Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Временное положение о нотариальной части 1866 г. в системе источников права Российской империи
Научные статьи
08.02.12 08:24


вернуться



ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
История государства и права
Заломов В.А.
Временное положение о нотариальной части 1866 г. в системе источников права Российской империи
В статье рассматривается Временное положение о нотариальной части 1866 г., исследуется его место в системе источников права Российской Империи, а также основное содержание. Выявляются особенности данного нормативного акта.
                                                                                                                                                                           
      В современных условиях, когда нотариат играет важную роль в общественной и государственной жизни и является не только регистрирующим органом, но и элементом превентивного правосудия, а также институтом гражданского общества, представляет теоретический и практический интерес обращение к истокам, к периоду зарождения нотариата в России.

     Временное положение о нотариальной части 1866 г. стало тем нормативным актом, который впервые создал в России нотариат. В связи с этим для лучшего понимания сущности нотариата и его правовой природы необходим анализ данного акта с формально-юридических позиций. Такой анализ предполагает рассмотрение важных аспектов, включая выявление того места, которое Временное положение 1866 г. занимало в системе источников права Российской империи.

    «Великие реформы» середины ХIХ столетия привели к существенной модернизации не только государственного аппарата и общественного строя, но и повлекли за собой серьезные сдвиги в развитии правовой системы. Подверглась коренным изменениям вся судебная машина Российской империи. Были приняты новые источники материального и процессуального права, заложившие принципиально новые основы правового регулирования общественных отношений. В результате, как справедливо отмечает Д.А.Пашенцев, именно со второй половины XIX века можно говорить уже о правовой системе Российской империи, признаками которой являются система права – наличие основных отраслей, четкие различия между ними; структурированность источников права; появление различных видов систематизации источников права; наличие национальной специфики в развитии права; создание системы национального юридического образования; достижение определенного уровня развития правосознания.

    В теоретико-правовой науке сложилось два подхода к определению системы права. Согласно позитивистской точке зрения под системой права нужно понимать внутреннее строение (структуру) права, отражающее объединение и дифференциацию юридических норм. Второй – социологический подход – ставит на первое место специфику отдельных видов общественных отношений, которая обусловливает специфику методов юридического воздействия на них, а следовательно, и особенности правовых норм.

     Складывание системы права означало, что более четко стало проявляться деление права на отрасли, в том числе в результате создания Свода законов Российской империи. В то же время «определение системы российского права вызывало большие затруднения, так как при составлении Свода законов М.М.Сперанскому изначально не дали сделать задуманное: вместо кодификации была проведена лишь систематизация огромного законодательного материала».

     Нечеткость в определении системы права повлекла за собой проблемы в установлении иерархии источников права. В научной литературе уже обращалось внимание на проблемы разделения понятия закона и подзаконного акта применительно к периоду Российской империи. Об этой проблеме писали Е.А.Трубецкой, Н.М.Коркунов, И.А.Исаев и некоторые другие исследователи. В частности, Д.А.Пашенцев отмечает, что дореволюционные юристы, как правило, главным признаком закона считали факт его утверждения императором. Вторым формальным признаком закона считалось прохождение его через Государственный Совет, поскольку в соответствии со ст. 54 Основных законов все законы рассматривались в Государственном Совете, а затем «восходили» на высочайшее утверждение.  С этих позиций Временное положение о нотариальной части должно рассматриваться как закон, так как оно было утверждено императором, а до этого обсуждалось в Государственном Совете. Название не должно смущать, так как законы в рассматриваемый период могли издаваться в виде уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций), манифестов, указов, мнений Государственного Совета и докладов, удостоенных высочайшего утверждения, что было подтверждено позднее, в редакции Основных законов Российской империи 1892 г.

   Как отмечал Г.В.Вернадский, в Российской империи обычно различали следующие виды законодательных актов: 1) уставы, которые устанавливали более или менее постоянные нормы в жизни отдельного ведомства для какой-либо определенной области материального права; 2) регламенты, учреждения, образования; 3) указы (наиболее распространенная форма), которые издавались «по случайному поводу и затрагивали узкую область жизни, но некоторые имели широкое и длительное значение».

    «Положение» как источник права – это нормативный акт, определявший порядок деятельности государственных и иных учреждений. «Формально эти акты рассматривались как толкование или разъяснение действующего законодательства, но нередко они содержали принципиально новые нормы».  «Временный» характер положения свидетельствует о том, что «правительство понимало несовершенство принятых законоположений и после определенного опыта практического применения намеревалось их пересмотреть и усовершенствовать».

      Наряду с временным характером положение о нотариальной части имело и другие особенности. К наиболее важным из них отнесем следующие:
1) положение создавалось на основе заимствования зарубежного опыта;
2) положение вводилось в действие не на всей территории страны.

    Относительно первой особенности целесообразно пояснить, что в России и до принятия данного акта имелся свой опыт совершения определенных регистрационных действий. Но правительство справедливо посчитало этот опыт недостаточным и не отвечающим стоявшим перед создаваемым нотариатом задачам. И за образец были взяты германские принципы нотариального устройства. Нотариус в Германии являлся государственным служащим, но при этом ни жалования, ни пенсии не получал. Такая же модель нашла отражение и во Временном положении о нотариальной части 1866 г. В то же время не все позитивные достижения зарубежного нотариата были использованы в России. Например, в Австрии нотариусы образовывали особую профессиональную корпорацию – коллегию при суде первой инстанции, а коллегия создавала совет нотариусов. Нотариальные коллегии и советы защищали интересы нотариусов, охраняли честь и достоинство нотариального сословия, разрешали споры и налагали дисциплинарные взыскания.  В России этот опыт не был воспринят и не получил отражения во Временном положении о нотариальной части.

     По поводу второй особенности отметим, что так как Положение было введено не на всей территории страны, и не везде были учреждены должности нотариусов, то нотариальной деятельностью по-прежнему занимались мировые судьи, уездные суды, полиция. В частности, полиции разрешалось свидетельствовать подписи на некоторых домашних актах; подпись, учиненную вместо безграмотного по его просьбе и желанию другим лицом на векселе, даваемом безграмотным (до 1902 г.). Разрешалось свидетельствовать торговые доверенности (до 1903 г.), доверенности на ведение дел в судах, а также некоторые другие акты.

    Первоначально Временное положение о нотариальной части состояло из 217 статей: ст. 1–41 – об устройстве нотариальной части, ст. 42–56 – о нотариальных архивах и старших нотариусах, ст. 57–64 – о надзоре за нотариусами и об их ответственности, ст. 65–192 – о правовом статусе и порядке действий младших и старших нотариусов, ст. 192–217 – о нотариальных издержках. Впоследствии, когда действие данного положения было с некоторыми изменениями распространено на губернии бывшего Царства Польского (в 1875 г.) и Прибалтийские губернии (в 1889 г.), 217 статей Положения были дополнены еще 160 статьями, содержащими измененные положения о нотариальной части в губерниях Варшавского судебного округа (ст. 218–270) и Прибалтийского судебного округа (ст. 271–377).

    Устанавливая основы правового статуса нотариусов в Российской империи, Временное положение изначально закладывало в него определенные противоречия. Например, как уже говорилось выше, нотариусы состояли на государственной службе, но, в соответствии со смыслом ст. 208, признавались свободными профессионалами, осуществляющими свою деятельность на коммерческой основе. Впоследствии это противоречие не лучшим образом сказалось на деятельности нотариусов и ее эффективности.

      Нотариусы лишались всех прав и преимуществ, которые предоставлялись чинам министерства юстиции и судебного ведомства, и в то же время не являлись представителями свободной профессии, числясь на государственной службе. Такое положение лишало нотариусов возможности в случае сомнений в применении закона обращаться в те окружные суды, при которых они состояли. Если в своих решениях ошибались судьи, их решение просто отменялось, в случае ошибки нотариуса им грозила уголовная и имущественная ответственность.  И не случайно современники отмечали, что нотариус «стоял каким-то отщепенцем от своей юридической семьи сослуживцев», не пользуясь хотя бы частью тех прав, «какие он заслуживает по своему положению как должностное лицо и как общественный деятель».

    Модель нотариата, сформированная Временным положением о нотариальной части, предусматривала существование двух категорий нотариусов. Кроме собственно нотариусов Положение устанавливало и должности старших нотариусов. Старшими нотариусами назначались лишь лица, имеющие высшее юридическое образование. Они были на особом положении в обществе, получали денежное содержание от государства и по служебным правам приравнивались к членам окружного суда. От внесения залога старшие нотариусы освобождались.

    Вместе с председателем окружного суда и прокурором старшие нотариусы участвовали в испытаниях кандидатов в нотариусы. Они были наделены правом утверждать те нотариальные акты, которые стороны обязаны были по закону или сами желали превратить в крепостные, а также выдавали выписи из актовых книг и копии с нотариальных актов, совершенных нотариусами округа и поступивших в нотариальный архив при окружном суде.

     Временное положение о нотариальной части не регулировало весь круг вопросов, касавшихся деятельности нотариусов. Целый ряд важных аспектов этой деятельности определялся на основе Учреждений судебных установлений, а ответственность нотариусов устанавливалась нормами Уложения о наказаниях уголовных и исправительных.

     Таким образом, Временное положение о нотариальной части 1866 г., принятое как логичное дополнение к Учреждению судебных установлений, стало постоянным законодательным актом, создававшим в Российской империи систему нотариата и определявшим правовой статус нотариусов. Несмотря на проявившиеся при практическом применении недостатки данного акта, его значение нельзя недооценивать. В то же время выявившиеся недостатки данного нормативного акта послужили основанием для разработки проекта нового нотариального уложения, которое в итоге так и не было принято.

     Временное положение 1866 г. стало источником отечественного права, который заложил правовые основы существования и развития фактически нового для России правового института – института нотариата. В стране появились специальные должностные лица – нотариусы и старшие нотариусы, наделенные законным правом совершать от имени государства акты и фиксировать сделки, осуществлять другие нотариальные действия. Важное значение имел тот факт, что Временное положение было именно законом – деятельность нотариусов с самого начала стала осуществляться на законной основе, в строгих правовых рамках, что способствовало укреплению авторитета нового правового и общественного института.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика