Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Приобретение статуса индивидуального предпринимателя лицами, не обладающими дееспособностью в полном объеме
Научные статьи
14.02.12 08:28

вернуться

 
ЕврАзЮж № 1 (44) 2012
Гражданское право
Халилова Н.Р.
Приобретение статуса индивидуального предпринимателя лицами, не обладающими дееспособностью в полном объеме
В статье раскрываются особенности приобретения статуса индивидуального предпринимателя лицами, не достигшими совершеннолетия, а также ограниченно дееспособными. Анализируется соответствие индивидуальной предпринимательской деятельности, осуществляемой данными лицами, признакам предпринимательской деятельности в целом. Делается вывод о необходимости ограничения предпринимательской деятельности лицами, не обладающими дееспособностью в полном объеме.

      Активизация и развитие предпринимательской деятельности благотворно влияет на экономические процессы, происходящие в государстве, позволяя решать целый ряд как непосредственно экономических, так и социальных, и даже политических задач.

    Одним из активных субъектов предпринимательства является индивидуальный предприниматель, представляющий значительную часть субъектов малого бизнеса.

    Исходя из определения предпринимательской деятельности, сформулированной в абз.3 ст.2 ГК РФ эта деятельность осуществляется самостоятельно, носит рисковый характер и подразумевает полную имущественную ответственность. Физическое лицо может отвечать этим признакам, а соответственно и заниматься предпринимательской деятельностью только когда оно полностью дееспособно.

    Полная дееспособность гражданина возникает, во-первых, с момента достижения им совершеннолетия, во-вторых, со времени вступления в брак до наступления восемнадцатилетнего возраста (ст.21 ГК РФ), в третьих, с момента признания лица, достигшего шестнадцати лет эмансипированным (ст.27 ГК РФ).

   Однако п. 1 ст. 27 ГК РФ определяет одним из условий объявления несовершеннолетнего, достигшего 16 лет полностью дееспособным, осуществление им предпринимательской деятельности. Буквальное прочтение данной нормы свидетельствует о том, что к моменту достижения обозначенного возраста, несовершеннолетний уже занимается такой деятельностью, то есть это уже свершившийся факт.

     Подтверждение этому находим в абз. з п. 1 ст. 22.1 Федерального закона от 08 августа 2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ),  где в числе документов, представляемых в регистрирующий орган названы нотариально удостоверенное согласие родителей, усыновителей или попечителя на осуществление предпринимательской деятельности физическим лицом, регистрируемым в качестве индивидуального предпринимателя, либо копия свидетельства о заключении брака физическим лицом, регистрируемым в качестве индивидуального предпринимателя, либо копия решения органа опеки и попечительства или копия решения суда об объявлении физического лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя, полностью дееспособным (в случае, если физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, является несовершеннолетним).

      Как видим, содержание данной статьи недвусмысленно дает понять, что в качестве индивидуального предпринимателя может быть зарегистрирован и несовершеннолетний гражданин.

    Здесь следует отметить некоторую некорректность вышеназванной нормы. Ее изложение таково, что наводит на предположение о равнозначности согласия законных представителей на осуществление несовершеннолетним предпринимательской деятельности и документов, удостоверяющих его полную дееспособность (свидетельство о браке, решение органа опеки и попечительства, решение суда), что и делается некоторыми исследователями.

     Более того, в Постановлении Правительства РФ от 19.06.2002 N 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» в разделе 10 заявления формы N Р21001 такое согласие отнесено к основаниям приобретения дееспособности.

    Итак, в качестве индивидуального предпринимателя может быть зарегистрирован несовершеннолетний недееспособный гражданин.

    Исходя из смысла ст. 26 ГК РФ, определяющий возможность совершения отдельных сделок самостоятельно гражданами в возрасте от 14 до 18 лет приходим к выводу о том, что индивидуальным предпринимателем может стать физическое лицо, достигшее 14 лет.

     Но, если следовать логике законодательства, определяющего брачный возраст, то можно предположить появление предпринимателей и моложе этого возраста. В целом СК РФ, устанавливает брачный возраст с 18 лет, но предусматривает и возможность его снижения (ст. 13 СК РФ). Абзац 2 п. 2 данной статьи предусматривает особое правило о снижении брачного возраста ниже 16 лет. Учитывая местные национальные обычаи отдельных регионов Российской Федерации, законодатель решение данного вопроса отнес к ведению субъектов РФ. Причем хотелось бы отметить, что СК РФ не устанавливает нижней границы, до которой может быть снижен брачный возраст этими законами.

    Например, в Республике Башкортостан Семейным кодексом РБ  такая граница не определена. Абз. 2 п. 2 ст. 12 СК РБ лишь предусматривает, что в виде исключения с учетом особых обстоятельств органами местного самоуправления может быть разрешено вступление в брак лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

     Следовательно, существует вероятность появления полностью дееспособного лица, ставшего таковым вследствие вступления в брак, а, следовательно, и осуществления им предпринимательской деятельности и до достижения им 14 лет.

    Исходя из всего вышеизложенного, возникает вполне закономерный вопрос о соответствии деятельности юного предпринимателя признакам предпринимательской деятельности. В частности насколько он самостоятелен в процессе ее осуществления. Рассмотрим степень самостоятельности предпринимателя, ставшего таким с письменного разрешения законных представителей, т.к. самостоятельность эмансипированного или вступившего в брак, иными словами, приобретшего полную дееспособность, предпринимателя вопросов не вызывает.

     Возвращаясь к ст. 26 ГК РФ отметим, что самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя подросток может заключать только определенные виды сделок, а именно: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами; 2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; 3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими; 4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ. Очевидно, что подобные сделки даже с большой натяжкой нельзя назвать предпринимательскими. Скорее они сопровождают предпринимательскую деятельность, но сами таковыми не являются.

   Все остальные сделки несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет осуществляют только с письменного согласия своих законных представителей. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем (п.1 ст. 26 ГК РФ).

    Таким образом, несовершеннолетний, не обладающий полной дееспособностью предприниматель, не способен в полной мере реализовать такой признак предпринимательской деятельности как самостоятельность.

     Говоря о такого рода предпринимателях нельзя обойти вниманием и вопрос об их ответственности.

     Исходя из смысла ст. ст. 26 и 1074 ГК РФ становится ясным, что предприниматель в возрасте от 14 до 18 лет, не обладающий полной дееспособностью, самостоятельно несет ответственность по своим предпринимательским сделкам, а также за причиненный вред на общих основаниях.

     Однако, если по договорным обязательствам не предусматривается субсидиарная ответственность его законных представителей (ст. 26 ГК РФ), то при деликтных обязательствах,  когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 ГК РФ).

      Следовательно, при договорных отношениях с участием юных предпринимателей ответственность несовершеннолетнего по всем совершенным сделкам ограничивается его имуществом, его родители (усыновители) или попечитель не отвечают по его сделкам, хотя бы они и давали согласие на их совершение (п. п. 1 и 2 ст. 26 ГК РФ), а так как согласование сделки не означает гарантию ее исполнения, все возможные риски убытков от таких сделок за рамками имущества несовершеннолетнего предпринимателя падают на его контрагента.

    Также интересной представляется ситуация относительно налоговой ответственности несовершеннолетнего. Налоговый Кодекс определяет возможность наступления налоговой ответственности для физического лица совершившего налоговое правонарушение с 16 лет. Следовательно, получается, что 14-летний подросток, может осуществлять предпринимательскую деятельность, неразрывно связанную с обязанностью уплачивать налоги, но при этом не может быть привлечен к налоговой ответственности за неисполнение этой обязанности. Ситуация парадоксальная, но не новая для российского законодательства, когда обязанность определяется, а ответственность за неисполнение такой обязанности отсутствует.

      И, хотя некоторыми исследователями приветствуется такая ситуация и считается, что государство представляет несовершеннолетним предпринимателям своеобразный карт-бланш, давая возможность попробовать свои силы, и на случай, если первые попытки окажутся неудачными,  считаем, такое положение вещей неприемлемым. Тем более, что это открывает широкие перспективы для злоупотреблений лиц, фактически действующих «под именем» такого предпринимателя, что, в общем-то, и происходит сейчас.

     Исходя из всего вышеизложенного, полагаем, что требуется законодательное закрепление минимального возраста индивидуального предпринимателя с 16 лет. В частности п. 1 ст. 23 ГК РФ следует изложить следующим образом: «1. Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя с шестнадцати лет».

    Также, на наш взгляд, необходимо признать регистрацию физического лица в качестве индивидуального предпринимателя до достижения им 18 лет основанием приобретения полной дееспособности. Следует отметить, что в научной периодике уже высказывались подобные предложения,  но, пока к сожалению, они не нашли своего отражения в Проекте внесения изменений в Гражданский кодекс РФ, разработанный Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

     Не менее интересным представляется вопрос о возможности приобретения статуса индивидуального предпринимателя ограниченно дееспособными гражданами. ГК РФ допускает ограничение судом дееспособности гражданина, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Над таким гражданином устанавливается попечительство. Совершать мелкие бытовые сделки этот гражданин вправе самостоятельно, а все другие сделки - только с согласия попечителя. Получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими гражданин, дееспособность которого ограничена судом, тоже может лишь с согласия попечителя. Это означает, что сделкоспособность такого гражданина ограничена. Что же касается его деликтоспособности, то он самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред (ст. 30 ГК РФ).

      Отметим, что на сегодняшний день закон не дает прямого ответа на вопрос о возможности осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности ограниченно дееспособным гражданином. В литературе высказываются различные позиции по поводу такой возможности. Так, существует мнение, что «стать индивидуальным предпринимателем может... лицо, обладающее полной дееспособностью».  Некоторые авторы, разделяющие в целом эту точку зрения, акцентируют внимание на том, что предпринимателями могут быть физические лица, «не ограниченные в установленном федеральным законом порядке в... дееспособности»  (то есть не ограниченные в дееспособности по основаниям, установленным ст. 30 ГК РФ). А, в частности, Максименко С.Т., Ермолова О.Н. прямо указывают, что ограниченно дееспособные граждане не вправе заниматься такой деятельностью.

    Многие авторы в определении понятия «индивидуальный предприниматель» для характеристики его личности используют словосочетание «дееспособный гражданин»,  но затем поясняют, что граждане, ограниченные в дееспособности, вправе заниматься предпринимательской деятельностью с согласия попечителя.  Такого мнения придерживается и М.Ю. Тихомиров.

    Полагаем, что, все же, ограниченно дееспособный гражданин не может осуществлять предпринимательскую деятельность, так как, хотя, ответственность такого гражданина по своим обязательствам не ограничивается, тем не менее, остается не задействованным один из признаков такой деятельности – самостоятельность.

     В связи с этим, интересным представляется разрешение следующей ситуации - если гражданин, уже имея статус предпринимателя, будет признан ограниченно дееспособным. В этом случае есть два варианта действий. Первый – приостановить деятельность такого индивидуального предпринимателя до отмены ограничения его дееспособности в судебном порядке. Второй вариант – прекратить принудительно его предпринимательскую деятельность. И, хотя, приостановление предпринимательской деятельности в данном случае было бы более уместным, но, ввиду того, что пока российское законодательство вообще не предусматривает такой процедуры, применимым остается именно второй вариант.

    Дело в том, что ввиду отсутствия процедуры приостановки индивидуальной предпринимательской деятельности, соответственно не разработан и ее порядок – Федеральный закон N 129-ФЗ не содержит положений, регламентирующих порядок временного прекращения действия свидетельства о государственной регистрации предпринимателя в случае временной приостановки осуществления предпринимательской деятельности, что подтверждается и судебной практикой.

    Следовательно, возможно возникновение такой ситуации, когда гражданин будет признан ограниченно дееспособным, а контрагенты не будут об этом извещены, что повлечет за собой для них дополнительный риск, так как, согласно ст. 176 ГК РФ, если гражданин, ограниченный в дееспособности, совершает сделку без согласия попечителя, такая сделка, будучи оспоримой, может быть признана судом недействительной по иску попечителя.

    Порядок же государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке по решению суда предусмотрен ст. 22.3 Федерального закона № 129-ФЗ. Вместе с тем следует признать, что ГК РФ недостаточно однозначно решил вопрос, связанный с основаниями принятия судом решения о принудительном прекращении предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя, что сказывается на правоприменительной практике.

     Действующей нормы, непосредственно предусматривающей (по аналогии с нормой ГК РФ (абз. 3 п. 2 ст. 61), касающейся принудительной ликвидации юридического лица) возможность принудительного прекращения в судебном порядке предпринимательской деятельности гражданина, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, в связи с нарушением им при осуществлении такой деятельности федеральных законов или иных нормативных правовых актов, законодательство РФ не содержит.

     Поэтому, учитывая вышеизложенное, считаем целесообразным дополнить абз.3 ст.30 следующим предложением «Он не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность».

      В целом же необходимо отметить, что можно было бы избежать предлагаемые корректировки норм ГК РФ, если бы в российском гражданском законодательстве было бы сформулировано понятие индивидуального предпринимателя либо предпринимателя без образования юридического лица как самостоятельного субъекта гражданских правоотношений, где четко был бы обозначен его статус гражданина, обладающего дееспособностью в полном объеме. Однако, этот вопрос является темой отдельного исследования.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика