Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Уголовно-правовая охрана учета прав на ценные бумаги
Научные статьи
20.03.12 11:17

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (45) 2012
Уголовное право и криминология
Рябова А.Ю.
Уголовно-правовая охрана учета прав на ценные бумаги
В статье представлен анализ нарушения порядка прав учета на ценные бумаги как общественно опасного деяния. Проведенное исследование показало наличие несовершенств ст. 185.2 УК РФ. Это касается как изложения запрета, так и мер государственного принуждения.
Устранение выявленных проблем придаст жизнеспособность уголовно-правовому запрету.

        Уголовно-правовой запрет нарушений порядка учета прав на ценные бумаги, охватывающий два самостоятельных преступления, осуществляется статьей 185.2 Уголовного кодека Российской Федерации (далее – УК РФ). В ней установлена уголовная ответственность за:

1. Причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству (ч. 1, 2) нарушение установленного порядка учета прав на ценные бумаги лицом, в должностные обязанности которого входит совершение операций, связанных с учетом прав на ценные бумаги.

2. Внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством РФ (ч. 3).

Их общественная опасность обусловлена:
1) объектом посягательства (ведение надлежащего учета прав на ценные бумаги);
2) последствиями, которые не исчерпываются только указанными в диспозиции (имеется в виду ч. 1 ст. 185.2 УК РФ). К ним относятся:
– невозможность осуществления прав ввиду их ненадлежащего учета;
– причинение ущерба владельцу ценных бумаг в результате нарушения порядка учета прав на ценные бумаги;
– возможное незаконное обогащение лиц в результате внесения недостоверных сведений в реестр, подлога документов как способов нарушения порядка учета прав на ценные бумаги, и т. д.;
3) формой вины преступлений (умышленная);
4) осуществлением любого из названных преступлений, как правило, вследствие ненадлежащего выполнения лицом возложенных на него обязанностей или их невыполнения (ст. 185.2 УК РФ).

   Проанализируем каждое из названных выше преступных деяний.

   Их объединяет единый непосредственный объект – соблюдение установленного порядка учета прав на ценные бумаги действующим законодательством.

   Рассмотрим посягательство, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 1 ст. 185.2 УК РФ.

    Признаками объективной стороны преступления являются: а) общественно опасное деяние, т. е. нарушение установленного порядка учета прав на ценные бумаги; б) последствие – крупный ущерб (более одного миллиона рублей) гражданам, организациям или государству; в) причинная связь между деянием и последствием.

    Изучению содержания деяния, за совершение которого наступает уголовная ответственность, предшествует процесс уяснения того, что представляет собой учет прав на ценные бумаги.

    Под учетной системой на рынке ценных бумаг понимается совокупность учетных институтов: организаций, осуществляющих депозитарную деятельность, и организаций, осуществляющих деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг. Она выполняет функции подтверждения прав на ценные бумаги, а также подтверждения прав, закрепленных ценными бумагами, в целях передачи этих прав и их осуществления.  Причем подтверждение, осуществляемое учет-ной системой, является презюмирующим в системе доказательств по отношению ко всем другим способам подтверждения.

    Федеральным законом от 07.12.2011 № 415-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О цен-тральном депозитарии» подверглись редакции многие нормативные правовые акты, имеющие отношение к рынку ценных бумаг.  Укажем основные термины, необходимые для уяснения со-держания преступлений данной группы.

    Реестр владельцев ценных бумаг – формируемая на определенный момент времени система записей о лицах, которыми открыты лицевые счета, записей о ценных бумагах, учитываемых на указанных счетах, записей об обременении ценных бумаг и иных записей в соответствии с законодательством РФ. Держателем реестра могут быть эмитент, регистратор на основании договора с эмитентом или иное лицо, если это предусмотрено действующим законодательством.

    Деятельностью по ведению реестра владельцев ценных бумаг признаются сбор, фиксация, обработка, хранение данных, составляющих реестр владельцев ценных бумаг, и предоставление информации из реестра владельцев ценных бумаг.

    Лица, осуществляющие деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, именуются держателями реестра (регистраторами). Они признаются профессиональными участниками рынка ценных бумаг и реализуют деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг как исключительную на основании договора с эмитентом, обладая лицензией на осуществление данного вида деятельности. После принятия документов регистратор выдает обратившемуся лицу документ, подтверждающий факт приема документов, с отметкой о дате приема, фамилии, имени, отчестве уполномоченного лица, его подпись и печать регистратора.

    Документы, являющиеся основанием для внесения записей в реестр, должны храниться не менее трех лет с момента их поступления. Система документооборота регистратора должна предусматривать возможность восстановления всех данных о зарегистрированных лицах и проведенных операциях по их лицевым счетам, а также возможность продолжения деятельности по ведению реестра в случае отказа компьютерного оборудования и (или) программного обеспечения. Регистратор, осуществлявший ведение реестра, в течение пяти лет после прекращения действия договора на ведение реестра обеспечивает сохранность непереданных оригиналов документов, на основании которых осуществлялись операции в реестре. По истечении пяти лет после прекращения действия договора на ведение реестра регистратор передает хранящиеся у него документы эмитенту. Эмитент обязан принять на хранение оригиналы документов, на основании которых осуществлялись операции в реестре, передаваемые ему регистратором по окончании установленного для регистратора срока хранения данных документов. Расходы, связанные с передачей указанных документов, несет эмитент.

    В случае отказа, уклонения или невозможности эмитента принять на хранение оригиналы документов, на основании которых осуществлялись операции в реестре, регистратор вправе уничтожить хранящиеся у него документы на бумажных носителях по акту уничтожения с описью уничтожаемых документов и обязан на основании акта приема-передачи передать в саморегулируемую организацию все документы, которые были переведены в электронный вид в процессе ведения реестра.

     Другим способом учета прав являются записи по счетам депо в депозитарии. В соответствии с ФЗ «О рынке ценных бумаг» депозитарной деятельностью признается оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и / или учету и переходу прав на ценные бумаги.

     Учет ценных бумаг клиентов (депонентов) в депозитарии может проводиться следующими способами:
– открытый способ учета, при котором клиент (депонент) может давать поручения депозитарию только по отношению к определенному количеству ценных бумаг, учитываемых на счете депо, без указания их индивидуальных признаков (таких как номер, серия, разряд) и без указания индивидуальных признаков удостоверяющих их сертификатов;
– закрытый способ учета, при котором депозитарий обязуется принимать и исполнять поручения клиента (депонента) в отношении любой конкретной ценной бумаги, учтенной на его счете депо, или ценных бумаг, учтенных на его счете депо и удостоверенных конкретным сертификатом;
– маркированный способ учета, характеризующийся тем, что клиент (депонент), отдавая поручение, кроме количества ценных бумаг указывает признак группы, к которой отнесены данные ценные бумаги или их сертификаты. Группы, на которые разбиваются ценные бумаги данного выпуска, могут определяться условиями выпуска или особенностями хранения (учета) конкретных групп ценных бумаг и (или) удостоверяющих их сертификатов.

     Права владельцев на эмиссионные ценные бумаги документарной формы выпуска удостоверяются сертификатами (если сертификаты находятся у владельцев) либо сертификатами и записями по счетам депо в депозитариях (если сертификаты переданы на хранение в депозитарии). Права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра – записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии – записями по счетам депо в депозитариях.

    Следовательно, нарушение установленного порядка учета прав на ценные бумаги, влекущего уголовную ответственность, есть невыполнение или ненадлежащее выполнении любого из названных выше требований действующего законодательства либо их совокупности, повлекшее причинение крупного ущерба гражданам, обществу или государству.

     Если с деянием как признаком объективной стороны проблем не возникает, то некоторые трудности появляются при установлении причинной связи между деянием и последствием, которая в свою очередь является необходимой, так как в противном случае исследуемая статья УК РФ окажется «мертвой», непригодной для правоприменителя. На это же указывает А.И.Бастрыкин: «…Доказать на практике причинно-следственную связь между указанными действиями и пере-численными последствиями будет очень сложно. Этот вывод подтверждается и статистическими данными. Так, более чем за восемь месяцев действия данной статьи по ней не было возбуждено ни одного уголовного дела».  В связи с этим в юридической литературе высказываются предложения по совершенствованию данной статьи. А.Ю.Федоров, например, пишет, что требуется основной состав сделать по конструкции объективной стороны формальным.  Такую идею нельзя назвать правильной уже потому, что при такой конструкции основной состав преступления невозможно будет отличить от административного проступка, ответственность за который предусмотрена ст. 15.22 КоАПом РФ.

    Довольно спорно мнение, что в качестве криминообразующего признака должны присутствовать крупный ущерб, причиненный интересам государства, организаций, личности, создание опасности его причинения либо сопряженность с извлечением дохода в крупном размере.

    Первое, на что следует обратить внимание: объект исследования составляет рынок ценных бумаг, неразрывно связанный с рисками, вследствие этого создание опасности – неотъемлемое явление. Вопрос в том, законными действиями она обусловлена или нет.

    Второй момент: за что наказывать, если лицо законно извлекает доход? Рыночная экономика подразумевает получение прибыли в результате осуществления законной деятельности. Здесь должен быть явен корыстный мотив, который «носит» нелегальный характер, иначе любое желание лица получить доход будет интерпретироваться как преступление.

       Не совсем правильно связывать уголовную ответственность с извлечением любого дохода. Здесь должен быть явен корыстный мотив, который «носит» нелегальный характер, иначе каждое желание лица получить доход будет интерпретироваться как преступление. Только в этом случае, при условии, что лицо незаконно извлекло доход в результате деятельности на рынке ценных бумаг в определенной сумме, можно говорить о признании таковых преступлением. На рынке ценных бумаг нередки явления, когда лицо незаконно извлекало доход в результате осуществления деятельности путем создания своей «организации» лишь на бумаге: юридически профессиональный участник рынка ценных бумаг существовал, т. е. его деятельность узаконена, фактически она не носила целевой характер, так как выступала средством обогащения, и виновный не совершал обязанностей как профессиональный участник рынка ценных бумаг. В результате подобных действий нарушители получали незаконный доход.  Именно такие деяния образуют криминальную теневую экономику и представляют общественную опасность для личности, общества и государства. Иные, не сопряженные с ними деяния составляют, как называет ее В.В.Лунеев, предкриминальную теневую экономику, связанную с нарушением гражданского, административного и другого законодательства.
Учитывая изложенное, целесообразнее уголовную ответственность связать с незаконным извлечением дохода в n-ом размере.

   Необходимым элементом состава преступления является его субъект. Н.А.Лопашенко в качестве субъекта исследуемого посягательства рассматривает лицо, в должностные обязанности которого входит совершение операций, связанных с учетом прав на ценные бумаги, к которым следует относить представителей депозитария, держателя реестра (регистратора).

    Субъектом преступления, уточняет А.Г.Русанов, будет являться: 1) регистратор; 2) депозитарий; 3) в случаях, когда не предусмотрено обязательное ведение учета прав на ценные бумаги профессиональными участниками рынка ценных бумаг, ответственность несет лицо, в обязанности которого входит учет прав на ценные бумаги.

    Полагаем правильным определять субъектов преступления, исходя из действующего гражданского законодательства. Учитывая, что учет прав подразумевает депозитарную деятельность и деятельность по ведению реестра, можно назвать субъектов исследуемого преступления. Таковым являются депозитарий и лицо – держатель реестра. В соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 2 ФЗ от 07.12.2011 № 415-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О центральном депозитарии» держателем реестра может быть эмитент, регистратор на основании договора с эмитентом или иное лицо, если это предусмотрено федеральными законами.

     Не совсем ясен вопрос о квалификации деяний лица в случае осуществления деятельности по учету прав на ценные бумаги незаконно. Так, ФСФР РФ неоднократно выявляла ситуации, когда «брокер» / «дилер» выполняет «свои» обязанности без лицензии, и некоторые из них, со-гласно результатам проверок ФСФР, оказались виртуальными, будучи зарегистрированными в гаражах.  Квалифицировать как неоконченное преступление приготовление или покушение на нарушение порядка учета прав на ценные бумаги неправильно в виду того, что они не относятся к категории лиц, способных быть субъектами данного запрещенного деяния. Вменять незаконное предпринимательство по ст. 171 УК РФ теоретически допустимо при причинении крупного ущерба гражданам, организациям или государству или извлечении дохода в крупном размере, т. е. более одного миллиона пятьсот тысяч рублей. Учитывая, что исследование должно носить прикладной характер, нельзя не сказать о том, что реализовать на практике вменение ст. 171 УК РФ лицам будет сложно, если такое вообще возможно. Как правило, виновные (например, Х. и У.) действуют не от своего имени, а через подставных лиц, число которых не ограничивается одним; им могут быть лица А., В., С., о существовании которых правоохранительные органы могут не знать. Так, в случае установления факта незаконного предпринимательства вымышленного лица А., от имени которого действовали Х. и У. (презюмируется, что совершить преступление способно лицо, как минимум, владеющее информацией о рынке ценных бумаг и сопряженными с ними понятиями), но не зная о существовании В. и С., и когда, скорее всего, ущерб или доход на установленную уголовным законом сумму не достигнут, виновные останутся безнаказанными. Думается, это не со-всем правильно, ввиду чего возникла необходимость введения соответствующей статьи.

    Возможно, необходимо изменить редакцию действующей статьи. В части первой предусмотреть ответственность за осуществление деятельности на рынке ценных бумаг в нарушение требований действующего законодательства, сопряженной с извлечением дохода в крупном раз-мере или повлекшей существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Последний криминообразующий признак позволяет квалифицировать общественно опасное противоправное деяние лица в случае недостижения извлечения дохода в определенном размере при наличии иных последствий, не сопряженных с крупным ущербом. Например, обозначенное последствие имеет место в отношении гражданина, лишенного права по распоряжению имущества.

    Преимущество такой редакции состоит в том, что она, во-первых, охватывает действия лиц в вышеописанной ситуации, т. е. когда деятельность осуществлялась без лицензии, во-вторых, позволяет квалифицировать законное осуществление деятельности на рынке ценных бумаг с нару-шениями действующего законодательства.

    В отношении субъективной стороны в науке уголовного права существуют следующие по-зиции. Некоторые полагают, что субъективная сторона, исходя из текста закона, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины.  М.В.Талан считает, что субъективная сто-рона исследуемого преступления характеризуется прямым умыслом.  Мы придерживаемся точки зрения, что субъективная сторона состоит в прямом и косвенном умысле.  Полагаем нерацио-нальным привлекать лицо к ответственности за совершение данного преступления по неосторож-ности, так как нет общественной опасности.

     Квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.2 УК РФ, пред-ставлены: 1) совершением его: а) группой лиц по предварительному сговору, б) организованной группой либо 2) причинением особо крупного ущерба (более двух миллионов пятьсот тысяч руб-лей).

    Часть 3 ст. 185.2 УК РФ образует самостоятельный состав преступления, предусматриваю-щий ответственность за внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством РФ.

      Предмет исследуемого посягательства составляют недостоверные сведения, а также доку-менты, на основании которых были внесены запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг.

    Объективная сторона состоит в альтернативных деяниях. Первым является внесение в ре-естр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, т. е. сведений, не соответствующих дейст-вительности. Законодатель не указал, должно ли быть осведомлено лицо о недостоверности све-дений. Отсутствие признака «заведомости» не позволяет однозначно ответить на вопрос, должно и могло знать лицо о ложности вносимой информации. Учитывая, что уголовным законом охра-няются наиболее ценные блага, интересы, и в этой связи охватываются посягательства, являю-щиеся общественно опасными, будет правильным презюмировать признак заведомости.

     Другая форма деяния представлена умышленным уничтожением документов, на основа-нии которых были внесены запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг. Оно означа-ет такие действия виновного, результатом которых стало приведение в негодность документов, невозможность их дальнейшего использования. Обязанность обеспечивать сохранность докумен-тов составляет часть учета прав на ценные бумаги и выступает обязанностью регистраторов, по-этому повреждение документов, хранящихся у регистраторов, допустимо квалифицировать по ч. 1 ст. 185.2 УК РФ.

    Последней формой деяния является подлог таких документов. Подлог означает подделку с целью обмана.  В связи с достижениями науки и техники допустимо говорить о наличии широко-го спектра способов его совершения.

    Следовательно, подлог как форма объективной стороны исследуемого посягательства оз-начает подделку документов для того, чтобы внести изменение в реестр владельцев ценных бумаг или сделать запись в нем.

      В подкрепление сказанному приведем случай из практики. Будучи генеральным директо-ром «СДС-Маш», В. подписал договоры и передаточные распоряжения на отчуждение всех акций ОАО «А.» (72 %), принадлежащих «СДС-Маш», без решения совета директоров, а точнее, «изгото-вил» такое решение за своей подписью. В. планировал продать акции предприятия за 300 тыс. руб., что в 50 раз меньше их балансовой стоимости. В тот же день «покупатели» должны были пе-репродать «А.» пятерым гражданам Таджикистана.

   Обратим внимание на то, что нормой не охраняется соблюдение установленного законода-тельством РФ порядка ведения системы депозитарного учета.

    Субъект анализируемого преступления специальный. Им является эмитент, регистратор или иное лицо, уполномоченное осуществлять ведение реестра, на которое возложена соответст-вующая обязанность. Цель обмана предполагает, что подлогом умысел лица не ограничивается. Следовательно, данное противоправное деяние есть элемент более емкого по содержанию деяния лица, которое оно намерено совершить. Иные лица не могут признаваться субъектами преступле-ния (если речь идет о соучастии, то исполнителем может быть только специальный субъект, ос-тальные выступают в качестве организатора, подстрекателя или пособника).

   Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины.

    Исследование будет неполным без анализа мер государственного принуждения, приме-няемых к виновным лицам.

    Максимальный размер наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 185.2 УК РФ, – лишение свободы на срок до двух лет со штрафом либо без такового.

     Деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 185.2 УК РФ, карается лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной дея-тельностью со штрафом либо без такового.

     Ранее указывалось, что учет прав (ч. 1 ст. 185.2 УК РФ) является общим понятием, которое охватывает (назовем группой «а») надлежащее ведение реестра, осуществляемое эмитентом, ре-гистратором на основании договора с эмитентом или иным лицом, если это предусмотрено феде-ральными законами, и (обозначим группой «б») должное выполнение обязанностей по учету прав депозитарием или сотрудником центрального депозитария. В отношении группы «а» уста-новлена также уголовная ответственность в ч. 3 ст. 185.2 УК РФ. Следовательно,  ч. 3 является спе-циальной по отношению к ч. 1, и законодатель должен дифференцированно подойти к оценке как их общественной опасности, так и размера наказания, в том числе максимального, которое у них идентично. В этой связи актуален вопрос о целесообразности выделения двух преступлений, если в конечном итоге лицо претерпит одни и те же ограничения. Аргументом против может служить указание на то, что в ч. 3 ст. 185.2 УК РФ наряду с лишением свободы установлен дополнительный вид наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься опреде-ленной деятельностью на срок до двух лет. Заметим, этот вид наказания назначается на основа-нии ч. 3 ст. 47 УК РФ в качестве дополнительного вида и в тех случаях, когда он не предусмотрен санкцией соответствующих статей Особенной части УК РФ. Это первая проблема.

     Вторая проблема сопряжена с тем, что лица групп «а» и «б» не уравнены. Если вторые на-рушат свои обязанности, но ущерба не нанесут, они останутся безнаказанным, в то время как, будь на их месте участник «а», ему вменят обвинение при отсутствии последствий ч. 3 ст. 185.2 УК РФ (так как по конструкции состав преступления формальный).

    Третья связана с административной ответственностью: ст. 15.22 КоАП предусматривает от-ветственность за нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг.  В части 1 данной статьи в качестве альтернативной формы деяния названо «внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений», что идентично уголовно наказуемому деянию. По части 3 ст. 15.22 КоАП наказывается «иное нарушение лицом, осуществляющим ведение реестра вла-дельцев ценных бумаг, требований к порядку ведения реестра владельцев ценных бумаг», которое охватывает другую форму преступного деяния. Возможно, разница в субъективной стороне. Ад-министративное  правонарушение  может быть совершено как умышленно, так и по неосторожно-сти,  в то время как деяние, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 3 ст. 185.2 УК РФ, характеризуется прямым умыслом.  Однако суды, как правило, при рассмотрении адми-нистративных дел устанавливают наличие вины, а форму – нет.

   В связи с этим возникают проблемы при замене наказания.

      Допустим, гражданин А. осужден по ч. 1 ст. 185 УК РФ, в качестве наказания ему назначен штраф в максимальном размере – пятьсот тысяч рублей, в то время как гражданину В., осужден-ному по ч. 3 ст. 185 УК РФ, назначено триста тысяч рублей. Оба уклоняются от уплаты денежного взыскания, в связи с чем им заменяется мера государственного принуждения на принудительные работы. Учитывая, что первоначально был назначен максимальный размер наказания, после-дующая мера государственного принуждения заменяется также на максимальную, срок которой составляет два года. Получается, пятьсот тысяч рублей по ч. 1 приравнены к двум годам принуди-тельных работ, а по ч. 3 два года принудительных работ приравнены к тремстам тысячам рублей. Несоответствие первоначального и замененного наказания в обоих случаях очевидно, что не уравнивает положение осужденных.

     Получается, в России создается «мнимая» охрана прав владельцев, которая лишь будет от-торгать лиц от инвестирования в ценные бумаги. Заметим, потребность в охране надлежащего учета прав на ценные бумаги фундирована тем, что рынок ценных бумаг, будучи элементом фи-нансовой системы, представляет собой эффективный механизм перераспределения доходов, реа-лизация которого возможна путем его надлежащей защиты. Как справедливо отметил Президент РФ в Указе от 12.05.2009 № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», главными стратегическими рисками и угрозами национальной безопасности в экономической сфере на долгосрочную перспективу являются низкая устойчивость и защищен-ность национальной финансовой системы, сохранение условий для коррупции и криминализации хозяйственно-финансовых отношений.

    Названные недостатки препятствуют реализации статьи на практике. Учитывая, что охра-на должного ведения учета прав на ценные бумаги призвана обеспечить права владельцев на ценные бумаги и на права, которые закреплены ценной бумагой, необходимо, во-первых, изме-нить редакцию статьи 185.2 УК РФ, во-вторых, согласовать меры государственного принуждения.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика