Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Уголовно-правовая сфера: сущность, содержание, пределы действия
Научные статьи
08.02.12 08:08
вернуться

  
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
Уголовное право и криминология
Уваров В.В.
Уголовно-правовая сфера: сущность, содержание, пределы действия
В статье анализируется понятие «уголовно-правовая сфера» как совокупность ее сущностных свойств (целей, принципов, уголовно-правовой политики и т.д.), компетенции правоохранительных органов и внешней – юридической формы выражения данной сферы – уголовного права (в широком смысле).

     Активное обсуждение российскими учеными вопросов уголовной ответственности юридических лиц неизбежно связано с совершенствованием методологических основ уголовного права, уточнением его предмета, принципов, источников и системы. Актуальность данных вопросов связана с тем обстоятельством, что западное правоведение исходит из широкого понимания уголовного права, а уголовная ответственность юридических лиц признается там уже давно. На этой основе сложилось противоречие между уголовно-правовой концепцией России и международно-правовыми стандартами. В этом аспекте на основе системного подхода в настоящей статье анализируется ключевое понятие – «уголовно-правовая сфера», ее сущность, содержание и пределы действия.

     Понятие «уголовно-правовая сфера» (англ. penal matter, фр. matiére pénale) введено в научный оборот профессором Л.В.Головко. Это понятие принято в западном правоведении несколько десятилетий назад. Его суть автор выразил следующим образом: любая форма государственной репрессии независимо от своего наименования и правовой институционализации подпадает под понятие уголовно-правовой сферы, или, что одно и то же, уголовного права в широком смысле. Поясняя значение данного понятия, автор подчеркивает, что репрессивный тип ответственности, который нередко по-разному именуется (административная ответственность, финансовая ответственность, налоговая ответственность, экологическая ответственность и др.), бывает закреплен в разных законах, но «генетически остается уголовно-правовым и формирует уголовное право в широком смысле».

   Если рассматривать уголовно-правовую сферу и уголовное право в широком смысле как равнозначные понятия, то невольно возникает вопрос: целесообразно ли применять в теории и государственной практике два конкурирующих понятия, обозначающих одно и то же правовое явление. Уголовно-правовая сфера, на наш взгляд, по своему объему есть нечто большее, чем уголовное право. В связи с этим имеет смысл рассмотреть их взаимосвязь и соотношение.

    В уголовно-правовой сфере присутствует, прежде всего, административно-управленческий компонент. Ведущим субъектом уголовно-правовой сферы является государство. Социальная роль современного цивилизованного государства проявляется в его способности преодолевать социальные конфликты. В юридической литературе «социальный арбитраж» нередко называют одним из функциональных признаков государства.  В структуре органов государства особо выделяется аппарат принуждения. Он рассматривается как один из атрибутивных признаков государства. Система государственных органов, включая военизированные структуры, признается в качестве публичной власти.  Данный признак государства имеет принципиальное значение для уголовно-правовой сферы. Только государство имеет исключительную монополию на легальное применение силы, юридически-властного принуждения. Для этого государство обладает не только потенциальной, но и в необходимых случаях реальной возможностью лишения человека свободы, его имущества и т. д. Все это подчеркивает специфические свойства механизма принуждения, характерного для публичной власти.

    В уголовно-правовой сфере государство представлено своей правоохранительной функцией. Сущность ее, с точки зрения публичных интересов, состоит в охране наиболее важных, общественно значимых отношений (экономических, политических, социальных и т. д.) от преступных посягательств. Устанавливая запреты и санкции за нарушение публично-правовых норм, государство таким образом побуждает граждан воздерживаться под страхом наказания от совершения незаконных действий и поступков; сообразовывать свое поведение с теми требованиями (предписаниями), которые предусмотрены публично-правовыми нормами, а в случае нарушения таких норм привлекает к уголовной ответственности. Иначе говоря, правоохранительная функция государства предназначена, прежде всего, играть превентивную роль в уголовно-правовой сфере с тем, чтобы не допускать возникновения нежелательных для общества негативных последствий, поддерживать правопорядок, укреплять законность. Наряду с этим данная функция государства обеспечивается уголовно-правовым механизмом ответственности и наказания.

    В реализации правоохранительной функции государства принимают участие органы всех ветвей власти (законодательной, исполнительной, судебной). Это объясняется особой социальной значимостью уголовно-правовой сферы, ее ролью и местом в механизме государственного управления. Так, действующий Уголовный кодекс РФ принят высшим представительным и законодательным органом страны – Федеральным Собранием и подписан Президентом Российской Федерации.  На этом уровне закрепляется уголовно-правовая политика государства, определяются законодательные основы уголовно-правовой сферы. Непосредственное управление данной сферой осуществляют исполнительные органы государства. В компетенцию Правительства входит осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью (подп. е п. 1 ст. 114 Конституции РФ). Компетенция органов судебной ветви власти в уголовно-правовой сфере определена Конституцией РФ (ст. 118) и Федеральным конституционным законом.  В осуществлении надзорной функции государства важнейшее место принадлежит Прокуратуре Российской Федерации (ст. 129 Конституции РФ). Полномочия, организация и порядок деятельности Прокуратуры определяются Федеральным законом. 

    В целом можно сказать, что каждый государственный орган в уголовно-правовой сфере несет свою, нормативно определенную «нагрузку» по реализации правоохранительной функции государства и решению общих задач в деле борьбы с преступностью. В то же время актуальной становится проблема взаимодействия между правоохранительными органами в уголовно-правовой сфере. Имеется в виду обеспечение согласованности и координации действий, а также принимаемых решений.  К сожалению, в действующем Уголовном кодексе РФ компетенция государственных органов в регулировании уголовно-правовых отношений не представлена.

    Признание уголовной ответственности юридических лиц – это неотложное требование времени. В этой части нуждается в уточнении правовая политика государства. Как известно, одним из основных приоритетов российской правовой политики является укрепление законности и правопорядка в стране, неукоснительное соблюдение всеми гражданами, организациями, государственными органами и их должностными лицами правовых норм. На этой основе разрабатывается, нормативно закрепляется и реализуется система охраны (защиты) важнейших общественных отношений от преступных посягательств, устанавливается механизм борьбы с преступностью. Государство в рамках политического режима предусматривает всю совокупность способов, средств, методов практического осуществления публичной власти в уголовно-правовой сфере. Институт уголовной ответственности юридических лиц является составной частью уголовно-правовой сферы, а потому логически входит в поле действия правовой политики государства.

      Уголовно-правовая политика неотделима от целеполагания. Процесс формирования цели включает предварительный анализ объективных условий и потребностей общественного развития, а также использование потенциальных возможностей государства и его правоохранительных органов. Потребности социальной системы связаны с охраной (защитой) важнейших общественных отношений от преступных посягательств, с обеспечением борьбы с преступностью. Причем цель уголовно-правовой политики для ее практического осуществления непременно должна быть закреплена в соответствующих законодательных актах. В этом случае она приобретает юридическое (обязательное) значение для государственной практики, для каждого субъекта уголовно-правовой сферы. К сожалению, Уголовный кодекс РФ цель принятия не устанавливает, ограничившись только задачами (ст. 2 УК РФ).

     Цель уголовно-правовой политики государства можно сформулировать как обеспечение законности и правопорядка в обществе. Именно осознанные потребности общественного развития и интересы людей (и их объединений) в установлении твердого порядка в обществе выступают исходным, естественным источником формирования цели уголовно-правовой политики. Законность и правопорядок как органически взаимосвязанные между собой правовые категории в реальной жизни создают режим, при котором имеет место упорядоченность общественных отношений, основанная на праве. Не случайно законность возведена в ранг фундаментального принципа государственного управления и всей общественной жизни. При этом существует закономерная связь между укреплением законности и обеспечением правопорядка в обществе.

   В теории государственного управления одной из основных структурных закономерностей является определяющая роль объекта по отношению к целям, субъектам, принципам и иным элементам управления. Этим подчеркивается важность и приоритетность объекта по отношению к субъекту управления, в данном случае – к государственно-правовой «надстройке». В уголовно-правовой сфере указанная закономерность проявляет себя в полном объеме. Здесь она конкретизируется, наполняется своим содержанием и приобретает правовую форму. Речь идет об общественных отношениях, охватываемых уголовно-правовой сферой. Исходя из этого, логично выявить соотношение между объектом государственного управления и предметом уголовного права. Это позволит установить не только их взаимосвязь, но и определить границы уголовно-правового регулирования общественных отношений.

     В качестве управляемой системы государства выступает вся совокупность общественных отношений в целом. Но такая общая характеристика еще не может дать ясного представления об особенностях данной системы, если не осуществить ее структурирование по следующим уровням: 1) человек как единичный носитель общественных отношений (элементарная «частица» социальной системы), на поведение (сознание) которого в конечном счете направлено управляющее воздействие; 2) объединения граждан в различных организационно-правовых формах с целью удовлетворения производственных и иных потребностей и интересов; 3) основные сферы жизнедеятельности общества (экономическая, социальная, административно-политическая). Нетрудно видеть, что в своем единстве, хотя и обобщенном, социальная система представляет сложнейший объект государственного воздействия, нуждающийся в его упорядочении, развитии и правовом регулировании.

   На уголовно-правовую сферу данная структура общественных отношений оказывает непосредственное влияние. Здесь ясно видны основные компоненты: 1) субъекты (индивидуальные и коллективные) и их поведение (поступки, действия), поддающееся внешнему контролю; 2) объекты – сферы жизнедеятельности субъектов, где предметно проявляются их интересы и складываются взаимоотношения. Именно социальная система как объективный критерий диктует необходимость установления общих границ, содержания и структуры уголовно-правовой сферы. В частности, наличие индивидуальных и коллективных субъектов является реальностью для уголовно-правовой сферы, а потому игнорировать данный факт нельзя. Поэтому логично считать юридические лица, наряду с физическими, субъектами уголовного права. Что касается основных сфер деятельности субъектов (экономическая, социальная, административно-политическая), то данный критерий выступает ориентиром для построения Особенной части Уголовного кодекса РФ.

     Вполне очевидно, что объект государственного управления и предмет уголовного права есть соотношение целого и части. Государство при помощи права оказывает упорядочивающее воздействие на социальные процессы в масштабе всего общества. Имеется в виду правовое регулирование как функция государственного управления. В свою очередь, уголовно-правовая сфера призвана обеспечивать укрепление законности и охрану правопорядка в обществе. В учебной литературе предмет уголовно-правового регулирования представлен двумя компонентами: 1) охрана наиболее важных для общества отношений независимо от сферы человеческой деятельности (производственной, управленческой, имущественной, духовной и т. д.); 2) отклоняющиеся (аномальные) отношения, противоречащие интересам не только отдельных граждан, но и общества в целом.

   Строго говоря, охрана наиболее важных для общества отношений независимо от сферы человеческой деятельности не является исключительно компонентом предмета уголовного права. В данном случае правильно было бы утверждать, что это социальное назначение всей системы права, независимо от его отраслевой классификации. Разумеется, уголовное право как составная часть единой системы права  здесь занимает особое место, поскольку оно ближе всего по своему содержанию и социальной роли к охранительной функции государства. Несмотря на это, только второй компонент обеспечивает «чистоту» предмета уголовного права. Иначе говоря, предмет уголовного права начинает проявлять себя тогда, когда нарушается публично-правовая норма и «включается» уголовно-правовой механизм ответственности и наказания.

    Что касается уголовного права в широком смысле, то оно в структуре уголовно-правовой сферы занимает важнейшее место, представляет нормативный компонент этой сферы, выступает в качестве внешней – юридической формы закрепления данной сферы. Специфические особенности уголовного права обусловлены его предметом, методом, принципами и источниками. Здесь следует, прежде всего, выделить исключительную сферу действия уголовного права – это важнейшие общественные отношения, урегулированные публично-правовыми нормами, при нарушении которых (юридический акт) наступает уголовная ответственность и наказание, то есть речь идет об уголовно-правовых отношениях. Наряду с этим, как указывалось, уголовное право несет общеправовую «нагрузку» в виде охраны наиболее важных для общества отношений, урегулированных публично-правовыми нормами, то есть данная отрасль права является одним из эффективных инструментов в предотвращении преступлений.

     Признание уголовной ответственности юридических лиц в российском законодательстве неизбежно связано с преобразованием системы действующего уголовного права. В данном случае имеется в виду расширение его границ. Уголовное право в широком смысле получает качественно новую, единую, целостную отрасль публичного права, предмет которого охватывает уголовно-правовые отношения с участием не только физических лиц, но и юридических лиц, закрепляет уголовно-правовую сферу в целом. В структурном отношении система уголовного права в обновленном варианте охватывает помимо классической отрасли права также подотрасли: уголовно-процессуальное право, административно-процессуальное право и уголовно-исполнительное право. При этом системообразующим элементом здесь остается классическая отрасль уголовного права с той лишь оговоркой, что изменения и дополнения следует вносить только в Общую часть, имеющую концептуальный характер.

   Место института уголовной ответственности юридических лиц рационально определить в подотрасли уголовного права – административно-процессуальном праве. Как обособленная группа правовых норм данный институт регулирует уголовно-правовые и административно-процессуальные отношения с участием юридических лиц и в этом качестве выступает составной частью уголовного права в широком смысле. В данном случае материально-правовые и процессуально-правовые нормы в совокупности составляют единый институт. Базовым источником административно-процессуального права должен стать Административно-процессуальный кодекс.

      При данном варианте административно-процессуальное право структурно входит в уголовное право (в широком смысле), функционально связано с Общей частью уголовного права, где определяются исходные, фундаментальные положения концептуального характера с охватом всей уголовно-правовой сферы. Системные связи здесь обусловлены внутренней, репрессивной природой ответственности юридических лиц. Это является объективным основанием для исключения института административной ответственности из структуры административного права и переноса его в систему уголовного права. Административная ответственность и уголовная ответственность относятся к одному типу ответственности – репрессивному, то есть уголовно-правовому. Поэтому не случайно в литературе по административному праву при характеристике признаков (элементов) состава административного правонарушения фактически применяются правовые категории уголовного права (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона; основания административной ответственности и др.). Терминологическая близость административной ответственности с наименованием отрасли административного права есть скорее результат отечественной правовой традиции, чем их внутренней связи. Между тем административная ответственность по своей сущности является компонентом уголовно-правовой сферы, охватывается уголовным правом в широком смысле, а потому логично включить ее в подотрасль  административно-процессуального права.

       В заключение можно констатировать, что уголовно-правовая сфера представляет собой сложное социальное явление, включающее три уровня своей характеристики: теоретико-методологический, организационно-структурный и нормативно-правовой. Все уровни органически взаимосвязаны между собой, дополняют друг друга и в своем единстве дают целостное представление о концепции уголовно-правовой сферы. В содержательном аспекте уголовно-правовую сферу можно определить как совокупность ее сущностных свойств (целей, принципов, уголовно-правовой политики, уголовно-правовых отношений, уголовной правосубъектности физических и юридических лиц и т. д.), компетенции правоохранительных органов и внешней – юридической формы закрепления данной сферы – уголовного права (в широком смысле). Формирование уголовного права в обновленном варианте, несомненно, повысит его потенциальные возможности в обеспечении законности и правопорядка в обществе, а также в правовом сближении России и западных стран.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика