Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Некоторые теоретические аспекты, связанные с провозглашением независимости государств
Научные статьи
15.03.12 09:21

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (45) 2012.
Конституционное право
Хозеева А.В.
Некоторые теоретические аспекты, связанные с провозглашением независимости государств
В статье анализируются вопросы, связанные с провозглашением независимости государств и последующим признанием их со стороны других государств. Рассматриваются различные подходы к определению понятия «непризнанных государств» и соотношения принципов территориальной целостности и права народов на самоопределение.


     
   Покупка-продажа квартиры, комнаты, дома, коммерческой недвижимости в Киеве. Все услуги, предоставляемые нашим агентством недвижимости. Агентство недвижимости Киев, вся подробная информация на сайте http://www.kievintlrealty.com.ua
 
   В начале XX в. было около 50 признанных государств, перед началом второй мировой войны их было около 75,  в начале XXI в. – уже 192, в июле 2011 года после десятилетий гражданской войны появилось новое государство – Южный Судан. Все это говорит о кардинальных изменениях на политической карте мира и в международных отношениях. Если ранее территориальные захваты были исторической нормой, и никто не оспаривал изменения, произошедшие таким путем, то с определенного момента появились сложности с определением законности появления новых государств, что повлекло за собой множество международных конфликтов. Это противоречивое и вызывающее многочисленные дискуссии явление.

    С вопросом о возникновении государств возникает и вопрос об их признании в качестве независимых. Институт признания тесно связан с политикой и с изменениями в международном правопорядке. В связи с обострением конфликтов, вызванных желанием провозглашения собственных государств некоторыми народами, последнее время часто стал рассматриваться этот вопрос. Особое внимание в Российской Федерации институт признания приобрел в связи с провозглашением независимости некоторых территориальных образований, таких как Южная Осетия, Абхазия и Косово.

    В настоящее время существует несколько тенденций, которые поддерживаются различными государствами. Одни стоят на позиции, что появление нового участника международных отношений причиняет ущерб многонациональному государству, от которого отделяется часть территории. Другие, придерживающие точки зрения о всеобщей глобализации,  выступают за объединение государств, уменьшение роли границ между ними и стирание национальных барьеров. Эти тенденции направлены против возникновения новых государств. Но, несмотря на это, случаи провозглашения независимости имеют место быть.

    Д.Дадаян, опровергая теорию противоречивости создания новых государств общей интеграционной тенденции мирового развития, говорит о том, что добровольная интеграция независимых государств в рамках Европейского сообщества – это одно, а насильственное удержание в рамках единого государства народов, не принадлежащих к титульной нации, и их территорий проживания – совсем другое.  Сами государства, статус которых не однозначен, не против интеграции. Это можно подтвердить примером желания Южной Осетии и Абхазии вступить в СНГ, о котором не раз они заявляли в СМИ. «Абхазия и Южная Осетия в принципе могут войти в Содружество независимых государств (СНГ), но при условии согласия всех членов Содружества. Об этом на пресс-конференции в Минске заявил исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев».

   На практике статус их определить однозначно представляется достаточно сложно. Интересны случаи, когда в разряд частично признанных на сегодня попадают не только недавно самопровозгласившиеся, но и вполне солидные члены мирового сообщества с большим стажем суверенитета, и даже члены ООН. Армению, к примеру, не признает Пакистан (в знак поддержки Азербайджана в вопросе нагорно-карабахского урегулирования). Северную Корею не признают Япония и Южная Корея, Кипр не признан Турцией, Израиль не признают 20 членов ООН (арабские страны и часть африканских государств). Есть частично, полу- и почти никем не признанные Тайвань, Нагорный Карабах, Сомалиленд, Приднестровье, Турецкая республика Северного Кипра, Арабская демократическая республика Шахрави (Западная Сахара). Чехия и Словакия, например, до сих пор не признаны Лихтенштейном (и наоборот).

   Создание и существование непризнанных государств – ярчайший пример малой эффективности региональных и международных институтов по регулированию конфликтов.  Существование таких государств играет роль одного из важнейших источников конфликтности в современной мировой политике.

    С одной стороны, важнейшей тенденцией мирового развития являются максимальная открытость государств, свободный обмен населением, товарами, культурными ценностями. И это требует придания известной условности межгосударственным границам. С другой стороны, существует и иная тенденция, порой не менее заметная и действенная в своих проявлениях. Она заключается в стремлении отдельных этнических групп населения к обособлению в рамках национального государства.  Только пути реализации таких стремлений не всегда проходят мирным путем. Среди примеров цивилизованного самоопределения можно назвать «полюбовный развод» Чешской Республики и Словакии. Другим примером является добровольное признание Россией результатов референдума о независимости Украины, проводившегося 1 декабря 1991 года, как законного основания создания независимого Украинского государства (которое не существовало в течение значительного периода времени на протяжении многих столетий). Аналогично были признаны заявления о независимости других республик бывшего СССР.

     На своей первой сессии в 1949 году Комиссия международного права ООН рассмотрела на основании меморандума Секретариата, озаглавленного «Обзор международного права в связи с работой Комиссии международного права по кодификации», двадцать пять вопросов для возможного включения их в перечень подлежащих изучению. После рассмотрения этих вопросов Комиссия составила  предварительный перечень, состоящий из четырнадцати вопросов, подлежащих кодификации. Первым вопросом стояло признание государств и правительств. Но до настоящего времени Комиссия так и не изучала этот вопрос. Более того, включение проблемы признания в повестку дня работы Комиссии пока что не предусматривается.

   В 1991 году была создана международная неправительственная Организация непредставленных народов (ОНН).

   Это еще раз доказывает тот факт, что проблема остается неразрешенной, и актуальность исследования велика.

РАЗЛИЧНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ

    Сам термин «непризнанные государства» вызывает множество дискуссий. Ведь, исходя из такого определения, сразу возникают вопросы: какими странами должно быть признано государство, сколько должно быть таких признаний, достаточно ли одного и др.

     Поэтому и возникают различные варианты терминологии. Приведем некоторые из них. По заявлению в 2008 году председателя комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками Алексея Островского, название «непризнанные республики» по отношению к Абхазии, Южной Осетии и Приднестровью «смущает». Переход к такому понятию международного права, как отложенный статус данных республик, можно было бы конкретно предпринять. Это было бы логично.  Говоря о понятии «отложенный статус», Островский подчеркнул, что «подобные примеры в мировой практике существовали. Данная форма признана системой международного права, поэтому переход к отложенному статусу – это юридически согласованная норма, которая не вызовет никаких противодействий со стороны различных международных организаций». В этом случае не придается значения тому факту, что окончательно статус может быть не принят однозначно всеми участниками мирового сообщества.

     По мнению А.Г.Большакова, понятие «непризнанное государство» достаточно условно и может использоваться в научном плане лишь с определенными допущениями и оговорками.

    Ф.Попов в своей статье выдвигает точку зрения, что непризнанное государство вообще не является каким-то обособленным, автономным конструктом, а представляет собой лишь одну из возможных форм проявления сецессионистского движения.

    Разные ученые выдвигают множество терминов, характеризующих исследуемое понятие: «непризнанные территории», «самопровозглашенные государства», «самопровозглашенные республики», «государства de facto», «квази-государства», «территориальные политии с оспариваемым статусом». Тем не менее, точного термина, устраивавшего всех, еще не придумано. Поэтому, на наш взгляд, в настоящее время понятие «непризнанные государства» наиболее приемлемо.

      По мнению Ф.Попова, под «непризнанным государством» понимается некое политико-территориальное образование, обладающее необходимым и достаточным набором атрибутов государственности (т. е. де-факто являющееся независимым государством) и в то же время лишённое полного или частичного международного дипломатического признания и, следовательно, не имеющее возможности официально выступать в качестве субъекта международных отношений (т. е. не существующее де-юре).

   Д.Г.Николаев в своей работе относит к непризнанным государствам все те государственные образования, которые выделились из состава государства-метрополии без его согласия.

    Отличительными чертами непризнанных государств являются наличие определенного конфликта между частью населения и центральным правительством, перерастающего в настойчивое и осознанное желание осуществлять свою политику самостоятельно, создание государства на территории, которую другое государство считает своей частью, а также отсутствие его международно-правового признания, прежде всего государством, в состав которого оно входит по формально-правовым признакам.

СООТНОШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ И ПРАВА НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

    В каждом конкретном случае возникают споры о правомерности применения одного из этих принципов со ссылкой на действие другого. Подобные дебаты ведутся практически во всех случаях, когда речь заходит о признании или непризнании нового государственного образования. Рассмотрим каждый принцип более подробно. Начнем с права народов на самоопределение.

    Попытка теоретического обоснования идеи права народов на самоопределение появилась в конце 20-х годов девятнадцатого столетия в изложении швейцарского юриста-международника И.Блюнчли в формулировке «принцип национального самоопределения». В 1986 г. Лондонский Конгресс II интернационала провозгласил его как общедемократическое требование.

    Позже термин «право на самоопределение» получил широкое распространение благодаря именам двух исторических деятелей – В.Вильсона и В.И.Ленина. Американский президент, выступая в поддержку права на самоопределение, полагал, что это – право колониальных народов, и понимал, что этот принцип опасен для мира и стабильности. Для Ленина и его партии это право сводилось к одной-единственной экстремальной его форме – праву на отделение и образованию самостоятельного государства.

    Развитие концепции права на самоопределение связано прежде всего с деятельностью ООН. Принцип закреплен в пункте 2 статьи 1 и в статье 55 Устава Организации Объединенных Наций. В пункте 1 статьи 1 Международного пакта о гражданских и политических правах и пункте 1 статьи 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах подтверждается право всех народов на самоопределение. В пункте 3 статьи 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и в пункте 3 статьи 1 Международного пакта о гражданских и политических правах на государства-участники, в том числе на те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, возлагается обязанность поощрять осуществление этого права и уважать его в соответствии с положениями Устава.

    В контексте рассмотрения вопроса о поощрении права народов на мир Совет по правам человека подтвердил, что все народы имеют право на самоопределение, в силу которого они беспрепятственно определяют свой политический статус и беспрепятственно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие (резолюция 11/4).

   Теперь рассмотрим вопрос о субъекте права на самоопределение. Понятия «народ» и «нация» не имеют четкого правового содержания. Поэтому разные авторы по-разному определяют, кому принадлежит право. Рассмотрим, кому исторически предназначалось право. Когда В.И.Ленин написал две своих основных работы по национальному вопросу (1913–1914 гг.), акцент делался на праве наций на самоопределение. 

    В настоящее время не возникает сомнений, что право принадлежит народам. Ведь если предоставить это право нациям, то должно образоваться государство с одной-единственной нацией, мононациональное государство. Что представить крайне сложно.

    В современных условиях народ может состоять преимущественно из какой-либо одной нации и небольших других национальных групп. Он может состоять из нескольких наций, в количественном отношении не слишком отличающихся одна от другой. Компоненты народа бывают самые различные в расовом и национальном отношении. Чтобы данное население можно было рассматривать как народ, необходимо, во-первых, его проживание на общей территории. Во-вторых, экономическая целостность соответствующего населения и связанная с ней его социальная целостность. В-третьих, данное население должно иметь определенные элементы общей культуры и сознавать, что они существуют.

     С субъектом мы определились, теперь перейдем к вопросу о содержании этого права. Очень часто право на самоопределение приравнивают к праву на отделение. На наш взгляд, это в корне не верно.

    Декларация Генеральной Ассамблеи ООН 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, кратко и довольно четко перечислила способы осуществления права на самоопределение: создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом.

     Самоопределение может происходить в пределах многонационального государства. Например, путем создания национальной республики или автономии, введения национального языка, школ и прочими путями. Не в каждом случае обязательно отделение. Это лишь крайняя мера, которая следует в том случае, когда существование в пределах одних границ с титульной нацией невозможно, ведет к жертвам, нарушениями прав человека.

     Некоторые авторы ранее рассматривали право на самоопределение только в контексте права на отделение. Например, А.Эйде смешивает право на самоопределение с правом на отделение.

     Что касается права территориальной целостности, то оно наравне с принципом самоопределения является императивным принципом, отступление от которого недопустимо.

    Территориальная целостность рассматривается как с внутригосударственной, так и с международно-правовой точек зрения. Другие государства обязаны соблюдать и не нарушать целостность государства.

    Некоторые авторы выдвигают точку зрения о противоречии этих двух принципов.

    На наш взгляд, противоречие преувеличено. Это два равноправных и самостоятельных принципа международного права, в связи с чем в каждой конкретной ситуации необходимо анализировать, какой имеет место быть.

     Таким образом, подводя итог всему вышеизложенному, можно выделить следующий основной момент: наличие непризнанных государств не ведет к стабильности, а только усиливает противоречивость международных отношений.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика