Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конституция республики в составе Российской Федерации как основной закон в системе республиканского законодательства
Научные статьи
08.02.12 08:37

вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012.
Конституционное право
Сафина С.Б.
Конституция республики в составе Российской Федерации как основной закон в системе республиканского законодательства
В статье рассматриваются конституции республик в составе Российской Федерации как категория основных законов в системе республиканского законодательства, их учредительные свойства, свойства высшей юридической силы. Отмечается, что республиканские конституции носят производный, вторичный характер, должны соответствовать федеральной конституции.

   К категории основных законов в системе российского законодательства принято относить  Конституцию Российской Федерации, конституцию республики в составе Российской Федерации, устав края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа. Основной закон – синоним конституции, главный нормативный правовой акт, обладающий учредительным характером, высшей юридической силой, закрепляющий основополагающие принципы государственного устройства.

    Все советские конституции обязательно указывали понятие «основной закон» в титуле конституции: Конституция (основной закон) РСФСР. С принятием Конституции Российской Федерации 1993 года было решено не использовать «основной закон» в титуле, так как эти понятия равнозначны. Тем не менее, обойтись без этого вида закона невозможно.

     Основной закон занимает главное место в иерархии законодательных актов любого государства, является особым видом законодательного акта. К сожалению, в Российской Федерации до сих пор не принят федеральный закон о нормативных правовых актах Российской Федерации, что не позволяет определить основные законы с правовой точки зрения, а только с доктринальной. На уровне же субъектов подобные законы есть. Анализируя республиканские законы, можно увидеть, что понятие основного закона введено в систему законодательства республики для определения конституции республики. Во многих республиканских законах о нормативных правовых актах соответствующей республики закрепляется, что конституция республики – это основной закон республики, закрепляющий основополагающие принципы правового регулирования, являющийся правовой основой текущего законодательства и непосредственным источником права соответствующей республики. Основной закон республики закрепляет статус республики как субъекта Российской Федерации, в соответствии с основным законом принимаются все другие нормативные правовые акты республики.
Федеральная конституция не использует понятие основного закона и для уровня субъектов федерации. В соответствии со статьей 5 Конституции Российской Федерации республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики (ч. 1 статьи 66 Конституции Российской Федерации).

    Таким образом, конституция республики в составе Российской Федерации – это основной закон республики как субъекта Российской Федерации, имеющий учредительный характер, обладающий особыми юридическими свойствами. Республиканские конституции занимают в системе законодательства республик главенствующее место по иерархии юридических актов и по степени важности закрепляемых конституциями отношений.

    Природа республиканской конституции заключается в том, что это основной закон государства, являющегося субъектом – неотъемлемой частью Федерации, которое не обладает суверенитетом. Предмет республиканской конституции, т. е. круг вопросов и отношений, подлежащих регулированию, как верно было замечено в юридической литературе, во-первых, определяется ее природой как Основного закона, во-вторых, принципами, закрепленными в Главе 1 «Основы конституционного строя» Конституции России, и, в-третьих, разграничением компетенции, закрепленным в Конституции России.

     Основной закон присущ любому государству. Характеристика республики как государства в федеральной конституции имеет традиционный, исторический смысл. С момента создания республик, а именно с момента образования автономных республик в составе советской России они признавались государствами с правом иметь свои конституции. В СССР союзные республики назывались «суверенными государствами». Причем термин «государство» в применении к субъектам федерации использовался и используется не только в России, но и в зарубежных федерациях. Термин «государство» применялся к двум республикам (Сербия и Черногория), ранее составляющим Союзную Республику Югославия. Конституция Швейцарии 1999 года косвенно использует этот термин по отношению к кантонам, называя верхнюю палату федерального парламента Советом государств. Некоторые конституции земель Германии тоже характеризуют земли как государства (например, ст. 1 и 2 Конституции Баварии 1946 г.),  хотя федеральная Конституция, принятая позже, в 1949 году, по отношению к землям этот термин не использует.

     Характеристика субъектов федерации как государств идет от американской практики XVIII века.  Завоевав независимость от британского владычества, колонии в Северной Америке объявили себя государствами. Употребляя термин «state» (штат), с английского – государство, американские колонисты подчеркивали свою независимость от британской короны. Выбор названия «государство» («estado») в Латинской Америке (Мексика, Бразилия) был связан с аналогичными процессами национально-освободительной борьбы против испанских и португальских колонизаторов. В Индии слово «штат» было простым заимствованием, там федерация возникла «сверху». Заимствовано слово «штат» и в Эфиопии.

    Ни одна федерация в мире не наделяет свои субъекты суверенитетом, а это значит, что применяемый термин «государство» используется условно. Условное использование термина «государство» применительно к республике в составе России подтверждается тем, что слово «государство» в статье 5 Конституции заключено в скобки.

    Как уже было сказано, за исключением суверенитета, республики в составе Российской Федерации обладают практически всеми остальными признаками государства, и поэтому в своих конституциях закрепляют эти государственные признаки. При этом необходимо помнить, что правовая природа республиканских конституций производна от федеральной конституции, вторична по отношению к ней. Это можно было наблюдать еще в ранней российской федерации. Так, Конституция РСФСР 1925 года устанавливала, что основные законы (конституции) автономных республик принимаются их съездами Советов, представляются на утверждение ВЦИК и вносятся на окончательное утверждение Всероссийского съезда Советов. Автономная республика являлась государством, имеющим все атрибуты государственности. Позже конституции автономных республик стали приниматься самостоятельно. В Конституции РСФСР 1937 года указывалось, что каждая автономная республика имеет свою конституцию, учитывающую особенности автономной республики и построенную в полном соответствии с Конституцией РСФСР и Конституцией СССР. Конституция РСФСР 1978 года указывала, что автономная республика имеет свою конституцию, соответствующую Конституции СССР и конституции союзной республики, учитывающую особенности автономной республики.

    Ныне действующая федеральная конституция говорит о производности и вторичности республиканских конституций путем закрепления норм о верховенстве Конституции Российской Федерации, о ее высшей юридической силе, об обязанности органов государственной власти соблюдать ее, наконец, о том, что законы, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Помимо этого федеральная конституция в ч. 1 статьи 72 прямо говорит о соответствии конституций республик Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а обеспечение этого соответствия относит к совместному ведению Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

    Безусловно, требование соответствия конституции субъекта федерации конституции федеральной соблюдается во всех федерациях мира. Например, Конституция Швейцарии 1999 года в статье 49 устанавливает, что федеральное право обладает приматом по отношению к кантональному праву, если последнее ему противоречит, а также то, что Конфедерация следит за соблюдением кантонами федерального права. В Основном законе ФРГ в статье 28 устанавливается, что «конституционный строй земель должен соответствовать основным принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона». Статья VI Конституции США закрепляет, что Конституция и законы США являются высшими законами страны, и судьи в каждом штате обязываются к их исполнению, даже если в Конституции и законах какого-либо штата встречаются противоречащие положения.

     Конституции республик в составе Российской Федерации на своих территориях являются актами высшей юридической силы после федеральной Конституции и федеральных законов, изданных по предметам исключительного ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Поэтому все другие правовые акты республик не могут противоречить республиканским конституциям.

      Собственное правовое регулирование в сфере основ конституционного строя республиками в составе России тоже носит производный от федерального характер. А значит, как верно было отмечено, что республиканские конституции могут включать в свои Основные законы идентичные федеральным принципы и нормы, заимствуя их из федерального законодательства и Конституции Российской Федерации, либо содержать соответствующие отсылочные нормы.

    Как и федеральная Конституция, конституции республик в составе Российской Федерации закрепляют основополагающие принципы правового регулирования в республике и содержат нормы, регулирующие отношения гражданина и государства, основы организации государственной власти и взаимодействия властей в условиях их разделения, отношения собственности и пользования природными ресурсами, социальную защиту и вопросы местного самоуправления. Республиканские конституции являются правовой основой текущего законодательства соответствующей республики.

    Несмотря на наличие многих общих с федеральными положений, некоторые из них обладают спецификой, отражающей исторические и национальные особенности республик. Конституции разнятся по объектам регулирования, по процедуре принятия, организации государственной власти, по объему гарантий прав и свобод этнических общностей, проживающих на территории республики, и т. д. Как правило, используются национальные названия парламентов, вводятся государственные языки.

     Следует отметить, что в вопросах соотношения сфер правового регулирования федерации и ее субъектов на конституционном уровне одинаково нежелательны как излишняя централизация, так и чрезмерное расширение компетенции субъектов федерации. Определенная централизация обоснованна, она нужна для политической, экономической и правовой стабильности в государстве. Но также должны быть учтены и местные интересы. Гармоничное сочетание центральных и местных интересов необходимо для создания эффективного целостного федеративного государства.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика