наличие.

    Таким образом, по Канту, целесообразность выступает там, где человек не может осознать объективную необходимость: в сфере природы и искусства.

     Проникновение свободы в сферу природы Кант также обосновывает одним из выдвинутых им постулатов, выражаемым афоризмом: «Ты должен, значит ты можешь». Тем не менее, онтологически доказать, что морально мыслящий человек может свободно действовать в мире явлений, Канту не удается.

     Идеи И.Канта в части детерминации физической и психической сферы бытия развивал И.Г.Фихте. По его мнению, «каждый момент существования определен всеми протекшими моментами и определяет все будущие моменты; и невозможно мыслить теперешнее положение любой песчинки иначе, чем оно есть, не признав себя вынужденным иначе мыслить все прошедшее в бесконечном восходящем ряде и все будущее в бесконечном нисходящем ряде».

    Для Ф.В.Й.Шеллинга исходным пунктом исследования человеческой свободы положено утверждение Канта об «умопостигаемой» (сверхчувственной) сущности характера людей. Свободное действие непосредственно вытекает из сверхчувственного начала в человеке. Начало это оказывается вне всякой причинной обусловленности (вне и над временем). Но именно поэтому человек оказывается и сам необходим. В нём осуществляется тождество абсолютной свободы с абсолютной необходимостью. Отсюда классическое рассуждение Шеллинга о том, что «необходимость и свобода заключены друг в друге как единая сущность, которая являет себя той или другой, только будучи рассмотрена с разных сторон; сама по себе она – свобода, формально – необходимость».

  Таким образом, концепция Шеллинга относится к детерминизму.

    У Г.В.Ф.Гегеля идея сосуществования необходимости и свободы переходит в идею генезиса необходимости в свободу на определенной ступени в развитии мирового духа, лежащего в основе бытия.  По мнению Гегеля, в качестве свободы обычно понимают произвол, то есть возможность определить себя в том или ином направлении. Гегель считает, что человек обладает произволом, когда имеет возможность выбирать. Но при произволе выбор осуществляется не благодаря природе воли человека, а благодаря случайности, а потому человек также зависит от этого содержания. В этом и состоит противоречие произвола. «Обыкновенный человек полагает, что он свободен, если ему дозволено действовать по своему произволу, между тем именно в произволе заключена причина его несвободы… Если в рассмотрении произвола остановиться на том, что человек может хотеть того или иного, то это, правда, есть его свобода; однако если твердо помнить, что содержание дано, то человек определяется им и именно в этом аспекте уже не свободен».

  Таким образом, Гегель также относится к детерминистам.

     Идеи Гегеля были восприняты и развиты представителями диалектического материализма, которые определяли сущность свободы «как основанное на познании необходимостей природы».  Как пишет Ф.Энгельс, «не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей… Свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решение со знанием дела».

            Таким образом, попытки детерминистов выразить свободу через надмирное содержание онтологически проблему свободы не решили, оставив за скобками жизненно важный вопрос: как быть свободным в обыденном, фактичном существовании. В рамках детерминизма человек не может своими действиями разорвать необходимую цепь причин и следствий, в основании выбора им того или иного варианта поведения лежит универсальная необходимая причинность, что исключает возможность признания наличия у него свободы воли.

     С индетерминистическим направлением связывают учение, согласно которому человек обладает свободой воли и способен безосновательно выбирать вариант поведения между несколькими альтернативами. Человеческое хотение при совершенно одинаковых внутренних и внешних условиях может выразиться в одной из двух прямо противоположных форм, ничем не определяемых. В таких случаях речь идет о безразличной свободе выбора (liberum arbitrium indifferentiae). В качестве иллюстрации можно привести пример так называемого «Буриданова осла», который, стоя между двумя совершенно одинаковыми связками сена, по мнению индетерминистов, должен был бы умереть с голоду, не обладая свободой воли. Индетерминисты считают, что, не обладая свободой воли, живое существо, находящееся под влиянием двух равносильных мотивов, не способно было бы принять никакого решения. Выступая в защиту детерминизма, Лейбниц указывает, что приведенная ситуация невозможна в реальности, так как невозможно существование двух абсолютно одинаковых мотивов. В частности, для равенства мотивов необходимо было бы, чтобы мир был разделен на две абсолютно равные половины с одинаковым освещением, одинаковым распространением аромата сена, что невозможно.

       Родоначальником индетерминизма является Эпикур, который допускает возможность падающих в мировом пространстве атомов самопроизвольно отклоняться в сторону от прямой линии. Из этих беспричинных отклонений философ выводит свободу живых существ, распространяя способность самопроизвольного отклонения атомов по аналогии с внутренним волевым актом человека.

     В средневековье представителем индетерминизма являлся Ф.Аквинский. В своих философских воззрениях он признает наличие свободы воли, так как в противном случае с человека снимается ответственность за свои поступки. Свобода воли дает возможность человеку сделать выбор между добрыми и злыми поступками.  Таким образом, Ф.Аквинский относится к индетерминистам, поскольку допускает наличие у человека выбора между добром и злом.

     В эпоху Возрождения сформировалась концепция достоинства личности, указывающая на особое положение человека в мире, выводящее его из-под власти природной необходимости. Дж.Пико дела Мирандола утверждает, что вопреки церковной догме Бог не создал человека по своему образу и подобию, но предоставил возможность творить самого себя, свою судьбу. Кульминацией гуманистического антропоцентризма становится его мысль о том, что достоинство человека заключено в его свободе как возможности действовать по своему усмотрению.

   Изложенные подходы представляют собой примеры индетерминизма.

   Индетерминистами XX в. являются экзистенциалисты, утверждающие наличие у человека ничем не обусловленной свободы воли.

     Так, по мнению Ж.-П.Сартра, «человек не может быть то свободным, то рабом, он полностью и всегда свободен или его нет».  Ж.-П.Сартр неоднократно повторяет, что человек осужден быть свободным. Как пишет А.Г.Спиркин, у Сартра свобода «находится в сфере человеческого существования, над которым нет какого-либо закона, императива, детерминизма. Все, в чем раньше видели свободу, предопределение, нечто навязанное извне, человек принимает по свободному выбору – он существует лишь постольку, поскольку он выбирает».  При этом выбор осуществляется совершенно спонтанно,  по произволу. Свобода у Сартра проявляется в ситуации, которая благодаря внутренне присущей ей случайности является конкретному человеку калейдоскопом незапрограммированных возможностей, адресованных только ему, данному индивиду, во всей его экзистенциальной уникальности и неповторимости. Вот почему не бывает двух одинаковых ситуаций, как не бывает двух одинаковых людей, ибо ситуация возникает на стыке случайности и индивидуальной свободы.

   На базе индетерминизма сконструирован арбитраризм  (учение об осмысленной индетерминированности решений) Н.О.Лосского.

     По мнению философа, в реальном мире, который он именует царством вражды, при соучастии случайных факторов существует, хотя бы и в урезанном виде, положительная материальная свобода – возможность деятеля, исходя из собственных сил, осуществить любую из открывающихся перед ним альтернатив.  Свобода выбора ограничена, с одной стороны, системой не зависящих от человека внешних условий, с другой – внутренними условиями – способностями самого человека, его знаниями, образованностью.

      При принятии решения субъект действует не безразлично, а всегда соответственно усматриваемым ценностям, основаниям, но все эти ценности и основания суть только поводы для творческого акта деятеля, а не его источники, что отличает учение о формальной свободе Н.Лосского от индетерминистской концепции безразличной свободы решения (liberum arbitrium indifferentiae). Формальная положительная свобода обеспечивает деятельность, возможность поведения, осуществляющего как позитивные, так и негативные с объективной точки зрения ценности. Свободные действия деятеля являются причинами возникновения событий. Все остальные условия, находящиеся вне творческой силы субстанционального деятеля, являются поводами.

    Человеческой деятельности присуща целеустремительная деятельность, выражающаяся в постановке цели на основе объективно необходимых и случайных внешних обстоятельств до совершения поступков (целеполагание), и стремление к достижению данной цели.  С точки зрения целесообразности возникает регрессивная связь между причиной и следствием.

     Таким образом, в рамках чистого индетерминистического подхода свобода представляет собой абсолютный случай, произвол, ничем не обоснованный, что противоречит самой сущности свободы.
История спора этих двух направлений показывает, что свобода воли возможна только на базе индетерминизма, но при учете некоторого воздействия внешних факторов, то есть путем синтеза обоих подходов. Возникает вопрос, каким образом и в каких пределах необходимо учитывать объективную необходимость.

   На наш взгляд, человеческой деятельности имманентна целевая детерминация в виде обратного воздействия поставленной цели (как следствия) на поведение человека (как на причину реализации названной цели). Сама эта цель имеет своей предпосылкой материальный мир, но в силу присущей человеку свободы воли она не возникает в силу закономерной необходимости (неизбежности).

      При реализации свободы усмотрение осуществляется субъектом с учетом осознания не объективной необходимости, а целесообразности выбора. В результате усмотрения субъект не просто решает, но полагает целесообразным сделать такой выбор. Однако сама по себе целесообразность означает для человека гармонию, прежде всего, с его собственными интересами, детерминированными под воздействием предшествующих обстоятельств.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика