Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Объект преступления, предусмотренного ст. 282 Уголовного кодекса Российской Федерации: дискуссионные аспекты
Научные статьи
08.02.12 08:30

вернуться

  
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
Уголовное право и криминология
Бешукова З.М.
Объект преступления, предусмотренного ст. 282 Уголовного кодекса Российской Федерации: дискуссионные аспекты
В статье рассмотрены некоторые дискуссионные вопросы определения объекта преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

     Устоявшегося понятия объекта преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, в юридической литературе не выработано. Так, по мнению ряда учёных,  объектом возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства является: 1) честь и достоинство граждан, их конституционные права и свободы, которые они могут использовать и защищать вне зависимости от национальной или расовой принадлежности либо отношения к религии (С.В.Дьяков);  2) общественные отношения, обеспечивающие безопасность общества (в том числе государства) в части, относящейся к реализации конституционного запрета на разжигание расовой, национальной и религиозной нетерпимости как одной из составляющих основ конституционного строя (В.А.Бурковская);  3) национальное и расовое равноправие и свобода исповедовать любую религию или быть атеистом (М.Д.Шаргородский, М.И.Ковалев);  4) конституционные права и интересы граждан, которыми могут пользоваться все независимо от национальной и расовой принадлежности (Б.В.Здравомыслов); 5) национальность, раса, религиозная принадлежность, пол, язык, происхождение, принадлежность к социальной группе (А.Р.Ратинов);  6) равноправие граждан, их национальное достоинство и свобода совести (А.А.Игнатьев).

     В процессе изучения зарубежного уголовного законодательства мы установили, что представленные в нём подходы к решению вопроса об объекте анализируемого преступления также существенно разнятся. Сравнение национальных уголовных законодательств показало, что законодатели Республики Таджикистан и Республики Армения отнесли в кодексах своих республик данный вид преступления к преступлениям, посягающим на общественную безопасность. УК Республики Беларусь, УК Республики Узбекистан, УК Республики Казахстан включили соответствующие статьи в главу «Преступления против мира и безопасности человечества». Преступлением против основ конституционного строя и безопасности государства признано рассматриваемое преступление в УК Азербайджанской Республики, УК Кыргызской Республики, УК Республики Молдова, УК Туркменистана. А в УК Украины статья, содержащая признаки рассматриваемого деяния, помещена в раздел «Преступления против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина».

      Отдельные исследователи считают, что помещение ст. 282 в главу 29 УК РФ вполне обоснованно, и отмечают, что объектом рассматриваемого преступления является: 1) государственная власть, поскольку помимо причинения вреда конкретной личности (индивиду или группе лиц) возникает угроза стабильности государства, целостности его существования;  2) государственная безопасность как устойчивое состояние системы «личность – общество – государство»;  3) основы государственного управления в области обеспечения расового и национального равноправия граждан; 4) конституционный принцип недопущения пропаганды или агитации, возбуждающих национальную, расовую или религиозную ненависть и вражду (А.И.Рарог, А.В.Наумов);  5) конституционные принципы федеративного правового государства (ст. 1 Конституции РФ), в котором единственным источником власти является её многонациональный народ (ст. 3), где запрещается разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ст. 13) и гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности (ст. 19);  6) общественные отношения, обеспечивающие реализацию основ конституционного строя и безопасность государства.

     В.Д.Меньшагин, комментируя ст. 74 УК РСФСР 1960 г., устанавливающую ответственность за преступление, аналогичное анализируемому преступлению, относит его к группе преступлений, посягающих на основы общественной безопасности.  Поясняя свою позицию, он указывает, что действия, предусмотренные рассматриваемой статьей, представляют определенную угрозу для общественного порядка и общественной безопасности, поскольку их результатом может быть посягательство на личность представителей отдельных национальностей, на их имущество, а также иные общественно-опасные действия. Однако, например, Л.Д.Ермакова отмечает, что «в случае, когда действия, указанные в анализируемой статье, приведут или могут привести (создать угрозу) к результатам, предполагаемым ученым, будет иметь место другое государственное преступление»,  и предлагает понимать под непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 74 УК РСФСР 1960 г., «национальное и расовое равноправие граждан».

     На наш взгляд, преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, характеризуется общественной опасностью непосредственно в момент его совершения, когда нарушается общественный порядок, а не тогда когда вследствие регулярного совершения действий, направленных на возбуждение вражды (ненависти), возникнет угроза для конституционного строя или деятельность государственных органов окажется дезорганизована. Кроме того, следует согласиться с В.Д.Меньшагиным в том, что вследствие совершения рассматриваемого преступления возникнет скорее угроза совершения массовых беспорядков – преступление, объектом которого является общественный порядок как специальный компонент общественной безопасности.

    Считаем, что практически любое преступное проявление экстремизма в первую очередь ставит под угрозу именно общественную безопасность. В качестве доказательства сказанного приведем пример. Так, в ночь на 30 августа 2006 г. в г. Кондопога в результате массовой драки на межнациональной почве двое местных жителей убиты, ещё несколько с колото-резаными ранениями доставлены в больницу. Следствием данных событий стало проведение несанкционированного митинга 2 сентября 2006 г. с участием до 2000 человек, в ходе которого высказывались требования выдворения за пределы района выходцев с Кавказа, отказа им в предоставлении социальных прав и возможности ведения коммерческой деятельности, после чего митинг перешел в погромы соответствующих торговых точек.

     На основании вышеизложенного мы поддерживаем мнение, что преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, следует относить к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, и нам представляется вполне обоснованным размещение статьи, регламентирующей ответственность за данное преступление, в главе 24 УК РФ сразу после ст. 212 «Массовые беспорядки». Подобным образом расположены статьи, аналогичные ст. 212 и 282 УК РФ, в УК Таджикистана и УК Армении. При этом, анализируя работы ряда учёных, материалы конкретных уголовных дел, мнение практических работников, мы предлагаем своё видение непосредственного объекта рассматриваемого преступления. Под непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, на наш взгляд, следует понимать общественные отношения в сфере обеспечения межконфессионального, межнационального, межгруппового мира и согласия, формирования толерантности как условий сохранения социально-политической стабильности, являющейся гарантией безопасности граждан и общества.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика